А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Леди Джейн автора, которого зовут Джемисон Сесилия Витс. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Леди Джейн в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Джемисон Сесилия Витс - Леди Джейн без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Леди Джейн = 94.25 KB

Леди Джейн - Джемисон Сесилия Витс -> скачать бесплатно электронную книгу



Джемисон Сесилия Витс
Леди Джейн
Сесилия Витс ДЖЕМИСОН
ЛЕДИ ДЖЕЙН
ОГЛАВЛЕНИЕ
Глава 1 ГОЛУБАЯ ЦАПЛЯ
Глава 2 МАДАМ ЖОЗЕН
Глава 3 ПОСЛЕДНИЕ ДНИ В ГРЕТНЕ
Глава 4 ГОРБУНЬЯ ПЕПСИ
Глава 5 НОВЫЕ СОСЕДИ
Глава 6 ЛЕДИ ДЖЕЙН НАХОДИТ ДРУГА
Глава 7 ПЕРВЫЙ ВИЗИТ К ПЕПСИ
Глава 8 НОВЫЕ ДРУЗЬЯ
Глава 9 ПОЕЗДКА НА ДАЧУ
Глава 10 ПОДОЗРЕНИЯ ТЕТИ МОДИ
Глава 11 ТАИНСТВЕННЫЙ ДОМ
Глава 12 НОВОЕ ЗНАКОМСТВО
Глава 13 УРОКИ МУЗЫКИ И ТАНЦЕВ
Глава 14 ПРИКЛЮЧЕНИЯ ЛЕДИ ДЖЕЙН
Глава 15 НЕОЖИДАННЫЙ СПАСИТЕЛЬ
Глава 16 ПЭШУ ДЕЛАЕТ ПОКУПКУ
Глава 17 НЕПРИЯТНОСТИ МАДАМ ЖОЗЕН
Глава 18 БЕГСТВО
Глава 19 МАЛЕНЬКАЯ УЛИЧНАЯ ПЕВИЦА
Глава 20 ЛЕДИ ДЖЕЙН НАХОДИТ УБЕЖИЩЕ
Глава 21 ТЕТЯ МОДЯ НАХОДИТ ЛЕДИ ДЖЕЙН
Глава 22 ТАЙНА РАСКРЫТА
Глава 23 НОВАЯ МАТЬ ______________________________________________________________________
Глава 1
ГОЛУБАЯ ЦАПЛЯ
В одном из вагонов скорого поезда, пересекавшего живописнейшую местность Соединенных Штатов - Техас, находились в числе прочих путешественников две пассажирки. Это были молодая женщина в трауре и девочка лет пяти, очевидно, ее дочь. Малютка была в белом платьице с широким черным поясом и в широкополой соломенной шляпке. Длинные черные чулки плотно облегали ее стройные ножки, лакированные туфли с бантиками довершали наряд. Кожа ее лица была необыкновенно нежна; темно-синие глаза оттенялись длинными черными ресницами, а густые волосы, золотистые, как спелая рожь, падали волнами на ее плечи, прикрывая сзади бант широкого пояса.
У матери был очень утомленный и нездоровый вид; заплаканные глаза припухли, щеки лихорадочно горели, молодое страдальческое лицо как будто осунулось, запекшиеся от жары губы были раскрыты.
Девочка-малютка, стоявшая у открытого окна, время от времени отрывалась от окна, из которого были видны живописные пейзажи, и, обращаясь к матери, шепотом спрашивала:
- У тебя все еще болит головка, мама?
- Немного, - отвечала мать, ласково проводя рукой по густым волосам ребенка.
Тогда девочка снова поворачивалась к открытому окну, а мать опускала голову и закрывала лицо руками.
Поезд остановился у небольшой станции. В вагон быстро вошел пассажир и направился к свободному месту как раз напротив матери и дочери. Это был молодой человек лет шестнадцати. Карие глаза его весело блестели из-под темных бровей. Он как будто все время улыбался и имел вид человека, привыкшего путешествовать самостоятельно. В одной руке он держал дорожный мешок, а в другой - узкую высокую корзину, обвязанную сверху куском шерстяной материи. Оглядев соседей, юноша поставил корзину рядом с собой, слегка постучал по верхней крышке пальцем и, нагнувшись к ней, чирикнул по-птичьи.
