А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Логинов Олег

Охота на 'Кидал'


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Охота на 'Кидал' автора, которого зовут Логинов Олег. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Охота на 'Кидал' в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Логинов Олег - Охота на 'Кидал' без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Охота на 'Кидал' = 239.42 KB

Охота на 'Кидал' - Логинов Олег -> скачать бесплатно электронную книгу



Логинов Олег
Охота на 'Кидал'
Логинов Олег
Oхота на "Кидал"
Понедельник. Утро. Вне зависимости от погоды, времени года и политической обстановки в стране, в милиции это самая неприятная пора. Причина проста - в понедельник утром проводится оперативка. В "конторе" хвалить принято редко, как правило, только по большим праздникам, поэтому, идя на оперативку, каждый знает, что если не ругать, то напрягать его там будут обязательно. И дело не в том, какой ты опер и каковы были твои успехи на прошлой неделе. Чтобы служба не казалась малиной, тебе обязательно должен прививаться комплекс вины. Считается - и, возможно справедливо, когда критикуют, начинаешь рыть носом землю, а все это вместе образует потогонную систему. Начальника снимут, если он перестанет подгонять, опера выгонят, если перестанет бегать, как заведенный.
Немножко запыхавшись, я вошел в кабинет начальника районного отделения БЭП и обнаружил, что личный состав уже весь в сборе. Даже сверх того. У стены, под большой картой района сидел незнакомый парень. Текучка кадров в районных отделах милиции очень высокая, поэтому ничего выдающегося в появлении в наших рядах нового человека не было. Тем не менее, заняв стул, я первым делом рассмотрел его повнимательнее: ведь не нужно было иметь семь пядей во лбу, чтобы догадаться - парня посадят ко мне в кабинет. Бывший мой сосед и партнер недавно перебрался в областную управу, и единственный свободный стол в отделении оставался напротив моего.
Новичка нельзя было назвать зеленым юнцом. Скорее, это был солидный мужик в полном расцвете лет - тридцать с небольшим, приличного роста - под сто девяносто, с волевым, невозмутимым лицом. Это казалось немножко странным - начинать опером в райотделе в таком возрасте не принято. Версий возникало несколько: или человека настолько достала жизнь на гражданке, что он добровольно засунул голову в этот хомут или перевелся откуда-то. Однако, переводиться обычно предпочитают куда-нибудь в управу, а сюда - только в крайнем случае. Когда совсем деваться некуда.
Наш шеф Петрович представил новенького, как Вязова Виталия Ивановича, и перешел к насущным делам. По неписанному сценарию он напустил на себя вид сурового босса и после краткого вступления, суть которого сводилась к тому, что все мы разгильдяи и бездельники, а потому скоро наше отделение скатится на последнее место, перешел к выяснению чем каждый из нас намерен заниматься на текущей неделе.
У оперов есть целая градация результатов работы. Результаты бывают планируемые и достигнутые, высокие и низкие, но самая главная наша задача, чтобы эти результаты были. Другие люди их очень скрупулезно подсчитают, сложат вычтут, поделят, выведут проценты и передадут наверх. Потом все отчитаются перед кем-нибудь и получат ценные указания. Самое поразительное во всей этой ментовской системе, что результаты реально повышаются каждый год. Это, как в спорте, когда планка рекорда поднимается все выше и выше, каждый раз кажется, что это все, дальше некуда, но она снова поднимается. Вероятно, это главный аргумент в пользу существования сложившейся пирамидоидальной милицейской системы, где многочисленные верхние бюрократические ярусы, массивной тяжестью налегая на низовые звенья, выжимают из них необходимые показатели. И никого по большому счету не волнует, что внизу, на земле люди работают на износ и мало кто выдерживает там свыше пяти лет. Причем, у тех, кто внизу, самые маленькие оклады и самые большие задержки с выплатой зарплаты.
Получив заряд энергии и указания на неделю, все разошлись, а я задержался.
- Петрович, откуда кадр?- спросил я, имея в виду новенького.
- Однокашник Поленова,- ответил он, в свою очередь, имея в виду не знаменитого русского художника, а начальника одного из межрайонных отделов областного управления.
