А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она профессионал до мозга костей.
– Просто мечта, а не женщина, – ехидно заметил Чарли.
Оба на миг замолчали, прикидывая про себя перспективы, которые могли бы открыться благодаря такому администратору.
– Есть возможность заманить ее к нам? У нас нет отбоя от заказчиков. Должно хватить денег и на ее оклад.
– Деньгами тут не поможешь. К несчастью, ей самой их девать некуда. Нет, единственное, что можно сделать, – это убедить ее, что без нее мы как без рук, – задумчиво пробормотал Джо. – И я уже предпринял кое-какие шаги.
– Значит, рано или поздно мы ее получим, – с энтузиазмом заявил Чарли.
Тем не менее он не упустил возможности первым сообщить приятелям о том, что появилась новая женщина для заключения пари. Причем на этот раз есть все основания предположить, что у Джо Гомеса впервые в жизни не все идет как по маслу. Тем интереснее будет делать ставки. Это внесет в их игру приятное разнообразие.
– Алекс, что с тобой? – Джулия Картер не спускала тревожного взгляда со своей подруги, с которой они делили жилое пространство.
Девушки познакомились еще в начальной школе, в пятилетнем возрасте. Теперь им исполнилось по двадцать восемь, и они по-прежнему были неразлучны. Джулия была молодой многообещающей актрисой, тогда как Алекс, по ее собственному язвительному замечанию, «служила мальчиком на побегушках в семейной фирме». Джулия была талантлива, уверена в себе, открыта и очень общительна. Алекс при малейшей возможности предпочитала остаться дома и почитать книгу. На первый взгляд у девушек не могло быть ничего общего, и тем не менее они понимали друг друга с полуслова.
Стоило Джулии выйти на кухню и увидеть Алекс, сидящую за столом с совершенно отсутствующим видом, как она сразу догадалась, что это неспроста. Алекс никто не назвал бы темпераментной особой. Со своими неудачами она предпочитала справляться втихомолку. И не рассиживалась над нетронутой кружкой остывшего кофе с таким видом, будто настал конец света. Скорее это было похоже на Джулию.
Вот почему поведение подруги обеспокоило ее не на шутку.
– Черт побери, что за убитый вид? – громко спросила она. – Что с тобой случилось?
Алекс так и подскочила на месте.
– Ох, Джулия! Я и не слышала, как ты вошла!
– Это потому, что ты отправилась куда-то в голубую даль, – сердито проворчала Джулия, плюхнувшись на табурет. – Валяй выкладывай!
Алекс сокрушенно покачала головой.
– Да ладно тебе, не стесняйся! Я же не боюсь выкладывать тебе даже самое ужасное! – напирала Джулия.
– Это не то чтобы ужасно. По крайней мере…
– Ты осталась без гроша за душой и нанимаешься в поломойки, чтобы заработать на кусок хлеба! – добродушно пошутила Джулия.
Кроме того жалованья, что ей платили как администратору в фирме ее бабки, Алекс, по ее собственному выражению, получила в наследство до отвращения много, денег. Это позволило ей приобрести в собственность тот особняк эпохи Регентства, в котором они теперь и жили вдвоем с Джулией. А кроме того, это означало, что работать ей предстоит не ради хлеба насущного, а только если она сама того захочет.
Пока что Алекс хотелось работать, и она любила свою работу. Хотя Джулия всерьез опасалась, что еще пара лет службы в косметической фирме Лаванды Эйр – и от былого энтузиазма Алекс не останется и следа. Мало того, что Алекс вообще с презрением относилась к косметике, так еще ее бабка страдала самой тяжелой степенью снобизма и отличалась жестокостью настоящего тирана.
– Думаю, моих способностей хватит, чтобы как следует мыть полы, – сухо ответила Алекс.
Джулия ухмыльнулась. По сравнению с ней Алекс была гораздо большей трусихой и домоседкой.
– О'кей. Тогда дай мне подумать. – Первым делом Джулии на ум пришли родственники Алекс, постоянно пребывавшие в состоянии свары, и она выдала следующий вопрос: – Ты решила убежать из дома и стать моряком?
– Неплохая мысль.
– А то! – важно кивнула Джулия. – Ну ладно. Ты все еще богатая невеста, и ты все еще здесь. В чем же тогда дело? – Она звонко щелкнула пальцами и воскликнула: – Знаю! Тебя уволила бабка!
Алекс с досадой поморщилась и машинально ответила:
– Вот бы ты обрадовалась! – Но ей тут же стало неловко, и она добавила: – Выбрось из головы, я не это имела в виду.
