А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Меньшов Виктор

Белая кобра


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Белая кобра автора, которого зовут Меньшов Виктор. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Белая кобра в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Меньшов Виктор - Белая кобра без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Белая кобра = 315.24 KB

Белая кобра - Меньшов Виктор -> скачать бесплатно электронную книгу



Меньшов Виктор
Белая кобра
Виктор Меньшов
Белая кобра
Глава первая
Весна в этом году выдалась ранняя и чрезвычайно теплая. Было воскресенье, с полудня пошел затяжной дождь. Возвращались по мокрому шоссе в сторону Москвы усталые дачники, навкалывавшиеся на участках, спешившие домой, чтобы успеть прийти в себя после активного дачного отдыха перед предстоящим рабочим днем. На улице стремительно темнело, хотя сумерки ещё не сгустились до темноты.
Навстречу возвращавшимся домой дачникам по правой стороне шоссе ехал "мерседес", в котором сидело двое крепких, спортивного вида мужчин лет под сорок. Оба одинаково коротко постриженные, оба плечистые, с мощными борцовскими шеями, на которых красовались в распахнутых воротах рубашек толстые золотые цепочки. Такие же вызывающе броские размерами золотые цепочки украшали и крепкие кисти рук мужчин. Ехали они молча, почти не разговаривая друг с другом. Водитель вел машину уверенно, но аккуратно, пассажир рассеянно смотрел на проносившиеся мимо пейзажи.
К кисти левой руки пассажира наручниками был пристегнут большой, черного металла кейс, по которому он машинально барабанил пальцами, задумчиво глядя в окно.
- Ты что, Борис, нервничаешь, что ли? - мельком покосившись на быстрые, выбивающие дробь пальцы пассажира, удивленно спросил водитель, которому, как видно, надоело затянувшееся в машине молчание.
- Да, брат, есть немного. Если честно признаться, что-то мне малость не по себе, - признался пассажир. - Такое дело затеяли, только и смотри, как бы головы не потерять.
- Ну, нашел, брат, о чем беспокоиться! - беспечно хохотнул водитель. Головы мы с тобой вполне свободно могли потерять и в Афгане, и в Чечне. Да мало ли было жареного в нашей службе? И при этом, заметь, в те лихие времена рисковали мы совершенно бесплатно, или почти бесплатно.
- Тогда мы знали, чем рискуем. За нами все же государство стояло. Я хотя бы был спокоен за своих, знал, что в случае чего, какую никакую, а все же пенсию за меня получили бы. А вот то, чем мы сейчас рискуем, это покруче будет. Если что с нами случится сейчас, ты представляешь, что тогда с нашими будет? Ни льгот, ни пенсий, ничего.
- Да ладно тебе! - поморщился водитель. - Не в первый раз дела делаем. Каракурт все на сто шагов вперед просчитал. Он никогда не ошибался.
- Когда, никогда, а рано или поздно все ошибаются, - угрюмо возразил пассажир. - А мы, как саперы, ошибаемся один раз.
- Да нет, все должно быть разыграно как по нотам, - упрямо не согласился водитель. - Покруче дела делали.
- Ну, ну, твои бы слова, да богу в уши, - неопределенно промычал пассажир и замолчал, глядя в боковое стекло.
Водитель плавно притормозил и прижался к обочине на сто семидесятом километре шоссе. Мимо них проходили редкие в воскресный вечер машины на Рязань. В основном это были большегрузы, дальнобойщики спешили воспользоваться относительно пустым шоссе, на котором не путаются под колесами их мастодонтов осточертевшие бойкие частники, воображающие себя хозяевами дороги.