- Пип, пип! - ответил кто-то из глубины корзины.
Пассажир расхохотался.
С той самой минуты, как новое лицо появилось в вагоне, золотистая головка в широкополой шляпке отвернулась от окна, и выразительные синие глаза девочки так и впились в молодого спутника.
- Мама, там, в корзине, какой-то зверек! Мне так хочется его поглядеть... - произнесла она вполголоса.
- Я не могу приставать с просьбами к незнакомым. Он может рассердиться.
- О, нет, нет, мамочка! Он мне улыбнулся, когда я на него взглянула! Можно мне его спросить? Позволь, позволь!
Мать искоса посмотрела на молодого пассажира. Глаза их встретились, он добродушно улыбнулся и выразительно указал на корзину.
- Мне кажется, девочке хочется посмотреть, что у меня тут? спросил он, принимаясь распутывать веревку, которой была обмотана корзина.
- Это было бы очень любезно с вашей стороны, - заметила кротким голосом мать, - дочь меня уверяет, что в корзине сидит какой-то зверек.
- Она не ошиблась, - отвечал пассажир, - у меня там действительно зверек, но такой живой, что я боюсь открыть крышку...
Малютка вопросительно посмотрела из-под широких полей шляпы на своего спутника.
- Не думаю, чтобы когда-либо в своей жизни вы видели что-нибудь похожее на моего зверька, - с улыбкой продолжал молодой человек. - Это ручная птица, и пресмешная. Но нам надо постараться, чтобы она не вылетела: окна в вагоне открыты, того и гляди шалунья улизнет. Мы вот что сделаем: я приподниму крышку корзины и придержу ее рукой, а вы загляните туда.
Девочка так и припала к отверстию, и радостная улыбка осветила ее лицо.
- Ах, какая прелесть! Что это за птичка? - спросила она, успев только мельком рассмотреть на самом дне корзины сидевшую на согнутых ногах престранную птицу с длинным клювом и живыми, круглыми глазками. - Я никогда таких не видывала. Как ее зовут?
- Это - голубая цапля, очень редкая порода в здешних местах.
- Да она не голубая, а только голубоватая и какая хорошенькая! Можно мне погладить ее перышки?
- Можно. Только просуньте ручку в корзинку. Птица не укусит.
- Да я и не боюсь, - отвечала малютка, просовывая руку под фланель и принимаясь гладить мягкие перья цапли.
- Если бы окна в вагоне были закрыты, я ее вытащил бы на пол и заставил бы ходить. Она преуморительно ходит! И какая, знаете ли, умная: мне стоит только ее позвать - она сейчас же подойдет.
- А какое вы ей дали имя?
- Я назвал ее Тони, потому что когда она была очень маленькая, то все кричала: "Тонь-тонь, тонь-тонь!"
- Тони? Точно это маленькая девочка! - Малютка улыбнулась, причем на щеках ее появились ямочки.
- А скажите-ка, как вас зовут? Извините, но очень хочется знать ваше имя, - спросил молодой человек.
- Я вам скажу: меня зовут леди Джейн.
- Леди Джейн, - повторил пассажир. - Как странно!
- Папа звал меня леди Джейн, и теперь все так зовут. Мать грустно поглядела на девочку, и в глазах ее сверкнули слезы.
- Может быть, и вам хочется поглядеть на мою маленькую цаплю? спросил молодой человек, поднося даме корзину. - Белая цапля - птица очень обыкновенная, но голубая у нас в краю редкость.
- Благодарю. Действительно, это редкость. Вы сами ее поймали?
- Да, и совершенно неожиданно. Однажды я охотился как раз около той станции, где сел в вагон. Было уже довольно темно. Выхожу из болота, очень тороплюсь и вдруг слышу у самых моих ног, справа, кто-то кричит: "Тонь-тонь, тонь!" Нагибаюсь, глядь - цапля! Крошечная такая, еще летать не умеет; подняла голову и смотрит на меня своими круглыми глазами. Мне стало жалко ее. Я унес ее домой, приручил, и теперь она узнает меня по голосу.
