А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Дюбэй Сандра

Неукротимый


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Неукротимый автора, которого зовут Дюбэй Сандра. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Неукротимый в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Дюбэй Сандра - Неукротимый без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Неукротимый = 245.15 KB

Неукротимый - Дюбэй Сандра -> скачать бесплатно электронную книгу



OCR ROland
«Неукротимый»: Эксмо-Пресс; Москва; 2001
ISBN 5-04-007050-0
Аннотация
Как странно устроен мир! Когда Габриель Сент-Джон впервые встретился с Шайной Клермонт, он увидел не девушку из знатной семьи, а служанку в скромном платьице. Да и перед Шайной предстал не сын маркиза Уэзерфорда, а капитан пиратской бригантины с пистолетом за поясом. И любовь их вспыхнула не в стенах родового замка, а на палубе парусника, затерявшегося в бесконечных просторах Атлантики. Все силы зла ополчатся на них, накроют черным крылом измены, разбросают по свету. И все же любовь победит, пробьется ксвету сквозь мрачные подземелья старинных замков, где черные маги совершают свои зловещие обряды, сквозь тюремные стены и бескрайние моря… Мир устроен странно? Да что вы, конечно же, нет! Мир устроен правильно и мудро.
Сандра Дюбэй
Неукроимый
1
Нью-Провиденс, 1717 год
Хотя пират Ле Корбье и гордился своей бригантиной, справедливости ради нужно признать: «Черная Жемчужина» была старым и потрепанным судном. Таким же потрепанным, как и обитый лиловой тканью диванчик возле окна капитанской каюты, на котором сидела Шайна Клермонт, задумчиво глядя в иллюминатор.
Девушка вздохнула, продолжая машинально наматывать на палец прядь волос. Она находилась на борту «Жемчужины» уже вторую неделю, с того самого дня, когда Ле Корбье напал на пассажирское судно «Друг», на котором Шайна плыла в Виргинию.
Когда в тот страшный день с мачты раздался тревожный крик впередсмотрящего, Шайна почти не удивилась. Что ж, еще одно звено в цепи несчастий, обрушившихся на нее в последние месяцы!
И вот сейчас она смотрела сквозь стекло иллюминатора на огоньки, редкими светлячками рассыпанные вдоль берега гавани, в которой покачивалось на якоре судно Ле Корбье, и размышляла о превратностях своей судьбы.
Подумать только, и года не прошло с той поры, когда она – единственный изнеженный ребенок в семье, гордость и радость барона Луиса Клермонта и его жены Эмилии, – жила счастливо, окруженная любовью и лаской. В их лондонском доме постоянно собирались сливки общества. Князья и графы, дипломаты и члены королевских фамилий со всей Европы – кто только не переступал порог этого дома! Шайне вспомнился и Клермонт-Корт, их загородное имение в красивейшем уголке Дербишира – образец архитектурного изящества.
А потом… Лицо Шайны помрачнело при воспоминании о той ужасной ночи, перевернувшей всю ее жизнь. Страшный пожар не только уничтожил тогда их прекрасный лондонский дом, не только разлучил ее навек с родителями. Он превратил в прах и давнишнюю мечту Клермонтов о счастливом браке Шайны.
Согласно завещанию барона, его наследство не переходило по женской линии. А так как у Луиса Клермонта не было сыновей, все унаследовал его младший брат Артур. Таким образом, Шайна осталась без дома, без денег и без приданого. Теперь ей оставалось лишь надеяться на милость нового барона Клермонта, ее дяди.
Долго, мучительно долго тянулись шесть недель ожидания. Как-то распорядится новый барон Клермонт судьбой осиротевшей племянницы?
Когда же наконец пришло письмо от дяди, положение ее прояснилось. Новости оказались одновременно и хорошими и плохими. Дядя охотно соглашался предоставить племяннице дом, а когда придет время ее свадьбы, то и приданое. Это была хорошая новость.