- Значит так, - заметно посерьезнев, говорил водитель пассажиру. Повторяю ещё раз, и для тебя, и для себя. Ели что не так, спроси, или поправь. Через семнадцать километров, на другой стороне, будет ресторан "Лесная сказка", он на ремонте. Объезжаем его сзади, въезжаем за забор, с шоссе нас не видно, проверено. Через пару минут въезжают купцы. Мы выходим. Ты показываешь содержимое кейса, они предъявляют товар. После этого все, как обычно: ты идешь к их машине, кладешь кейс на багажник, они кладут товар к нам на машину. Дальше все, как договаривались. Времени у нас в запасе на все про все будет ровно десять минут. Ясно?
- Ясно, - нервно зевнул пассажир. - Не в первый раз выступаем, да и помню я все, вместе операцию готовили, детали прорабатывали.
- С таким финалом мы в первый раз выступаем, - нахмурился водитель. Так что смотри в оба. Все должно быть буквально по секундам.
- Да ладно, все уже сто раз прокрутили, все от зубов отскакивает.
- Сам знаешь, как оно в нашем деле бывает. Считаешь, считаешь, все вроде бы учел, все предусмотрел, каждую мелочь, а в последний момент что-то не сложилось, что-то не так пошло и все кувырком.
- Типун тебе на язык! - всерьез огорчился пассажир. - Не каркай ты хотя бы, без того что-то на душе не спокойно, а тут ты еще.
- Ладно, все будет тип-топ - вздохнул водитель. - Ты как, готов?
- Готов, - нервно сглотнул пассажир.
- Ну, тогда поехали, время, нам опаздывать никак нельзя, - озабоченно посмотрев на часы, нахмурился водитель.
И мягко тронул машину с места.
На сто восемьдесят седьмом километре они, выждав момент, развернулись на пустом шоссе на другую сторону, и немного проехав по шоссе, свернули с дороги. Объехав сзади стилизованный под русский терем, сложенный из бревен, ресторан "Лесная сказка", который был огорожен высоким забором, и опутан строительными лесами, они въехали за ограду и остановились, кого-то ожидая.
Ждать им пришлось недолго. Через три минуты с шоссе свернула ещё одна машина и медленно въехала на строительную площадку, где её ждали пассажиры "мерседеса". Как только красная "ауди" приехавших остановилась напротив их машины, мигнув дважды фарами, пассажиры "мерседеса" одновременно вышли из машины, встав возле открытых дверей.
В остановившейся напротив "ауди" как по команде разом распахнулись все четыре дверцы, и из них вышли четверо молодых людей с ярко выраженными восточными лицами. Двое, вышедшие из передних дверей, остались на месте, не спуская глаз с пассажиров "мерседеса", а двое, вышедших сзади, подошли к капоту машины. К кистям рук обоих были прикреплены наручниками по два чемодана у каждого. Они поставили свои чемоданчики на капот, молча подождали, пока один из стоявших возле передней дверцы подойдет к каждому и отстегнет наручники.
Отстегнув, тот вернулся на место, а двое открыли чемоданчики, набрав шифры на шифраторах, подняли крышки и показали содержимое металлических кейсов. Они были плотно набиты
полиэтиленовыми пакетами с белым порошком.
Стоявший возле "мерса" водитель, прищурившись, бегло посмотрел на предъявленное содержимое, удовлетворенно кивнул, и двое из "ауди" быстро закрыли чемоданчики, ловко набрав опять шифры.
Водитель "мерседеса" медленно кивнул, не спуская глаз с пассажиров "ауди", его напарник положил на капот "мерса" свой кейс, открыл крышку, показав соседям содержимое. В его чемоданчике лежали плотными рядами ровные тугие пачки стодолларовых купюр.
Стоявший возле дверцы "ауди" быстро пробежал узкими глазами по деньгам и кивнул, не изменившись в лице. Пассажир "мерса" медленно закрыл кейс, набрал шифр и выжидающе глянул на своего водителя. Тот сделал знак рукой, и его пассажир медленно двинулся к "ауди", неся в руке кейс.
