Шумилова Ольга - Монеты на твоей ладони http://www.libok.net/writer/9818/kniga/37411/shumilova_olga/monetyi_na_tvoey_ladoni 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Разве ты не хочешь понять, к чему это приведет? – Он сжал ее руки. – Я хочу знать о тебе все и хочу, чтобы ты знала все обо мне. С тобой я чувствую что-то, чего не знал раньше, и мне это нравится. Очень.
– Я тоже, и меня это пугает. Очень.
Зазвенел таймер, и оба вздрогнули.
– Пицца! – воскликнул Адам. – Надо ее вынуть. Ты сможешь надеть ночную рубашку без моей помощи? Хотя комбинация выглядит намного привлекательнее.
– Спасибо, – ответила Кэт, – но я не могу отказаться от столь экзотичной ночной рубашки.
– Этого-то я и боялся. – Адам нежно поцеловал ее. – Поспеши, пока пицца не остыла.
Он вышел, а Кэт снова прислонилась к раковине и прошептала:
– О да! Ты заставил меня почувствовать то, чего я не знала раньше.
Ее колени дрожали, а в животе, казалось, поселилась целая стая бабочек. Кэт с трудом удержалась, чтобы не догнать Адама и просить целовать ее снова и снова. Она повернулась, посмотрела в зеркало и подумала: «О Адам! Что ты со мной сделал?»
Отражение с загадочным выражением глаз казалось ей совершенно незнакомым. Раскрасневшиеся щеки, взъерошенные волосы, покрасневшие губы. «Неужели это я?»
Кэт медленно спустила комбинацию с плеч, и та соскользнула на пол. Она испугалась мгновенной реакции своего тела. Зеркало подтвердило ее опасения: оказывается, можно краснеть всем телом.
Повернувшись спиной к зеркалу, Кэт взяла красную ночную рубашку и с трудом надела ее. Потом застегнула пуговицы на груди и закатала рукава. Попыталась причесаться и снова почувствовала боль в боку. Щетка выпала из ее руки.
Выходит, что Дом был прав. Боль усиливалась.
Приподняв подол длинной рубашки, чтобы не споткнуться, Кэт вышла из ванной. Она с облегчением заметила, что Пэдди покинул спальню и теперь лежал, растянувшись на ковре перед камином.
Адам вышел из кухни, неся поднос с тарелками, салфетками и пиццей. Поставив все на невысокий столик, на котором уже находилась зеленая бутылка без этикетки, штопор, два бокала, он с удовлетворением оглядел свою работу.
– Ужин готов! И предписание Дома!
Ловко вытащив пробку, Адам наполнил бокалы.
– Не припомню, чтобы доктор что-нибудь прописывал тебе, – съязвила Кэт.
– Это его оплошность. Мне тоже нужно немного выпить, дабы успокоить расшатавшиеся нервы. За твое здоровье!
Кэт смотрела, как мерцает огонь камина сквозь жидкость соломенного цвета.
– Я почему-то всегда считала, что вино должно быть красным.
Она сделала глоток, и ей обожгло горло. Кэт закашлялась до слез.
– Это не совсем то, о чем говорил доктор, – признался Адам. – У меня не осталось отцовского вина, поэтому я налил граппу. Ее гонят из виноградной выжимки.
Кэт наморщила лоб, что-то вспоминая.
– Гонят? Значит, это как виски?
– Немного покрепче. Скорее как бренди.
– Бренди? Но я терпеть не могу бренди. От одного его запаха меня клонит в сон.
– Извини, доктор прописал.
– Может быть, лучше одновременно есть?
Кэт откусила большой кусок пиццы и стала запивать его. Напиток уже не казался таким взрывоопасным. Тепло, растекавшееся по телу, стало очень приятным.
– Твоя граппа похожа на солнечный свет. – Она улыбнулась и сделала еще глоток. – Это такое приятное ощущение, когда ее проглатываешь.
– Не увлекайся, – предупредил Адам. – Здесь нет приза тому, кто быстрее выпьет.
– Очень жаль, потому что я выиграла. – Кэт осушила бокал и поставила его на стол. – Если бы ты был гостеприимным хозяином, у тебя нашелся бы приз.
