Можаев Борис Андреевич - Полюшко-поле http://www.libok.net/writer/5796/kniga/53005/mojaev_boris_andreevich/polyushko-pole 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Филатов Станислав

По следу вервольфа


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга По следу вервольфа автора, которого зовут Филатов Станислав. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу По следу вервольфа в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Филатов Станислав - По следу вервольфа без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой По следу вервольфа = 240.29 KB

По следу вервольфа - Филатов Станислав -> скачать бесплатно электронную книгу



Филатов Станислав
По следу вервольфа
Филатов Станислав
По следу вервольфа
Вервольф - это человек-волк,- оборотень. С тех пор как люди повели счет кровавым историям, дела творимые волком и оборотнем, безнадежно перепутались в умах человеческих. В святом писании волк является олицетворением предательства, жестокости, кровожадности. Вот об одном таком оборотне и пойдет речь в этой детективной истории:
Прошло немногим более месяца как у Игнатия Львовича умерла жена. Свершившийся факт все изменил в размеренной жизни рядового конструктора завода сельхозмашин. Жена, Елена Ивановна, тяжело болела последний год. Тихая, трудолюбива женщина, она исправно проработала всю свою жизнь в ЖЭКе бухгалтером. Едва оформив документы на пенсию она, не болевшая до того ни разу, занемогла и слегла да так, что помочь ей не смогли даже во Всесоюзном онкологическом НИИ. Умирала она тихо, в полном сознании, окруженная взрослыми детьми, которых у нее родилось четверо и у них были уже свои большие дети. Прожив нелегкую женскую жизнь, сполна познав все ее трудности, она как-то оставаясь в тени, успевала все: и растить детей, и добросовестно работать наравне с мужем, и содержать всех домашних в чистоте и аккуратности. Даже умирая она чувствовала себя неловко от того, что оказалась впервые в жизни, в центре внимания своих близких. Прохоров был заранее предупрежден врачами о том, что ожидает его Лену. Диагноз эскулапов поверг его в ужас и жена, хорошо изучившая его за годы совместной жизни, конечно обо всем догадалась. Зная как ему будет тяжело без нее, она, проявив незаурядное мужество, больше утешала его, старясь скрывать ужасные боли, которые доставляла ей болезнь. Игнатий Львович видя ее искусанные губы и представляя как ей трудно бороться с недугом, выходил из комнаты на кухню, где подолгу беззвучно плакал, смывая слезы водой из-под крана. Смерть жены надломила в нем интерес к жизни. Во время похорон он, опустошенный и раздавленный, уже не плакал - просто не было слез, он выплакал их все еще там на кухне. Похудевший он смотрел ввалившимися глазами на все происходящее так до конца не осознан, что Елена Ивановна уходит от него навсегда. Звук падающей на гроб земли, вернул его к действительности. Поняв необратимость свершившийся судьбы, Игнатий Львович теряя сознание стал сползать по откосу свежевыброшенной земли в могилу. Стоящие рядом родственники удержали его и увезли с кладбища домой. Нервное потрясение связанное с потерей близкого человека заставило его взять месячный отпуск на производстве. Старшая дочь провела это время с ним, стараясь вернуть его к жизни. Забота близких, спокойная обстановка, весенняя погода, яркое солнце постепенно делали свое дело и уже через две недели Прохоров стал выходить на балкон подышать свежим воздухом, посмотреть на оживающую природу. Еще через неделю он уговорил дочь поехать с ним на могилку к жене. У Веры просьба отца вызвала двойственное чувство. Запретить ему задуманное она просто не могла, да и не имела права, зная сердечные отношения между родителями. С другой стороны, поездка на кладбище могла усугубить улучшающееся состояние отца. Понимая, что Игнатия Львовича все равно не удержать, Вера, без долгих колебаний, согласилась поехать с ним. Сборы были недолгими и сразу же после завтрака они направились на стоянку автобуса. Тротуар был очень скользким и дочь не отходила от отца, осторожно поддерживая его под локоть. Шестнадцатым автобусом они через час добрались до