Загрузка...
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Закурив тонкую филипинскую сигару, он принялся рассматривать залитый солнцем рейд.
Гонконг действительно соответствовал своей репутации, но он не сожалел, что отплывает с острова, покидая весь этот муравейник. Морское путешествие доставляло ему больше удовольствия.
Между тем оставалось утрясти ещё одну деталь.
Через несколько часов, в обеденном зале, Мартелло взял меню, которое стюард положил между тарелкой и бокалом.
Критически окинув взглядом, он принялся внимательно его изучать, и внутренне порадовался удаче.
Маленький крестик, оставленный ручкой с зеленой пастой на сгибе, указывал, что наркотики находится на борту.
Отлично...
Лам Фу-Чен сдержал свои обещания и плавание предстояло без происшествий.
Мартелло склонился к соседке, чтобы завязать разговор. Эффектная брюнетка, эдакий тридцатилетний цветок, и, видимо, опытная, знающая толк в посеребренных висках...
- Что за приятное совпадение...
ГЛАВА III
Марсель...
В конце осени ночами уже становится свежо. Облака заволакивают небо так, что даже шквальный ветер не может разогнать их. Хмурая погода соответствует сезону, без видимых улучшений или ухудшений.
Док Жольетт был освещен только прожекторами, нужными для разгрузки нескольких судов. Грязная и неприветливая вода пестрела пятнами мазута.
С помощью двух буксиров "Тор Ярфальсен" уже миновал первые доки, подойдя к своему причалу меж двух судов, стоявших без огней.
Джованни Мартелло в своей каюте не спал. Приближался ответственнейший момент всей операции.
Путешествие проходило без малейшего намека на инциденты, со свойственным долгим морским круизам однообразием. Дородная брюнетка сошла на стоянке в Коломбо, Мартелло видел, что ушла она с сожалением. Пассажирок было немного, а одинокихеще меньше.
Тем не менее он нашел замену на стоянке у мыса Кейп-Код-замужнюю разряженную южноафриканку с вулканическим темпераментом. Самовлюбленность её мужа была непереносима. Бесконечные партии в бридж, занимавшие все послеполуденное время и большую часть вечеров, позволили Мартелло и любвеобильной супруге спокойно предаваться другим играм, куда менее невинным, но более темпераментным. Вопреки расхожему мнению, мужу и картах везло очень редко.
Двумя днями раньше, во избежание риска сентиментальных осложнений в конце путешествия, Мартелло дал понять партнерше, что шутки закончены и та рьяно принялась за одного из судовых офицеров.
Ни разу Мартелло не контактировал со стюардом, хранившим наркотики. Это было одним из правил работы. Чтобы ни случилось, никто не мог заподозрить между ними ни малейшей связи.
Почти все пассажиры, покидавшие судно в Марселе, были свободны в выборе: оставаться в каюте или тотчас сойти на берег.
Половина первого. Мартелло оделся и бросил взгляд в иллюминатор. По чистой случайности тот находился с противоположной от пирса стороны. Он улыбнулся, констатируя это, удача оставалась с ним до конца.
Ввиду ночного прибытия, суеты особой не было. Буксиры, сделав свое дело, ушли к другому причалу.
Мартелло ненадолго задержался у иллюминатора. Суда, пришвартованные к противоположному пирсу, не подавали признаков жизни. В той части порта, где находился "Тор Ярфальсен", не было вообще никакого движения. Невозможно представить более выгодной ситуации.
Прошло какое-то время. Затем вдоль корпуса медленно прошел баркас. Едва слышно плеснуло кормовое весло.
Конечно, матросы на палубе были слишком заняты, чтобы обратить внимание на такую скорлупку. Что до пассажиров, то они либо спали, либо готовились сойти на берег.
Едва баркас остановился, два больших продолговатых мешка вывалились из иллюминатора один за другим, были ловко подхвачены на уровне воды и в ту же секунду исчезли под брезентом в глубине баркаса.
Никакого окрика, никакого шума не последовало.
Мартелло удовлетворенно смотрел на удалявшуюся лодку, скрывающуюся в тени корпуса соседнего корабля. Отныне морфий был в надежных руках. Широко улыбаясь, он закурил сигарету и выпустил длинный клуб дыма. Табак показался ему вкуснее, чем обычно.
Теперь ему оставалось только сойти на берег, как всякому порядочному пассажиру, каким он и являлся...
Его багаж был готов. С портфелем в руке он покинул каюту и направился к салону.
