А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Воловельская Татьяна

Последний день Рамадана


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Последний день Рамадана автора, которого зовут Воловельская Татьяна. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Последний день Рамадана в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Воловельская Татьяна - Последний день Рамадана без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Последний день Рамадана = 36.02 KB

Последний день Рамадана - Воловельская Татьяна -> скачать бесплатно электронную книгу



Воловельская Татьяна
Последний день Рамадана
Татьяна Воловельская
Последний день Рамадана
Азиз принес тухлый чай и одним рывком вылил все ведро на пол. Мне захотелось отвернуться - уж больно старательно выполнял он свои новые обязанности.
Азиз, - вымученно улыбнулся ему Сахид, - хабиби, знаешь, где находится Малая Брейха?
Ана? - переспросил мальчик по-арабски, беспомощно крутя головой. Английский в местных школах почти не учат.
Да.
Нет. То есть я не знать, господина, где Малая Брейха.
Черт с ним, сходи в Адун Алейла, достань нам папирос.
Мне стало неловко. Азиз уже бегал в Адун раз пять - за питой, за мясом, за финиками и прочей снедью, которая лежала за рыжим мешком Сахида в подвале... Я хотел намекнуть своему другу, что пора прекращать это форменное издевательство, но промолчал.
Ведь все, как уверял меня Сахид, абсолютно все делается для блага мальчишки. В конце концов, ведь нельзя допустить, чтобы Азиз случайно или преднамеренно услышал один из тех пикантных анекдотов, которые Сахид усвоил от одного еврейского солдата в Рамалле.
Я проследил взглядом, как за Азизом захлопывается старая, повисшая на своих железных костях дверь, и, крикнув ему вдогонку "дир бэлек", достал из-под стула бутылку марочного вина. Его вывезли из Бейрута, который в спешке оставляли раненные террористами израильские солдаты. Ахля.
С риском оказаться в первых рядах сброшенных с Шинвата, после того, как пробьет мой смертный час, я, причмокивая, разлил вино в тонкие серебристые бокалы.
Какой глаз, - горько усмехнулся Сахид, наблюдая за мной - алмаз в семь каратов. На тебя посмотреть, будто всю жизнь этим занимаешься. Ну-с, что там у нас, - он заглянул в разложенные перед ним карты и присвистнул, как самые отчаянные блефовщики, - я тебя срежу на твоих же пасах.
Ройал флеш, - подмигнул я ему, - обеспечь.
Наступила тишина - он что-то подсчитывал про себя.
Смотрите, какую бритву я купил, - громко похвастался голос за дверью. Это был наш третий товарищ, мой сводный брат - Али.
Али стоял в дверном проходе, колеблясь - входить ему или нет - Иду бриться, - решил он в конце концов.
Смотри не поранься, - предупредил его Сахид, - наверняка ведь, фальшивка.
Али развернул пакет с прибором и, пожав плечами, сказал.
Тут написано "безопасное бритье". Джафар?
Да?
У меня было опять тоже видение... Только в этот раз все стало намного реальнее.
Старик в белом?
Да.
Он спускался с горы и поражал нас молниями?
Нет. Он спускался с Небес и из его рук,- Али отвернул свой рукав, и впился а него взглядом, будто рассчитывал увидеть там нечто сверхъестественное - оттуда сочился смертоносный свет.
Я думаю, тебе надо успокоиться, - я еле подавил раздражение.
А я думаю, что пришло наше время. Кто-то там на небе решил свести с нами счеты.
Когда он вышел во двор,я повернулся к Сахиду. Тот задумчиво водил пальцем по стеклу.
- С ним нужно что-то делать, иначе у него окончательно поедет крыша.
Сахид промолчал и я подозрительно просверлил его взглядом.
Только не говори, что ты веришь в видения Али.
Я верю в Проклятие.
Ну почему, Сахид?! - в бессильном отчаянии выкрикнул я.