кладбища, которое находилось на окраине города. Девятиэтажные дома Северного микрорайона почти вплотную придвинулись к обширной территории кладбища. Купив у входа букетик искусственных цветов, направились к могиле Елены Ивановны. Вера безошибочно нашла последнее пристанище матери. Свежий холмик земли венчал неказистый памятник местного производства выполненный под мрамор. Фотография на нем была изготовлена в керамике, надпись на камне выполненная бронзовой краской еще не успела выгореть на солнце. Положив цветы в изголовье они не сдерживая слез смотрели на милые черты лица и немного грустные глаза жены и матери. Немного успокоившись стали заботливо приводить в порядок осыпавшийся холмик земли. Оградкой могилы служила массивная цепь натянутая с провисанием между бетонными столбиками. Поправляя надгробие они обговаривали то, что нужно будет еще сделать здесь: посадить цветы, покрасить импровизированную ограду, сделать лавочку. Пробыв почти до двух часов дня на кладбище они вернулись домой. Посещение могилы жены побудило в Игнатии Львовиче естественное желание привести могилу жены в надлежащий вид. В оставшиеся дни отпуска он ежедневно бывал на кладбище, вначале с дочерью, а затем и один. Буквально несколько дней хватило для того, чтобы Прохоров навел на могиле образцовый порядок. Посаженные им цветы он заботливо поливал ежедневно и вскоре они прижились полностью. Отпуск вскоре подошел к концу и Игнатий Львович вернулся к себе на работу в конструкторское бюро. Коллеги отметили, что сметь жены сильно изменила его: сделал малоразговорчивым, он даже сгорбился от свалившейся на него беды. Вера постепенно, оставляла его все больше и больше одного, перебиралась к себе настойчиво приглашая отца хоть месяц пожить у них. Прохоров считал излишним обременять своим присутствием кого-то из детей. Поблагодарив Веру за приглашение он остался жить один в своей квартире. Дети, на счастье проживающие здесь же в Воронеже, не забывали навещать отца по вечерам. Понимая заботу детей и будучи в душе благодарным им за это, он, тем не менее, только теперь понял кем для него была умершая жена. Тоскуя по утрате Игнатий Львович приезжал на кладбище почти ежедневно. Если поездка по какой-то причине срывалась, то он прогуливался по набережной у Чернавского моста мысленно разговаривал с Еленой Ивановной.
***
Сергей Петрович Архипов родился под знаком Скорпиона в далеком двадцатом году. Произошло это в полузатерянном хуторе Астахово на Хоперской земле. Сам хутор был расположен в живописной балке на стыке тех лесных массивов. Небольшая речушка, в которой летом постоянно купались гуси и дети, разделяла хутор на две ассиметричные половины. На окраине хутора у самого Зубрилова леса в небольшой крытой чаконом и родился мальчик в дождливую осеннюю пору. Русого голубоглазого мальчика назвали Сергеем в честь, погибшего в Брусиловском прорыве, отцова брата - подъесаула второго Хоперского полка. В семье Архиповых Сергей был первенцем, что и определило его нелегкое детство. Работать пришлось с малых лет не потому, что так было заведено, а потому, что кроме него в семье было еще трое сестер. Отец, как и большинство казаков их хутора, воевал за белых. Бои гражданской войны были ожесточенными и кровопролитными, об этом рассказывала Сергею его мать. Далеко ходить за примером было не надо - их хутор переходил из рук в руки более десяти раз. Иногда это происходило так быстро, что вызывало невольную улыбку хуторян. Бывало даже так, что натопят баню красные, в париться в не им, в удалым конникам генерала Краснова. Многие семьи в кровавой междуусобной войне лишились кормильцев, не обошла эта участь и Архиповых. Отец Сергея пропал в этой страшной бойне год спустя после рождения сына. Отношение к Советской власти у хуторян, чьи отцы и сыновья погибли на фронтах гражданской, не отличалась особой любовью. Эту подспудную ненависть к обобществлению казацкого уклада, десятилетний мальчик впитал вполне осознанно. Работать в колхозе приходилось практически весь световой день, не получая за тяжелый рабский труд почти ничего кроме трудностей. В семье незаметно подросли дети и именно на них лежала вся