Плохая же состояла в том, что новый лорд Клермонт был целиком поглощен своими табачными плантациями и не испытывал ни малейшего желания вернуться в Англию. Таким образом, у Шайны оставался лишь один способ устроить свои дела – самой ехать к дяде в Виргинию, на его новую плантацию, которую он обустраивал возле Йорка, на Йорк-ривер.
Вот почему Шайна поднялась вскоре на борт «Друга» – маленького пассажирского судна, нанятого дядей для перевозки оборудования и людей, подрядившихся на работу на его плантацию.
Путешествие было спокойным, море – тихим, а ветер – попутным и свежим. Так продолжалось две с половиной недели – со дня отплытия из Портсмута и до момента встречи с Ле Корбье.
Они оказались для пиратов легкой добычей. Да и как могло быть иначе? Экипаж «Друга» был небольшим и плохо вооруженным. Их суденышко стало легкой добычей для такой быстроходной бригантины, как «Черная Жемчужина», на борту которой грозно блестели пушки, и вскоре палуба «Друга» заполнилась пиратами – грязными, свирепыми, одетыми в невообразимые лохмотья.
Шайну вместе с остальными пленниками согнали на палубу, и она стояла, прижатая к планширу, дрожа под алчными взглядами пиратов, с омерзением вспоминая прикосновения грубых, жадных рук к своему телу.
Капитан Ле Корбье – маленький смуглый уроженец Мартиники – смотрел на происходящее со злобой и презрением. Да, не слишком-то богатая добыча для целого дня погони! Ле Корбье рассчитывал поживиться на захваченном корабле золотом и драгоценностями. А что его ожидало? Молотки, плуги, семена, трусливый экипаж, запертый теперь в трюме, да тупая толпа нанявшихся на плантацию бедняков, смотревших на него так, словно перед ними был сам дьявол.
Ни поживиться, ни подраться – тоска!
– Чье это судно? – обратился Ле Корбье к дрожащему от страха капитану «Друга».
– Оно принадлежит мисс… точнее сказать, лорду Клермонту, – ответил тот, испуганно косясь на саблю в руке пирата. – Мы везем инструменты и рабочих на его плантацию в Виргинии… – Он хотел еще что-то добавить, но замолчал, наткнувшись на осуждающий взгляд Шайны.
– Инструменты и рабочих! – презрительно бросил Ле Корбье. – И что прикажете мне делать с этими семенами и плугами? А с этой швалью, которая завербовалась на плантацию только для того, чтобы избежать долговой тюрьмы?
Пират окинул разъяренным взглядом жалкую кучку пленников, жмущуюся к перилам. Неожиданно он заметил Шайну, постаравшуюся укрыться за спинами двух рослых мужчин, и глаза его прищурились.
– А это кто? – вкрадчиво протянул Ле Корбье. – Кто это здесь у нас спрятался?
Он кивнул одному из своих матросов, и тот немедля отделил Шайну от ее товарищей по несчастью и грубо толкнул девушку на палубу, к ногам Ле Корбье. С трудом подавляя гнев, Шайна сумела удержаться на ногах и встала перед пиратским главарем.
Тот обошел вокруг нее, осмотрел девушку оценивающим взглядом. Шайне казалось, что осмотр этот длится целую вечность. Наконец пират вновь оказался с ней лицом к лицу.
– Кто ты?
Несколько мгновений Шайна молчала. Если признаться, что она – племянница лорда Клермонта, пират потребует за нее выкуп, а у Шайны не было уверенности, что дядя согласится на это. Нет, пожалуй, лучше будет солгать и выдать себя за эмигрантку – такую же, как и прочие пассажиры злополучного «Друга».
– Меня зовут… Меган, – солгала она, надеясь, что никто из ее спутников не займется разоблачением. – Меган Гордон. Я нанялась в горничные к леди Клермонт.
Ле Корбье хмыкнул. Девушка в скромном муслиновом платье и простом капоре совсем не выделялась из толпы обычных, ничем не примечательных пассажиров «Друга».
– Горничная леди Клермонт? – усмехнулся пират. – Хм, горничная! Готов спорить на что угодно, ты – будущая наложница лорда Клермонта!