Информацию из Петровича вытягивать крайне трудно, мне понадобилось минут пятнадцать, чтобы узнать, что новичок учился и некоторое время работал вместе с Поленовым в Москве, потом уволился из органов и занимался бизнесом, но что-то там у него не пошло и он попросился обратно в "контору". В Москве ему ответили отказом. Вообще, с некоторых пор стало не принято брать обратно в "контору" бывших работников, чтобы все знали "обратной дороги нет". Но в каждом правиле бывают исключения. Поленов постарался, и у нас в городе для Вязова такое исключение сделали.
Получив необходимую информацию, я пошел к себе. Петрович уже отдал Вязову ключи, поэтому, когда я зашел в кабинет, он деловито, по хозяйственному размещал на столе канцелярские принадлежности. Молодец парень, сразу видно, что из бывших и знает: в "конторе" не получишь и копеечной шариковой ручки. Все необходимое он сразу принес с собой.
Мы успели познакомиться, перекинуться парой фраз и началась обычная райотдельская суета. Телефон трезвонит практически безостановочно, посетители, заявители, отчеты, справки, рапорта, одним словом, работа.
Зашедший Петрович оценил мою загруженность и предложил передать часть имевшихся заявлений Вязову. Мне не понадобилось говорить дважды, я, порывшись в сейфе, бросил ему на стол все.
Так получилось, что по моей линии заявлений поступает больше, чем по другим, и львиная доля из них связана с "кидняками". К сожалению, с началом перестройки, активно внедряя в жизнь рыночные преобразования, ошибочно посчитали, что они могут регулироваться старыми законами. Сознательно или нет власть имущие сделали все, чтобы период накопления капитала в нашей стране происходил в условиях полнейшего правового беспредела. Решение финансовых споров было отдано на откуп жуликам, и те сами на этом накопили неплохие капиталы. В последние годы положение несколько изменилось, милиция и арбитраж оказались заваленными заявлениями о неплатежах. Честно говоря, 9 из 10 таких заявлений для меня бесперспективны. Моя задача - уголовные дела, а чтобы возбудить уголовное дело по "кидалову", нужно найти сначала факты, подтверждающие умысел, мошеннические действия, наконец, нужно найти самого кидальщика и, желательно, его деньги. Но даже, если сразу видно, что материал абсолютно бесперспективный, обязанность проводить по нему проверку с меня никто не снимет. Причем, провести ее я должен качественно, иначе уже в отношении меня будет проводиться служебная проверка.
Перебросив Вязову пачку "заяв", я сказал:
- Бери все, мне не жалко.
Присутствовавший при этом, Петрович вмешался:
- Не борзей, Игорь. Виталию Ивановичу нужно будет работать по своей линии. На первых порах, пока втянется, он, конечно, поможет тебе, но нужно и совесть иметь.
Я понял, что неправ и беспрекословно подтянул к себе половину заявлений.
- Так-то лучше,- кивнул Петрович.- Введи Виталия Ивановича в курс дела, и пусть приступает.
Начальник ушел заниматься своими делами, ко мне по повестке пришел человек, а Вязов углубился в чтение заявления. Дочитав до конца, он решительно снял трубку телефона и попросил связать его с Ганицким.
Я поднял голову от объяснения, которое писал, и с любопытством посмотрел на Виталия. Ганицкий Лев Иосифович был известным в городе человеком, президентом корпорации "Кедр", приятелем высших городских чиновников, в том числе и милицейских. Как и следовало ожидать, Вязова на том конце провода подробно расспросили кто он, откуда и по какому вопросу. В конце концов, его соединили с Ганицким. Естественно, тот не горел желанием терять время на беседу с простым опером, и я, не без интереса, прислушивался к репликам Виталия:
- Если бы мне нужно было поговорить с начальником вашей службы безопасности, я позвонил ему...... Я понимаю, что вы - занятой человек, но, вероятно, тоже предпочитаете решать вопросы с первым лицом и без посредников..... И все же, я настаиваю, чтобы вы приехали. Чем раньше мы переговорим с вами, тем скорее я приступлю к решению ваших проблем...... Хорошо. Договорились. В двенадцать жду вас.
Мне понравилось, как он вел разговор. Я взглянул на часы и, решил, что до двенадцати еще успею дописать объяснение и поделиться с Виталием информацией, которой не было в заявлении.
Кроме того, что Ганицкий Лев Иосифович был значительной фигурой в финансовых кругах, его лицо часто появлялось на экране телевизора, а имя на устах устроителей конкурсов красоты и боев без правил, так как выступал генеральным спонсором подобных мероприятий. Наше с ним знакомство должно было состояться несколько лет назад, когда Ганицкий закладывал фундамент своего будущего благосостояния и имел хорошие перспективы оказаться под следствием, будучи председателем инвестиционного фонда, а попросту финансовой пирамиды под названием "Дом Чудес". Однако этому помешало знакомство с другим человеком по имени Миха, который достоин того, чтобы рассказать о нем подробнее.