тяжесть работы по дому, а именно: прополка огорода, пастьба коз, гусей, заготовка травы на сено. Мать убивалась на непосильной работе в колхозе, а дома детьми руководила семидесятидвухлетняя бабушка - мать отца. Была она очень строгой и довольно набожной женщиной. Ходила быстро, с клюкой в руке, много работала по дому, строго спрашивала с детей за малейшую провинность. Когда пришла пора идти в школу, а она стояла на отшибе - в двух верстах от дома, Сергей всетаки пошел в нее несмотря на сопротивление матери и запреты бабки. Обе были убеждены в том, что грамота мужику совсем ни к чему, он и без этого сможет прокормить семью, было бы здоровье и крепкие руки. Но ему очень хотелось учиться, хотелось быть не хуже своих сверстников. Учеба парню давалась легко, трудности были с одеждой и обувью, вот и ходил он в школу одетым гораздо хуже других ребятишек. Рвение Архипова Сергея, его желание учиться увидела учительница начальных классов, она то и помогла ему реализовать тягу к знаниям. От нее он услышал больше добрых слов, чем от всех своих родственников вместе взятых. Так и шли чередой эти трудные годы. К окончанию седьмого класса из Сережи получился высокий хорошо физически развитый подросток. Его первая учительница, которую кстати звали Ниной Ивановной, посоветовала ему поступать в военное училище. Сережа, а к этому времени Бубнова Нина Ивановна была в его глазах непререкаемым авторитетом, решил поступить именно так, как она и советовала ему. Непосильный труд с раннего детства, беспросветная жизнь, жестокое отношение со стороны бабушки и матери помогли тому, что это желание стало одним из самых сильных в его жизни. А может просто казацкая кровь доставшаяся ему от предков, главным ремеслом которых была воинская служба, возымела верх, но после окончания школы он сделал такую попытку. На удивление многих хуторян, да и самому не очень-то верилось, но попытка оказалось удачной и он стал курсантом Камышинского пехотного училища. Начался новый этап в жизни Сергея Архипова. Показав недюжинные способности и упорство он успешно овладевал знаниями. Особенно больших успехов достиг в занятиях военно-прикладными видами спорта. Старательность и незаурядные способности вывели Архипова в число лучших курсантов училища. К окончанию училища Сергея лично знал сам начальник, которому он пришелся по душе своей выправкой и умением побеждать в спортивных состязаниях. За годы проведения в училище его связь с домом почти прервалась. Да и у него просто не было желания возвращаться туда, так опротивела ему эта тяжелая крестьянская жизнь. За все годы учебы он написал домой считанное количество писем, да и ответы на них приходили не регулярно. Вспоминая все это сейчас Сергей Петрович чувствовал неутолимое желание вернуться в те далекие годы и все начать совершенно по-другому - не так как это получилось в его жизни. Но не все человеческие желания сбываются, не все подвластно прихоти живущего на этой бренной земле.
*** Сороковой день смерти жены совпал с воскресеньем. Как и положено у православных, в это день было организовано поминовение усопшей. В квартире Игнатия Львовича собрались родственники, друзья - все кто любил и знал Елену Ивановну. Во второй половине дня Прохоров, вместе с детьми и внуками, поехал на кладбище. Посетителей в этот воскресный день было не слишком много, но кладбище не выглядело безлюдным. Могилы в своей основной массе были ухоженные и оттого еще более официально-строгие. Едва Игнатий Львович приблизился к месту погребения жены, как в глаза ему бросилось, что здесь кто-то похозяйничал в их отсутствие. Земля сбоку могильного холмика была свеже-разрыхлена и следы ее виднелись на посыпанной песком дорожке. Два кустика лапчатки, заботливо посаженные Прохоровым и выжившие только благодаря тщательному уходу за ними, были в плачевном состоянии их как-будто пересадили в другое место. В растерянности Игнатий Львович опустился на колени и стал поправлять холмик горестно осуждая того, кто мог натворить здесь такое. Растения действительно были вырваны с корнем и вновь воткнуты в землю. Слезы навернулись на его глазах, когда кустики, уже начавшие вянуть, без