А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Спайс Вирджиния

Любовь под запретом


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Любовь под запретом автора, которого зовут Спайс Вирджиния. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Любовь под запретом в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Спайс Вирджиния - Любовь под запретом без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Любовь под запретом = 262.67 KB

Любовь под запретом - Спайс Вирджиния -> скачать бесплатно электронную книгу



OCR: Dinny; Spellcheck: vesna
«Любовь под запретом»: Русич; Смоленск; 2004
ISBN 5-8138-0605-9
Аннотация
Юную Викторию Джемисон ждет прекрасное будущее: она наследница отцовского поместья, у нее много поклонников, а впереди – выгодное замужество. Вот только будущего мужа девушка совсем не любит, не желая превращаться в дорогую игрушку. И вдруг происходит событие, круто изменившее жизнь героини, – накануне свадьбы ее похищает человек, которого опасается все светское общество. Сможет ли неопытная девушка найти выход из создавшейся ситуации? И сумеет ли похититель, давно и тайно любящий ее, сделать Викторию счастливой? Ответа не знает никто…
Вирджиния Спайс
Любовь под запретом
Глава 1
Лондон, 1820 год
Выехав на Бонд-стрит, щегольская коляска медленно проследовала вдоль рядов дорогих магазинов и остановилась напротив одной из сверкающих витрин. Две нарядно одетые девушки легко спорхнули на мощеный тротуар и, опасливо посматривая по сторонам, направились к высокому крыльцу с ажурными коваными перилами. Неожиданно одна из них замедлила шаг, придержав другую за руку.
– Ради бога, Виктория, – взмолилась Камилла Сиддонс, – давай уедем отсюда! Мама будет просто вне себя, когда обо всем узнает.
– Успокойся, глупышка, тетушку я беру на себя! Да в чем дело, в конце концов? Мы ведь уже все решили, не отступать же в самую последнюю минуту!
Подхватив пышные юбки, Виктория Джемисон решительно вступила на крыльцо модного салона, и Камилле ничего не оставалось делать, как последовать за ней. Однако опасения, похоже, не оставляли ее, и она постоянно оглядывалась и сокрушенно вздыхала.
Стеклянные двери распахнулись, и мимо девушек проследовали две дамы в немыслимых головных уборах и вызывающе декольтированных нарядах. Их неприлично громкий смех заставил юную Камиллу испуганно вжаться в перила. Подождав, пока незнакомки спустятся с крыльца, Камилла схватила кузину за руку и в смятении зашептала:
– Разве ты не видишь, что у мисс Лоуренс одеваются одни куртизанки и содержанки? О, Виктория, и как только ты решилась обратиться к этой сомнительной особе!
Окинув кузину насмешливым взглядом, Виктория снова потянула ее к дверям.
– Да, куртизанки, содержанки и еще очень много светских дам с безупречной репутацией, которые приезжают сюда тайно. Говорю тебе, Камилла, перестань вести себя, как испуганная курица. Я хорошо знаю Георгину и уверена, что никакие неприятности в ее доме нам не грозят.
Внутри салон мисс Лоуренс ничем не отличался от салонов других модисток. Тот же изысканный интерьер в пастельных тонах, аромат дорогих духов, длинные столы, заваленные парижскими модными журналами и отрезами роскошных тканей. И все же здесь сразу чувствовалась какая-то особая, интригующая атмосфера. «Аура женщины, созданной для того, чтобы пленять мужчин», – подумала Виктория, с наслаждением вдыхая аромат дорогих духов.
Она сразу узнала Георгину. Долгое время модистка была любовницей ее отца и иногда гостила в их родовом имении Джемисон-холле. Пышная прическа из белокурых локонов, призывный блеск изумрудных глаз, окаймленных густо накрашенными ресницами, заметный слой румян на щеках… И, конечно же, роскошное, вызывающее платье. Такое, о каком втайне мечтает каждая женщина, даже если никогда не решится иметь его в своем гардеробе. В этот мартовский день на Георгине был наряд из ярко-розового атласа, отделанный пеной белоснежных кружев. На шее и в ушах хозяйки салона сверкали бриллианты, которые правилами хорошего тона допускалось надевать только по вечерам, но уж никак не в полдень.