В обеденном зале стюард болтал с розовощеким таможенником. Портовые службы делали все для удобства пассажиров; чиновники разбрелись по судну, чтобы обслужить тех, кто желал покинуть судно не дожидаясь утра.
Мартелло высказал желание сойти на берег. Стюард тут же отправился в каюту, чтобы забрать вещи.
Занялись документами. Портовый чиновник пролистал паспорт мальтийца и поставил штамп. Таможенник ограничился беглым взглядом на содержимое портфеля, который мальтиец держал в руке, даже не удостоив вниманием два его чемодана.
Традиционные конверты, предназначенные для прислуги, были розданы накануне вечером. Держа сложенную купюру стороной с её номиналом кверху, Мартелло попросил стюарда отнести на причал его чемоданы и сам вступил на трап.
* * *
Труднее всего было поймать такси. Ввиду позднего часа на стоянке не оказалось ни одной машины. К счастью, у дежурного на причале был телефон и такси удалось вызвать.
Когда он устроился на заднем сиденье, по лицу нельзя было сказать, какие противоречивые его сейчас раздирали. Но пока что он старался их отгонять.
До сих пор все шло как по маслу, долго ли так будет продолжаться?
В ожидании такси ему бросились в глаза два болтавшихся поблизости типа, как ему показалось, с явным интересом приглядывавшихся к нему.
- Куда вас отвезти?
- Вначале выедем из порта, - бросил Мартелло. - Там видно будет.
Шофер, выругавшись, рванул с места. Сделав вид, что роется в карманах в поисках сигарет и зажигалки, Мартелло обернулся, чтобы взглянуть в заднее стекло.
Метрах в пятистах от них следом тронулся черный "DS"...
Мартелло нахмурился. Задумавшись, он вновь сел поудобнее и закурил.
Шпики? Это в порядке вещей, хотя маловероятно. И не только потому, что он не засвечивался во Франции, - было бы логичнее заставить таможенников покопаться в его багаже, чем устраивать ничего не дающую слежку.
С другой стороны, полиция не использует "DS" для подобного рода работы.
Мартелло нервно потягивал сигарету. Если это не шпики, тогда есть только одно объяснение...
Он не мог не беспокоиться. Обычно он сам контактировал с получателями наркотиков уже приехав в Париж. Тех совершенно не интересовало, каким образом товар попадал на место.
Сбитый с толку, Мартелло подумал, что они могли узнать, что он плыл на борту "Тора Ярфальсена". Это ему совершенно не понравилось.
Такси выехало на набережную Жольетт, миновав полусонного таможенника в стеклянной будке. Шофер затормозил и вопросительно обернулся.
- Отель "Бово"..., - бросил Мартелло.
- Хорошо, мсье...
Через некоторое время Мартелло вновь посмотрел назад.
Будто привязанный, "DS" следовал за ними на том же удалении.
Мартелло допускал различные причины его присутствия. Возможно, в Париже произошел провал. Немало передряг могло произойти с его коллегами за эти месяцы. И в таком случае ему навстречу могли послать тех двоих, чтобы указать новое место передачи груза.
Если это так, они не будут тянуть с выходом на контакт.
После Форта Сен-Жан такси проследовало по набережной старого порта, чтоб выехать на набережную Бельж. Казалось, что шофер не замечал слежки. По крайней мере, судя по его виду, в чужие дела он вмешиваться не собирался.
Он повернул, чтобы выехать на Канебьер и тут же свернул вправо, на улицу Бово.
Мартелло вышел, чтобы удостовериться, что телеграмма, отправленная накануне, дошла и ему забронировали комнату. "DS" замер во втором ряду в начале улицы, с включенными подфарниками.
Когда Мартелло вернулся с ночным портье, чтобы забрать свой багаж, машина все ещё не тронулась с места. Двое пассажиров все также сидели впереди.
Не глядя в ту сторону, словно ничего не замечая, Мартелло расплатился с шофером, добавив щедрые чаевые, и вновь пошел к отелю.
Дежурный поднес чемоданы к лифту и подготовил регистрационную карточку для полиции. Мартелло заполнял её, наблюдая краем глаза за входной дверью. Он заметил, как "DS" медленно проехал мимо входа в отель и исчез из поля зрения.
Вместе с карточкой Мартелло отдал свой паспорт.
- У вас есть телефонная кабина?
Портье кивнул и указал в глубину холла.
- Справа, за лифтом, - ответил он. - Куда звонить?
- Здесь, в Марселе...