– Наложница? – Голубые глаза Шайны гневно сверкнули. – Я никогда не буду ничьей наложницей!
– Ого! – Пират оглянулся на своих головорезов, встретивших слова Шайны гоготом и насмешливым свистом. – А в ней что-то есть! Пожалуй, сегодняшний день не пропал зря!
Шайна почувствовала, как краска заливает ее лицо.
– Денег у меня нет, – честно призналась она, – и драгоценностей тоже. Я не представляю для вас никакой ценности.
– У тебя есть кое-что другое, моя милая, – весьма ценное, – возразил Ле Корбье. – Ты красива и, если я не ошибаюсь…
Прежде чем Шайна успела что-то сообразить, пират резким движением сорвал с ее головы капор.
– Ого! – восхищенно пробормотал он, глядя на белокурые локоны, рассыпавшиеся по плечам девушки. – Великолепно! Словно лунный свет! И глаза как летнее небо…
– Ну не такая уж это редкость, – поспешила заверить его Шайна.
– Может быть, может быть… в Англии, – согласился пират. – Но в наших диких местах такая красавица – большая редкость. Ха! Мне выпал хороший приз!
Шайна при этих словах пирата почувствовала неприятный холодок под сердцем. А может, еще не поздно сказать этому страшному человеку правду? Но согласится ли дядюшка заплатить за нее выкуп – и, надо полагать, немалый? Но она тут же отбросила эту мысль. Если злодей узнает ее настоящее имя и положение в обществе, это сделает их с дядей только еще более уязвимыми для безжалостного негодяя.
– О чем вы? – дрожащим голосом спросила Шайна. – Я не животное, чтобы меня покупали и продавали.
– Ну да, ну да, ты – наемная служанка, – насмешливо кивнул Ле Корбье. – Но скажи, разве наняться – это не одно и то же, что быть проданным как животное?
Шайна уже открыла рот, чтобы запротестовать, но пират махнул рукой.
– Довольно об этом! Итак, наша добыча на этом корабле – немного денег и эта девушка! – Он дотронулся рукой до сверкающей волны волос на голове Шайны и рассмеялся, когда она отпрянула назад. – Ну что ж! Пожалуй, она окупит все наши сегодняшние хлопоты!
Так Шайна оказалась в капитанской каюте на борту «Черной Жемчужины». Здесь она провела больше недели. Ле Корбье не тронул ее, придя к выводу, что имеет дело с девственницей. Не из благородства, разумеется. Просто пират отлично знал, что за девственницу ему заплатят гораздо больше в любом из восточных сералей. А именно туда он и собирался продать свою пленницу.
С самого первого дня на борту «Жемчужины» Шайна думала о побеге, и как-то раз ей удалось подслушать разговор матросов на палубе, из которого она поняла, что судно должно зайти в порт для того, чтобы приготовиться к переходу через Атлантику. Надежда на побег вспыхнула в ней с новой силой.
Вспыхнула, чтобы вскоре погаснуть.
Шайна тряхнула головой, отгоняя воспоминания, и вновь обвела хмурым взглядом деревушку, раскинувшуюся на берегу пиратской гавани.
В сгущающихся сумерках она видела пиратские корабли, покачивающиеся на якорях, да ветхие хижины, в которых жили немногочисленные обитатели острова. Ничего примечательного, если не считать достопримечательностью несколько убогих грязных таверн, в которых накачивались крепким пивом, ромом и ликерами буйные экипажи стоявших в гавани пиратских судов. Время от времени двери таверн распахивались, и из них вываливались нетвердо стоящие на ногах матросы. Здесь, на берегу, их поджидали слоняющиеся, словно тени, женские фигуры, бесстыдно предлагая свои услуги. И, насколько могла судить Шайна, эти услуги принимались пьяными пиратами с большим энтузиазмом.