– Какой, например? – Адам сделал большой глоток.
– Я знаю, что мне нужно. – Кэт нежно смотрела на него.
– Правда? – Адам подвинулся поближе.
– О да! Носки. У меня замерзли ноги.
– Черт! – Адам наклонился и положил ее ноги к себе на колени. – И в самом деле!
Он начал растирать ей ступни.
– Как приятно! – мечтательно улыбнулась Кэт. – Если так будет продолжаться всю ночь, то носки не потребуются.
Адам чертыхнулся вполголоса и встал.
– Нет уж. Лучше я сделаю травяной чай и принесу тебе очень теплые носки.
– Я не хочу чаю! – крикнула Кэт ему вдогонку. Она сползла с дивана и села на пол. – Не надо обо мне так беспокоиться.
Кэт подлила себе немного граппы, поднесла бокал к губам и задумалась.
Здравый смысл напоминал, что пить крепкие напитки, оставаясь на ночь в обществе незнакомого мужчины, и позволять ему себя целовать – значит, поступать очень неблагоразумно. Но дух авантюризма возражал, что Адам – друг Лиссы и что Кэт пьет и проводит здесь ночь по совету врача.
Здравый смысл продолжал свой безжалостный монолог, предупреждая об ужасных последствиях безрассудного поведения.
– Ах так? – громко заявила Кэт. – Я тебя утоплю.
Она разом проглотила содержимое бокала. На ее лице появилась кривая, но довольная улыбка.
Послышались быстрые шаги, Адам наклонился сзади над диваном. Кэт запрокинула голову и улыбнулась ему.
– Забавно, – сказала она, – вверх ногами ты выглядишь лучше. – И, подняв бокал к глазам, стала смотреть в него, как в подзорную трубу. – А может быть, и нет.
– Кэт, – спросил Адам со смешком, – ты еще выпила?
– Я следовала рекомендации доктора.
Адам обошел диван и сел рядом.
– Когда это ты научилась так послушно следовать рекомендациям?
Он поднял ногу Кэт и начал надевать ей носок.
– Я могу надеть свои собственные носки без посторонней помощи. Большое спасибо. – Она отдернула ногу.
– Отлично. Давай. Хотя это и не твои собственные носки.
Он бросил их ей на колени и положил руки на край стола, сосредоточив все внимание на камине.
Кэт взяла носок и осторожно нагнулась к ноге. Боль не ударила ее. Да здравствует граппа!
Девушка начала натягивать носок. Он раскачивался на кончиках пальцев. Кэт сдвинула брови и попробовала снова. На этот раз ей удалось надеть носок на три пальца.
– Черт! – пробормотала она, взглянув на Адама, который делал вид, что не замечает ее усилий. – Ну надевайся же! – прошептала Кэт, нацепив носок на все пять пальцев и дернув его на себя. – О нет!
Она в отчаянии закатила глаза. Пальцы упирались в пятку носка. Кэт поняла, что граппа ослабляет не только боль, но и координацию и нужно просить о помощи.
Подозрения, что Адам демонстративно ее не замечает, подтвердились, когда он облокотился на диван, закрыл глаза и зевнул. Кэт пришлось покориться неизбежному.
– Адам! Помоги мне надеть носки.
В уголках его губ появилась улыбка.
– Мне кажется, я не слышал волшебное слово.
– Пожалуйста.
Он приоткрыл один глаз и взглянул на Кэт.
– А как насчет нежного и сладкого «пожалуйста»?
Кэт наклонилась к столу.
– А как насчет еще одного бокала граппы?
– А как насчет «нет»? – Адам быстро схватил бутылку со стола.
– Поставь на место, умник!
Кэт направила на него палец, гневно сверкая глазами. Адам поставил бутылку и снял носок, болтавшийся на ноге Кэт.
– Неплохая работа.
Кэт запустила обе руки в волосы, закрыла глаза и мелодраматически произнесла:
– «Неплохая работа, Кэт. В следующий раз у тебя выйдет лучше». – Она отпустила волосы и открыла глаза. – Вот так всегда говорили мои родители, с тех пор как я себя помню.
