А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Над столом висел напечатанный на компьютере лозунг «До свидания, Адам! Добро пожаловать в Сиэтл!». Сам Адам сидел у стола, увлеченно разговаривая с симпатичной блондинкой.
– Прощальная вечеринка в честь Адама, – пробормотала Кэт.
– Вы правы. И поверьте, не в наших традициях устраивать проводы для уволенных сотрудников. Мистер Тормэн получил пост вице-президента небольшой, но быстро развивающейся компании с перспективой сотрудничества через несколько лет. – Мистер Янг грустно улыбнулся. – Можно было бы найти что-нибудь настолько же привлекательное, не покидая Кливленда, но, похоже, Адам хочет уехать отсюда как можно дальше.
В голове у Кэт зашумело, и она почувствовала себя на грани обморока.
– Я совершила ужасную ошибку, – сказала Кэт, поворачиваясь к двери.
Мистер Янг бережно взял девушку за плечи и развернул обратно.
– А может быть, и нет.
Адам смотрел на нее из дальнего конца комнаты, не веря собственным глазам.
– Кэт!
Разговоры в комнате прекратились. Все обратили взоры на нее. Адам направился к Кэт, но медленно, как будто не был уверен, что хочет ее видеть.
– Не могу поверить, что ты здесь.
Сердце Кэт учащенно забилось. Причина уже казалась ничтожной, не стоящей того, чтобы отказываться от любви. Но наверное, уже слишком поздно что-то менять. Адам смотрел настороженно. У него был вид человека, который не хочет снова наступить на те же грабли.
Мистер Янг улыбнулся Адаму.
– Мисс О’Мэлли пришла поговорить о твоем увольнении, думая, что тебя выгнали из-за залогового обязательства. Она очень преданная женщина.
– Ты это сделала ради меня?
Недоверие в голосе Адама больно ранило Кэт.
– Я должна была это сделать, – ответила она просто. – Я не могла допустить, чтобы тебя уволили из-за этого несостоявшегося залога.
Кэт посмотрела в глаза Адама, надеясь, что он прочитает в ее взгляде то, чего она не сказала… Он не ответил. Кэт поняла, что потеряла его навсегда, и решила уйти с достоинством.
– Мистер Янг разъяснил ситуацию, так что мне остается только пожелать тебе удачи в Сиэтле.
Она через силу улыбнулась и протянула руку.
Адам взял руку Кэт и посмотрел в милое родное лицо, понимая, что, возможно, видит его в последний раз. Как это похоже на нее – броситься на его защиту, даже когда их отношения уже закончились.
А они закончились, и не надо себя обманывать. У Кэт твердая и уверенная рука, ослепительная улыбка, сияющие глаза. Адам присмотрелся внимательнее. Слишком сияющие. Он готов был поклясться, что глаза у Кэт блестят от слез, и его сердце учащенно забилось.
Адам быстро вспомнил все причины, по которым он должен отпустить руку Кэт, вычеркнуть ее из своей памяти и улететь ближайшим рейсом. В Сиэтле есть работа, соответствующая его таланту… но не будет Кэт. Он приобретет дом в одном из самых красивых городов Америки… но не будет Кэт. У него появятся новые друзья и начнется новая жизнь… но не будет Кэт.
– Что за черт, – пробормотал он. – Ум с сердцем явно не в ладу.
Кэт попыталась освободить руку, но Адам сжал ее крепче.
– Я передумал насчет Сиэтла.
В ее влажных глазах появилась надежда.
– Есть одна большая проблема.
– Какая? – Рука Кэт задрожала.
– Если я буду в Сиэтле, то не смогу… как это ты говорила? Ах да – преследовать и изводить тебя, пока ты не сдашься и не признаешь, что мы созданы друг для друга.
Блондинка, с которой болтал Адам, взяла маркер, зачеркнула слово «Сиэтл» и написала «Кливленд». Сослуживцы Адама засвистели и захлопали в знак одобрения.
Мистер Янг неловко покашлял.
– Если вам нужно уединиться, копировальная комната к вашим услугам.
– Спасибо. – Адам улыбнулся боссу. – А то мы с Кэт, похоже, привыкли выбирать общественные места для личных бесед.
Адам потащил возлюбленную в комнату и закрыл дверь. Они бросились друг другу в объятия, спеша поцелуями и пылкими словами наверстать упущенное время, которое провели друг без друга.
– Не проси меня снова отпустить тебя, Кэт.
– Никогда.
Она задыхалась от горячих поцелуев, которыми Адам покрывал ее лицо, шею, впадины над ключицами…
– Не знаю, как бы я смогла жить без тебя.
Адам целовал ее со всей силой страсти, желая, чтобы их души слились воедино. Оба в изнеможении прислонились к большому ксероксу. Кэт, еще дрожа, сделала глубокий вздох и лукаво улыбнулась.
– Может быть, мы станем первой в мире парой, которая занималась любовью на ксероксе?
– Мы долго ждали этого, давай подождем еще немного – пока не поженимся. Конечно, если ты можешь простить меня. Я виноват, что принимал решения, не поговорив с тобой.
– Адам, я наконец все поняла. Когда я подумала, что тебя уволили, то действовала, не размышляя о последствиях. Меня так беспокоило, что с тобой будет!
– Я никогда не любил тебя сильнее, чем когда узнал, что ты пришла помочь мне. Я рад, что ты меня понимаешь, и обещаю: теперь мы будем принимать все решения вместе.
– А я обещаю больше доверять тебе и не бояться рисковать.
– Значит ли это, что мы снова обручены? – спросил Адам.
– Давай сделаем это официально. Адам, ты на мне женишься?
– Конечно!
Адам схватил ее в охапку и стал кружить по комнате, пока они оба не опьянели от счастья и смеха.
– Послушай, – сказал он, опустив Кэт на пол. – Свадьбу мы сыграем так. Обвенчаемся в церкви Святой Розарии и устроим прием гостей в…
– Адам!
Он сконфуженно улыбнулся:
– Я имел в виду, что нам надо обсудить, какая у нас будет свадьба.
Все, кроме Марти, согласились, что это была замечательная свадьба.
– Как жаль, что вы не захотели подождать, пока новый «Коммон граунд» будет закончен! – посетовал отец. – Это было бы поистине грандиозное открытие, если бы вы отпраздновали свадьбу там.
– Ну да! – возразил Адам. – Я и так едва дождался июля.
– Ох уж эта нетерпеливая молодежь! – покачал головой Марти. – А все-таки это отличная свадьба.
Адам вывел Кэт на середину внутреннего дворика ресторана «Пьетро».
– Итак, Джинджер, теперь у нас есть оркестр.
– Да, Фред. Я ужасно рада, что у тебя так много родственников.
– Ты первая, кто мне об этом говорит, – рассмеялся Адам. – А собственно, почему ты рада?
– Потому, – ответила Кэт мечтательно, – что будет еще много свадеб и много возможностей танцевать с тобой вальс.
Адам наклонился и крепко поцеловал ее, к восторгу всех присутствующих. Сквозь музыку и смех они услышали голос Дома:
– Леди и джентльмены! Я поднимаю бокал в честь Адама и Кэт Тормэн. Пусть узы, сотканные между ними любовью, никогда не порвутся! Пусть никогда не угаснет пламя их любви и огонь их вдохновения!

1 2 3 4 5 6 7 8 9
Загрузка...