Бабкин Михаил Александрович - Пивотерапия - 7. Изменения http://www.libok.net/writer/4370/kniga/54918/babkin_mihail_aleksandrovich/pivoterapiya_-_7_izmeneniya 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Валяев Сергей

Атомный П - Ц


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Атомный П - Ц автора, которого зовут Валяев Сергей. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Атомный П - Ц в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Валяев Сергей - Атомный П - Ц без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Атомный П - Ц = 62.23 KB

Атомный П - Ц - Валяев Сергей -> скачать бесплатно электронную книгу



Валяев Сергей
Атомный П - Ц
Валяев Сергей
АТОМНЫЙ П - Ц
литературный киносценарий
Я не люблю телефон. Придумав его, человечество забыло о покое и домашнем уюте. От этого аппарата, постоянно трезвонящего, одни неприятности. Конечно, причина всех мерзостей исходит от нас, людей, да иногда, кажется, что мы все запрограммированы на то, чтобы, взяв трубку, услышать голос, сообщающий какую-нибудь пакость - мелкую или вселенскую. Тут все зависит от воображения Мирового разума, если, разумеется, он имеет место быть. Порой, когда возникает передышка между ближними боями, я сижу на балконе и смотрю в огромное небесное пространство. Напомню, что живу на семнадцатом последнем этаже, почти у облаков, изменчивых, как и наша жизнь. Я смотрю на эти облака и мне начинает казаться, что в нашем мелком мироздании мы не одни. Кто-то более могущественный, более великодушный и более свободный наблюдает за нами. И не без чувства юмора он наблюдает. И видит все наши прегрешения, все слабости, видит наше тщеславие и глупости. Иногда ЭТО помогает нам, иногда издевается, а чаще всего равнодушно взирает на пустые потуги человечества выбраться из эмбрионального животного состояния. Мне кажется, что работа menhanter это своего рода социальный, скажем так, заказ неба. Я выполняю эту мистическую миссию исключительно по воле высших сил. Другого объяснения в том, что я копаюсь в выгребной яме будней, у меня нет. Деньги? Что деньги? Их можно заработать в тепличных условиях банков и прочих коммерческих структур, где, например, трудятся многие бывшие рыцари плаща и кинжала. Нет, меня привлекает исключительность моего положения - положения "охотника на людей". Я волен делать, что угодно и как угодно. Для меня нет инструкций и запретов, нет авторитетов, нет принципов. Принцип: никаких принципов. И главная цель - добиться цели. Надо мной никого - только небо. С ним, как показывает практика, у меня хорошие и дружеские отношения: мой зодиакальный знак - Скорпион. А, как известно, над ним властвуют два качества Марса: эротизм и агрессивность. Эротизма мне хватает, агрессивности тоже. А что еще надо для полного счастья профессионалу? Может быть, чуть-чуть благосклонности и удачи... Я умею решать чужие проблемы и не умею решать свои. Чаще всего они связаны с женщинами. Они меня утомляют своим физическим однообразием, природа в этом вопросе была неоригинальна. Хотя не спорю, этот недостаток можно и терпеть, да вот беда - дамы требуют к себе отдельного внимания. Они не понимают, что лучше молчать, когда мужчина смотрит в небо и думает о чем-то своем. У меня никаких личных проблем. Если они возникают, решаю их самым радикальным образом. Я говорю надоевшей женщине, что она храпит во сне; говорю даже тем, кто этого не делает. Это их буквально убивает. И они уходят с чувством вины. Я люблю одиночество и не люблю телефон. Через него, повторю, из внешнего мира приходят дурные вести.