– Так вот почему ты такая независимая.
Адам надел ей носки, потом одной рукой обнял, а другой взял под колени. Одним движением он поднял Кэт, посадил на диван и укрыл ее шерстяным пледом.
– Тебе не больно?
– Ни капельки. Или ты был очень осторожен, или это волшебное действие граппы.
– Значит, папа заслужил похвалы. – Адам сел на другом конце дивана. – Как насчет сказки на ночь?
– Замечательно! Например, «Спящую красавицу». Это моя любимая.
Адам отрицательно покачал головой.
– Как насчет того, чтобы ты рассказала сказку?
– Когда рассказываешь, очень хочется пить. Может быть, еще чуть-чуть граппы?
– Ни в коем случае. Еще немного, и ты будешь в невменяемом состоянии. – Адам подергал ее за ноги. – Прежде чем спать, расскажи о себе.
Кэт натянула плед на голову.
– Ну давай, – уговаривал Адам. – Выговорись.
Кэт спустила плед и разгладила его мягкие складки.
– Я думаю, что быть единственным ребенком в семье очень сложно. Родители не ждали моего появления. Врачи сказали, что они не могут иметь детей, поэтому в начале шестидесятых годов мама с папой открыли музыкальный клуб. Его назвали «Коммон граунд», потому что они любили разные музыкальные жанры и хотели привлечь таких разных слушателей, которые обычно не собираются вместе. Потребовалось несколько лет, но в конце концов клуб стал популярным. А потом появилась я. Думаю, родители должны были чувствовать то же, что и человек, выигравший в лотерею слона или жирафа. Дорогая штука, но что с ней, черт побери, делать? Им хотелось, чтобы я как можно скорее повзрослела.
Дрова в камине затрещали и рассыпались со снопом искр. Кэт смотрела на огонь, удивляясь тому, как любящие родители и в общем-то счастливое детство оставили в ней такое чувство одиночества.
– Меня очень любили и хвалили, но всегда только за то, что я что-то сделала сама. «Хорошая девочка! Ты все делаешь самостоятельно». Эти слова я помню с самого детства.
– А если ты поступала неправильно?
– Тогда я слышала что-то вроде: «Это было неплохо. В следующий раз старайся сделать лучше». Я завидовала своим друзьям, чьи родители просто садились и помогали им решать задачи по математике. Завидовала семьям, где можно за обедом обсуждать какие-нибудь идеи, вносить свои предложения. Понимаешь, что я имею в виду?
– Конечно, и я думаю, что это был бы ад. Когда мы с отцом и тетей Кармелой садились за стол, у нас всегда было три различных мнения. А за воскресным обедом с родственниками их бывало от пяти до четырнадцати. Это ужасно шумно.
– Это просто восхитительно!
На лице Кэт появилось тоскливое выражение.
– Да? Но только не тогда, когда я играл в баскетбол. Я был в команде единственным, чью бабушку выдворили из спортзала.
– Почему?
– Бабушка ударила судью сумкой и потребовала, чтобы он не засчитывал мне штрафных очков. Остальные мои родственники последовали за ней, каждый высказал судье все, что о нем думает.
Адам подмигнул Кэт, которая хохотала, держась за бок.
– Я предполагаю, что твои родители были более сдержанными на публике.
Кэт представила себе отца, смотрящего по телевизору спортивные передачи со свежей газетой на коленях, и снова рассмеялась.
– Прежде всего родители ходили на мои выступления по очереди. У них была очень насыщенная жизнь, и они всерьез обсуждали, кто был в последний раз и у кого больше дел в клубе. Единственный случай, когда они пришли вместе, было окончание средней школы. – Глаза Кэт заблестели, и она горько усмехнулась. – Для них это было что-то вроде Дня независимости и благодарения одновременно. Я превратилась в симпатичную взрослую девушку с четырехлетней стипендией в школе искусств. Знаешь, Адам, я почти слышала их вздох облегчения, когда директор вручал мне аттестат. – Кэт расправляла пальцами бахрому на пледе. – По-настоящему они любили только друг друга. Вот почему я не хочу любить так.