Навстречу ему, так же медленно, напряженно не сводя глаз с него и водителя, двигались двое из "ауди", которые несли каждый по два кейса. Двое оставались возле машины, держа руки в карманах.
Одновременно дойдя до машин, носильщики медленно положили чемоданы на капоты и так же медленно развернувшись лицом друг к другу, пошли обратно, к своим машинам. Чемоданы так и лежали на капотах, к ним пока никто не притрагивался. Строго соблюдался ритуал. Водитель "мерседеса" и двое возле "ауди" не спускали друг с друга глаз.
Водитель "мерседеса" левой рукой нащупал в кармане кнопку маленького пульта и нажал её. Сзади "ауди", возле штабеля кирпичей, раздался громкий хлопок, поднялось облачко пыли. Пассажиры "ауди", и те, которые шли к машине, и те, которые следили за ними, инстинктивно пригнулись и обернулись за спину, заученно автоматически среагировав на хлопок.
Это их и погубило, на этом и строился расчет нападавших.
Обернулись люди из "ауди" всего на долю секунды, но этого вполне хватило пассажиру и водителю "мерседеса" для того, чтобы выхватить пистолет и штурмовой автомат "скорпион", и хладнокровно расстрелять в упор своих визави.
Все это произошло так быстро, что те даже не успели ни только защититься, но и хотя бы попробовать убежать. Но далее началось совершенно непонятное. Вместо того, чтобы хватать скорее чемоданы, бросать их в машину и уезжать подальше от этого страшного места, водитель и пассажир "мерседеса" бросились в первую очередь обыскивать трупы.
Они зачем-то забрали у них наручники, которыми до этого те были прикованы чемоданы, сложили наручники в пакет, потом водитель достал из багажника остро отточенный топор и протянул его напарнику.
- Давай, действуй, а я пошел за машиной.
Он уже почти повернулся в сторону леса, но оглянулся и увидел растерянность и гримасу отвращения на лице партнера. Вздохнув, он забрал топор и сунул напарнику в руки ключи от машины, указав пальцем на кусты возле раздвоенной березы.
- Давай, гони сюда машину, она вон за теми кустами, а я сам тут все сделаю.
Пассажир с облегчением вздохнул, и быстро побежал, спотыкаясь, к кустам, в которых стояла угнанная накануне "девятка". За спиной его раздались тупые удары топора. Пассажир передернул плечами и полез в "девятку". В ней сидели двое. Один на месте пассажира на переднем сидении, а второй расположился на заднем, прислонившись плечом к дверце. Оба пассажира были трупами.
Когда пассажир "мерседеса" выгнал машину из кустов и поставил её напротив "ауди", выйдя из кабины, его, побывавшего в разных переделках и повидавшего разное, чуть не стошнило. У всех убитых владельцев четырех чемоданчиков были отрублены кисти рук, которые были сложены в тот же большой плотный полиэтиленовый пакет, в который до этого были брошены собранные с убитых наручники.
- Ну, что ты топчешься?! - нетерпеливо прикрикнул водитель на своего партнера. - Время идет! Давай, помогай. Через пятнадцать минут на связь выходить, через двадцать минут все дороги перекроют, мы с тобой к тому времени должны уже знаешь где быть?
- Знаю, - отозвался, преодолевая тошноту, напарник.
- Тогда давай шевелись быстрее, - средито прикрикнул водитель.
Они вдвоем затащили тела убитых в "ауди", перегрузили трупы из "девятки" в "мерс", захлопнули дверцы, облили обе машины бензином из двух канистр, припасенных заранее так же в кустах. Еще раз огляделись по сторонам, убрали чемоданы в багажник "девятки", а чемодан с деньгами пассажир опять пристегнул наручниками себе к запястью.
- На фига ты это делаешь? - удивился водитель. - Теперь-то зачем?
- Я привык действовать по инструкциям, - резко ответил пассажир.
- Ну, ну, - в очередной раз не смог найти других слов его партнер. Садись, поехали поскорее.