И вот когда я спокойно созерцал космос, с трудом угадываемый за облаками, раздался телефонный звонок. Предчувствие меня не обманули. - Надо встретиться, - это был голос Старкова, полковника ФСБ. - Срочно, у него был такой напряженный металлический голос, что я понял: случилось нечто из ряда вон выходящее. - Где? - лишь спросил я. Мы встретились в городе. Обычно виделись на подмосковных окраинах, прогуливаясь по родным лесам и буеракам с берданками наперевес, да новая ситуация, видимо, была настолько экстремальна, что разводить антимонии не приходилось. - Где? - спросил я полковника службы безопасности. - На ипподроме, - ответил тот. - Я знаю, ты любишь скачки. А сегодня день общества "Урожай". - И что? - Разыгрывается главный приз сезона. Я понял аллегории боевого товарища, но не до конца. Главный приз сезона что это такое? Интересно-интересно. И скоренько собрался на отечественное дерби. На улице прела теплая осень - деревья еще стояли в сентябрьских золотых листьях. Поездка на джипе не заняла много времени: была праздная поздняя суббота со свободными столичными магистралями. Полковник Старков сказал правду: разыгрывался главный приз сезона. И по этой причине охотников, мечтающих взять его в руки, наблюдалось в количестве немеренном - они спешили в ворота ипподрома, возведенного еще в годы сталинских прямодушных реконструкций. Я усмехнулся: огромные алые стяги и портрет великого вождя всех народов, лучшего друга советских конников, на здание и может возникнуть иллюзия, что время повернулось вспять. Народец-то все тот же: рабский, нищий, униженный, оскорбленный, терпеливый. Разве что получше одет, чем, скажем, в 1947 году. Пятьдесят лет ничего не изменили в истории великой империи. Все перемены косметические, а сущность одна и та же: власть властвует, народ безмолвствует, правда, иногда требуя хлеба и зрелищ. И вот такое зрелище мы имеем, как главное завоевание социализма и капитализма, что, по-моему, одно и то же - во всяком случае, в нашей любимой стране неограниченных возможностей для 0,1 % от всего населения. У касс тотализатора бурлили римские страсти: всем не терпелось сделать ставки. В воздухе мелькали деньги, программки, руки, лица, мат, буклеты и пистолеты. Насчет пушек шутка, однако общее впечатление было такое, что мы находимся на горящей пристани, от которой уходит последний пароход. Более удобного местечка для встречи двух приятелей, готовых делать свои ставки, придумать было трудно.
Как и все чекисты со стажем, Старков пунктуален: - Привет, - жмет руку и кивает на кассы. - Поиграем, Алекс? - А на какую кобылу ставить-то? - Ну тут такие спецы, - и подзывает юркого человечка с поношенным личиком. - Фима, сделай красиво, - и передает несколько ассигнаций с осенней подпалиной. - А мне на цифру три, - говорю я. - И на семь. Потом мы выходим на центральную трибуну. Народец волнуется, жокеи в обтянутых камзолах щелкают хлыстами, лошадки, впряженные в двухколесные таратайки лениво трусят вокруг еще зеленеющего поля, небеса бабьего лета синеют, солнце катит меж многоэтажными жилыми домами, ветер полощет стяги спортивного общества "Урожай". Хорошо! Атмосфера народного праздника волнует кровь, как завсегдатаям, так и новичкам. По радио выдают информацию о первом забеге. На электрическом табло гарцуют буковки, складывающие в имена лошадей. Я и Старков садимся в последнем ряду и, делая заинтересованный вид происходящими событиями, начинаем обсуждать наши проблемы. И выясняется такая коллизия, что я на мгновение чувствую себя как бы в параллельном мире. Весь этот конный праздник на свежем воздухе кажется пустой шуткой по сравнению с тем, что может произойти в близком будущем. А перспектива рисовалась самая безрадостная для столичных жителей и прочего населения земного шара, если доверять утверждениям полковника о том, что существует реальная угроза... ядерного взрыва. - Компактного, - успокоил меня, - радиус прямого действия ядерного ранца где-то километров пять-шесть, не считая, правда, последствий. - Хватит на всех, - на это сказал я. - Ты забыл о радиации и прочих прелестях атома. - Какая разница, - усмехнулся Старков. - Вдруг наши заклятые друзья испугаются и трахнут изо всех своих шахт. - А наши в ответ, - предположил я, - тоже с перепуга. Атомный, понимаешь, пиздец. - Третья мировая не за горами, брат, - покачал головой полковник и посмотрел на часы, словно знал вселенский искомый час Ч. Беспокойный бой стартового колокола