- Я вас соединю.
Мартелло направился к двери с надписью "Телефон", вошел, зажег свет и тщательно закрыл за собой дверь. Он набрал номер и прислушался к гудкам в телефонной трубке. Трубку сняли почти тотчас же.
- Луиджи? - спросил Мартелло.
- Он должен подойти, - ответил голос с сильным специфичным акцентом. Не вешайте трубки, я сейчас его позову...
Мгновение спустя раздался щелчок, будто сняли трубку с другого аппарата.
- Луиджи? - повторил Мартелло.
- Это я...
- Говорит путешественник, - пояснил Мартелло по-итальянски. - Ты один?
- Вы можете говорить, - ответил голос на том же языке. - Здесь никого нет.
- Посылка у тебя? - поспешил спросить Мартелло.
- В надежном месте, - ответил собеседник. - Готов немедленно её вернуть.
- Отлично, - удовлетворенно сказал Мартелло. - Теперь послушай внимательно, что ты должен сделать...
* * *
Администратор разбудил Мартелло ровно в семь тридцать.
Мальтиец воспользовался этим, чтобы сразу же заказать плотный завтрак. Затем он, зевнув, поднялся и подошел к окну.
"DS" был припаркован чуть в стороне от отеля, у противоположного тротуара. Внутри был виден лишь один пассажир. Предрассветные сумерки не позволяли различить черты его лица.
Мартелло покинул свой наблюдательный пост и направился за сигаретой. Первая затяжка показалась ему кислой, и он решил, что злоупотребляет курением. Погасив наполовину выкуренную сигарету, подумал, что теперь все встало на свои места. Во-первых, теперь он был уверен, что два типа, следящие за ним - не шпики. Вопрос в методике.
Далее, он был почти уверен, что ничего серьезного в его отсутствие в Париже не происходило. Иначе они не стали бы дожидаться утра для встречи, а взяли бы его на абордаж сразу по приезду в отель, чтобы предупредить и избежать ненужного звонка в Париж.
Единственное возможное заключение: Патрон решил не принимать его условий и контратаковать.
Мартелло стал под душ и наконец-то окончательно проснулся. Из-за стремительного развития событий он мало спал, но ещё меньше спали его противники в своем "DS", как бы ни комфортабельно там было. Наверняка у этой парочки с утра головная боль.
Собираясь, он размышлял о ситуации. Из-за груза наркотика его положение казалось весьма солидным. Во-первых, "Патрон" должен будет уступить, чтобы поставки зелья внезапно не прервались. Затем, Мартелло был единственным, кто знал все детали гонконгских процедур. "Комиссия по встрече" была, конечно, предназначена для морального воздействия и присмотра, как бы он не исчез с товаром для перепродажи по пути.
Нет, причин для беспокойства не должно быть...
Плотно загрузив желудок, Мартелло спустился вниз, оплатил счет, попросил заняться багажом и вызвать такси. Его обещали прислать минут через пять.
Как и при выезде из порта, "DS" сразу сел ему на хвост. Ни слишком далеко, ни близко, но с ловкостью, говорящей о том, что водитель знает свое дело и что пытаться оторваться не стоит. Нет, он сумел бы выкрутиться, но был настолько уверен в себе, что и думать о таком не собирался.
Мартелло решил, что на него хотят воздействовать методом устрашения. Не стоит обращать внимания. Он даже не потрудился взглянуть на лица тех, кто следил за ним. Он крепко держит дело в своих руках и Патрон должен это знать. Нет, он не запаникует, не совершит непоправимой ошибки, что обернулась бы против него и лишила всех выгод его положения.
Такси остановилось перед вокзалом Сен-Мишель. Мартелло сделал знак носильщику заняться багажом. "DS" остановился в сотне метров от него.
Ни на миг не заинтересовавшись его пассажирами, Мартелло вошел в зал и осмотрелся кругом. Утренняя суета подходила к концу, но в зале ещё было немало народу.
Луиджи предусмотрительно ждал его рядом со стойкой. Невысокого роста, пузатенький, с усами вразлет и густой шевелюрой, тот глазами указал на стоявший рядом с ним чемодан.
Большой чемодан с накладными уголками.
Они с Мартелло пожали друг другу руки. По его знаку, носильщик забрал чемодан на свою тележку. Тот был очень тяжел, ибо носильщик поднимал его обеими руками.
- Ты сделал все, что я сказал? - шепнул Мартелло по-итальянски.