Он дожидался, пока его приятель сядет на место рядом с ним, но тот посмотрел брезгливо на полиэтиленовый пакет с отрубленными кистями рук, передернул плечами и решительно сел на заднее сиденье.
- Брезгуешь? - недобро усмехнулся водитель, захлопывая боковую дверцу.
Завел мотор и медленно стал объезжать машины с мертвецами. Когда он отъехал от них, повернув за забор, поставив машину в сторону выезда на шоссе, он вышел, хлопнув дверцей, взял лежавшую на сидении тряпку, смочил её остатками бензина, поджег зажигалкой и бросил в стоявшие рядышком машины.
Убедившись, что обе они загорелись, водитель сел на место, и вырулив на шоссе, помчался, набирая скорость, в сторону Москвы, обгоняя совсем уже редкие машины.
Водитель постоянно поглядывал на часы, а минут через пятнадцать слегка притормозил и достал рацию.
- Сапсан вызывает Каракурта, - проговорил он в рацию.
И тотчас, словно его очень ждали, услышал в ответ глуховатый баритон с легким, едва уловимым акцентом:
- Слышу тебя, Сапсан, говори.
- Выхожу на исходную. Вижу "Лесную сказку". Сейчас будем брать товар. Какие будут приказания? Что на шоссе?
- У нас все чисто. Со мной ребята Корнея. Действуй, как обычно. После передачи выйдешь на связь, мы прикроем, пойдем навстречу. Как понял?
- Понял тебя, майор. Конец связи.
Он убрал рацию под сиденье, увидел справа возле шоссе канаву, заполненную весенней водой, притормозил, выскочил из машины, огляделся, вытащил полиэтиленовый пакет и торопливо бросил его в канаву, стараясь не смотреть на содержимое.
Вернулся на место, врубил газ и сказал с облегчением:
- Ну, теперь давай, только не просмотри указатель, возле деревни Панки поворот, а там до места рукой подать.
- А в поселке дачном нас не заметят? - встревожено спросил пассажир. Завтра менты тут всю округу будут кверху дном переворачивать.
- Завтра будет завтра, - беспечно отмахнулся водитель. - Завтра мы с тобой, брат, будем далеко от Москвы купаться в Средиземном море. Каракурт все просчитал. Нам нужно доставить товар и бабки по адресу, туда подъедет Каракурт, заберет все это и нас с тобой в придачу, и адью, Москва! Майор свое дело глухо знает.
- А не окажемся мы при таких раскладах лишними? - засомневался пассажир. - Как бы и нас не убрали.
- Не окажемся, - уверенно отозвался водитель. - Майору кроме нас в этом деле опереться надежнее не на кого. Он сам в схватку с мафией вступает, а для такого дела нужны люди проверенные. А мы с ним не первый год вместе...
- Смотри, указатель "Панки" проскочили, - завертел головой пассажир, оглядываясь за спину.
- Вот черррт, говорил же я тебе, смотри в оба, - процедил сквозь зубы водитель, притормаживая, глянул в зеркальце заднего вида, убедился, что на шоссе за спиной пусто, и рванул задним ходом к повороту, возле которого в кустах стоял согнувшийся указатель, который он проскочил за разговорами...
Глава вторая
Время нашей воскресной поездки за город заканчивалось, а мы все тянули и тянули с отъездом. На улице с самого обеда пошел длинный дождь, а здесь, на веранде старой дачи, утонувшей в зарослях кустарника малины, смородины и крыжовника, в яблонях, грушах и вишнях, было так уютно и хорошо, что никуда не хотелось уезжать. Два выходных пролетели мигом, как один день, птичкой пролетели, мы их словно и не заметили.