Молодой человек поставил корзину на место. Он придерживал ее, пока девочка поглаживала перья цапли своими крошечными пухлыми ручонками.
- Цапля понравилась Джейн, - заметил молодой пассажир, обращаясь к матери.
- Да, она очень любит зверей и птиц. У нее много любимцев, но мы их оставили дома, вот она и тоскует о них.
- Позвольте подарить вашей дочери мою Тони.
- О нет, благодарю вас! Зачем вам лишать себя...
- Тут нет никакого лишения, уверяю вас. Когда я приеду в город, мне придется отдать кому-нибудь цаплю. Тони в школу со мной не пустят, а дома мне некому ее доверить. Прошу вас, разрешите мне отдать птичку леди Джейн, - улыбаясь, настаивал юноша при виде волнения ребенка.
- О мама, милая, хорошая мама! Позволь ему подарить мне птичку! вскричала леди Джейн, складывая с умоляющим видом ручки.
Мать несколько минут колебалась, но затем она уступила просьбе ребенка.
Новый знакомый устроил малютке удобное сиденье у окна, опустил шторы, чтобы цапля не улетела, поставил корзину на пол, вытащил оттуда птицу и посадил ее на колени леди Джейн.
- Посмотрите, - сказал он ей, - я обшил кусочком кожи одну ногу цапли, сделал что-то вроде браслета, через который можно продеть длинную крепкую бечевку. Уходя из дома, привязывайте ее бечевкой к креслу или столу, и она не будет шалить и не ушибется.
- Я никогда не оставлю ее одну, - возразила малютка, - всюду буду водить за собой.
- Ну, а на случай, если цапля вдруг пропадет, - продолжал пассажир, - я вам покажу, как ее опознать. - Он распустил одно крылышко птицы. - Видите, она у меня меченая. Вот три черных креста на перьях обоих крыльев. Когда крылья сложены, кресты не видны. Цапля будет расти - кресты будут становиться все больше и больше. Если вдруг вы надолго расстанетесь с птицей, то сможете ее узнать по этим трем черным крестикам.
- Значит, мне сегодня же можно будет взять ее с собой?
- Конечно, корзина очень легкая, вы сами сможете ее нести.
- Знаете, что я вам скажу? - шепнула девочка, оглядываясь на мать, которая откинула голову на спинку кресла и, по-видимому, задремала. Мне очень, очень хочется повидать мою собачку Карло, и киску, и барашков, но я боюсь напомнить о них маме. Она все плачет.
- Какая вы хорошая девочка, так заботитесь о своей маме, - заметил молодой пассажир, очень довольный откровенностью малютки.
Из деликатности он не расспрашивал ее об их семейных делах.
- У мамы ведь никого нет на свете, кроме меня, - продолжала леди Джейн шепотом. - Папа от нас ушел, и мама говорит, что он не вернется никогда. Он, знаете ли, умер. Вот почему мы и должны были бросить свой дом. Теперь мы переезжаем на житье в Нью-Йорк.
- А вы раньше бывали в Нью-Йорке? - спросил пассажир, с нежностью поглядывая на белокурую головку малютки, приникшую к его плечу.
- Никогда! Я из дома никуда не выезжала. Мы жили в прериях. Там остались и Карло, и киска, и барашки, и мой пони Подсолнечник. Его так прозвали потому, что он золотистый.
- А я живу в Новом Орлеане. У меня там также есть свои любимцы, сказал юноша и принялся их перечислять.
Леди Джейн забыла о своем горе и внимательно слушала его. Но вскоре она опустила головку и заснула крепчайшим сном. Румяная щечка девочки плотно прижалась к плечу молодого человека, а ручонками она обхватила голубую цаплю, точно боясь, что у нее могут отнять птицу.
Под вечер вагон оживился, заспанные, запыленные пассажиры начали приводить в порядок свое платье и собирать мелкий багаж.
Леди Джейн не открывала глаз, пока сосед освобождал цаплю из ее рук и укладывал назад в корзину. Но тут мать подошла к малютке и нагнулась над ней, чтобы удостовериться, проснулась ли она.
- Ах, мамочка! - весело воскликнула девочка, очнувшись. - Ведь я заснула и какой хороший сон увидела! Я была дома, в прериях, и голубая цапля гуляла со мной. Как жалко, что это только сон!