Миху завел ко мне в кабинет Петрович. Не смотря на то, что и вид и прикид незнакомца были весьма непрезентабельны, начальник держался с ним уважительно. Представив меня гостю, Петрович наказал оказать Михаилу Илларионовичу всяческое содействие и оставил нас наедине. Тезка фельдмаршала уселся рядом на стул и, протянув руку для знакомства, представился: "Миха". От гостя со страшной силой несло каким-то дешевым цветочным одеколоном, что вынудило мою чувствительную натуру отодвинуться поближе к форточке и повнимательнее приглядеться к нему.
- Давно от хозяина?- проявил я проницательность.
- А, только что откинулся,- небрежно отмахнулся он и тут же спросил:- Вы об Иванове Петре Сидоровиче и Сидорове Петре Ивановиче слышали?
- Не-е-е-т,- протянул я.
- Их расстреляли. Моя работа!- изрек он.
- Так ты киллер что ли?- вытаращился я на него.
- Нет, я сотрудник органов!- многозначительно произнес Миха и подмигнул.
Мне понадобилась четверть часа, чтобы уяснить, что господа Сидоров и Иванов - это крупные расхитители социалистической собственности, арестованные по "лесным" делам, прокатившимся по стране лет десять назад, и с которыми Миха сидел вместе в следственном изоляторе.
Поскольку последний исправно выведывал у означенных товарищей информацию и передавал ее операм, мужиков раскрутили на полную катушку, и суд, принимая во внимание огромный размер ущерба, приговорил их к высшей мере. Десяток лет, прошедший с той поры Миха продолжал сидеть и активно сотрудничать с оперчастью. Теперь, когда срок гособеспечения для него закончился и он оказался на воле, то заявился к нам вербоваться в добровольные помощники милиции.
- Михаил Илларионович, мне кажется, тебе будет лучше спуститься на этаж ниже и переговорить об этом в уголовном розыске. Пойми правильно, ты не наш контингент. Мы работаем с людьми солидными, экономически грамотными..... - начал я.
Но он замахал руками и, перебив меня, заявил:
- Не, начальник. Я разбогатеть хочу!
Понадобилась еще четверть часа, чтобы разобраться в истинных намерениях Михи. Пропустив в зоне период перестройки, о ситуации, сложившейся в обществе, он имел представления на уровне детсадовского ребенка. Услышав, что те, кто занимается коммерцией, делают деньги из воздуха, тоже захотел так жить. С этой целью он решил с нашей помощью внедриться в какую-нибудь солидную контору и, набивая в ней личный карман, стучать нам на партнеров по бизнесу. Причем Миха высказал конкретное предложение "рубить капусту" в фирме, занимающейся цветными металлами, и в должности не ниже заместителя директора.
Скептически осмотрев тщедушного человечка в куртке, бывшей в моде десять лет назад, как раз когда он сел, я понял, что объяснять этой святой простоте реальное положение вещей в современном обществе совершенно бесполезно. С людьми, у которых не все в порядке с головой, нужно соглашаться, иначе они могут стать буйными, а это себе дороже. И тут меня осенила дурацкая идея, достойная дурацкого предложения гостя.
В ту пору как раз начался кризис финансовых пирамид. Наш райотдел каждый день осаждали толпы обманутых вкладчиков и на обэповцев постоянно давили, что надо заниматься проверкой всех инвестиционных компаний. Среди прочих "пирамид" наибольшую оскомину набил "Чудесный Дом", куда я для смеха решил отправить Миху.
- Слушай, а в инвестиционном фонде не желаешь поработать?- спросил я, делая серьезный вид.
- Это что за зараза такая?- спросил он.