Я знал о чем он сейчас думает и каков будет его ответ, вернее то, что он независимо от здравого рассудка, считал абсолютной правдой - и самое обидное, я ничего не мог поделать с этим.
Возможно, все дело было в том дне - дне, с которого все началось, и для которого Сахид поставил свою собственную точку отсчета. Это был тот день, скорее даже вечер, когда одна сумасшедшая старуха, о которой никто не слышал прежде, предсказала его отцу, что род Зудаха проклят Аллахом и будет истреблен в последний день Рамадана. "Она так и сказала, - произнес старший Зудах с недоброй искрой во взгляде, - истреблен." "Проклятие Аллаха не убивает, - разъяснил ему мой дед, ныне покойный, - оно сжигает душу человека ярким огнем и после этого от нее остается только пепел, который не едят даже духи гиен".
В те далекие дни меня это очень рассмешило. Я думал - " Неужели быть истребленным и быть убитым - это разные вещи?".
Сахид меня смерил мрачным взглядом.
А чего я в это не должен верить? Разве мы не пытались искать виновных среди людей?
Я кивнул. Действительно. Не было ни одной вещи, которую мы бы не пытались сделать. Но усилия, которые были брошены нами на раскрытие этой тайны пока что, как говорят в этих местах, разрушали только ветер. "Ветер нельзя преодолеть - учили нас бедуины - он забирает силу даже у самых сильных".
- А ты, Джафар - крикнул он, сдерживая клокотавшую внутри злость- если ты до сих пор думаешь, что во всем виноваты люди, то зачем тогда нарушаешь законы Корана и правоверных?
С тех пор как погиб мой отец и братья, - честно признался я, - мне стало плевать на все законы вместе взятые. Очень трудно верить в Бога и постоянно желать кому-то смерти.
Я отложил карты - играть внезапно расхотелось. Сахид отвернулся, делая вид, что ищет что-то у себя в сумке, но я знал, что причина в другом. Мой старый дружище Сахид ...
Подойдя к окну, я зачерпнул на старом ветхом подоконнике горстку пыли вперемешку с мелом и размазал ее по руке. Линия жизни поблекла и растрескалась.
Надо убрать, - пробормотал я, - у нас очень грязно.
А черт с ним, - махнул рукой Сахид, сморкаясь, - какая нам разница?
Я пожал плечами. День клонился к закату, и мне вдруг послышалось, как ветер доносит до моего уха брезжащие на жаре звуки. Аллах акбар... Аллах акбар... Втянув голову в плечи, я ударил что есть силы себя по лбу. Боль встряхнула меня и заставила отвлечься от навязчивого видения. Я подкурил сигару. Стало легче.
Сахид пристально посмотрел на меня, но ничего не произнес.
- Мы с отцом часто навещали одного муллу, - сказал я ему, - он говорил, что те кто молится как положено правоверным, не умрет никогда.
Но мой отец погиб, несмотря на то, что молился! От этих мыслей мое сердце заливается потоком горячей, неуправляемой крови.
Сахид сидит желтее пустыни. Его губы еле удерживают тлеющую сигарету, а глаза неподвижно смотрят вперед. Я проклинал себя за то, что начал этот разговор.
Давай выпьем, - я подставил стаканы, и не глядя, выплеснул в них остатки вина, - выпьем, Сахид.
Он одернулся, и мельком окинув меня взглядом, взял свой стакан.
- Да.
В его черных глазах по - прежнему была пустота, но я не обманывался этим. За этой пустотой находилась и жаждала крови наша Клятва, данная 14 месяцев назад - в черный Рамадан.
Щелк. Спустя год и два месяца События Того Дня напоминали отлично смонтированный фильм, в котором все эпизоды, отточенные моей памятью, навсегда застрявшей в нем, стали настолько реальными, что казалось еще секунда - и я их воссоздам оттуда.