– Добрый день, мисс Лоуренс, – негромко проговорила Виктория, почувствовав внезапную робость. – Как поживаете?
Женщина порывисто обернулась, и ее изумрудные глаза вспыхнули непритворной радостью. А затем, к непередаваемому ужасу Камиллы, она быстро простилась с приятельницей и устремилась прямо к ним.
– Малышка Виктория! – громко воскликнула модистка. – Вот так сюрприз! Боже, как же я рада, что снова вижу свою обожаемую крошку!
Заключив девушку в объятия, Георгина пылко прижала ее к своей пышной груди, а затем немного отстранила и внимательно оглядела с головы до ног. На мгновение в глазах модистки промелькнула глубокая печаль, а на лицо словно набежало облачко.
– До чего же ты стала похожа на отца, Виктория, – чуть дрогнувшим голосом произнесла она. – Я словно вижу перед собой своего дорогого Эдгара! И как ты похорошела за этот год! Впрочем, я всегда предсказывала Эдгару, что его дочь в один прекрасный день покорит лондонский свет. А это кто с тобой? – Цепкий взгляд модистки скользнул по растерянному лицу и сжавшейся фигурке Камиллы.
– Моя кузина Камилла Сиддонс, – церемонно представила Виктория. – Ее мама – сестра моей покойной матушки, а отец Камиллы является моим опекуном. В этом году мы собираемся впервые выезжать в свет.
– А-а-а! – многозначительно протянула Георгина. – Юные дебютантки! Что ж, прошу к столу, леди, – любезно пригласила она. – Готова поспорить, что такого чудесного кофе, как у меня, вы не найдете во всем Лондоне.
Хозяйка салона усадила подружек в уютные кресла и велела подать кофе с пирожными. Не прошло и десяти минут, как Виктория с Георгиной уже болтали, будто добрые подруги, которые не виделись сто лет. Впрочем, им было о чем поговорить. Обе они любили одного и того же человека, и обе глубоко переживали его потерю.
– Почему ты не приехала на похороны? – с упреком спросила Виктория. – Неужели тебе не хотелось в последний раз взглянуть на папу? Ты ведь отлично знаешь дорогу в Джемисон-холл!
Георгина вздохнула и печально посмотрела на девушку.
– Как я могла приехать, Виктория? Там были все ваши родственники и друзья семьи, представители высшего общества. А я, ты же сама это знаешь, совсем из другого круга.
– Думаешь, я позволила бы тебя обидеть?!
– Уверена, что нет. – Модистка благодарно улыбнулась. – И потом, меня не так-то легко обидеть. Но, видишь ли, приличия есть приличия, и нам приходится их соблюдать.
– Да, как это ни печально. – Отставив чашку, Виктория с мольбой взглянула на собеседницу. – Я приехала к тебе за помощью, Георгина. Через две недели мой первый выход в свет, и я ужасно боюсь этого момента. Наверное, начни я выезжать два года назад, когда мне только исполнилось семнадцать, это не казалось бы мне таким страшным. Но в тот год умер дедушка, в прошлом году – папа. А когда чего-то долго ждешь, начинаешь сильнее бояться.
– Обычно дебютанткам заказывают наряды у мадам Варане.
– Я видела ее творения, – Виктория слегка поморщилась, – и они мне ужасно не понравились. Все эти белые кисейные платьица с голубыми и розовыми цветочками… Так приторно! Представь, десятки дебютанток в одинаковых нарядах, словно полк новобранцев на плацу!
– И, конечно же, тебе хочется чего-нибудь другого. Более яркого, вызывающего…
– Да! Например, такое платье, как у тебя. Ну, можно чуть-чуть скромнее. Только непременно ярких цветов. Изумрудно-зеленого, красного, фиолетового… Словом, чтобы мужчины сразу обращали внимание.