- Все-все, - подтвердил Луиджи. - Чемодан подготовлен. Я уже отправил письмо на ваше имя в отель "Киетюд", улица Берзелиус...
- Отлично.., - похвалил Мартелло, увлекая его за собой на перрон, вслед за носильщиком.
Толстячок покопался в кармане куртки.
- Вот ваш билет...
В свою очередь Мартелло достал конверт из бумажника.
- Расчет здесь, - сообщил он. - Еще там деньги за билет и небольшая надбавка за причиненные моей просьбой неудобства...
Луиджи кивнул, и довольная улыбка озарила его лицо. Мартелло никогда не скупился на надбавки.
- Не стоило! - запротестовал он для проформы, пряча конверт в карман.
Двое мужчин с носильщиком вышли на перрон. Мартелло слегка кивнул назад.
- Меня сопровождают.., - процедил он сквозь зубы, все ещё по-итальянски.
Прежде чем спутник успел нахмурить брови, он объяснил:
- Не шпики. Ничего серьезного. Но будет лучше, если ты день - два отдохнешь за городом. Никогда не знаешь...
Марселец был того же мнения.
- Понял.., - кивнул он.
- Во всяком случае, я не в курсе. Я передал вам чемодан, это все, добавил он.
- Мало вероятно, что придут задавать тебе вопросы, - уверил его Мартелло. - Я позвоню, как только все будет окончательно улажено.
Они обменялись рукопожатием.
- До скорого?
- До скорого...
Поезд, прибывающий из Вентимильи и Ниццы, подходил к перрону. Мартелло бросил взгляд на стенные часы. Без четверти девять. Он зашагал к вагону, указанному в посадочном талоне, который вручил ему Луиджи вместе с билетом.
ГЛАВА IV
Ганс Генрих и Жерар Корман составляли одну из тех уникальных и исчезающих пар, которые порою создает общество в своем развитии со времен античности.
Двойная игра природы объединила их во благо, но куда чаще-во зло.
Один был блондином, другой - брюнетом. Оба среднего роста, с совершенно заурядными лицами, у Ганса глаза были голубые, у Жерара черные.
Но взгляд обоих - хладнокровный.
И невозможно было ошибиться, заметив их: они их "тех".
Они и в самом деле были великолепными, методичными, прекрасно тренированными убийцами, спокойными и эффективными.
С каких пор длилось их сотрудничество и, следовательно, эта работа? Никто не мог припомнить. Впрочем, они не часто выходили в свет. По-видимому, им достаточно было друг друга.
Если присмотреться, нечто в поведении Ганса его выдавало. Его пальцы, длинные и тонкие, его маленькие ладони и слегка округлая походка ясно говорили о его роли в дуэте. Несмотря на бессонную ночь, у него был лощеный вид.
В противоположность ему, Жерар выглядел невыспавшимся, изнуренный вид ещё больше подчеркивали плохо выбритые щеки. Это он вел "DS", когда тот остановился рядом с вокзалом Сен-Шарль.
- Полагаю, он поедет поездом, как и раньше, - заметил Ганс, нахмурив брови.
- Во всяком случае, товара у него нет...
Ганс открыл дверцу.
- Пройдемся!
Они вышли, оставив "DS" как стоял, и проследовали за Мартелло, не заботясь о конспирации. Их мало волновало, что мальтиец увидит. Напротив, это скорее всего наведет его на размышления.
Жерар Корман первым заметил Луиджи, облокотившегося о стойку. Мартелло направлялся к нему.
- Слева, - бросил он. - Толстячок с чемоданом...
Ганс расплылся в улыбке. Его губы были похожи на два лезвия бритвы.
- С тех пор, как мы за ним следим, я все спрашиваю себя, не ослеп ли он? - По крайней мере он, надеюсь, не думает, что мы прибыли его защищать...
Корман сухо рассмеялся...
- Теперь мы знаем парня, что выносил товар из порта, - сказал он. Всегда вот так и получается.
Луиджи протянул железнодорожный билет и тотчас получил конверт в обмен. Корман загоревшимся взглядом взглянул на своего компаньона.
- Вмешаемся?
Ганс покачал головой.
- Слишком много народу, - возразил он. - Рискуем все провалить.
- Что тогда будем делать? Нельзя же упустить случай просто так?
Ганс немного поколебался и взглянул на часы, прежде, чем решился.
- Он, конечно, сядет в поезд без десяти девять, - сказал он. - Ты последи за ним, пока я позвоню в Париж, чтобы кого-нибудь прислали на вокзал.