- Джафар, - Сахид повернулся ко мне, яростно раскачиваясь в наспех отремонтированном после прошлой стычки стуле, - черт возьми.... Черт возьми, Джафар! Пока у нас связаны руки, мы ничего не сможем сделать - одни лишь слова ( он сбросил на пол мои карты), слова, слова. Я так не могу. Нам нужно возвращаться в Иорданию.
- Как? - я непроизвольно дотронулся до головы, словно приготовился от кого-то защищаться, - каким образом?
Интересно послушать, что он на это скажет. Или не скажет. Что было бы скорее хорошо, чем плохо, если забыть на мгновение о ставках, которые сгоряча были заброшены в этот неуютный, пыльный клочок земли .
- Все, что я могу сейчас сказать - это то, что нам нужно возвращаться сказал он, доводя стул до невероятной скорости вращения, - если мы не рискнем, мы проиграем. Я хочу разыскать старую ведьму... Я хочу еще раз все проверить сам.
Он вздохнул и умоляющим тоном прибавил.
- Только не говори, что тебе не надоело действовать вслепую!
Этот разговор - этот и сотни наподобие этого, меня доводили до состояния полного изнемождения.
- Если мы вернемся , нас тут же схватит полиция, - произнес я старательно и убедительно, - ведь ты не хуже меня знаешь, Кого именно они подозревают в убийстве 12 человек. Ты же не хуже меня знаешь, что этот старый придурок Джамили ненавидит Али лютой ненавистью еще с того самого дела... И если мы поступим как ты предлагаешь, то нам - капут, как говорится, по всем законам шариата. И твой праведный гнев, между прочим, этого никак не отменяет.
Сахид с ненавистью сплюнул.
- Да, черт возьми, я знаю об этом. Джафар, нам не стоило уезжать из Амана. Это была самая дурацкая из твоих с Али идей!
Обухом по голове. Вот так вот. Оказывается, в его глазах виноватым всегда был я. Али он назвал так, для отвода глаз, чтобы я не умер от угрызений совести прямо на месте.
Возможно, в тот день я действительно совершил непростительную ошибкуошибку, которая теперь могла стоить нам жизни. Увы, я до сих пор был склонен считать себя правым - одно из немногих вредных качеств, которое мне досталось по наследству от честолюбового, но наивного юноши которым я был до Черного Рамадана. Эта часть меня успевала находить нужные объяснения всему, еще до того, как реализовывались мои интуитивные страхи.
А сейчас моя интуиция подсказывала мне, что самой большой угрозой для нас - кроме Призрака, разумеется, является начальник аманской полиции Ахмед Джамили. Вражда между ним и " Амадеусом" началось с того, что отец Али, бывший генеральный юристконсульт " Амадеуса", повлиял на то, чтобы Джамили отстранили от должности из-за какого-то дела от взятках. Через несколько лет, отец Али, его мать и старшая сестра погибли в автокаткастрофе. Я тогда учился во Франкфурте, в пансионате для мальчитков, и не очень помню обстоятельства этой трагедии. Сразу после этого случая, мой отец Мустафа аль-Хайед, взял Али к нам в сеамью и воспитал на равных с остальными детьми.
Но память не убирает то, что уносит время - Али до сих пор не сомневается, что слушившееся с его семьей - дело рук Джамили, которому сразу после этого, удалось вернутся на преждний пост. Была ли злоба полицейского нацелена только против Али, который сменил отца на посту главного юриста, или тут были замешены и другие интересы- не так уж и важно. Главное было в том, что Джамили, сразу после Черного Рамадана, поклялся перед всем миром схватить нас троих - меня, Али и Сахида и повесить нас согласно законам шариата. Эту информацию мы получили через Азиза - мальчугану удавалось иногда перекупать у торговцев старые амманские газеты.
Как писали журналисты, не отработав ни единой мало-мальски альтернативной версии, этот слуга закона в обличьи дьявола еще до начала официального расследования пообещал за наши головы кругленькую сумму.