– Разумно. А для чего же еще мы тратим деньги на наряды, как ни для того, чтобы завлекать мужчин? – Ласково рассмеявшись, Георгина потянулась за модным журналом с яркими картинками и пересела поближе к Виктории. – А теперь слушай меня внимательно, дитя мое, если хочешь иметь настоящий успех в свете. Разумеется, я тебе помогу, но при одном условии: слушаться беспрекословно. И, прежде всего, вот что. На свой первый бал ты поедешь только в белом платье…
– Но…
– Никаких «но». Иначе я рассержусь и не стану помогать…
За выбором фасонов и подходящих тканей время пролетело незаметно. Когда подруги, наконец, оказались на улице, Виктория чувствовала себя безумно усталой, но настроение у нее было приподнятым.
– Даже не знаю, что и сказать, – озадаченно проговорила Камилла, как только двери за ними закрылись. – Признаться, я не ожидала… Ах, Тори, что с тобой?! – испуганно воскликнула она, увидев, как подруга со стоном схватилась за перила.
– Боже, Камилла, я, кажется, подвернула ногу, как мне больно! Я даже не знаю, смогу ли дойти до экипажа, – жалобно простонала Виктория.
– Без паники, мисс, только без паники: сейчас я перенесу вас в экипаж! – вдруг донесся до девушек обеспокоенный мужской голос.
Обернувшись, Камилла не без удивления заметила спешащего к ним элегантно одетого мужчину. Было очевидно, что он приехал в том самом дорогом кабриолете, который теперь стоял у крыльца соседнего магазина. Незнакомец был довольно молод и, по всем признакам, принадлежал к высшим слоям общества.
– Что случилось, мисс? Вы оступились? – сочувственно спросил мужчина, беря девушку под руку. – О, эти изогнутые каблуки! Сколько хорошеньких женщин страдают из-за них на наших неудобных мостовых!
– Но что же делать, сэр – ведь мода всегда требует от нас жертв. – Виктория одарила незнакомца своей самой обаятельной улыбкой, от которой тот мгновенно расцвел. – Наш экипаж стоит на той стороне улицы, вон та красивая белая коляска.
– Пожалуйста, мисс, обнимите меня за плечи, – смущенно попросил незнакомец. – Не бойтесь: вы легки, как пушинка, и нести на руках такую очаровательную девушку – одно удовольствие.
Пару минут спустя подружки сидели в экипаже, но мужчина не торопился уходить. Как-то незаметно между ними завязался непринужденный разговор, во время которого Виктория успела сообщить молодому человеку свое имя, титул и имена опекунов. И, разумеется, не преминула упомянуть о том, что ее первый выезд в свет состоится в доме герцогини Харлей.
– Могу ли я рассчитывать на танец, мисс Джемисон? – приосанившись, спросил мужчина. – Я не сомневаюсь, что ваша бальная карточка будет заполнена заранее, и спешу забронировать себе местечко.
– Как я могу отказать столь любезному джентльмену? – с милой улыбкой промолвила Виктория. И тут же, к изумлению кузины, быстро достала из сумочки бальную карточку. – У меня свободны несколько вальсов, третья кадриль и вторая мазурка. Что вы выбираете?
Мужчина так сосредоточенно наморщил лоб, что Виктория едва не прыснула от смеха.
– Я бы желал пригласить вас на все эти танцы, – наконец сказал он. – Однако боюсь, что это будет несправедливо по отношению к другим джентльменам… Третий и шестой вальс и… мазурку! – покраснев, выпалил он.
– Хорошо, милорд. – Виктория еще раз улыбнулась и протянула мужчине руку для прощального поцелуя. – До встречи на балу.
Как только экипаж свернул за угол, она откинулась на сиденье и весело расхохоталась, приведя кузину в крайнее замешательство.
– Как твоя нога, Тори? – встревоженно поинтересовалась Камилла. – Повреждение действительно серьезное?