У Шайны мелькнула мысль, что побег станет для нее самоубийством. Здесь, на борту «Жемчужины», ее жизнь имеет хоть какую-то ценность, а значит, она может чувствовать себя пусть в относительной, но безопасности. Если же ей удастся сбежать на берег, она станет легкой добычей для первой же хмельной компании. А потом для второй… Для третьей…
Шайна передернула плечами и прислонилась спиной к переборке каюты. Несомненно, на фоне обитателей острова Ле Корбье выглядит просто сельским священником, приглашенным на обед в Клермонт-Корт.
Шайна заметила шлюпку, пересекающую гавань в направлении «Черной Жемчужины». В ней виднелась маленькая приземистая фигурка Ле Корбье. Напротив него, спиной к кораблю, сидел рослый человек, одетый во все черное. Забившись в угол, Шайна спряталась за тяжелой занавеской. Похоже, Ле Корбье возвращается с берега с компанией. Шайна надеялась, что он не поведет своего гостя сюда, в каюту, но на всякий случай решила укрыться от посторонних глаз, насколько это было возможно в ее положении. С нее вполне достаточно было знакомства и с одним пиратом.
Вскоре раздался звук вставляемого в замок ключа. Тяжелые шаги обутых в грубые сапоги мужских ног не мог смягчить тонкий ковер, покрывавший пол каюты.
– Входи, будь ты проклят! – раздался сердитый голос Ле Корбье. – Входи и выбирай, что хочешь!
Шайна расслышала шаги другого человека – приятель Ле Корбье вошел в каюту вслед за хозяином судна. Каюта была завалена добычей. Драгоценные украшения, золотая и серебряная посуда, шкатулки, нити жемчуга своим блеском свидетельствовали об удачливости капитана пиратской бригантины, и они же живо напоминали о его несчастных жертвах.
– Откуда у тебя все это? – спросил низкий, глубокий мужской голос.
– С индийского корабля, плывшего из Бомбея, – ответил Ле Корбье. – Но я предлагаю тебе не все, – поспешно добавил он.
За своей занавеской Шайна невольно усмехнулась. Она точно знала, что именно не отдаст своему гостю Ле Корбье – «великого Могола». Именно так пират называл огромный индийский рубин в две сотни каратов. Несколько раз он показывал его Шайне, и она не могла не согласиться, что это самый большой рубин, который ей когда-либо доводилось видеть. Камень был гордостью и любовью Ле Корбье. Он скорее был способен расстаться с жизнью, чем с «великим Моголом».
– А это что? – спросил тот, второй. – Часы?
– Да, прекрасные часы, – облегченно воскликнул Ле Корбье, бросив быстрый взгляд на свой любимый рубин, лежащий в шкатулке из витой бронзы, украшенной жемчужинами. – Французские, с эмалью, с рубинами и бриллиантами, дружище.
Гость скептически прищелкнул языком:
– Выглядят как битые и склеенные. Но красивые, согласен. Я знаю одну леди, которая рада будет получить их в подарок.
– Ох! – непроизвольно вырвалось из груди Шайны. Она не сумела подавить возглас, потому что прекрасно помнила эти часы, и они очень нравились ей самой. Она сразу выделила их из пиратских сокровищ.
– Кто это там у тебя? – лениво поинтересовался гость. – Ты не говорил, что у тебя на борту леди.
Дрожа от страха, Шайна зажала ладонью рот.
«Боже! – беззвучно взмолилась она. – Боже! Пусть он подумает, что ему показалось! Пусть он подумает, что здесь никого нет! Пожалуйста!»
Но в этот момент бархатная занавеска отлетела в сторону, и Шайна увидела перед собою пару ярких зеленых глаз, обрамленных густыми черными ресницами. Человек улыбнулся, и от улыбки на его обветренной щеке обозначилась ямочка.
– Я вижу, ты хорошенько припрятал свое лучшее сокровище, Ле Корбье, а?
Шайна тревожно взглянула в лицо своего тюремщика. Тот выглядел спокойным и безучастным.
– Ее зовут Меган, – объяснил он незнакомцу. – Я подобрал ее на корабле, плывшем в Америку. Когда моя «Жемчужина» будет готова, отвезу ее на Восток.
– Зачем? – спросил гость. Затем он положил свою руку на плечо Шайны и вывел девушку из ее укрытия.