– Как? – удивился Адам.
Она развела руками и пожала плечами.
– Быть так связанной с кем-то. Мой отец был похож на зомби, когда мама умерла. Это ужасно больно – так сильно любить.
– Откуда ты знаешь? Может быть, твой отец считает, что счастье перевешивает боль.
Кэт покачала головой, откинула плед и свесила ноги с дивана.
– А еще я знаю, что мне надо тебя покинуть на несколько минут, и помощь мне не потребуется.
Она поднялась с дивана и медленно пошла в ванную. Зазвонил телефон, и Адам взял трубку.
– Кэт! Это Лисса. Она хотела сообщить, что с благотворительным фондом все о’кей, но тебя не было дома, поэтому она решила поискать тебя здесь.
– Прекрасно! – крикнула Кэт в ответ.
Через пять минут Кэт вышла из ванной, чувствуя себя легче, после того как ополоснула лицо холодной водой. Адам все еще разговаривал по телефону.
– Сейчас в галерее мало покупателей, так? Я спрашиваю потому, что, если у Кэт будет свободное время, она бы, возможно, захотела заняться дизайном для «Интертеч». Да? Это классно! Ты сама ей завтра скажешь.
Глава 6
Мать постоянно ей повторяла: «Кто теряет выдержку, тот теряет выгоду». Поэтому голос Кэт не выдал накипавшего в ней раздражения.
– Что Лисса мне скажет?
Адам обернулся с улыбкой, совершенно не выглядя виноватым. Кэт не могла в это поверить. Она села на диван и строго повторила свой вопрос.
– Лисса собиралась сообщить тебе завтра, но, если ты слышала наш разговор, это сделаю я. – Адам взял Кэт за руки. – Я сказал, что ты могла бы подумать о работе для «Интертеч», если бы у тебя было побольше свободного времени. Поэтому она освобождает тебя на шесть недель. Ну как?
Судя по его широкой улыбке, он ожидал, что Кэт запрыгает от радости.
– Адам, одно дело – заказывать для меня ужин и совсем другое – устраивать мои дела, даже не посоветовавшись со мной.
Его лицо от неожиданности смешно вытянулось.
– Но ты же сказала, что вернулась бы к художественной работе, если бы было время. Теперь оно у тебя есть.
– Я говорила, что если бы могла себе позволить нанять ткачей, то занялась бы этим. «Если бы», Адам. Вот ключевые слова. Моя работа – единственный надежный источник дохода. Благодаря ей я плачу страховку и проценты по закладной.
– Банковское извещение означает, что тебе больше не надо об этом беспокоиться. А поскольку здесь не надо платить за аренду…
Девушка упрямо тряхнула взъерошенными волосами и приготовилась возразить.
– Послушай, Кэт, зачем ты все усложняешь? Все эти помещения пустуют, и так будет еще по крайней мере три месяца, прежде чем мы начнем их сдавать. Посмотри мне в глаза и скажи, что у тебя нет ни малейшего интереса к этому проекту. И тогда я сдаюсь.
– Да! Да! Мне это очень интересно! Я бы хотела использовать такой шанс! Доволен?
Кэт устыдилась своей вспышки и закрыла лицо руками.
– Тогда попробуй. Поговори с кем-нибудь, кому ты доверяешь, например с бухгалтером Лиссы. Попроси его оценить твое финансовое положение и сказать, можно ли заняться заказом для «Интертеч» без ущерба для изготовления одежды.
Обдумывая его слова, Кэт немного успокоилась и согласилась, что это хорошая идея. Адам театрально приложил руку к уху:
– Что я слышу! Ты впервые сказала, что у меня хорошая идея. Извини меня, Кэт. Я вырос в семье, где все помогают друг другу.
– А если помогают, когда ты в этом не нуждаешься?
– Тогда соседи слышат страшный шум.
Кэт поежилась и поджала под себя колени.
– Могу я надеяться, что мне не приснятся кошмарные сны про то, как ты изменил мою жизнь?