На дачу мы приехали впятером. Идею подал Сережка Брагин, вечный заводила и признанный наш верховод ещё со студенческих веселых и беззаботных времен. Неделю назад он совершенно неожиданно позвонил мне после многих лет молчания и сходу предложил встретиться, чтобы достойно отметить десятилетие окончания нашей незабвенной "бауманки", собравшись после долгих лет разлуки всей троицей. Оказалось, что он уже отыскал Лешку Волгина, и успел даже с ним созвониться и договориться о поездке. Сережка предложил собраться у него на квартире, но Лешка, одобрив в целом идею отметить десятилетие, предложил уехать на выходные из душной Москвы за город, на дачу, где можно не просто посидеть вечерок на тесной и душной кухоньке в московской квартире, а провести несколько дней на природе, подышать свежим воздухом и всласть пообщаться. Он предложил с этой целью отправиться под Рязань, на дачу, принадлежавшую Лешкиной невесте.
Ехать было далековато, но Сережка, отметая все мои отговорки, сразу же заявил, что только что купил "джип", так что он на колесах, машина зверь, большущая, как сарай, так что проблем с доставкой гостей не будет. Сам же он пообещал приехать с молодой женой, с которой хотел меня познакомить.
Мне своих студенческих друзей знакомить было не с кем, прошло всего только три месяца, как от меня ушла жена, но об этом рассказывать я не хотел и не стал. Зачем? Сейчас и так у всех своих проблем хватает.
Мы с Сережкой и Лешкой учились вместе ещё в школе, в старших классах, а после в институте, с первого до последнего курса. Вместе мы играли в регби за институтскую команду, вместе проводили свободное время, летом ходили в дальние походы. Все трое много и охотно занимались спортом, уважая экстремальные виды, такие, как горные лыжи, байдарки, скалолазанье и восточные единоборства.
Мы были примерно одного роста и веса, и спортивное соперничество наше длилось все время обучения, но никогда. ни разу, не выходило за рамки спорта. Мы были очень дружны и привязаны друг к другу.
После окончания института я попал на год в армию, служил в ПВО. Учитывая мою институскую подготовку, мне предложили остаться в славных вооруженных силах, но я не захотел. Для армии я был слишком большим индивидуалистом, да к тому же и жесткая воинская дисциплина мне претила. Жесткие рамки я не любил.
Когда вернулся из армии, все мои сокурсники уже как-то устроились: Сережка работал в большой, солидной фирме, вкалывал с утра до вечера, мы с ним пару, тройку раз созвонились, попробовали встретиться, но ему было постоянно некогда, встречи наши несколько раз переносились, так это дело само собой и заглохло. Дома он практически не появлялся, а часто звонить на работу было неудобно.
Лешка к тому времени уехал куда-то из Москвы, толком даже никто не знал, куда. Сережка в телефонном разговоре промямлил что-то про то, что за границу. Ну что ж, вполне возможно, Лешка был самый талантливый из нас. И самый пробивной и целеустремленный. И характер он имел, не в пример моему, волевой.
Я покрутился в Москве, по природной своей лени и неумению толкаться локтями ничего стоящего в плане работы не нашел, тем более, по специальности, понял, что диплом мой в настоящее время стоит не больше, чем стакан семечек, и я пять лет выкинул коту под хвост.
В огромной Москве ходило нетрудоустроенными полным-полно специалистов моего профиля, за плечами у которых был солидный стаж и опыт работы, которой для них не находилось. К тому же там, где работа была - не было денег выплачивать зарплату.
Родители мои погибли в авиакатастрофе, когда я учился на третьем курсе. Они возвращались с какой-то очередной научной конференции из-за границы. Отец и мать были крупными учеными в области минералогии.
После них мне осталась большая трехкомнатная квартира, огромная библиотека, в основном по минералогии, и разобранный на части Эверест из этих самых минералов, которые заполняли все оставшееся свободным от книг пространство в квартире.
Скудные деньги, полученные после демобилизации, быстро закончились, и я, не найдя ничего подходящего по специальности, временно пошел подрабатывать грузчиком на рынок. Работка была адова, но платили прилично, да и продукты постоянно перепадали.