– Зачем? – переспросил Ле Корбье. – А сам-то ты как думаешь? Да на любом невольничьем рынке такая женщина пойдет нарасхват!
– И ты хочешь отдать ее в гарем какому-нибудь жирному турку? – В голосе высокого мужчины прозвучало презрение.
Ле Корбье пожал плечами и отвернулся. Шайна стояла за его спиной – маленькая, несчастная, дрожащая от страха. Она чувствовала себя пешкой в этой игре – ничего не значащей и бессильной. С одной стороны в игре участвовал Ле Корбье, для которого ее красота представляла интерес только как источник будущей прибыли. Что с ней будет потом, ему было наплевать. С другой стороны в игру вступил незнакомец, стоящий рядом с ним.
Вытащив Шайну из укрытия, он продолжал держать ее руку в своей огромной сильной ладони. Незнакомец был строен и высок – настолько высок, что голова Шайны едва достигала его плеча. Густые иссиня-черные волосы перехвачены на затылке зеленой ленточкой. Бриджи и сюртук незнакомца были того же темно-зеленого цвета, а не черные, как поначалу показалось Шайне. От этого мужчины исходило ощущение силы, и это одновременно пугало и завораживало Шайну. Глаза незнакомца смотрели на нее с искренним восхищением. Он усмехнулся, поймав взгляд Шайны, и от его усмешки по телу девушки пробежал холодок.
– Я беру ее, – сказал незнакомец. – И мы в расчете.
– Ее? – взвился Ле Корбье. – Проклятье, Форчун, это слишком много за карточный проигрыш! Она стоит…
– Не готов платить – не садись за карты, – спокойно парировал Форчун. – Я выбираю ее.
Ле Корбье окинул Шайну с головы до ног скорбным прощальным взглядом.
– Но она одна могла бы оплатить мне весь рейс на Восток, – с сожалением сказал он.
– Могла бы, – согласился Форчун. – Но не забывай, что она могла бы и умереть за время плавания. И что тогда?
Смуглый пират тяжело вздохнул и кивнул головой.
– Ладно, Форчун, твоя взяла. Забирай ее и будь проклят!
– Да, я возьму ее, – усмехнулся Форчун. – И уверен, что не промахнулся с выбором!
– Иди с ним, малышка, – сказал Ле Корбье. – Он выиграл, и это его право. Мы всегда играем честно. Между собой.
– Но… Как же… – испуганно запротестовала Шайна. – Вы же не можете…
– Иди, – жестко приказал Ле Корбье. – Его зовут Габриель Форчун. Он капитан «Золотой Фортуны», и отныне ты принадлежишь ему.
Несчастная и подавленная, Шайна посмотрела на красивое, улыбающееся лицо своего нового хозяина. Габриель Форчун усмехнулся, и глаза его блеснули.
– Все в порядке, детка, – мягко сказал он, и от улыбки резко обозначились складки на его щеках. – Отныне ты моя.
2
Пираты встретили появление Шайны на борту «Золотой Фортуны» диким визгом и непристойными шуточками. Габриель, шедший сзади, заметил густую краску, залившую щеки девушки.
– Не обращайте на них внимания, – спокойно сказал он. И добавил, продолжая идти вслед за Шайной по сверкающей палубе своей двухмачтовой бригантины: – Они не причинят вам никакого зла. В сущности, они неплохие парни.
– Но они – пираты! – неприязненно ответила Шайна.
Габриель рассмеялся.
– А почему бы и нет? – Его зеленые глаза спокойно встретили негодующий взгляд Шайны, когда девушка обернулась через плечо.
Габриель вежливо наклонился, жестом предлагая Шайне войти в раскрытую дверь каюты, и добавил:
– Прошу прощения, миледи. Я не думал, что вы так враждебно настроены против людей моей профессии.
– Мне нет дела до людей вашей, как вы говорите, профессии, – возразила Шайна и злобно продолжила: – Просто сейчас я должна была бы быть с моими…
– С вашими? – Габриель вопросительно взглянул на нее, уловив замешательство девушки.