Но главная причина нашего бегства в "края далекие, в края враждебные" заключалась даже не в нем, а в нашем враге, которого мы до сих пор не видели и не знали. Сахид утверждал, что он невидим, а Али он снился в обличии злого духа - и я бы тоже верил в это, как верил некогда в справедливость Аллаха, если бы точно не знал, что чудеса на этой земле умерли еще до моего рождения. Нашим врагом был человек. Интуицией ли, разумом - я чуял его плоть и кровь, и даже знал, чего он хочет. Но у него были отличные способности наносить удар и исчезать незаметным. За это мы его прозвали " Призраком". Одолеть Призрака было возможно только переняв его собственные правила игры, что было совершенно исключено в Аммане, где нас троих знала каждая собака.
Копаясь дальше в себе я знал, что где-то на донышке сознания, я наткнусь еще на один страх, пригнавший меня сюда - он родился четырнадцать месяцев назад и жил поныне. Этим новым страхом был мой лучший друг Сахид, точнее, его звериная жажда уничтожать все живое. Останься мы тогда в Иордании - и я бы ни за что не поручился за жизни десятков невинных людей, которые по его мнению были причастны к событиям Черного Рамадана. Я верил, что побег, с его опасностями и трудностями вернет Сахида из царства ужаса на грешную землю. Я рассчитывал, что здесь, посреди пустыни, он научиться быть более терпеливым. Ну, возможно, я был тогда чересчур оптимистичен...
- Чего мы добились за этот год? - Сахид забросил стул в самый дальний угол и переключился на новенький столик, - разве мы нашли убийц? Разве мы смыли с себя позор? О, Джафар, столько времени пропало впустую! Пора на наконец остановиться и признаться друг другу, что мы начали копать не с того конца огорода.
Знакомые нотки в хрипловатом голосе. Я предчувствовал великую драку, которой, собственно, совсем не хотел.
- Мы еще живы, Сахид - мягко напомнил я,- и это не так уж и плохо. Кроме того, ты наверняка помнишь сколько времени у нас ушло на то, чтобы выяснить тот факт, что накануне смерти мой отец обдумывал возможность крупной торговой сделки с одним из военных ведомств Ближнего востока. Я полагаю, в день убийства он собрал членов семьи именно для того, чтобы посвятить нас в детали операции. Убийца не случайно наметил этот день, чтобы свести с нами счеты. Если бы семья одобрила его решение, то по закону " Амадеуса" на следующий день был бы созван совет директоров, и сделка бы получила освещение в прессе. Но что это была за операция и почему ее нужно было держать в такой секретности- вот в чем вопрос , Сахид. Если мы на него ответим правильно, в наших сетях окажется убийца.
Он был не согласен.
- Да ну? Ты говоришь мне о халве, а я тебя спрашиваю о лукуме! Если все было как ты говоришь, и во всем виновата эта чертова сделка, ответь мне пожалуйста - как могло получиться, что в деловом мире о ней никто не знал? Операции такого масштаба, насколько я знаю, невозможно хранить в тайне. Существует множество способов утечки информации, даже без ведома заинтересованных лиц. Я уже молчу о тебе , Джафар - твой отец всегда доверял тебе самые сокровенные тайны " Амадеуса". Как получилось, что ты ничего не слышал об этом?! Я отвечу тебе как! Это потому что, вся эта сделка исключительно плод твоего воображения, Джафар. А собрания по окончанию поста - событие даже более чем рядовое. Смотри, Джафар: как-бы в твоих сетях не оказался воздух! Как упрямый ишак видит у себя перед ногами только кусок земли, так и ты твердишь мне об этой сделке - сделка, сделка, сделка... Как-будто все убийства на этой земле совершаются только из-за денег!
Его монолог он сопровождал громким постукиванием стола, одна ножка которого уже отвалилась во время нашей предыдущей дискуссии на ту же тему.