- А колымага и наши чемоданы?
- Я займусь этим, - ответил Ганс. - Тут невдалеке есть автостоянка. В крайнем случае оставим на произвол судьбы. Если не хватит времени взять билеты, попробуем сесть в поезд так.
Он указал на Мартелло, направлявшегося к перрону в сопровождении Луиджи и носильщика.
- Не отставай ни на шаг, - продолжал он. - У него может возникнуть соблазн тихо смыться после прихода поезда.
- Я бы ему этого не советовал.., - ухмыльнулся Корман, похлопав по карману.
Пока он следовал за мальтийцем, Ганс Генрих направился к телефонным кабинам. Чудом ему не пришлось ждать соединения с Парижем. Бывают же такие дни...
Когда он вышел, чтобы оплатить разговор, оставалось ещё одиннадцать минут до отхода поезда. Выйдя из вокзала, Ганс поспешил к "DS". К счастью, ни один полицейский ещё не обратил на машину внимания. Тут они, конечно, нарвутся на штраф, прежде чем из Парижа прикажут кому-то в Марселе забрать её. Но в создавшейся ситуации это не самый худший вариант.
Ганс забрал из багажника два дорожных саквояжа. Достал с заднего сидения два плаща и сунул ключи под коврик в салоне. У него ещё осталось время подойти к кассам и взять билеты.
Да, Мартелло совершил самую серьезную ошибку, не приняв особых мер предосторожности. Казалось, у него теперь нет шансов обвести их вокруг пальца до отхода поезда, особенности имея три чемодана.
С тех пор как они сели ему на хвост после схода на берег, Мартелло неминуемо должен был засечь их, ибо они сделали для этого все. Безразличие, которое он выказывал, явно говорило - он уверен, что Патрон согласится на его условия.
Ганс Генрих вздохнул. Только что закончившийся разговор убедил его в обратном.
Мартелло попал пальцем в небо, сочтя себя незаменимым...
Жерар Корман спокойно ждал перед вагоном первого класса.
- Он там, - ответил он на немой вопрос своего компаньона. - Четвертое купе в начале вагона.
- А другой?
- Ушел...
Ганс протянул ему саквояж и плащи.
- Садись, - сказал он. - Я куплю какие-нибудь газеты.
Три минуты спустя Ганс Генрих устроился рядом с Жераром Корманом невдалеке от тамбура, в двух купе от Мартелло. В вагоне больше никого не было.
Если Мартелло хочет избежать их компании, то ему придется раствориться в воздухе...
* * *
Поезд подошел к Лионскому вокзалу в девятнадцать двадцать, или чуть пораньше.
В своем купе Джованни Мартелло подождал, пока все покинут вагон, прежде чем решился выйти. Он испытывал уверенность игрока, получившего четыре туза.
Он не оставил без внимания двух типов, севших в Марселе, и не ошибся в их роли. Впрочем, те тоже ничего не сделали, чтобы замаскироваться. Их слежка была видна невооруженным взглядом.
Мартелло не новичок. Их глаза сказали ему больше, чем любая визитная карточка. Пара убийц!
Между тем он чувствовал себя прекрасно. Когда сидишь на сорока килограммах морфия, не стоит особенно беспокоится о будущем.
Патрон, конечно, бушует и угрожает. Но Мартелло слышал в своей жизни уже немало угроз подобного рода. Его Патроны подсылали к нему убийц, но при этом проигрывали. Было слишком поздно пасовать. Оставалось идти до конца!
Двадцать процентов от прибыли - это не дорого, особенно если Мартелло договорился о восьми с Лам Фу-Ченом. Нужно только переложить их на потребителя, - и все.
Мартелло мог выйти и в числе первых, но в такой ситуации предпочитал утрясти вопрос на месте. Нечего бояться, парни будут вести себя более спокойно, когда он выскажет свои доводы. С другой стороны, он один знал Лам Фу-Чена и порядок поведения в Гонконге. Нет, ему действительно нечего бояться...
Мальтиец уже собрался достать свои чемоданы, когда Жерар Корман появился в купе у него за спиной. В вагоне больше не было ни души, а на перроне толпа значительно поредела.
- Хотелось бы задать вам всего один вопрос... Один...
От бесцветного голоса мурашки пробежали по его спине. Но Мартелло не желал обернуться и тем самым показать, что осознает опасность.
- Валяйте..., - небрежно бросил он.
- Ваши условия? - начал тот.