привлекает внимание к дорожкам ипподромного поля. Малорослые жокеи выезжают на легоньких дрожках, лошадки бьют копытами, волнение среди публики усиливается. Представляю, какая бы началась давка и паника, если бы сейчас сообщить по радио не номера жилистых кобыл, а пренеприятнейшую весть о том, что к столице приближается ученый-атомщик с определенной целью: взорвать ядерный ранец к чертовой матери. И взорвать ни где-нибудь, но в сердце, понимаешь, России - в Кремле. Или рядом. Что не имеет принципиального значения, как для нас, так и для всего мирового, повторю, сообщества. Естественно, возникают несколько вопросов. Первый - что такое ядерный ранец? Те, кому положено утверждать, что его не существует в природе, именно так и утверждает. Те, кто знает, что подобные разработки портативного атомного оружия велись в великом СССР, дали обет молчания. Словом, не трудно догадаться: "карманная ядерная бомба" для личных нужд граждан имеется. Вопрос второй - почему ученый пошел на Москву не с рюкзачком, где бы валялись консервы, "докторская" колбаса и такая же диссертация, а с ранцем, где находится свинцовая капсула с ураном-235 и взрывателем? По первому впечатлению, объяснил Старков, атомщик решил выразить таким нестандартным образом протест против власти, не способной содержать науку и людей в ней. Хотя, конечно, надо подробно разбираться в причинах, да сейчас главное: найти и остановить безумца. На его поиски подняты все службы от Камчатки до Калининграда. Ситуация взрывоопасна по нескольким причинам. Прощальное письмо обнаружил младший брат ученого по имени Вадим, когда вернулся из командировки; письмо примерно следующего содержания: так жить нельзя и так жить не хочу. Будь все проклято. Власть получит напоследок то, что заслужила. Всем будет праздничный ужин. И детский рисунок, где изображена взрывающаяся бомбочка: бум! Разумеется, можно было бы и не обращать на этот бред внимания, да вот в чем дело: Вадим Германович Нестеровой, младший брат идущего на Москву ученого с ядерным ранцем, подумав сутки, обратился в соответствующие органы. И выяснилось, что Виктор Германович Нестеровой, этот самый ученый-атомщик, частенько делился с братом своей заветной мечтой взорвать ядерный ранец на Красной площади. Младший брат не верил, считая, что Виктор находится в маниакально-депрессивном состоянии по причине общего облучения гамма-частицами и ухода молоденькой жены - ухода к столичному академику Фридману. И поэтому не придавал значения словам, равно как и записке. Однако, будучи человеком обстоятельным, Вадим Германович решил проверить наличие секретного боевого снаряжения на закрытом складе Федерального ядерного центра, где оба брата занимались исследовательской работой. И что же? Один комплект ранца с ядерным запалом пропал. Как удалось атомщику пронести его через систему контроля и защиты - никому неизвестно, да и не так сейчас важно. Главное, упущено время: фора у Нестерового двое-трое суток. За это время он уже мог расплавить кремлевскую брусчатку - и расплавить не раз. И по каким-то неведомым причинам этого не сделал. То ли не добрался до первопрестольной, то ли пережидает охоту на него, им же спровоцированную, то ли имеется еще некая причина? С точки зрения здравого смысла ядерщик действовал, как даун в бане, не понимающий назначения мыла, мочалки и шайки. Человек, который действительно мечтает совершить нечто сверхъестественное, как в данном случае, не будет об этом уведомлять общественность письмецом. Следовательно, мы имеем угрозу, позу, игру на публику, истерику, желание привлечь внимание к своей персоне. Внимание кого? Не молодой ли женушки, ушедшей к академику Фридману Исааку Израильевичу. - Какая поза, какая игра на публику? - не понял Старков. - Алекс, он психопат, лечился у невропатолога, жена бросила: затрахал ревностью. Передал фотографию. - Такого место в Кащенко. Облучил, опять же свой конец и решил заделать всем нам..., - и мой товарищ употребил народное словцо в рифму, частенько используемое нами в кризисных ситуациях. Любители азартных игрищ на свежем воздухе зашумели - начался первый забег: лошадки, выбивая гравий из-под копыт, махнули наперегонки. Я посмотрел на фото: нейтральное лицо НТРовского труженика, бывшего комсомольца и общественного активиста. Никаких особых примет, разве что залысина, весьма заметная для тридцатитрехлетнего возраста. Глаза чуть раскосые и грустные, напряженная улыбочка, узкие губы - признак капризности и мнительности. Нельзя утверждать, что перед нами явный психопатный малый, скорее стандартный м.