- Поблагодари же хорошенько этого молодого человека за то, что он о тебе так заботится. Мы подъезжаем к Новому Орлеану. Птичку опять посадили в корзину. Встань, дай я приглажу твои волосы и надену на тебя шляпу.
Молодой человек подал леди Джейн корзину с цаплей, и малютка радостно схватила подарок обеими руками.
- Ах, какой вы добрый! - весело воскликнула она. - Никогда вас не забуду! А с Тони я ни за что не расстанусь!
Новый знакомый невольно засмеялся, видя восторг хорошенькой девочки.
- Нам нужно попасть в ту часть города, где находится Джексонова улица, а это, кажется, за городом? - спросила мать у молодого человека. - Нет ли станции ближе к этой части города, где мы могли бы пораньше выйти?
- Конечно есть, вы можете выйти на станции Грэтна. Через пять минут мы туда приедем. Вы переправитесь через реку на пароме и попадете прямо на пристань, откуда начинается Джексонова улица. Там всегда стоят экипажи, и таким образом вы выиграете целый час.
- Как я рада! Мои знакомые меня не ждут, и мне хотелось бы добраться до них засветло. А от станции до парома далеко?
- Несколько саженей, найти его очень легко.
Молодой пассажир только хотел прибавить "позвольте я вас провожу", как кондуктор распахнул настежь дверь вагона и рявкнул: "Грэтна Грэтна! Кому нужно в Грэтну?"
Не успел новый знакомый высказать то, что желал, как кондуктор схватил ручной чемодан дамы в трауре и, пропустив ее с девочкой вперед, быстро исчез в дверях. У платформы поезд остановился. Дама в трауре и ее маленькая дочь уже скрылись, и только спустя несколько минут их новый знакомый заметил, что они торопливо идут по пыльной дороге, ярко освещенной лучами заходящего солнца, и, издали улыбаясь, кланяются ему. Он снял шляпу и сделал им прощальный знак рукой. Тогда мать откинула траурную вуаль и несколько раз ласково кивнула ему головой, а девочка, приложив пальцы к губам, послала ему воздушный поцелуй
Паровоз свистнул, поезд тихо тронулся, и в памяти молодого человека запечатлелись две изящные фигуры - матери и дочери, спускавшиеся к реке.
- Какой я неловкий! Какой глупый! - с досадой упрекал он себя, возвращаясь на место. - Почему я не узнал их фамилию или адрес, куда они отправились? Почему не пошел их провожать? Как можно было отпускать больную с ребенком в незнакомый город! Мать такая слабая, едва передвигает ноги, а тут еще пришлось нести чемодан. Если бы я проводил их, то по крайней мере узнал бы, кто они такие! Как-то совестно было приставать к ним с расспросами!.. Отчего я с ними не пошел? Ах, да они что-то забыли!
И он бросился к тому дивану, где сидела мать девочки. Там, под подушкой, он нашел книгу, переплетенную в красную русскую кожу, с серебряными застежками и монограммой J.C. Пассажир раскрыл ее. На титульном листе было написано мужской рукой по-английски: "Jane Chetwind".
- Jane Chetwind! Так, верно, зовут мать. Едва ли эта книга принадлежит девочке. Ей всего лет пять, не больше. Ага! Вот и семейная фотографическая карточка.
На ней были изображены отец, мать и дочь. Отец с открытым, мужественным, красивым лицом; мать, не бледная, не с заплаканными глазами, а свежая, привлекательная, с улыбкой на губах и с веселыми глазами; девочка, леди Джейн, лет трех, припала головой к плечу отца. Узнать ее было нетрудно: те же кудрявые волосы, та же улыбка и те же глаза!
Сердце молодого человека дрогнуло от радости при виде знакомого детского личика, сразу очаровавшего его.
- Как я был бы рад оставить карточку у себя! - подумал он. - Да нельзя, она чужая, ее надо возвратить. Бедная женщина, как она будет горевать, что потеряла эти вещи! Завтра же напечатаю в газетах о своей находке. Таким образом мне, может быть, удастся узнать их адрес!