– Господи, конечно же, нет! – Виктория бросила на подругу озорной взгляд. – Камилла, ты что, так и не поняла, что я просто-напросто притворилась?
– Тори! Но это же переходит всякие границы приличия!
– Почему? Ведь этот Тобиас Шипли ни о чем не догадался. – Обняв кузину за плечи, Виктория ласково заглянула ей в глаза. – Не сердись, Камилла, пожалуйста! Я веду себя так вовсе не потому, что не знаю светских приличий. Но подумай сама: как же еще нам знакомиться с молодыми людьми? Ведь у нас нет ни старших братьев, ни замужних подруг. А тебе прекрасно известно, что в силу каких-то дурацких правил мужчина может пригласить на танец только ту девушку, которая была представлена ему. Поверь, у меня нет ни малейшего желания простоять весь свой первый бал, подпирая стену.
– Да, пожалуй, ты права, – согласилась Камилла. – Хотя я сама ни за что бы не решилась на такое… Твоя бальная карточка! – вдруг вспомнила она. – Неужели правда, что в ней почти не осталось свободных танцев?
Усмехнувшись, Виктория отрицательно покачала головой.
– Она не заполнена даже на треть. Но зачем об этом кому-то знать?
Вскоре экипаж остановился у подъезда роскошного особняка на Парк-Лейн, и Виктория с легкостью спрыгнула на тротуар, улыбнувшись при мысли, что ее сейчас не видит новый знакомый. В гостиной девушек уже ожидала леди Матильда Сиддонс, и ее поджатые губы и строгий взгляд не предвещали ничего хорошего.
– Итак, вы снова опоздали к обеду, – со сдержанным возмущением констатировала виконтесса. – И это уже в третий раз за последние две недели. Такое недопустимое поведение заслуживает… Виктория! Девочка моя, что случилось? Ты повредила ногу?! Боже, какой ужас, ведь через несколько дней твой первый бал!
Бросившись к племяннице, леди Матильда засыпала ее вопросами, а затем позвала лакея, который на руках отнес девушку в ее комнату на втором этаже. Глаза Камиллы округлились, когда Виктория со слезами попросила вызвать доктора, а затем, словно между прочим, сказала:
– Не знаю, как бы я добралась до коляски, если бы не помощь одного крайне любезного молодого человека. Как же это его имя, Камилла? Кажется, Тобиас Шипли!
– Тобиас Шипли, – тут же деловито прикинула виконтесса. – Двадцать шесть лет, не женат, графский титул, обширные имения в Ноттингемшире. Хорошо, что ты запомнила его имя, Виктория. Нужно будет непременно послать ему благодарственную записку.
– Напомнить лишний раз о себе, – с хитрой улыбкой уточнила Виктория.
– Ты просто умница, девочка моя! – Наклонившись к лежащей на кушетке племяннице, леди Матильда нежно поцеловала ее в щеку, а затем выразительно посмотрела на дочь. – Учись, Камилла, у Виктории, как очаровывать кавалеров, пока она не вышла замуж за богатого лорда и не покинула нас, – назидательно заметила она. – И запомните, девочки: чтобы подцепить удачного жениха, все средства хороши. Разумеется, кроме тех, которые могут повредить женской репутации, – тут же поправилась она. – Репутация – прежде всего. Без нее не поможет ни красота, ни высокое происхождение.
Закончив свой визит на этой веской фразе, леди Матильда величественно выплыла из комнаты. Затворив дверь, Камилла не без тревоги взглянула на подругу:
– Тори, ну как можно так притворяться? Что ты будешь делать, когда приедет мистер Фаркуар? Он опытный врач, и тебе не удастся так легко обвести его вокруг пальца.
– Мистер Фаркуар скажет тетушке то, о чем я его попрошу, – уверенно ответила Виктория. – Мне удалось подобрать ключик к его сердцу еще при нашем первом знакомстве. Так что беспокоиться совершенно не о чем.
– Тори! – восхищенно промолвила Камилла. – Я смотрю, ты уже успела всех здесь очаровать, включая прислугу! Поделись секретом, как тебе это удается?