н.с. советской-совковой системы, когда-то получающий за добросовестное протирание штанов свои кровные сто десять рубликов. - А сколько ему сейчас? - вернул фотографию. - Прибавь пять, - ответил полковник и загорланил: - Давай, Фея! Давай, тяни, любовь моя! Смешно: имеется прямая угроза всей планете, а сотрудник службы безопасности горланит кобыле Фее, чтобы она веселее перебирала своими тростниковыми ногами. Впрочем, я понимаю товарища: карательная Система находится в боевой готовности и теперь есть возможность заняться более тонкой работой: заправить на охоту menhanter. - А почему бы и нет, - сказал Старков. - Поработай на Родину и ты, сукин сын, и безвозмездно. - Безвозмездно? - Мы тебе скажем спасибо. - Спасибо за доверие, - вздохнул я. - А почему такое доверие? Мой боевой товарищ ответил иносказательно, мол, поскольку мои оперативно-розыскные методы не отвечают никаким инструкциям, а чаще всего злостно нарушаются, то возникло мнение, что в данном случае, когда действует психически неуравновешенный... - Стоп! - возмутился. - Ты хочешь сказать, что я тоже психически неуравновешенный? - Я этого не говорил. - Но подумал. - Иди к черту! - занервничал полковник. - Или ищи психа. - Тогда давай всю информацию. - Дам, - отрезал Старков. - А пока не мешай болеть за Фею! Что-то она совсем не фру-фру, сволочь пятнистая! Посмеявшись, я принялся рассуждать о новом деле. Прибойный гвалт трибун не мешал. По утверждению всех служб безопасности, ничего подобного не могло произойти в Федеральном ядерном центре. Правда, последний год выдался тяжелый: ученому люду не платили зарплату больше шести месяцев и даже имел место самострел - от безысходности и стыда застрелился в своем кабинете директор этого центра. Вероятно, кремледумцы образца 1997 года уверены, что ядерщики, равно как военные, шахтеры, учителя, медики и проч., питаются исключительно святым духом и посему могут и не роптать по безделице. (Почему бы жизнь других не считать безделицей?). И тем не менее никаких активных протестов атомщики не выдвигали, а самоотверженно несли свою вахту по снабжению бездонных закромов родины ураном, плутонием, цезием и другими полезными продуктами полураспада. И вот такой исключительный случай, о котором в далеком закрытом Снежинске, что под Челябинском, знают единицы: новый директор, начальник охраны центра и Нестеровой-младший. Достаточное количество, чтобы выклюнулся какой-нибудь картавый писака и намарал сенсационный репортажик с места события. Не трудно представить заголовки СМИ под рубрикой: "Мирный атом на службе человека". Черт знает что? Если у Виктора Германовича поехала, как выражается молодежь, крыша, то логикой просчитать его действия не представляется возможным. Остается надеяться только на интуицию и на собственные нестандартные поступки, а также на оригинальный ход мыслей. Меня отвлекает рев трибун: несчастные животины, вытягивая измученные морды в уздечках, рвутся к финишу. Панический бой колокола. Крики проклятий и виват! Я смотрю на квиток: цифры на нем полностью совпадают с цифрами на электронном табло: - Кажется, я выиграл? - Фея последняя, дохлятина, - в сердцах говорит Старков и наконец понимает в чем дело. - Алекс, ну ты даешь! Первый раз, что ли? - Нет, хожу каждый день, - зеваю, - меня все кобылы знают в лицо. Полковник добродушно смеется: новичкам везет, однако соглашается, что лучше более не играть, и мы отправляемся получать сумму, на которую можно легко провести вечерок, к примеру, в театральном надушенном будуаре мадам М.Арбатовой, хлебая уксусный шампань и поедая кремовые феминистские пирожные. Потом мы садимся в неприметный личный "жигуленок" Старкова и я получаю дополнительные материалы по гражданину Нестеровому В.Г. Со стороны ипподрома накатывает новая штормовая волна - заканчивается очередной забег. Я выражаю вслух далекую от оригинальности мысль, что наша жизнь очень похожа на конные скачки: старт - бег - финиш. - Ты еще жеребчик, Алекс, - смеется полковник. - Мы в тебя верим. И делаем ставки. - Легкомысленно вы как-то настроены, товарищи, - не выдерживаю и развиваю мысль о том, что придурок с атомной чушкой бродит вокруг Красной площади и вот-вот... - Нет, - цокает языком полковник. - У нас еще трое суток, чтобы его зачалить*. - Это почему же? - Догадаешься сам, - и на этом мы прощаемся.
* Поймать (жарг.).