труда извлеклись из земли, едва он прикоснулся к ним. Дочери подняли его с земли и отряхнув прилипшую землю с брюк, усадили на скамейку. Вскоре заботливыми руками близких наведен порядок, а кустики лапчатки посажены на прежнее место и политы водой из банки предусмотрительно захваченной с собой. Случившееся омрачило и без того печальную дату. На могилке пробыли не более получаса и по сигналу Веры, которая боялась за отца, потихоньку тронулись в обратную дорогу. Дочери идущие рядом с отцом успокаивали его, стараясь внушить, что все происшедшее с могилкой нелепая, труднообъяснимая случайность. Игнатий Львович правильно воспринимал сказанное, но чувство досады не проходило и слезы еще долго поблескивали в уголках его глаз. Дети, побыв с отцом до вечера, разъехались и лишь Вера осталась до утра не желая оставлять его одного. Весь следующий день Прохоров пребывал на работе в особо расстроенных чувствах и его коллеги старались не обращаться к нему даже в тех случаях, когда его участие было просто необходимо. После работы Игнатий Львович, заскочив на минуту домой для того, чтобы переодеться и взять все необходимое, сразу же поехал на кладбище. Дорогой, он как и на работе, перебирал многие предположения случившегося на могиле жены, но так и не смог найти приемлемого варианта объяснившего все происшедшее. Подходя к могилке от издали заметил, что все случившееся вчера повторилось Пересаженные накануне кустики лапчатки были вновь выдернуты и отброшены в сторону, они уже успели завянуть под ярким солнцем. Земля, собранная впопыхах с дрожки вместе с речным песком, была небрежно набросана на могильный холм. Увидев все Игнатий Львович шатаясь подошел к скамейке и после минутного оцепенения тяжело опустился на нее. Невольные слезы навернулись у него на глазах. Некоторое время он сидел чувствуя как обида душит его изнутри и отрешенно смотрел на спокойное лицо жены. Когда образ Лены на надгробием становился расплывчатым и он не видел ее совсем Игнатий Львович закрывал глаза и смахивал рукой набежавшие слезы. Поплакав он немного успокоился и спустя полчаса начал все приводить в надлежащий порядок. Работа увлекла его и буквально через два часа был восстановлен прежний вид, только на пустое место из-под кустиков лапчатки нужно было посадить новые растения. Игнатий Львович рассчитывал проделать эту работу завтра же, время позволяло сделать новую посадку, оставалось только купить цветочную рассаду. Собрав прихваченные с собой инвентарь, Прохоров направился к автобусу не забыв захватить и выбросить по дороге в урну засохшие кустики лапчатки. На следующий день, сразу же после работы, Игнатий Львович заехал на рынок, где и приобрел, почти за бесценок, несколько растений так полюбившейся ему лапчатки. Забежав на минуту домой, он без промедления собрался и даже не перекусив поехал на кладбище. Приближаясь к могиле Игнатий Львович ожидал вновь увидеть разбросанную землю, но его ожиданию в этот раз не суждено было сбыться. Все, что он проделал вчера с могильным холмиком оставалось в таком же виде и сегодня. Облегченно вздохнув Прохоров опустился на скамью, осторожно поставил сумку у ног и лишь после этого вытер испарину со лба. Несколько минут он смотрел на фотографию жены, а потом, как бы опомнившись, стал доставать из сумки все необходимое для посадки растений. Сделав углубление в земле он хотел уже сажать кустики, но ему вдруг показалось, что земля под рукой какая-то липкая и не рассыпается под действием пальцев. Игнатий Львович поднес руку к глазам и увидел, что она маслянистая и от нее исходит резкий запах нефтепродуктов. Не понимая в чем дело он обследовал могилу и увидел, что она вся полита или дизельным топливом или жидким машинным маслом. Там, где нефтепродукт попал на растения они получили ожоги, оправиться от которых, по-видимому, уже не смогут. Вконец расстроенный совершенным вандализмом, Прохоров, так ничего и не понимая, опустился на скамейку. Возмущение и злость распирали его и Игнатий Львович решил поговорить обо всем происходящем с теми, кто отвечает за порядок на кладбище. Оставив сумку он направился к главному входу, где всегда находился сторож.