На следующее утро в одной из главных газет Нового Орлеана в разделе "Потеряно и найдено" появилось такое странное объявление:
НАЙДЕНА
книга, переплетенная в красную русскую кожу,
с серебряными застежками и монограммой J.C.
Адрес: Голубая цапля П.О. No 1121.
Это объявление печаталось ровно неделю, но никто не отозвался на него и не явился за получением утерянного.
Глава 2
МАДАМ ЖОЗЕН
Мадам Жозен отличалась мускулистой фигурой и угловатыми манерами. У нее были большие бархатистые черные глаза, нос клювом и губы до того узкие, что они казались двумя красными полосками. Несмотря, однако, на отталкивающие черты нижней половины лица, верхняя часть его была иногда привлекательной благодаря кротким, большим глазам, которые Жозен любила возводить кверху, точно с мольбой.
У Жозен были две слабости: безграничная, слепая любовь к негодяюсыну Эдрасту и пламенное желание, чтобы все считали ее светской дамой. Она из сил выбивалась, чтобы составить себе репутацию уважаемой женщины. В прошлом ее жизнь была чрезвычайно тяжелой и ей пришлось много испытать, особенно во время замужества.
У ее мужа оказался бешеный характер. Однажды в минуту запальчивости муж столкнул ее с лестницы - она сломала себе ногу и на всю жизнь осталась калекой. Спустя некоторое время на ее голову обрушилось другое страшное горе: мужа уличили в тяжких преступлениях и приговорили к пожизненному тюремному заключению. Муж вскоре умер, и она осталась в нищете с маленьким сыном.
Мадам Жозен стала прачкой тонкого белья.
Она снимала одноэтажный домик в предместье Нового Орлеана Грэтне, где было всего две комнаты и каморка, служившая кухней. Вход был прямо с улицы; стоило только подняться на две ступеньки, чтобы войти в дверь, окрашенную зеленой краской.
В описываемый нами вечер мадам Жозен сидела у себя на крыльце и беседовала с соседками. Ее дом выходил одним углом на ту улицу, которая вела к спуску на паром. Мадам Жозен находила большое удовольствие в том, чтобы сидеть на ступеньках своего крыльца и наблюдать за прохожими.
Стоял душный июльский вечер. Мадам Жозен чувствовала какую-то непонятную усталость и была в прескверном расположении Духа.
Соседки скоро разошлись. Она осталась одна и принялась зевать.
В эту минуту раздался свисток подъезжавшего поезда.
- Немного сегодня приехало, - пробормотала Жозен, вглядываясь в небольшую группу пассажиров, с мешками и узлами спешивших к перевозу.
Прошло несколько минут, движение возле дома прекратилось. Постепенно стало темнеть.
- Кто же это? - раздумывала Жозен, всматриваясь в приближавшихся к ее дому мать в трауре и маленькую девочку. - Это также приезжие, только отчего они не торопятся? Паром без них уйдет... Наверное, опоздают!
В нескольких шагах от дома показались знакомые нам мать и дочь, только что сошедшие с поезда. В одной руке девочка тащила корзину, а другой крепко держалась за платье матери. Было очевидно, что они обе растерялись, попав в чужое, незнакомое место. Мать хотела было повернуть в сторону, но девочка удержала ее.
- Остановимся здесь, мама! Отдохни! - проговорила она умоляющим голосом.
Дама в трауре подняла вуаль и только тогда заметила мадам Жозен, смотревшую на нее кроткими выразительными глазами.
- Позвольте мне немного отдохнуть, я совсем больна и чувствую, что мне делается дурно... - проговорила слабым голосом молодая женщина. Нельзя ли мне попросить стакан воды?
- Сейчас, сейчас! - засуетилась Жозен, забыв о своей хромой ноге. - Прошу вас, зайдите в комнату и сядьте в мое кресло-качалку. На перевоз вы уже опоздали.
Измученная молодая женщина охотно вошла в комнату. Там было тихо и прохладно. Широкая кровать с безукоризненно чистой постелью так и манила к себе.