Там, на рынке, понаблюдав предварительно, как я таскаю коровьи туши на загривке, ко мне подошли двое деловых мужиков в малиновых пиджаках, и предложили поработать охранником в их фирме. Услышав, сколько они платят, я сразу же и не раздумывая согласился.
Работа охранника на самом деле оказалась работой обычным вышибалой, а фирма - ночным кабаком средних размеров. Кабак находился недалеко от Курского вокзала, и работы хватало. Пару раз там даже постреляли, но каким-то чудом для меня все обошлось вполне благополучно и даже без жертв. Когда же во время пьяной потасовки подстрелили одного из моих сменщиков, я понял, что пора сваливать, незачем испытывать судьбу на прочность и дергать её за хвост, поскольку собственная жизнь дороже тех денег, которые я получал.
Но судьба, поймав меня в сети, не желала так легко отпускать, и опять на пороге кабака появились все такие же два малиновых пиджака, только одеты они были на других людей, которые
предложили мне перейти работать в охрану в казино.
Казино - это звучало посерьезней, чем ночной кабак, больше напоминавший притон, и я согласился, тем более, что платили там ещё больше.
В казино я благополучно проработал три месяца, обзавелся кое-чем из шмоток, подумывал уже прикупить иномарку. Но тут на хозяев нашего казино всерьез "наехали" какие-то ещё более крутые деятели, начались бесконечные разборки, неизбежно сопутствующие им стрелки, стычки, закончилось же все это для моих работодателей весьма печально: их расстреляли в упор из автоматов на пороге казино.
Через три дня в казино пришел новый хозяин, и первое, что он сделал, это уволил всю охрану, и я опять оказался на улице. Все это выглядело на этот раз не так уж и страшно, у меня были кое-какие сбережения.
К тому же при расчете новые владельцы казино заплатили увольняемым охранникам солидные суммы, как я понял, в виде отступного, они не хотели иметь за спиной обиженных, чтобы не оказаться на пороге теперь уже своего казино, прошитыми автоматными пулями, как прежние владельцы. Так что жить какое-то время мне было на что.
За время моей работы в кабаке, а особенно в казино, я привык жить если и не широко, то по крайней мере, не отказывая себе в доступных удовольствиях. Но наличие свободного времени оказало мне дурную услугу. Вместо поисков работы я увлекся шатанием по кабакам, девками, сомнительными компаниями.
Кончилось все это так, как примерно и должно было кончиться. Как-то поздно вечером, основательно пьяный, я завалился в дешевый кабак, уже основательно нагруженный, где добавил водки и уснул тут же, уткнувшись головой в столик...
Проснулся я на верхней полке в едущем куда-то поезде. Я свесил голову вниз, с трудом открыл глаза, и увидел двух "лиц кавказской национальности", которые сидели за столиком купе, уткнувшись носами друг в друга, и пили чай. Сидевший напротив меня поднял голову и увидел, что я смотрю вниз.
Он подмигнул, щедро и широко улыбнулся, ослепив меня обилием золота во рту, нырнул волосатой рукой под столик, выудил оттуда бутылку коньяка, ловко налил полный стакан и протянул его мне.
- Куда это мы едем? Зачем? - тупо соображая с бодуна, спросил я, с трудом разлепив запекшиеся губы.
- Инч, ара? - ещё шире улыбнулся волосатый. - Зачем волнуешься? Туда-сюда едем, катаемся. Не бери в голову! Пей!
Я хотел ещё что-то спросить у него, но в горле было так сухо, что все слова превращались в наждачную бумагу, которая буквально раздирала мне глотку, выжимая на глаза слезы. Я закашлялся, замахал отчаянно в воздухе руками и судорожно схватился за стакан, как за спасательный круг...
Когда я проснулся в следующий раз, поезд стоял, кавказцы все так же невозмутимо пили бесконечный чай, и вели бесконечные беседы, наклонившись друг к другу так близко, что почти соприкасались носами.