- Те же самые, - заявил Мартелло, поднимая тяжелый чемодан. - Не меньше двадцати процентов...
С гримасой на лице, он вытащил тяжелый чемодан из багажника и поставил на полку, неловко его придерживая. Присутствие постороннего за спиной было ему неприятно.
Жерар Корман немного поколебался при виде чемодана. Данные ему инструкции были ясны.
С равнодушным видом Мартелло поднял руку, чтобы снять один из чемоданов сверху, взялся за ручку...
Стремительным движением Корман выхватил руку из кармана.
Мартелло доставал чемодан, когда услышал характерный щелчок. Он хотел обернуться, чтобы объясниться с убийцей, но слова так и не сорвались с его губ.
Лезвие вошло в почки, как в масло - по самую рукоятку.
Удар ножом в крестец не шуточен. Корман был специалистом в этих делах и Мартелло умер тут же, даже не успев осознать, что произошло.
Поскольку он завалился лицом вперед, убийца придержал его и, развернув, усадил в угол. Быстро вытерев лезвие о куртку убитого, сложил нож и убрал его в карман.
В дверном проеме купе появился Ганс, держа руку в кармане, готовый тут же вмешаться.
- Все сделано..., - просто констатировал Корман, взявшись за тяжелый чемодан с накладными уголками.
Сгибаясь под тяжестью, с гримасой на лице, он вышел из купе. Ганс поднял оба саквояжа и направился к выходу.
Все заняло не больше тридцати секунд.
Оставив свою жертву, казавшуюся разоспавшимся пассажиром, они покинули вагон, направляясь в конец платформы.
Несмотря на тяжелый чемодан, не было и речи, чтобы нанять носильщика, ибо тот мог вспомнить о двух типах, сошедших с поезда.
Еще шли задержавшиеся с выходом. Скрипя зубами, Корман думал, что чемодан оборвет ему руки. Но сейчас не время бездельничать. Вскоре они пересекли зал ожидания и направились к выходу.
Через несколько мгновений ожидавшая их у тротуара машина уже мчалась по бульвару Дидро.
- Как все прошло? - спросил водитель.
Обычно парочка не делилась впечатлениями. Чем меньше людей в курсе их личных секретов, тем лучше они себя чувствовали. Мартелло не первый в их охотничьем списке, но им никогда не приходило в голову бессмысленно хвастаться. Опыт показывал, что у шпиков есть уши в самых неожиданных местах.
- Превосходно, - лаконично ответил Ганс.
Шофер, наоборот, был болтлив. Он кивнул головой в знак согласия.
- Патрон будет очень доволен...
* * *
В действительности Патрону не представилось случая быть особо довольным.
Когда чемодан открыли, в нем действительно было сорок кило ... песка!
ГЛАВА V
Петер Андерс тщательно набил свою трубку, поднес пламя зажигалки и сделал глубокую затяжку, чтобы занялся табак. Потом вытянул длинные ноги и поудобнее устроился в кресле.
На низком столике, на расстоянии вытянутой руки, стакан "Олд Кроу" ожидал своего часа. Запущенный на среднюю мощность стереопроигрыватель воспроизводил "Реквием" Верди.
Жизнь была прекрасна...
Шум улицы не долетал сквозь зашторенные окна. Тщательно отрегулированный по яркости отраженный свет мягко освещал комнату.
Петер Андерс оставил трубку, чтобы выпить глоток напитка с парой кубиков льда.
И недоставало ему теперь только Беатрис...
При мысли о ней Андерс улыбнулся. Беатрис была манекенщицей, когда он её некоторое время назад встретил. Тогда ни один из них не думал, что связь их затянется. Девушка вернулась с показа мод в провинции и тотчас же позвонила ему договориться о встрече.
Бросив оценивающий взгляд на состояние комнаты и удостоверившись, что розы стоят в вазе, он счел, что все готово. Ничто не доставляет столько удовольствия, как встреча после недолгой разлуки.
Андерс не готовил никакой особой программы. Было мало вероятно, что они соберутся куда бы то ни было раньше будущего утра...
Игла дошла до конца. Андерс, тяжело вздохнув, встал, чтобы перевернуть пластинку.
Рост-метр восемьдесят с небольшим, прекрасные мускулы выдавали его великолепное физическое состояние и тщательную подготовку, сероватые глаза с романтической поволокой привлекали к себе. Да и сам он предпочитал подобный облик сходству с Квазимодо...
Он уже вернулся в свое кресло, когда раздался звонок в дверь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9