Виктория глубоко вздохнула, и ее взгляд внезапно стал очень серьезным.
– Этому не научишь, дорогая кузина, – тихо ответила она. – Быть изворотливыми и хитрыми нас учит сама жизнь.
Подруги еще немного поболтали, и вскоре Камилла ушла к себе. Как только дверь за ней закрылась, Виктория спрыгнула с кушетки и, подойдя к зеркалу, критически оглядела свое отражение.
Многие называли ее красавицей, но сама она, положа руку на сердце, так не считала. Вот если бы ее волосы были не каштановыми, а золотистыми, как у Камиллы, и глаза не карими, а небесно-голубыми… Впрочем, Виктория уже давно пришла к выводу, что все это не столь важно. Однажды отец хорошенько растолковал ей, что мужчин привлекает вовсе не красота женщины, а ее обаяние, веселость, умение поддержать разговор и дать мужчине возможность показать себя в выгодном свете.
Где нужно, промолчать, прикинуться слабой и наивной и никогда, никогда не показывать своего превосходства ни в чем. Два года назад, когда умер дедушка и они с отцом из-за траура ни покидали пределов имения, у них было много таких разговоров. О превратностях жизни, об отношениях мужчины и женщины, о будущем замужестве Виктории, которое непременно должно было оказаться удачным.
– Ах папочка, лучше бы ты поменьше увлекался женщинами, а больше занимался нашим имением, – с невольной горечью прошептала девушка.
Вспомнив о своем родном, любимом Джемисон-холле, Виктория на время загрустила. После смерти отца она, как последняя представительница рода Джемисонов, унаследовала родовое имение и титул баронессы – редкая удача для английской женщины. Обычно, если у дворянина не было своих сыновей, титул и поместье наследовал племянник или любой другой родственник мужского пола. Но, к счастью для Виктории, у нее не осталось ни одного родственника по линии отца. Поэтому все привилегии достались ей. Но, увы, это был всего лишь мыльный пузырь, готовый лопнуть в любой момент.
Когда после внезапной смерти Эдгара Джемисона Марк Сиддонс взялся вести дела племянницы, он пришел в ужас. От Виктории старательно скрывали истинное положение дел, но она все равно обо всем узнала. Ее наследство оказалось давно заложено и не сегодня-завтра могло пойти с молотка. Из сочувствия к юной баронессе, оставшейся сиротой, кредиторы согласились подождать – до конца весеннего сезона. Но если за это время она не выйдет замуж за богатого аристократа, способного заплатить все долги, о разорении узнает весь свет. О том, что случится тогда, Виктория даже думать боялась. Она останется нищей бесприданницей, и ей придется пойти наставницей в пансион благородных девиц или в гувернантки.
В гувернантки… Представив себя в омерзительном сером платье с глухим белым воротником и строго зачесанными волосами, Виктория содрогнулась. «Нет, этому не бывать, этого просто не может со мной случиться», – тут же сказала она себе. Не для того она родилась на свет знатной аристократкой, чтобы сносить капризы чьих-то избалованных отпрысков. Она отвоюет себе прочное место под солнцем и займет то положение в обществе, которое уготовано ей по праву рождения. Пусть придется хитрить, изворачиваться – Джемисон-холл стоит того. И родовая честь, которую она просто обязана поддержать. Ее мужем станет богатый и знатный аристократ, который заплатит все долги и восстановит разоренное имение. Целый год, пока длился траур, она готовилась к этому важному моменту в своей жизни и теперь не ударит в грязь лицом. Ведь недаром же ей дали имя Виктория – победа.