- Нет, конечно, - я покачал головой, - Но убийство директора крупнейшего химического завода в страна и его первого заместителя - такое убийство наводит на определенные мысли, Сахид.
- Ты большой фантазер, Джафар, - покачал головой мой друг, всем своим видом показывая, что он считает меня упрямым ослом, - я, может быть, не такой большой экономист как ты, но даже мне видно - то что ты говоришь глупо. Ты сам делал экономические анализы, нет? Ты сам, Джафар, клялся и божился всеми пророками, что временный директор "Амадеуса", твой двоюродный дядя Абдулла ведет честную игру. После того, как случился этот кошмар и весь рынок полетел к чертовой бабушке, ему не только удалось сохранить " Амадеус" на плаву, но даже укрепить наши позиции. Компания потеряла самый мизер - 4 процента акций и какой-то бункер для хранения химикатов. Что касается "военного ведоства" как ты его называешь - что ж, твое право так думать.
Мы подошли к критической точке, когда я точно знал. что мне нужно говорить. Это в меня вселило уверенность, хотя совсем ненадолго.
- Вот это меня и удивляет, черт подери!- я стукнул кулаком по столу, именно это, Сахид!.
Мельком я проверил его реакцию. Ее не было и я продолжил.
- Сахид, вот уже в течении полугода я спрашиваю себя -" зачем убийцам нужен был " Амадеус", если он им совсем не нужен?" Конечно, я сейчас не имею доступа к ресурсам компании, чтобы отслеживать все подводные течения, но, с другой стороны, признаюсь тебе не без ложной скромности, что после двух лет работы на посту главного менеджера , мне было достаточно той толики информации, что я имел, чтобы оценить картину происходящего. И надо признать, я в большой растеряности - за целый год убийца не предпринял ни одной попытки взять " Амадеус" под свой контроль. Это было бы логично только в одном случае - если бы этим убийцей оказался мой дядя или его сын - в данной ситуации прямой наследник " Амадеуса". Но очевидно, что они встали у руля власти только потому что их к этому принудила ситуация. Их вины непосредственно здесь нет.
А все это взятое в сумме, означает следующее, Сахид - то что замышляет Призрак - это бомба замедленно действия. И она либо очень хорошо припрятана, либо валяется у нас под самым носом. Пойми, мой друг, я лишь стараюсь понять, какого именно момента ждет убийца, чтобы повторно нажать на маленькую кнопочку и пролить свежую кровь!
Он взревел. Судя по тому, что он сказал мне дальше, я сделал вывод, что он не понял ни единого слова из того, что я пытался ему внушить.
- Ты и в самом деле идиот, Джафар!!! Разве ты не понимаешь, что ни один конкурент не станет играть в такие сложные игры - бомбы, кнопки, цепочки, звенья... Мы проверили - по твоему же собственному настоянию, все "бизнесубийства" в этом регионе за последние семь лет. И что же? Все они с точностью до секунды были совершены по одному сценарию - едет машина с жертвой, появляются люди в черных масках и расстреливают ее. Деньги в руках у убийц. Все, финита.Убийства наших семей - это нечто другое, чем бизнес. Неужели ты и впрямь такой упрямый осел, что отказываешься от очевидного?
- Что ты имеешь в виду под "очевидным"?
- То, что они были убиты нечеловеческим способом.
- Дай мне немного времени, - я попросил его, чувствуя как противный, твердый ком появляется в моем пересохшем горле.
- Я устал ждать , Джафар, - прошипел он, перемещаясь по комнате звериными прыжками.
- Я тоже устал, Сахид, - я отвернулся к стене, - И поэтому хочу отдохнуть. Все остальное- это так,к слову о Ливане, - уже поздно менять.
- Слишком поздно, - он со злостью посмотрел на меня, - и мне наплевать на деньги, Джафар. Ты это знаешь?
- Да.
- С ними или без них - я не вижу для себя будущего.Я проклят и погибну вслед за моей семьей. В последний день Рамадана....