*** Осознавая, что все это теперь не вернуть, он нахмурил лоб и прикусив нижнюю губу начинал разминать очередную папиросу. Закуривая он вновь мысленно возвращался в прошлое вспоминая до мелочей такую непростую жизнь. Порой Сергею Петровичу хотелось отогнать мысли о прошлом прочь, но это ему, как правило, не удавалось. Мысленно Архипов вновь возвращался в те далекие годы, когда он еще был достойным человеком и гражданином своей Родины. Честно говоря он ощущал какую-то потребность более тщательно и подробно проанализировать все, что с ним произошло много лет назад: Получив лейтенантские погоны и документ об окончании пехотного училища он уже мысленно прикидывал: куда же пошлет его распределительная комиссия. Внутренне он готовил себя к тому, чтобы начать службу где-нибудь в далеком гарнизоне Амурского края или Чукотки, но судьба распорядилась по другому. Сергей училище окончил с отличием и этот факт, как и его спортивные успехи не остались незамеченными, а наоборот были учтены командованием. "Оставить лейтенанта Архипова командиром по строевой подготовке при Камышинском пехотном училище", - таков был окончательный вердикт комиссии по распределению выпускников училища. Эта новость буквально ошеломила Сергея и он совершенно счастливый вместе со своими вчерашними однокашниками отпраздновал это в столовой пехотного училища. В этот же день он с несколькими товарищами направился на железнодорожный вокзал, чтобы проводить их и самому поехать домой на положенный ему месячный отпуск. Этот месяц он провел дома. Время проведенное им в училище позволило ему совсем по другому взглянуть на хуторскую жизнь. Мать так и продолжавшая тянуть лямку крепостной колхозной жизни. Сестры подросли и большая часть работ по дому лежала на их плечах. Бабка, по прежнему строга и требовательная, заметно сдала - годы брали свое. Сергей сразу же взялся за дело, приводя в порядок заметно обветшавшее подворье отработал весь месяц желая хоть как-то облегчить жизнь своим близким, понимая, что кардинально повлиять на судьбу родных он не в силах. В училище возвращался он уже без того радостного настроения с которым еще месяц назад направлялся домой. И вновь побежало время в стенах того же училища, но теперь Сергей пребывал совершенно в ином качестве. Этот месяц проведенный в родном хуторе в кругу своей семьи, он не забывал и, стараясь унять терзавшую его душу горечь, стал ежемесячно посылать половину денег причитающихся ему по офицерскому аттестату. Сергей успокаивал себя тем, что эта помощь хоть как-то улучшит нищенское существование сестер и матери. Но для себя он решил, что больше домой не поедет, чтобы не терзать свою душу. Жизнь офицера существенно отличалась от курсантской многим, но главное - появилось свободное время, которое можно использовать по своему усмотрению. Сергей стал чаще бывать в городе, где будучи еще курсантом бывал считанное количество раз. В городе он посещал кинотеатры, изредка бывал в доме офицеров. В одно из таких посещений он познакомился с белокурой девушкой из приволжских немцев. Звали ее Эльзой и работала она в библиотеке при доме офицеров. Они сразу понравились друг другу и как это часто бывает с любовью с первого взгляда она закончилась свадьбой в офицерской столовой. Эльза до замужества жила на квартире у одной женщины. Молодожены вместе там проживать не могли, так как площадь комнатки была всего в десять с небольшим квадратных метров. Проживание там еще было невозможно потому, что квартира находилась в районе, который располагался слишком далеко от военного училища. Пришлось подыскивать жилище поближе к месту службы Сергея. Начальник училища, майор Белоусов к которому обратился Архипов с пониманием отнесся к заботам молодого офицера разрешив ему поселиться вместе с женой в свободной комнате офицерского общежития. Счастью молодых не было предела, они были очень рады этой обшарпанной комнате рассчитанной на проживание трех офицеров. Привести ее в божеский вид и перевезти вещи Лизы, а именно так называл ее Сергей, было делом одного дня. Обстановки у них не было никакой кроме солдатских кроватей и тумбочек, но, несмотря на это, именно в этой комнатке и был понастоящему счастлив каждый из них. Супружеская жизнь для обоих только началась и у них не было никаких забот и тревог. В Европе в это время уже во всю полыхал огонь второй мировой войны, а им, счастливым и беззаботным, только открылась всеми своими красками любовь и гармония. Молодые и горячие они торопились домой, торопились любить, почти все свободное время отдавая друг другу. Супруги закрывались от всего мира в своей "крепости" как бы предчувствуя кратковременность свалившегося на них счастья.