– С моими хозяевами, – твердо закончила фразу Шайна, окончательно решив придерживаться роли горничной по имени Меган Гордон.
– О, моя дорогая, – ответил он, играя вынутым из кармана ключом, – вы слишком красивы, чтобы проводить свои дни в таких скучных занятиях, как полировка мебели и чистка каминных решеток.
Он повторил приглашающий жест, предлагая Шайне пройти в каюту.
– Такая красивая и молодая леди, как вы, не должна быть прислугой. Мне было бы ужасно неприятно увидеть ваш прелестный носик испачканным сажей.
– В чем будет испачкан мой нос, вас совершенно не касается, мистер Форчун, – холодно ответила Шайна.
Габриель немного помолчал, изучающе глядя на нее своими яркими зелеными глазами.
– Вы утверждаете, будто вы служанка, мисс Гордон, но при этом ведете себя так, словно вы графиня. – Он увидел, как от этих слов исчезает с лица девушки вызов и оно из надменного становится растерянным. – Вокруг вас я чувствую какую-то тайну, загадку, – продолжал размышлять вслух Габриель. – И я постараюсь ее раскрыть. А пока что чувствуйте себя в безопасности и устраивайтесь поудобнее. Я покину вас на время – пора выбираться из этой дыры и брать курс к дому.
Он вышел из каюты и тщательно запер за собой дверь.
Оставшись одна, Шайна испытала чувство острой досады.
«Осторожнее! – сказала она самой себе. – Ему хватило одного часа, чтобы понять – ты совсем не тот человек, за которого себя выдаешь. Спокойствие и осторожность!»
Затем любопытство взяло свое, и Шайна принялась осматривать каюту, в которой ее заточил Габриель Форчун.
Она была меньше, чем каюта Ле Корбье, но выглядела гораздо аккуратнее. Здесь не лежали на видном месте драгоценности, золотые монеты и прочая добыча, очевидно, свои сокровища Габриель Форчун держал в другом месте. А может, он был настолько хитер, что прятал их от врагов в каких-нибудь тайниках за переборками.
У окна стоял изящный столик орехового дерева, заваленный бумагами. Не в силах побороть свое любопытство, Шайна подошла к нему. Большая часть листов была исписана цифрами и пометками о широте и долготе. Течения, ветры, названия портов и кораблей, перечисление и стоимость награбленного, имена – убитых, раненых, пропавших без вести, смытых штормом. Шайна подумала, что эти записи пирата ничем не отличаются от скучных гроссбухов лондонских дельцов.
Затем ей на глаза попался сложенный пополам лист тонкой дорогой бумаги кремового цвета. Когда она взяла листок в руки, из него на стол выпал золотистый локон, привязанный к листу бумаги тонкой розовой ленточкой. Шайна развернула листок и подошла с ним поближе к лампе, чтобы лучше разобрать в быстро сгущающихся вечерних сумерках мелкие строки, написанные женской рукой.
«Любовь моя! – принялась читать Шайна. – Как много времени прошло с того дня, когда я в последний раз видела тебя! Как много одиноких ночей, проведенных без сна, в воспоминаниях о том свидании в саду, когда ты просил меня стать твоей женой…»
Женой?
Это слово сразу же вызвало у Шайны сотню вопросов. Так он помолвлен? Этот черноволосый зеленоглазый разбойник! Интересно, а его невеста знает, кто он на самом деле? А если знает – одобряет ли его «профессию»? И как ей живется в окружении награбленного женихом добра? Как она чувствует себя в платьях, купленных на ворованные деньги? Как ей живется в доме, купленном ценой чьей-то жизни? Что это за женщина?
Шайна вспомнила женщин в гавани Нью-Провиденса – жалких, жадных, грубых, живущих в вечном окружении пьяных моряков на своем пиратском острове.
Нет, она не могла поверить, что одна из них написала это письмо, хотя бы потому, что, кроме купеческих и дворянских детей, мало кто в такой глуши умел читать и писать. Шайна подумала, что в пиратской империи едва ли одна из сотни женщин способна хотя бы расписаться – большинство же вместо подписи просто прикладывали к бумаге испачканный чернилами палец.