- Давно стоим? - тупо спросил я, чтобы что-то спросить.
- Два часа, - отозвался один из них. - Мы уже приехали.
- А куда приехали? - спросил я.
Кавказцы внизу переглянулись, дружно цокнули языками, и один сказал:
- Одевайся, пошли на платформу, надо место освободить. Проводник волноваться будет. Постели сдать нужно.
Я посмотрел под себя, - постельного белья на сбившемся в комок матрасе и наволочки на плоской подушке со штампом МПС, не было. Но возражать и спорить было бессмысленно, нужно было понять происходящее.
Мы встали и гуськом вышли на платформу. Там нас уже терпеливо поджидали двое в камуфляже.
- Ну, до свидания, - протянул мне на прощание руку один из моих не по кавказки молчаливых спутников.
- Куда это вы меня привезли? И как я обратно уеду? - спросил я, хватая его в отчаянии за рукав. - Когда поезд на Москву?
- Через два года будет твой поезд на Москву, - развел руками мой спутник и зачем-то щелкнул языком.
- Как так через два года?! Что же я тут буду делать два года?! - в ужасе прокричал я, понимая, что случилось что-то неприятное.
- Воевать, - ответил он кратко. - Вот они тебя проводят.
Он указал на камуфляжных и повернулся спиной, ему было скучно разговаривать со мной, он наверняка спешил домой.
- Но я не хочу воевать! - заорал я, уже догадываясь, что со мной произошло что-то ужасное, что я основательно вляпался в пренеприятную историю.
- А мы что, по-твоему, мы очень хотим воевать? - спросили меня дружным хором все, кто был на платформе.
- И потом, ты обещал, Костя Голубев. Ты контракт на два года подписал, - сказал ещё один из ехавших со мной кавказцев.
И он показал мне контракт, скрепленный моей подписью, в котором я соглашался добровольно воевать два года в армии республики Армения. Что мне оставалось делать?
Они были правы. Мой поезд на Москву отправлялся только через два года. Мне дали автомат, и два года я отвоевал против азербайджанцев. Потом, когда я уже собирался ехать домой и считал дни, меня взяли в плен азербайджанцы, и я ещё год воевал против армян, иначе бы меня расстреляли.
Потом я убежал, но на этот раз меня поймали армяне, и мне пришлось ещё год воевать, на этот раз опять против азербайджанцев...
Потом я встретил одного из тех армян, которые привезли меня сюда, предварительно напоив меня и подписав со мной контракт.
Я спросил его, когда, черт возьми, закончится эта гребаная война. Он посмотрел на меня, раздвинув брови, и ответил:
- В Нагорном Карабахе, брат, война - это не война, это - образ жизни. Здесь война никогда не кончится. А ты, ара, почему ещё домой до сих пор не уехал?
Я ему все рассказал, и он отвез меня в аэропорт, мне даже дали на дорогу приличные деньги, которые я заработал войной. И я улетел в Москву.
В Москве в целом все было так же, как и прежде, только зареставрировали её в тупом усердии так, что порой казалось, что я в чужом городе, или в наспех выкрашенной потемкинской деревне. Устроиться по специальности за это время стало ещё труднее, да и заработков моя специальность не сулила, надо было пораньше суетиться, а теперь что рыпаться - только и есть у меня за душой, что диплом в кармане.

Белая кобра - Меньшов Виктор -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Белая кобра на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Белая кобра автора Меньшов Виктор придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Белая кобра своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Меньшов Виктор - Белая кобра.
Возможно, что после прочтения книги Белая кобра вы захотите почитать и другие книги Меньшов Виктор. Посмотрите на страницу писателя Меньшов Виктор - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Белая кобра, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Меньшов Виктор, написавшего книгу Белая кобра, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Белая кобра; Меньшов Виктор, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...