Молодая женщина упала в кресло, положила голову на подушки кровати и выпустила из рук дорожный мешок. Девочка поставила корзину с птицей на ближайший стул и нежно припала к матери, с испугом осматривая чужую комнату. Жозен, ковыляя, вернулась со стаканом воды и бутылочкой нашатырного спирта, которым она чистила кружева. Она проворно сняла с головы больной шляпу и тяжелую траурную вуаль, освежила мокрым полотенцем горячий лоб, руки и дала ей понюхать спирта. Малютка крепко ухватилась за платье матери и спрашивала вполголоса:
- Мама, милая мама! Лучше твоей головке?
- Лучше, лучше, крошка! - ответила мать минуты через две, Затем, обернувшись к Жозен, кротко и ласково произнесла:
- Как я вам благодарна! Я теперь совсем освежилась!
- А вы издалека приехали? - спросила Жозен, стараясь придать своему голосу как можно больше мягкости.
- Из Сан-Антонио. Но я выехала уже больная.
Молодая женщина опять закрыла глаза и прислонилась к спинке кресла.
Жозен с первого взгляда догадалась, что ей будет чем поживиться от этих пришельцев.
- Да, да, путь неблизкий, особенно для человека больного, заметила она.
- Не ждет ли вас кто-нибудь по ту сторону перевоза? - допытывалась Жозен. - Быть может, приедут сюда справиться, куда вы делись.
- Нет, нет, нас никто не ждет. Я еду в Нью-Йорк. Здесь у нас есть знакомые на улице Джексон, я думала к ним завернуть и отдохнуть дня два. Напрасно я вышла на этой станции, нужно было бы доехать до нижнего перевоза. Ноги положительно отказываются мне служить!
- Не волнуйтесь, - успокаивала ее Жозен, - вы немного полежите, а когда паром вернется, я вас разбужу и сама провожу до перевоза: тут всего несколько шагов. Так и быть: проковыляю, усажу вас в лодку, а на той стороне найдете экипажи.
- Благодарю, какая вы добрая! - проговорила больная, опуская веки и опять запрокидывая голову назад.
Жозен смотрела на нее с минуту как-то особенно серьезно. Затем, тотчас переменив выражение лица, с нежной улыбкой обратилась к девочке:
- Подойдите сюда, душенька, я сниму с вас шляпу и освежу немного голову. Вам, верно, также жарко?
- Не надо, благодарю вас, я останусь подле мамы, - отвечала малютка.
- Пожалуй, пожалуй! Только скажите, милая, как ваше имя?
- Меня зовут леди Джейн, - пресерьезно ответила малютка.
- Леди Джейн! Самое подходящее имя! Присядьте, по крайней мере! Ведь вы, верно, устали?
- Я голодна, мне хочется поужинать, - откровенно заявила девочка.
Жозен сделала гримасу, вспомнив, что буфет у нее пустой. Чтобы развлечь ребенка, она продолжала болтать, не умолкая. Вдруг раздался свисток приближавшегося парома. Больная торопливо стала надевать шляпу, а девочка схватила в одну руку дорожный мешок, в другую корзину и весело закричала:
- Скорей, скорей, мама, пойдем!
- Но что с вами? - воскликнула Жозен. - Какая вы бледная! Как осунулись! Нет, вам не дойти даже с моей помощью. Как жаль, что Раста нет дома! Он у меня такой сильный, на руках бы отнес вас в лодку...
- А может, я дойду и сама, попробую, - пробормотала больная, поднялась, закачалась и, как сноп, свалилась на руки Жозен.
В первую минуту хозяйка дома растерялась, затем проворно приподняла молодую женщину, уложила ее в постель, расстегнула платье и осторожно начала раздевать. Несмотря на хромоту, Жозен была очень сильной. Не прошло и четверти часа, как больная уже лежала на свежей, чистой простыне, укрытая легким одеялом. Малютка Джейн, припав к холодным рукам матери, горько плакала.
- Не плачьте, моя крошечка, не плачьте! - уговаривала ее Жозен. Помогите мне обтереть маме спиртом лоб. Ей сейчас легче станет. Ей теперь необходимо спокойно лежать, она скоро заснет.
Девочка утерла слезы, сняла свою шляпу и серьезно, как большая, отперла дорожный мешок.
- Вот возьмите нюхательные соли и одеколон, - сказала она, вынимая все это из мешка, - намочите маме носовой платок. Она это любит.