Вспомнив о полнейшем профанизме гостя по части инвестиций и ценных бумаг, я не мог не отметить как в своем вопросе он очень точно постиг суть проблемы. Поэтому не пожалел времени и закатил Михе целую лекцию о финансовых пирамидах. Начал с изобретателя классической схемы обогащения путем создания инвестиционной компании Чарльза Понци, который в 1919 году хапнул более 10 млн. долларов, облапошив свыше 300 тыс. американцев. Миха, узнав, что за этот фокус Понци потом чалился на нарах 12 лет, преисполнился уважения к инвестиционным фондам. Такие сроки у нас дают только за тяжкие преступления, да еще при наличии усугубляющих вину факторов. К примеру, далеко не каждый убийца получает больше. Дальше пришлось тезку фельдмаршала просветить насчет "МММ", "Селенги", "Хопра" и прочих разных компаний созданных сладкоречивыми продолжателями дела Чарльза Понци, Кота Базилио и Лисы Алисы. Найдя в лице Михи благодарного слушателя, внимавшего мне открыв рот, я незаметно вошел в раж и разошелся, расписывая к каким гнусным рекламным трюкам прибегают, действующие у нас в городе финансовые пирамиды для одурачивания вкладчиков и как бессовестно их руководители тратят, выманенные у пенсионеров, деньги на удовлетворение своих меркантильных и низменных потребностей. Особенно досталось от меня Ганицкому, сменившему за последний год три квартиры и четыре иномарки.
Ох, знать бы мне тогда какой феноменальной памятью отличается Михаил Илларионович. Но тогда он представлялся мне обыкновенным придурком, из тех, что обожают по любому поводу приходить в милицию, где по долгу службы с ними вынуждены разговаривать и вежливо обращаться.
В общем, пообещав, что позвоню в "Чудесный Дом", чтобы Миху взяли туда заместителем директора, я выпроводил наконец визитера. Конечно, никуда я звонить не собирался и не сомневался, что его дальше порога там не пустят. Зато он покинул меня весьма довольный и преисполненный воодушевления. Полученная информация, как нельзя лучше, вписывалась в его представления о новой жизни. Особенно потряс его приведенный мною пример как пьяные охранники из "Чудесного Дома" по пути в банк потеряли мешок денег, а потом никто не мог сказать какая сумма в нем находилась, выяснили только, что там было пять с чем-то килограммов денег. Опьяненный блестящими перспективами, Миха на прощание пообещал вложить всех. Я кивнул и сказал, чтобы он посильнее надушился своим замечательным одеколоном, когда пойдет устраиваться на работу.
Недельки через три мне на самом деле пришлось идти с проверкой в "Чудесный Дом". Секретарша предупредительно распахнула передо мной дверь председательского кабинета и пригласила внутрь. Я решительно сделал несколько шагов вперед и застыл, как по команде "Замри!". Вместо Ганицкого в крутящемся кресле главного босса фонда сидел Миха! Он с важным видом протянул руку для приветствия и предложил присаживаться. Что я поспешно и сделал, от такого сюрприза у кого угодно голова бы закружилась.
- Приятно видеть вас, Михаил Илларионович, в новом качестве. Трудоустроились, значит,- констатировал я.
- Ага. Спасибо, Игорь Владимирович. Живу, блин, дай бог каждому. Все катит в елочку. Хозяином стал!- широким жестом он обвел рукой полукруг.
Действительно, теперь и костюм (чуть не от Пьера Кардена) и жизнь у Михи были в елочку. Мне до зуда в пятках хотелось узнать как же это у него так получилось, но старался не показывать любопытства и делать вид, что все нормально, а в происшедшем нет никакого колдовства.
- Куда же, позвольте узнать, делся Лев Иосифович?- осведомился я.
- Уехал на стажировку в Америку.
- В Бостон?- спросил я, пытаясь пошутить.
Именно в Бостоне развернул свою деятельность Чарльз Понци.
- Я же сказал - в Америку,- обьяснил мне Миха, как непонятливому школяру.
Это уже было слишком. Я достал из дипломата официальное письмо и положил перед новоявленным председателем фонда.
- Ну раз теперь вы, Михаил Илларионович, тут главный, будем разбираться с вами. Во-первых, потрудитесь дать указание главному бухгалтеру представить нам все указанные в запросе документы, а во-вторых, собирайтесь, поедете с нами в райотдел.
- Опять на нары?- спросил со вздохом Миха.
- Там видно будет,- сурово отрезал я.