Глава 2
Нервы Виктории находились в таком ужасном напряжении, что в день своего первого бала она проснулась с самым рассветом. Бросив взгляд на часы, девушка юркнула под одеяло и попыталась снова заснуть, но из этой затеи ничего не вышло. Лежать в постели, чувствуя нарастающее волнение, было невыносимо. Оставив надежду погрузиться в сон, Виктория решительно отбросила одеяло и позвонила в колокольчик, вызывая служанку. Внезапно ее осенила идея, показавшаяся поначалу безумной. До завтрака оставалось еще три часа, и Виктория почувствовала непреодолимую потребность оказаться на свежем воздухе. И не просто прогуляться, а прокатиться верхом по парку. Быстрая езда всегда успокаивала ее, помогая собраться с мыслями.
Вошедшую служанку, Виктория попросила принести ей амазонку цвета морской волны. Этот наряд был вполне пригоден для прогулок в прохладные апрельские дни, потому что, кроме просторной юбки с завышенной талией и жакета, он включал еще и спенсер – короткий верхний жакет из плотного бархата с небольшими пуфами на рукавах. Торопливо одевшись, Виктория направилась к конюшне. Ее любимая белая лошадка Лира встретила хозяйку радостным ржанием. Лицо конюха вытянулось от изумления, когда баронесса велела оседлать Лиру, но, как хорошо воспитанный слуга, он поспешно исполнил приказание.
В парке было пустынно. Прохладный ветер срывал с головы девушки шляпу, серые тучи грозили в любую минуту пролиться дождем. Выехав на длинную аллею, Виктория осмотрелась и крепче натянула поводья.
– Вперед, моя красавица! Вспомним, как весело мы скакали с тобой по холмам родного Оксфордшира, – ласково промолвила она, пуская лошадь в галоп.
Мысли Виктории обгоняли бег лошадиных копыт; ветер звенел в ушах, обжигая холодом лицо. Всадница неслась вперед, не замечая дороги, удаляясь все дальше от привычных мест прогулок лондонской знати. Ей хотелось оказаться далеко от всех, хотя бы на время забыть о своих тревогах, не оставлявших ее ни на один час. Первый выезд… Оценивающие взгляды светских щеголей… Череда бесконечных танцев, на многие из которых ее могут и не пригласить… Что если ее первый выход в свет закончится провалом? Сможет ли она перенести поражение с философским спокойствием?
Заметив, что Лира начинает уставать, Виктория перешла на шаг. Осмотревшись, она вдруг заметила, что это место ей совсем не знакомо. Утоптанная дорожка стала намного уже, голые ветви деревьев смыкались над головой, закрывая хмурое небо.
«Пора возвращаться, – не без тревоги подумала Виктория. – Тетя рассердится, если узнает, что я каталась верхом в такой ответственный день».
Она уже собралась было повернуть обратно, как вдруг ее внимание привлекли негромкие голоса, раздающиеся из-за деревьев. Обернувшись в ту сторону, Виктория заметила на поляне группу мужчин. Их было четверо, а чуть поодаль стояла коляска, возле которой неспешно прогуливался кучер. Джентльмены что-то оживленно обсуждали, а затем двое из них отошли от своих товарищей и начали совершать какие-то странные действия, расхаживая взад-вперед по поляне.
Удивленно сдвинув брови, Виктория внимательнее всмотрелась в происходящее. И тут ее осенило – да ведь это не что иное, как приготовления к дуэли! Да, да, самой что ни на есть настоящей дуэли! Те двое, что расхаживали по поляне, несомненно, являлись секундантами, а двое других мужчин собирались стреляться на пистолетах.
Не в силах противиться охватившему ее любопытству, Виктория подъехала к огромному раздвоенному вязу и, спрятавшись за его широким стволом, стала с интересом наблюдать за развитием событий. Она часто слышала о подобных поединках от своего отца, но чтобы вот так, своими глазами увидеть, как это происходит на самом деле, – об этом она даже не могла мечтать. На мгновение Виктории стало неловко от того, что она так бесцеремонно подглядывает за джентльменами, занимающимися чисто мужским делом, в котором не допускалось участия женщин. Но соблазн был слишком велик. К тому же, если она будет соблюдать осторожность, мужчины и не догадаются, что за ними кто-то наблюдает.