Жозен, зорко следя за каждым движением ребенка, заметила, что в мешке много серебряных вещей и туго набитый бумажник. Пользуясь тем, что девочка прикладывала надушенный платок к губам матери, плутоватая женщина вытащила из мешка бумажник и несколько серебряных туалетных принадлежностей, сунула их на полку шкафа, заперла его, а ключ спрятала за пазухой.
- Надо скрыть от Раста эти вещи! - думала Жозен. - Он у меня такой ветреный, нерассудительный; пожалуй, завладеет чужим добром, а потом разделывайся...
Долго возилась Жозен с больной приезжей, всячески стараясь привести ее в чувство. Малютка Джейн усердно помогала ей, стараясь двигаться и ходить как можно осторожнее.
Наконец мать ее вздрогнула, застонала и приоткрыла глаза. По тусклому взгляду можно было догадаться, что сознание к ней не вернулось.
- Мама, милая, милая моя мама, лучше тебе? - умоляющим голосом спрашивала малютка, обнимая мать и целуя ее.
- Вы видите, душенька, мамаша открыла глаза, значит, ей легче, только она почивать хочет, - ласково уговаривала девочку Жозен. - Вы лучше ее не беспокойте, это ей вредно. Сидите смирно и дайте ей хорошенько выспаться, а сами пока покушайте. Вот я вам принесла парного молока и вареного риса, поужинайте. Потом я вас раздену, подам ночной капотик, который вы вынули из мешка, и уложу на кровать рядом с мамой. Вы проспите до утра и будете обе отлично себя чувствовать.
Леди Джейн беспрекословно подчинилась всем распоряжениям хозяйки, но только ни за что не соглашалась отойти от матери, которая опять впала в беспамятство и лежала, не шевелясь.
- Можно мне ужинать, сидя на кровати, поближе к маме? - спросила девочка. - Мне очень хочется есть.
- Конечно, милочка, садитесь как вам удобнее, а я придвину к кровати маленький столик и поставлю перед вами молоко и рис.
Жозен проворно устроила все так, как хотела малютка, и с самой приветливой улыбкой стала следить, как та с аппетитом принялась за еду. Затем, убрав тарелки и столик, Жозен умыла девочку, надела на нее ночной капот, расчесала и заплела на ночь густые длинные волосы и уже взяла было ее на руки, чтобы уложить рядом с матерью, но леди Джейн вскрикнула:
- Ах! Что я сделала! Я совсем забыла о Тони.
- Что там такое? - с удивлением спросила креолка, встревоженная шорохом, который послышался в корзине. - Кто это шевелится?
- Птичка, голубая цапля, - отвечала девочка с улыбкой. - Мне ее в вагоне подарил такой хороший джентльмен...
- Что же, он ваш знакомый?
- Нет, мы с ним в первый раз встретились, - леди Джейн тихо засмеялась. - Сказать вам правду, я даже фамилии его не знаю. Неловко было спросить, ведь это невежливо.
- Конечно, конечно! - заметила Жозен. - Но что же вы будете делать с длинноногой цаплей?
- Да ведь это голубая цапля! Это, говорят, редкость! - ответила девочка, развязывая корзину и вынимая оттуда птицу.
На хорошенького ребенка, стоявшего босиком в длинном ночном капотике, с голубой цаплей на руках, невольно можно было залюбоваться, как на картинку.
- Я боюсь ее оставить на свободе ночью; она, пожалуй, убежит, говорила леди Джейн, - а ей, верно, пить и есть хочется. Что мне делать?
- А мы вот что сделаем, - придумала Жозен, стараясь тем или другим способом угодить ребенку. - У меня в кухне висит старая клетка нашего попугая, я вам принесу ее.

Леди Джейн - Джемисон Сесилия Витс -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Леди Джейн на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Леди Джейн автора Джемисон Сесилия Витс придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Леди Джейн своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Джемисон Сесилия Витс - Леди Джейн.
Возможно, что после прочтения книги Леди Джейн вы захотите почитать и другие книги Джемисон Сесилия Витс. Посмотрите на страницу писателя Джемисон Сесилия Витс - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Леди Джейн, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Джемисон Сесилия Витс, написавшего книгу Леди Джейн, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Леди Джейн; Джемисон Сесилия Витс, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...