- Завтра последний день Рамадана, - напомнил я ему, - вот увидешь - это будет самый обычный день.
- Сомневаюсь.
Сказав это, он подхватил оставшуяся бутылку и шатающейся походкой вышел во двор.
Хотел бы я сказать, что остался один в комнате...
Сколько я себя помнил, все важные деловые встречи семей, принадлежащих к верхушке " Амадеуса" проходили в загородном доме отца. Это было очень необычное место - уединенное и тихое, отец построил его специально для нас меня и моих трех братьев. Будучи детьми мы проводили здесь не менее трех месяцев в году, играя в розовом саду и купаясь в прохладных озерах неподалеку.
Когда мы выросли и стали помогать отцу в его делах, он оборудовал в доме небольшой конференц зал, чтобы в семейном кругу обсуждать текущие дела " Амадеуса". Помимо нашей семьи - аль-Хайед, в этом участвовали также члены семьи Сахида - семья Зудах и Мустафа Нахель, отец Али - пока был жив. Как я уже говорил, Нахели были юристами нашей компании, а отец Сахида занимал пост вице- президента. Сам Сахид работал в отделе по связям с общественностью и делал неплохую карьеру.
Очень часто во время подобных сходок, мы ходили купаться на озеро, точнее искусственный водоем, расположенным в семи минутах ходьбы от дома , где веселились и дурачились до полного изнемождения.
Так было и в день окончания прошлого поста. Был вечер и мы только-только приехали в дом. Сначала мы играли в какую-то детскую игру, а потом кто-то предложил пойти скупнуться, кажется, это был Сахид, на которого Али вылил бутылку с грязью. Но все кроме меня и Али отказались утомительная поездка отняла у них силы. Я часто задаю себе вопрос- а если бы они согласились, спасло бы это им жизнь? Купание отняло у нас от силы полчаса. Веселые и ободреные вечерней прохладой воды, мы вбежали в розовый сад, откуда начиналась просторная веранда двухэтажного строения.
Первое что я увидел, зайдя во двор - это кресло, в котором полулежала моя мать. Приближаясь, я краем глаза отметил, что два моих друга поднимаются по внешней лестнице на второй этаж, куда в особо жаркий полдень прятали детей от солнца. Подойдя к матери, чья тонкая рука, выронившая книгу беспомощно болталась в воздухе, я опустился на корточки и позвал ее.
Она не шевелилась. Тогда я дотронулся до нее, улыбаясь, все еще в наивном и счастливом неведении.
И лишь когда ее обмякшее тело плавно сползло из кресла на землю, меня парализовала страшная догадка, в которую я до сих пор до конца не верю. Не помня себя от ужаса, я поднял ее и посадил обратно в кресло, а затем начал хлестать по щекам и трясти за плечи. Именно в этот момент , когда на затворках моего разума вспыхнула мысль об ангеле смерти, я услышал нечеловеческий душераздирающий крик Сахида. Он нашел мертвой свою трехлетнюю сестру.
Погибли все, кого мы оставили дома полчаса назад. Двенадцать человек, 10 из которых были нашими родными и двое охранников. На их телах не было никаких признаков, которые бы указывали на насильственную смерть, как и в доме не осталось ни одного следа, который бы говорил о борьбе или о присутствии здесь посторонних лиц. Как Мертвое королевство, в котором все вдруг внезапно уснули по приказу злой феи.
В ту же ночь мы похоронили их в пустыне, дав друг другу Клятву мстить до тех пор, пока каждый из убийц не погибнет мучительной смертью.
После этого мы обшарили каждый кустик, каждую тропинку в округе - в надежде найти хоть малейшую зацепку, которая выдаст убийц. Напрасный труд будто бы злые силы спустились с небес в это уединенное место и поразили сердца наших близких.