Она подняла со стола выпавший из письма локон: длинный, мягкий, слегка вьющийся. Женщина, которой он принадлежал, была блондинкой, как и Шайна, с тем лишь отличием, что пепельному оттенку не хватало легкого серебристого сияния. Держа локон в руках, Шайна уловила исходящий от него слабый аромат жасмина. Нет, этот локон никак не мог принадлежать какой-нибудь шлюхе из Нью-Провиденса. Женщина, написавшая письмо, наверняка была из хорошей, может быть даже аристократической, семьи. Так кто же она – женщина, собирающаяся стать женой пирата?
И тут Шайна вдруг вспомнила историю великого пирата – капитана Кидда, казненного в 1701 году в Уоппинге. Рассказывали, что в перерывах между своими кровавыми морскими рейдами этот страшный человек жил на суше как добропорядочный джентльмен, вел светскую жизнь и принимал гостей из лучших американских фамилий в своем роскошном доме на углу Перл и Ганновер-стрит на Манхэттене. Еще говорили, что у него была красивая любящая жена, подарившая ему двоих ребятишек, и пират был для них заботливым любящим отцом. Так, может быть, и Габриель Форчун ведет, как и Кидд, двойную жизнь, преображаясь в аристократа, когда сходит на берег после скитаний по морю в поисках неправедной добычи? Может быть, и он ведет себя на суше как джентльмен: ухаживает за молодыми леди и шепчет им ласковые слова в ночных садах, напоенных ароматом цветов?
Эта мысль почему-то задела Шайну. Может быть, потому, что Габриель был красив – очень красив. Шайна живо увидела его – высокого, стройного, черноволосого, с глазами цвета весенней травы, с обаятельной улыбкой на загорелом лице.
Он выглядел очень мужественно в широкой, свободной рубахе и темных бриджах – в костюме пирата. А, кстати, почему вся его одежда такая просторная. Наверное для того, чтобы не сковывать движений в пылу драки. Ну а если вместо этого тряпья нарядить Габриеля в приталенный сюртук и элегантный шелковый плащ? Интересно, не потеряет он при этом своей красоты, мужественности и силы? Немного подумав, Шайна решила, что не потеряет.
Металлический лязг вставляемого в замок ключа заставил девушку вздрогнуть. Она быстро сложила письмо и бросила его на стол. Положила сверху белокурый локон. Затем перебежала к противоположной стене каюты и сделала вид, что внимательно смотрит на исчезающие за горизонтом контуры Нью-Провиденса.
– Проголодались? – спросил Габриель Форчун, входя в каюту.
Шайна обернулась. В руках у Габриеля был поднос, на котором дымилось блюдо с тушеным мясом, лежали вилка и ложка. Кроме того, на подносе стояла бутылка вина и стаканы.
– Разумеется, – ответила Шайна, подходя к столу, на который Габриель поставил поднос. – А вы не составите мне компанию?
Он отрицательно покачал головой.
– Пожалуй, только выпью с вами, – сказал он.
Шайна взяла ложку и попробовала мясо. И была приятно удивлена. В отличие от той еды, которой ее потчевали на «Черной Жемчужине», мясо, принесенное Габриелем, оказалось просто превосходным – мягким, нежным, сочным. Большие ломти говядины и картофель были щедро политы густым, душистым соусом.
– Очень вкусно, – похвалила она, отрываясь от тарелки для того, чтобы сделать глоток сладкого красного вина.

Неукротимый - Дюбэй Сандра -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Неукротимый на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Неукротимый автора Дюбэй Сандра придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Неукротимый своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Дюбэй Сандра - Неукротимый.
Возможно, что после прочтения книги Неукротимый вы захотите почитать и другие книги Дюбэй Сандра. Посмотрите на страницу писателя Дюбэй Сандра - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Неукротимый, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Дюбэй Сандра, написавшего книгу Неукротимый, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Неукротимый; Дюбэй Сандра, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...