Колоть новоявленного председателя фонда "Чудесный Дом" не пришлось, он честно поведал нам как докатился до жизни такой. После разговора со мной три недели назад, облившись с головы до пят цветочным одеколоном, Миха заявился к Ганицкому. Обнаружив, что тому никто не звонил и, что он пребывает в полнейшем неведении в отношении выдающейся личности визитера, тезка фельдмаршала сориентировался и изменил тактику. Напустив на себя флер таинственности, он поведал хозяину фонда, что у него все схвачено в милицейских кругах и якобы там принято решение начать в ближайшее время глобальную проверку в отношении "Чудесного Дома". Лев Иосифович давно ожидал начала подобной акции, поэтому отнесся к информации вполне серьезно. Он предложил визитеру сесть и подробно изложить все, что тому известно. Миха начал издалека. С Чарльза Понци. А когда дошел в своем повествовании до самого Ганицкого и поведал о трех квартирах и четырех иномарках, тот смекнул, что дело на самом деле пахнет керосином.
За несколько последующих дней Лев Иосифович разбросал деньги со своих счетов, передал в другие конторы, числящиеся за его фондом, акции и ценные бумаги, а так же с помощью связей в областной Администрации пробил себе место в делегации молодых фермеров, отправляющихся на стажировку в США. Оставался последний штрих - посадить в свое кресло другого человека, который по всей вероятности сменил бы его в недалеком будущем на скамью за решеткой в зале суда. Хорошего человека для этой роли было жалко и он предложил занять кресло Михе, который поразил его знанием сути финансовых пирамид еще при первой встрече.
Кампания по закручиванию гаек в отношении финансовых пирамид набирала обороты. Как обычно у нас в России отсутствие порядка и необходимых законов подменили кампанейщиной. Миху, как председателя фонда, нагревшего вкладчиков на сотни миллионов рублей, мы задержали на тридцать суток по президентскому Указу. Об этом все отчитались и широко оповестили общественность, демонстрируя, что борьба ведется. Миха знал на что шел, принимая предложение Ганицкого, поэтому не был на нас в обиде. Пока он отбывал свои сутки, наше сотрудничество сильно укрепилось. В изоляторе Миха был в большом авторитете, как человек разносторонне развитый: знакомый с тюремными порядками, ментовскими кругами и деятельностью финансовых пирамид. Другие руководители чековых инвестиционных фондов, тоже попавшие под кампанию и оказавшиеся на нарах, смотрели ему в рот, а он исправно стучал на них нам. Мы потратили массу времени, проверяя деятельность всех этих пирамид, но через год прокуратура разобралась, что в рамках действующего законодательства никакого криминала в них нет, поэтому большинство уголовных дел прекратила, в том числе и по "Чудесному Дому". Ганицкий вернулся на родину, как человек, сделавший здесь себе состояние и оправданный законом по всем статьям.
Ганицкий прибыл, как и обещал, в 12. С виду он был типичным представителем обрусевшего народа Израиля. Невысокий, полноватый, с лысиной посреди головы, обрамленной густыми черными волосами. Президент корпорации "Кедр" словно вплыл к нам в кабинет, держа на весу пухлую руку, уже приготовленную для рукопожатия и украшенную огромной золотой печаткой. Конечно, он прибыл не один, а с начальником службы безопасности, в котором без труда угадывался бывший сотрудник органов. Вольно развалившись на стуле Лев Иосифович вместо вступления сразу поведал нам, что по поводу приключившейся с его компанией неприятности уже беседовал лично с начальником Управления и по телефону с начальником райотдела. Держался он легко и просто, но, на мой взгляд, несколько фамильярно. Не давая нам вставить и слово, Ганицкий посетовал, что при его огромной занятости по управлению разветвленной корпорацией, необходимостью решать вопросы с иностранными фирмами и местной администрацией, какие-то жулики его совершенно выбивают из колеи, не давая трудиться на благо города и государства. Потом страстно обрушился на неизвестных ему врагов, которые организовали целую кампанию с целью нанесения ему ущерба.
Надо сказать, что в его речи было рациональное зерно, если отбросить детали и эмоции, то суть дела заключалась в следующем:
Три года корпорация "Кедр" успешно вела коммерческую деятельность, покупая и продавая лес, цветные металлы, продукты питания. Должники были, но это так, мелкие издержки в работе. Вдруг, за одну неделю 7 разных фирм и частных предпринимателей взяли у них продукты питания на реализацию на срок от двух недель до месяца и не рассчитались. Присутствующий здесь начальник службы безопасности провел предварительную проверку и выяснил, что получался товар по утерянным или поддельным документам. Причем, видимо это была спланированная и организованная акция. Некоторые из этих фирм брали товар и раньше, расплачиваясь в срок, чтобы зарекомендовать себя с положительной стороны и в последний раз набрать по максимуму. Что в результате у них и получилось. Как выяснилось в дальнейшем при сличении пропусков, эти семь фирм и ЧП даже приезжали за товаром на одних и тех же машинах. В общем, судя по всему, криминальные действия направлялись из одного неведомого центра.