А догадаться было, действительно, несложно. На руках я имел ксерокопии необходимых по делу документов, включая и письмо. Видимо, обладатель стремительного нервного почерка решил выражаться напоследок без обиняков, однако я вынужден процитировать записку в цензурной редакции, выделив курсивом измененные слова: "Вадик, брат мой родной! Вы, недостойные, меня достали, особенно тошнотворная женщина Ирэнчик и ты, мелкорогатое животное. Я устал от такой непростой жизни. Я уже труп, но я всю эту нашу нехорошую власть поставлю в интересную позу. И эта пустышка-соска пусть ждет неожиданный подарок на свой долгожданный день рождения - это будет лучший в мире подарок от всей моей ранимой нежной и потравленной души. Ядерный цветочек, эта красивая женщина, любимая ныне еврейским старым человеком, увидит из своего окна. Это будет последнее, что эта срамная власть и отвратительная сучка с инициативными губками увидят. Прощай. Твой родной брат Виктор." Я посмеялся: крепко выражается народец, когда в том возникает нестерпимая нужда. Жаль, что не могу передать в оригинале эмоциональный язык послания человечеству, да, уверен, каждый в силу своей испорченности сумеет восстановить первооснову. Важно другое: атомщик сообщил практически все, что только можно было сообщить. Когда у нас день рождение этой красивой женщины, ныне любимой?.. Так, двадцать второго сентября. Следовательно, полковник Старков прав: через три дня у всех нас могут возникнуть проблемы. Времени много и времени мало, чтобы остановить истерического умалишенца с ядерным ранцем за плечами. Вот тебе и роль личности в истории развития всей нашей планеты. Такой ход событий было трудно предположить даже в самом кошмарном бреду. Однако эта есть наша печальная реальность, которую невозможно отключить клавишей "Enter", как ирреальный компьютерный мир. Внимательно пролистав все бумаги, перебираю номера телефонов своих информаторов, потом выщелкиваю номер академика Фридмана. Вежливый и казенный голос интересуется моей персоной. Я знаю, что это "наш" человек и называю нужный пароль, открывающий как ключ возможность общаться с госпожой Фридман Ириной Горациевной. Академик проживает в сталинской высотке на Котельнической набережной. Действительно, все небожители этого дома увидят воочию "ядерный цветочек" и даже почувствуют его воздействие собственной тепличной шкуркой, если успеют осознать происходящее. Неожиданно уличаю себя в том, что мой взгляд вырывает из праздной толпы прохожих - прохожих с горбатенькими заплечными сумками и рюкзаками. Вот-вот, организм сам перестраивается на ходу, готовый к экстремальной работе. Потом замечаю "топтунов", буквально заполонивших собой центральную столичную часть. Все правильно, товарищи чекисты, надо принимать превентивные меры. Вот только вопрос: какие - какие меры против сresi? Как правило, действия сумасшедших трудно просчитать высшими законами математики. Я выруливаю джип на стоянку. По сотовому телефону идет первая информация о семействе Фридманов. Информация банальная и житейская: молодая супруга грешна перед ветхим мужем, у которого после скоропалительной женитьбы одним махом выросли ветвистые рога. - Кто-кто? - переспрашиваю. Мне повторяют имя и фамилию ученого из Снежинска, посетившего квартирку на Котельнической набережной в отсутствие академика, и я от удовольствия щелкаю пальцами: ай, да молодец, Ирина Горациевна! С хорошим настроением выбираюсь из машины. Денек пригож и погож: в небольшом скверике народные гулянья. По Москве-реке плывут прогулочные кораблики с модным музыкальным сопровождением. С небес сочится мягкий медовый свет - сочится из прорехи, образовавшейся от укола острого шпиля сталинской высотки.
Меня встречает штатский человек, уже осведомленный о моей невнятной миссии. У него типичное лицо сотрудника контрразведки, наверное, как и у меня. Мы молча пожимаем руки и направляемся в мраморный, помпезный подъезд. Лифт не спеша возносит нас на двадцать первый этаж. Потом проходим по коридорам с невозможно высокими потолками и потертыми ковровыми дорожками. Те, кто проектировал и возводил навеки, не учли одного - времени. Оно протерло не только дорожки, но и большинство человеческих судеб. Дубовая дверь квартиры открыта, в коридоре и гостиной мелькают крепкие фигуранты - хозяева пока могут не беспокоиться за свои жизни. Меня проводят в рабочий кабинет академика Фридмана, он заставлен огромным резным столом, кожаными креслами, диваном, книжными полками, картинами малохудожественного значения, фотографиями. Чувствуется терпкий запах прошлого. Или это запах табака? Академик курит трубку на большом фото: он смотрит с печальным пониманием того, что наш клопиный мирок несовершенен и лучше будет его испепелить в геенне огненной ядерного взрыва. Вид из окна чуден: Красная площадь и Кремль как на ладони. Горят позолоченные сусальным золотом церковные купола. Мелодичный перезвон курантов. Без всяких сомнений, господин Нестеровой знает эту пленительную картинку главных столичных достопримечательностей. И я даже догадываюсь, от кого ему эта картинка известна. Мое одиночество прерывает появление манерной стервочки. Таких инициативных дам-с я без лишней болтовни бил бы по щекам, чтобы они знали свое место. У нее подвижная красивая мордашка, бархатные реснички, наивные крупные, как яблоки, глаза, перетянутая осиная талия, резкие движение рук. И очень активные, как правильно заметил ее бывший супруг Виктор Нестеровой, губки. Обладательнице таких рабочих уст можно простить все, даже то, что она лепечет безостановочно. Смысл ее речи заключался в том, что она не понимает почему в ее частную жизнь вмешиваются совершенно посторонние люди, которые не говорят толком, что происходит, а если и говорят, то намеками, хотя ей и так ясно, как день: ее бывший муж окончательно потерял рассудок и мечтает ее убить. - Да, он хочет вас, Ирина Горациевна, - прерываю словесный поток, - убить.