– Клянусь, больше никакого вмешательства без предварительного совета с тобой. Надеюсь, при этом меня не убьет током.
Кэт усмехнулась и накрылась пледом.
– Мне так удобно, что я больше не хочу двигаться. Ты ложись на кровать, а я буду спать здесь.
Адам вскочил и побежал в спальню. Через несколько секунд он вернулся со спальным мешком под мышкой и раскатал его на полу.
– Ты можешь остаться на диване, а я буду спать рядом на случай, если тебе ночью что-нибудь понадобится.
– Думаю, ты не поверишь, если я скажу, что мне ничего не понадобится.
Адам лег в спальный мешок и, подложив подушку под голову, спросил, чего Кэт хочется теперь.
– Я хочу смотреть, как будут догорать дрова, и слушать тебя.
От низкого голоса Адама на Кэт нисходило умиротворение. Огонь в камине освещал его профиль, и Кэт захотелось покрыть поцелуями его лицо. Но ее веки становились все тяжелее.
«Это самая сумасшедшая ночь в моей жизни». Кэт подождала комментарий здравого смысла. Молчание. Она удовлетворенно вздохнула и погрузилась в сон.
Реальность вернулась вместе со звонком телефона. Кэт открыла глаза и почувствовала панику в незнакомой обстановке. Сердце бешено колотилось. Она села, и ее ноги уткнулись во что-то теплое и мохнатое. Это был Пэдди, вклинившийся между спальным мешком и диваном.
Адам с сомкнутыми веками расстегнул мешок и нащупал телефон.
– Да. – Он резко открыл глаза. – Не так быстро, тетя Кармела, я тебя не понимаю. Что? Нет, мою машину не украли. Я ездил на ней вчера вечером. Я думал, что папа сказал тебе. Ты не вызвала полицию? Слава Богу! Да, я собирался уехать на выходные, но пришлось везти коллегу в больницу. Послушай, я тебе все расскажу за обедом. Да, мы могли бы прийти вместе, но сначала я должен спросить ее.
Он посмотрел на Кэт, и та ответила одобрительной улыбкой.
– Да, ее. Никто еще не умирал от любопытства. Ну тогда я пришлю венок на панихиду. Я тебя тоже, тетя Кармела. И не говори таким ужасным языком.
Адам выключил телефон и сердито повернулся на бок.
– Ей надо будить постояльцев в гостинице. Они бы вскакивали с воплями и визгом.
Кэт схватилась за больной бок.
– Не смеши, пожалуйста. Это может иметь роковые последствия.
Пес открыл глаза и глухо зарычал. Адам чмокнул его.
– Подвинься, приятель. Кэт не в состоянии через тебя перепрыгнуть.
Пэдди поднялся, отошел к двери и рухнул около нее.
– Кэт, ты не хочешь принять душ, пока я погуляю с Пэдди и возьму газету? Управишься одна?
Кэт кивнула.
– Будет довольно, если ты поможешь мне подняться с дивана. Дай руку.
Адам довел Кэт до ванной.
– Я положил тебе на кровать тренировочный костюм. Мне что-то не хочется снова иметь дело с молнией. Я скоро вернусь.
Через двадцать минут, когда Адам и Пэдди вернулись, Кэтрин стояла у окна и смотрела на реку. Ее голова была обмотана полотенцем, синий тренировочный костюм висел на ней мешком.
Адам положил на стоявший рядом обеденный стол газету и несколько пакетов.
– Я купил круассаны и таблетки от боли. Без аспирина, – добавил он, прежде чем Кэт успела спросить. – Кофе должен быть уже готов – я поставил его перед уходом. Или можешь сделать чай.
Адам выпрямился и снял куртку.
– Я приму душ и присоединюсь к тебе.
Он посмотрел на Кэт, склонившую голову и расчесывающую пальцами волосы.
– О’кей! Поторопись.
– Мне нужен холодный душ, – пробормотал Адам. – Точнее, ледяной.
Адам припарковал машину перед большим кирпичным домом на узкой улице. Увидев закрытые мешковиной кусты и невысокую ограду вокруг газона, Кэт поняла, что здесь живет опытный садовник.