- Вы не предполагаете кто бы желал навредить вам и организоватьвсе это?- спросил Вязов.
- Если бы знал, своими бы руками шею свернул!- решительно заявил Ганицкий и тут же с улыбкой добавил:- А мои предположения к делу не подошьешь? Так ведь? Работайте, ребята, вы профессионалы по этой части, вам и карты в руки. Ну а мы, со свой стороны, окажем всестороннее содействие.
- Ловлю вас на слове. Вот об этом "всестороннем содействии" я и хотел с вами поговорить,- с невозмутимым видом заявил Вязов.
Я удивленно взглянул на него, но следующей фразой он еще больше поверг меня в недоумение, а господина Ганицкого просто шокировал:
- Я тут человек новый, Честно говоря, сегодня первый мой день работы здесь. В городе никого не знаю, ориентируюсь плохо......
Я не понимал зачем он это говорит, а Ганицкий просто растерялся от такого пренебрежения к своему заявлению, проверка которого поручена какому-то новичку. Но Вязов, не давая ему опомниться, продолжал:
- Одним словом, работой пока я сильно не загружен и два-три дня могу целиком посвятить вашей проблеме. Мне нужна автомашина с водителем, охранник для подстраховки и мелких поручений, а так же радиомикрофон, желательно вмонтированный в калькулятор или ручку. Такими сейчас торгуют все фирмы, продающие спецтехнику, найти его у вас проблем не возникнет. Как только все будет в наличии, я немедленно приступаю.
Это заявление произвело на меня двоякое впечатление. С одной стороны, мне понравились напористость и деловитость Вязова, а с другой - я никогда ничего не прошу у заявителей. У бедных ментов собственная гордость. Не за себя обидно - за "контору". Люди даже не представляют до какой степени у милиции ничего нет. Самое удивительное, но Ганицкому эта конкретика пришлась по душе. Он как-то даже уважительно посмотрел на Вязова и немедленно отдал соответствующие распоряжения начальнику службы безопасности.
Пока мы с Вязовым то ли профилактировали, то ли зарабатывали язву в столовке бывшего НИИ, недалеко от нашего райотдела, корпорация "Кедр" нашла автомашину, водителя, свободного охранника, закупила радиомикрофон и все это отправила к нам. Мы не успели в кабинете выкурить по сигарете после обеда, как Виталию позвонили и сказали, что карета подана к подъезду, он может приступать.
- Давненько я не играл в детективов,- сладко потянулся Вязов, потом, выдохнув, решительно произнес:- Ладно. Вперед и с песней!
Он поднялся. Скидал в дипломат бумагу, ручки и направился к двери. Остановившись у порога, обернулся.
- Игорь, если шеф спросит, я сегодня не вернусь. Поработаю до упора. Все, пока. Пожелай мне удачи.
- Желаю,- улыбнулся я, в душе понимая, что означенная удача вряд ли ему светит.
Ребята Ганицкого самостоятельно уже отработали всех должников и, расписавшись в собственном бессилии, сочинили заяву нам. Они "подняли волну" и вспугнули тех, кто был причастен к кидалову, поэтому шансов для Вязова при этом раскладе я просто не видел.
Утром, придя в кабинет, я застал Вязова уже на месте. По щетине и печати усталости на его лице можно было понять, что он провел бессонную ночь. Однако, был бодр и, стоя возле какого-то паренька, сидящего на стуле, втолковывал ему извечную ментовскую байку про чистосердечное признание, облегчающее душу и вину. На мой взгляд, когда над тобой нависает такая махина под центнер веса, как Вязов, не хочется сильно запираться. И парнишка со слезами в голосе твердил о том, что все написал и большего просто не знает.

Охота на 'Кидал' - Логинов Олег -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Охота на 'Кидал' на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Охота на 'Кидал' автора Логинов Олег придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Охота на 'Кидал' своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Логинов Олег - Охота на 'Кидал'.
Возможно, что после прочтения книги Охота на 'Кидал' вы захотите почитать и другие книги Логинов Олег. Посмотрите на страницу писателя Логинов Олег - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Охота на 'Кидал', то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Логинов Олег, написавшего книгу Охота на 'Кидал', на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Охота на 'Кидал'; Логинов Олег, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...