- Как убить?! - взвизгивает собеседница и с размахом падает в кресло. - Вы понимаете, что такое говорите? - Я говорю то, что вы говорите. - А что я говорю? В подобных клинических случаях требуется выдержка и ничего, кроме выдержки. Спорить с леди, увольте-увольте! Не проще ли поинтересоваться здоровьем настоящего супруга Исаака Изральевича, которому, как выяснилось, уже далеко за семьдесят семь. Притом, что его супруга Ирина Горациевна прекрасно сохранилась в свои двадцать семь. - Здоровье у нас отменное, - режет хозяйка. - И что? - А где мы сейчас? - На даче. Это имеет отношение к нашему делу? - Самое прямое, - и повествую житейскую историю о том, что однажды, когда дряхленький академик под шум корабельных сосен трудился над очередным научным трудом по расщеплению атома, в это милое и уютное гнездышко проездом на Пражский симпозиум заглянул на часок-другой Нестеровой-младший, не так ли? И есть его показания, что одним чаепитием встреча не закончилась. Пили не только чай и кофе, но и шотландское виски. - И что же случилось после, Ирина Горациевна? - После чего? - покрывалась фиолетовыми пятнами от ненависти. - Я вас не понимаю? Все прекрасно понимала и знала, что у женщины по ее физиологическим законам после активного распития виски из можжевельника возникает нестерпимое желание физического, скажем так, соития с конкретным собутыльником. Тем паче если муж стар, дряхл, и не в состоянии поднять ничего, кроме карандаша со стола. - Что вы от меня хотите? - спросила слабым, но еще кокетливым голосом. Я ответил: ничего, кроме плодотворного сотрудничества, заключающего в том, что меня интересует информация по ее бывшему мужу Виктору Германовичу, поскольку никто не знает его лучше, чем она. - Век мне его не знать, сволочь! - цедит сквозь зубы. - Не знать такого кретина! Я прошу отмести прочь эмоции и поведать о его привычках, любимых увлечениях, умственных настроениях, политических воззрениях, словом обо всем, что только можно рассказать об этом человеке. Субъективный взгляд не возбраняется. И что я услышал? Если рисовать образ сумасшедшего атомщика по словам бывшей жены, то мы имеем дело с самовлюбленным дегенератом и недоноском, который помешен исключительно наукой. Правда, порой после трудовой исследовательской вахты устраивал дикие скандалы ревности и бил не только посуду. - У него на то были основания? - Я не буду отвечать на этот вопрос, - опустила глаза долу. - Как я понимаю, был импотент? - Почему был? - удивилась госпожа Фридман. И спросила с надеждой: - Его что, уже нет? Полковник Старков был прав: во время одного из опытов с радиоактивными частицами случился мелкий их выброс наружу. Ничего страшного не произошло: облучилось лишь четверо, находящихся в лаборатории. И среди них Виктор Германович Нестеровой. Ему еще повезло: трое уже ушли в мир иной, а он бодр, весел и готов подорвать к известной матери весь планетарный мир. Чувствуется, человек с мировым размахом. Если мстит за импотенцию и молекулярное разложение, так всей галактической системе.

Атомный П - Ц - Валяев Сергей -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Атомный П - Ц на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Атомный П - Ц автора Валяев Сергей придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Атомный П - Ц своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Валяев Сергей - Атомный П - Ц.
Возможно, что после прочтения книги Атомный П - Ц вы захотите почитать и другие книги Валяев Сергей. Посмотрите на страницу писателя Валяев Сергей - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Атомный П - Ц, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Валяев Сергей, написавшего книгу Атомный П - Ц, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Атомный П - Ц; Валяев Сергей, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...