– Этот дом построил мой дед.
– Очень мило, – небрежно ответила Кэт и схватила Адама за рукав, когда он хотел открыть дверцу. – Ты уверен, что это удобно? Я посторонний человек, а у вас семейный обед. И выгляжу я как ведьма. – Она покрутила концы своих буйно вьющихся волос. – Все сочтут за дурной знак, что ты возил меня в больницу. И… Господи!.. Если они узнают, что я осталась у тебя на ночь, едва познакомившись…
– Если только ты не проболтаешься. – Адам приложил палец к ее губам.
– Это не обед с доном Корлеоне. Это всего лишь моя семья. Они еще не приговорили к смерти никого из моих друзей.
Кэт рассмеялась. Их беседу прервали трое мальчишек, стучавших в стекло:
– Адам! Эй, Адам! Это твоя новая девушка?
– Дядя Пит везде поспел, – вздохнул Адам и открыл дверцу. – Не ломайте машину и помогите даме выйти.
– Я новая знакомая Адама, но я не его девушка, – объяснила Кэт.
Адам обошел машину и встал рядом с ней.
– Познакомься. Это сыновья моей сестры Розанны: Джо, Пол и Сэм. Ребята, это моя знакомая Кэт О’Мэлли.
Мальчишки переминались с ноги на ногу и глазели на Кэт. Младший, Сэм, постучал баскетбольным мячом о землю и спросил:
– Хочешь побросать по кольцу?
– Не сегодня. Я вчера попала в небольшую аварию и пока еще неважно себя чувствую, но с удовольствием посмотрю, как вы играете.
– А ты совсем не страшная, как его последняя девушка, – сказал Пол. – Она не любила детей. Если мы ей что-нибудь говорили, она делала вот так.
Он закатил глаза и театрально вздохнул. Кэт закусила губу, чтобы не рассмеяться.
– Ну что же. Я не девушка Адама, но очень люблю детей.
Адам даже не пытался скрыть переполнявшего его веселья.
– Ладно, ребята. Я должен проводить Кэт в дом и познакомить со всеми.
– Эй, Адам, – бросил Джо через плечо. – Хорошо, если бы это была твоя девушка. Она просто класс!
Адам повел Кэт по ступенькам на веранду и открыл деревянную дверь с овальным стеклом.
Кэт была оглушена множеством голосов, музыкой и звоном посуды, доносившимся с кухни. Шум постепенно смолк, и осталась только музыка как фон, на котором перед Кэт появилось море лиц.
– Кэт, познакомься с моими родственниками.
Адам повел ее по гостиной, представляя каждому из присутствующих. Она машинально улыбалась и пожимала руки, удивляясь, как можно запомнить столько имен и лиц. Наконец церемония закончилась, и Адам пошел на кухню за бутылками.
Кэт оглядела комнату. На обитом зеленым бархатом диване и таких же креслах – везде сидели родственники Адама, а остальные приносили из столовой тяжелые стулья черного дерева. Сидевшая на диване бабушка Адама, маленькая старушка с седыми волосами, забранными в пучок, поманила ее пальцем.
Кэт села рядом со старой женщиной в черном, заметив, что сумки у нее не было.
– Значит, вас зовут Кэт? То есть кошка?
– Нет-нет, – ответила Кэт. – Это уменьшительное. Мое полное имя Кэтрин.
– Ну да. Как у моего сына Гаэтано. В семье его всегда звали Тано. Отличный парень, как и мой внук Адам.
– Адам мне рассказывал, что вы с мужем построили этот дом, миссис Тормэн.
– Зовите меня Нонна. – Она взяла Кэт за руку. – Меня все зовут Нонна. Да, мы построили этот дом много лет назад. Это очень хорошо – сделать что-нибудь своими руками. Может быть, мой внук унаследовал свой талант к строительству от деда и меня.
Она добродушно засмеялась. Кэт очень хотелось сказать старушке что-нибудь приятное.
– Адам показывал мне склад, который они с отцом хотят превратить в жилой дом. Ваш внук очень гордится этим проектом. Или вы считаете, что это затея сумасшедшая?