Я не сказал о самом главном - наш дом окружал высокий забор, возведенный таким образом, что ни один из смертных не мог перелезть через него, не сломав при этом себе позвоночник. Через каждые три метра по его периметру были установлены микроскопические видеодатчики, фиксирующие все происходящее с внешней стороны дома на пленку. Кому-то это покажется странным, но наша семья всегда заботилась о безопасности, с тех пор, как был погибли Мустафа и Ясмин Нахель.
В заборе было двое небольших ворот - главные и детские. Их так назвали потому что мой отец приказал украсить ручки персонажами из сказок Шахеризады. Каждые из двух ворот имели специальный цифровой код, известный только скмерым людям - моим родителям, отцу Сахида, моему старшему брату все они погибли в тот день и нам троим.
Даже допустив на секунду, что чей преступный мозг мог расшифровать этот сверхсложный код, неразрешенным оставался вопрос, почему видеодатчики с наружной стороны забора не зафиксировали никаких изменений. Я нашел на этот счет два объяснения: убийца либо все время полз по земле - на таком низком расстоянии датчики нашей модели, оказывается, были бессильны, либо его сбросили с какого-нибудь летательного аппарата. К сожалению, ни одна из этих версий не выдерживала строгой критики. На мягкой земле возле ворот не оставалось никаких следов, кроме наших собственных , а самолетно-вертолетная идея была слишком фантастична, так как в момент совершения убийства мы находились максимум в семи минутах ходьбы от дома, и пролетающий над нами летательный аппарат, мы бы наверняка не могли пропустить.
В этом деле существовало еще одно обстоятельство, которое окончательно запутывало и без того неясные догадки. Когда Сахид хоронил своего отца, из его руки выполз гигантский черный паук. Черный паук "хашия" - символ вечного проклятия Аллаха. Именно о таком пауке отцу Сахида и рассказала старая колдунья. И я знал, что в районе нашего дома таких пауков отродясь не было.
Что произошло потом - вы уже знаете. Наутро, пока еще ни одна живая душа, кроме нас и убийц не знала о смерти наших семей, мы взяли все имеющиеся в доме деньги - около 20 тысяч американских долларов, и через сирийскую границу, бежали в Ливан, где осели в заброшенной хибаре в часе ходьбы до ближайшего селения. Спустя месяц, как мы здесьл пробыли, Али привел к нам в дом Азиза - бездомного мальчика, который оказался очень расторопным и полезным в хозяйстве.
Всю информацию мы брали из открытых источников - интнернет, газеты, биржевые сводки и, конечно же, агенты, которых нанимал Сахид в Иордании там у него остались двоюродные братья , с которыми он дерджал постоянную связь.
К несчастью, в этом деле все оказалось гораздо сложнее и запутане, чем мы думали с самого начала. Кроме того, наша изначальная рассогласованность, тормозила и без того черепашьи темпы расследования. Мне даже начало казаться, что подобный шаг тоже входил в планы убийц.
Сахид, одурманенный идеей проклятия занимался делами крайне неохотно, и - я так подозреваю, лишь затем чтобы хоть как-то оправдать собственное бессилие. Я же, будучи категорически против "божественного гнева", упорно и настойчиво пытался доискаться до истинного мотива.. За смертью наших близких я видел всего лишь коварный замысел злого человеческого гения, который воспользовался мнительностью Сахида и проклятием колдуньи, чтобы увести нас от нужного следа.

Последний день Рамадана - Воловельская Татьяна -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Последний день Рамадана на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Последний день Рамадана автора Воловельская Татьяна придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Последний день Рамадана своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Воловельская Татьяна - Последний день Рамадана.
Возможно, что после прочтения книги Последний день Рамадана вы захотите почитать и другие книги Воловельская Татьяна. Посмотрите на страницу писателя Воловельская Татьяна - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Последний день Рамадана, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Воловельская Татьяна, написавшего книгу Последний день Рамадана, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Последний день Рамадана; Воловельская Татьяна, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...