Закончив отмеривать расстояние, с которого должны были стреляться противники, секунданты вернулись к своим товарищам. Неожиданно ветер стих, и Виктория стала различать отдельные фразы разговора.
– …Вы поступили крайне неосмотрительно, приехав сюда верхом, – говорил высокий худощавый брюнет, обращаясь к мужчине, который стоял к Виктории спиной. – Весьма вероятно, что вам очень скоро понадобится коляска. Сегодня удача явно не на вашей стороне, Шарп.
– Смотрите, Колтмен, не спугните свою удачу преждевременным бахвальством, – с легкой насмешкой ответил его противник. – Удача – она, как женщина, предпочитает скромных и сдержанных мужчин.
– Ха! Кто бы говорил о скромности! – Худощавый брюнет громко рассмеялся, отступив от своего противника на пару шагов и глядя на него с откровенно, вызывающим презрением. Сейчас он довольно хорошо был виден Виктории, и она отметила, что у него очень тонкие, правильные черты лица, но в то же время в них присутствовало что-то неприятное. – Это качество явно не относится к числу ваших добродетелей. Если они у вас вообще имеются, – прибавил он резким, высоким голосом, словно какая-то истеричная женщина.
Его противник пренебрежительно повел плечами, не удостаивая брюнета ответным оскорблением, и Виктория внезапно почувствовала к нему глубокую симпатию. Наверное, не каждый сумел бы сохранить выдержку и достоинство в столь напряженной ситуации.
– Довольно болтать попусту, Колтмен, пора переходить от слов к делу, – сухо сказал он, снимая цилиндр и перчатки и передавая их стоящему рядом темноволосому мужчине с пышными бакенбардами.
– Да, и в самом деле пора. – Колтмен резким движением сдернул перчатки и потер руки, словно предвкушая нечто необычайно приятное. – Черт возьми, – вдруг воскликнул он, – вы даже не представляете, как я теперь доволен, что настоял на жребии! Я словно чувствовал, что удача и на сей раз меня не подведет. Мне выпало стрелять первым, и, клянусь самой преисподней, я без малейших колебаний всажу заряд свинца в ваше порочное сердце.
– Клянусь богом, Колтмен, если вы только посмеете это сделать, то не позднее завтрашнего утра будете иметь честь драться со мной, – грозным тоном, не предвещающим ничего хорошего, пообещал темноволосый шатен, являющийся, по всей видимости, секундантом противника брюнета.
Виктория внимательно взглянула на этого мужчину. Она вдруг вспомнила, что несколько раз видела его в гостиной дядюшки Сиддонса, но сейчас из-за охватившего ее волнения не могла припомнить его имени. Одно было очевидным: он принадлежал к высшей лондонской знати. Впрочем, остальные трое наверняка также принадлежали к аристократам, и, вероятно, ей еще предстоит встретиться с ними на каком-нибудь великосветском балу. Если, конечно, одного из них сегодня не убьют…
– Не понимаю, что вам за охота защищать этого безродного ублюдка, граф Лестер, – проворчал Колтмен, медленно отступая на несколько шагов от барьера и любовно поглаживая пальцем черное дуло смертоносного оружия.
Виктория приглушенно ахнула, услышав это чудовищное оскорбление. Она едва верила своим ушам. Ее отец никогда не позволил бы себе отозваться в таком тоне даже о последнем уличном бродяге. А этот мужчина, несомненно считающий себя джентльменом, вел себя как отъявленный хам в присутствии нескольких человек!

Любовь под запретом - Спайс Вирджиния -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Любовь под запретом на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Любовь под запретом автора Спайс Вирджиния придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Любовь под запретом своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Спайс Вирджиния - Любовь под запретом.
Возможно, что после прочтения книги Любовь под запретом вы захотите почитать и другие книги Спайс Вирджиния. Посмотрите на страницу писателя Спайс Вирджиния - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Любовь под запретом, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Спайс Вирджиния, написавшего книгу Любовь под запретом, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Любовь под запретом; Спайс Вирджиния, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...