– Сумасшедшая? Разумеется. И наши родители считали, что мы сошли с ума, если едем в Америку. Самое время сходить с ума, когда ты полон сил и энергии. Я вспоминаю о том, что мы делали с Джузеппе в молодости! Мы часто рисковали. Конечно, мы были сумасшедшими. – Она сжала руки и вздохнула. – Мне его так не хватает, даже через тридцать лет… Как будто это было вчера.
– Нонна, могу я вас спросить?
– Спрашивайте, Катарина. Если мне не захочется отвечать, я этого не сделаю.
– Вы никогда не жалели, что вышли замуж, если вам так не хватает вашего мужа?
На лице Нонны появилась понимающая улыбка.
– Никогда. – Она взяла Кэт за руку. – Дорогая, я скажу вам по секрету. В жизни за все приходится платить. Если ты кого-то сильно любишь, то платишь высокую цену, когда смерть вас разлучает. Если не любишь сильно, цена не покажется такой большой. Но когда доживешь до моих лет и оглянешься назад, кто знает, может быть, поймешь, что упустить любовь, еще большая ошибка. Потому что будешь чувствовать не только горечь одиночества, но и боль, оттого что нет воспоминаний о любви, которые бы тебя согрели.
– Нонна, ты не против, если я уведу Кэт на некоторое время? – спросил Адам, войдя в комнату с двумя бутылками содовой. – Я хочу познакомить ее с папой. Он был в оранжерее.
– Идите. Мы уже поговорили. – Нонна улыбнулась Кэт. – Она очень симпатичная девушка. Гораздо симпатичнее, чем… – Старушка поджала губы.
– Увидимся позже, – улыбнулась Кэт в ответ.
Кухня представляла собой хорошо организованный хаос. Огромная кастрюля с супом кипела на середине плиты. Блюда с лапшой стояли на деревянном столе. Тетя Кармела резала хлеб и отдавала распоряжения сестрам Адама Розанне и Мишель. Она взглянула на Адама и Кэт.
– Уведи своего отца из моей кухни, пока он не свел меня с ума. Он не может помыть руки в ванной!
Мужчина, стоявший у раковины, невозмутимо ополоснул руки и вытер их бумажным полотенцем.
– Папа, я хочу тебе представить Кэт О’Мэлли. Она художник и, кроме того, работает в галерее «Америкэн экспрешнз». Кэт, это мой отец Тано Тормэн.
Тано пожал Кэт руку, но на его обветренном лице не мелькнуло и тени улыбки.
– Рада с вами познакомиться, мистер Тормэн.
Тано кивнул и повернулся к Адаму:
– Давай зайдем в кабинет на несколько минут. Есть кое-какие бумаги, которые я собирался с тобой вчера вечером посмотреть.
Кэт внутренне сжалась. Неудивительно, что отец не был рад ее появлению.
– Может быть, после обеда, папа? Я хотел показать Кэт сад и оранжерею.
– Ничего, Адам. Я могла бы помочь на кухне.
Тетя Кармела, Розанна и Мишель переглянулись.
– Конечно, – сказала наконец Кармела. – Возьмите фартук.
Адам поискал фартук и надел его Кэт, коснувшись руками ее шеи, когда освобождал волосы из-под лямки.
– Ты действительно не против?
Кэт кивнула и улыбнулась.
Лицо Адама просияло от облегчения, и Кэт испугалась, что он сейчас поцелует ее.
– Должна признаться, – сказала Кэт тете Кармеле, – я плохо готовлю, но отлично мою посуду. Если хотите, я начну.
Женщины снова переглянулись, и Кэт подумала, что допустила ошибку, признав отсутствие у себя кулинарных способностей. Розанна наконец улыбнулась.
– А я ненавижу мыть посуду.
– Я тоже, – согласилась Мишель. – Милости просим.
Тетя Кармела молча вытерла лоб пухлой рукой.
Кэт налила в раковину горячей воды и добавила моющее средство. Она работала быстро, прислушиваясь к разговору, но не принимая в нем участия.
1 2 3 4 5 6 7 8 9
Загрузка...