*** Рядом с настежь раскрытыми воротами находилась небольшая каменная сторожка, издали напоминающая дорожный павильончик, которые так часто встречаются нам на пригородных автобусных остановках. На диванчике, который был приставлен к сторожке с солнечной стороны, сидел сторож. Он наблюдал за всеми входящими и выходящими не останавливая взгляда ни на ком конкретно. Не исключено, что его вообще не интересовали люди как таковые. Со стороны казалось, что это один из посетителей присел отдохнуть от мирской суеты и погреться в ласковых лучах весеннего солнца. Поздоровавшись со сторожем Игнатий Львович не ожидая приглашения присел на край диванчика. Сторож, немолодой мужчина пенсионного возраста, худой и сутулый ответил на приветствие Прохорова. - Я хочу узнать, кто отвечает за порядок на кладбище?- еле сдерживая слезы обратился Игнатий Львович к сторожу. Тот, бросив быстрый взгляд, на возбужденного Прохорова, предположил: - Видимо что-то случилось? - Да не что-то, а произошло надругательство над могилой и над памятью мой умершей жены! Эти слова произнесенные в сердцах Игнатием Львовичем, произвели на сторожа соответствующее воздействие и он повернувшись к говорившему лицом, спросил: - А вы подождите не волнуйтесь, лучше расскажите, что произошло? Соучастие и спокойный тон сторожа сняли напряжение и заставили Прохорова взять себя в руки. Он срывающимся голосом изложил все, что произошло за прошедшую неделю на могиле жены. Сторож оказался хорошим собеседником потому и дал возможность Игнатию высказаться полностью не перебив его рассказ ни разу. Даже когда Прохоров ему все изложил как на духу он помолчал, подумал и, лишь после минутной паузы, сказал: - Меня, честно говоря, ты своим рассказом озадачил.- Сторож не церемонясь обращался к нему на ты, но Игнатий Львович не обратил на это никакого внимания.- За несколько лет работы здесь ничего подобного у нас никогда не случалось,- продолжал он,- и я озадачен происшедшим ничуть не менее вашего. Ели все это действительно произошло, то уверен - тут поработал варвар. - Нет, я вижу, что вы сомневаетесь, а возможно не верите мне совсем. Тогда давайте пройдем вместе с вами к могиле и посмотрим на совершенное там изуверство. По выражению лица сторожа было видно, что он действительно подвергает сомнению все услышанное от Игнатия Львовича. - Ладно, пойдем взглянем что там произошло на самом деле,ответил он и поднявшись с диванчика стал закрывать дверь сторожки на замок. Прохоров тоже поднялся со скамейки ожидая сторожа. Наконец тот бросил возиться с дверью и они направились к могиле Елены Ивановны. У могилы оба остановились и Игнатий сказал сторожу: - Ну, попробуй рукой землю и вы увидите, правду говорил я вам или врал. Тот наклонился и взял в руку полную горсть земли. Сжав ее в ладони сторож поднес руку к носу: - А действительно соляркой воняет. Раскрыв кулак он стряхнул с ладони землю в то место откуда и взял ее. - Ну, что вы на это скажите?- торопливо спросил Прохоров, желая тотчас получить от сторожа исчерпывающий ответ. Но тот не торопился с ответом обдумывая довольно странную ситуацию. Посматривая по сторонам он явно старался найти хоть какую-то бумагу, чтобы вытереть испачканную руку. Игнатий Львович достал из сумки выцветшую от времени тряпку и молча протянул ее сторожу. Тот, так же ни говоря ни слова, тщательно вытер каждый палец, часто перехватывая тряпку чистым местом. - Да, это просто чертовщина какая-то,- наконец произнес он в раздумье и протянул Прохорову выцветшую материю. Тот машинально вытер свои руки, а потом в сердцах швырнул ее на землю. - Что же тут произошло? Как вы мне объясните все это?- с болью в голосе спросил Игнатий Львович. - Как все это объяснить я право не знаю,- тихо сказал сторож растерянно глядя на холмик оскверненной земли. - Может кто из посетителей хулиганит?- предположил Прохоров, глядя на растерянного сторожа. - В наше время может быть, но я обещаю тебе, что буду за этой могилкой присматривать. - Ой!- воскликнул обрадовано Игнатий Львович.- Если сможете, то пожалуйста, а уж я в долгу не останусь,- пообещал он. - Ладно, присмотрю, да и сменщику своему накажу - пусть тоже посматривает, благо, что она недалеко от дежурки.- Сказав это он сел на скамейку и достал из кармана пачку "Астры". Игнатий, сам никогда не куривший, молча смотрел как сторож долго колдовал над сигаретой тщательно разминая ее. Наконец он закурил и с жадностью заядлого курильщика несколько раз глубоко затянулся, каждый раз выпуская дым через свернутые трубочкой губы. Прохоров решился прервать затянувшееся молчание: - Что же мне делать с могилой теперь?

По следу вервольфа - Филатов Станислав -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге По следу вервольфа на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга По следу вервольфа автора Филатов Станислав придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу По следу вервольфа своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Филатов Станислав - По следу вервольфа.
Возможно, что после прочтения книги По следу вервольфа вы захотите почитать и другие книги Филатов Станислав. Посмотрите на страницу писателя Филатов Станислав - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге По следу вервольфа, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Филатов Станислав, написавшего книгу По следу вервольфа, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: По следу вервольфа; Филатов Станислав, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...