– Именно это! Но так и быть, я прощу тебе эту грубость, если ты выложишь, что с тобой творится.
Алекс рассмеялась.
– Ты слишком много на себя берешь! – замогильным голосом проговорила она, как когда-то в детстве, когда они играли в детективов. Затем резко оборвала смех. – Ох, Джулия, я и сама не понимаю, что со мной творится!
– Поздравляю, приехали! – вздохнула Джулия. – Ну что ж, по крайней мере теперь мы на равных. Я давно перестала понимать, что со мной происходит. Рассказывай все с самого начала. – Она вскочила с табурета и спросила: – Не хочешь промочить горло? Я принесу пива.
– Нет, – покачала головой Алекс. – Через час у Лаванды начнется званый обед. Я и сидела здесь, чтобы собраться с силами.
Джулия окинула подругу недоверчивым взглядом.
– И в этом все дело? Дрейфишь из-за гостей?
– Как будто ты сама не знаешь! Я никогда не смогу привыкнуть к этим сборищам.
– Не сможешь или не хочешь?
Джулия была права. Алекс как никто умела выслушать собеседника и оттого всегда была желанной гостьей в любом обществе. Действуя осторожно, исподволь, она своим ненавязчивым вмешательством умудрилась спасти не один званый обед, грозивший завершиться полным провалом. Между прочим, пару раз она точно так же помогала и Джулии. И обе отлично это знали.
Но сейчас Алекс все качала и качала головой и выглядела при этом совершенно подавленной.
– Только званого обеда мне и не хватает. Я же на шесть дюймов короче, чем нужно. И даже думать не хочу о том, на сколько дюймов шире.
– А как насчет старого припева «мне нечего надеть»?
– Ох, – горько рассмеялась Алекс, – вот как раз на это я пожаловаться не могу! Лаванда прислала мне новое платье.
– Ясно.
– И ничего тебе не ясно! У Лаванды отменный вкус!
В ее голосе прозвучало такое отчаяние, что Джулия чуть не поперхнулась пивом.
– И что же тебе прислали?
– Ох, да какая разница? Так, что-то черное, – равнодушно отмахнулась Алекс. – Она сказала, что к нему подойдут мои египетские серьги.
– Весьма экзотично, – со знанием дела заметила Джулия. – Неплохой выбор.
– Знаешь, смотрю я на тебя и диву даюсь! – рассердилась Алекс. – Ты на чьей стороне?
– А что плохого в том, чтобы хорошо выглядеть? – удивилась Джулия.
– А что хорошего в том, чтобы превратиться в посмешище?
– Твоя бабка никогда не прислала бы платье, которое сделает из тебя посмешище! – уверенно заявила Джулия.
Алекс закатила глаза и буркнула:
– Ну да, она прислала такое, в котором я сама на себя не похожа!
– Значит, надо поднять мятеж! – Джулию не так-то просто было заставить сдаться. – Надень что-то по собственному выбору!
– Но это наверняка ее оскорбит.
– Ох, Алекс, ради всего святого! – досадливо поморщилась Джулия. – Сколько можно жить наперекор себе ради чьих-то там оскорбленных чувств?
– А я и не живу себе наперекор. Во всяком случае, не все время. К тому же одежда – не такая уж важная вещь, чтобы портить из-за нее настроение близкому человеку.
– Тогда, согласно твоей же логике, тебе следует смириться и ехать в этом платье! – отрезала Джулия.
В ее жизни одежда занимала гораздо более значительное место, превосходя по важности еду и даже сон.
– Да. – Алекс украдкой вздохнула. – Знаю.
Джулия заставила себя снова опуститься на табурет и спросила:
– Но ведь тебя беспокоит не только это, правда? Есть что-то еще. – В ее голосе зазвенели нотки прозрения.
Алекс взболтала в кружке остывший кофе. Ей ужасно не хотелось отвечать. Наконец она выдавила из себя:
– Джулия, тебе часто снятся сны?
– Мне то и дело снится кошмар, что я выхожу на сцену и начисто забываю текст, если ты об этом.
– Нет, я не про кошмары, – чуть улыбнулась Алекс. – Это был именно сон. Такой, что не покидает тебя даже после того, как ты проснулась. Не то чтобы он внушал тебе страх или что-то подобное. Просто сон – но ты его отлично помнишь.
– Ну и что тут такого? – Джулия моментально стала серьезной. – Насколько я знаю, это случается со многими. Важно то, как скоро ты очнешься после этого сна, верно?
– По-твоему, сны что-то значат? – Алекс не отрывала глаз от своей кружки.
Джулия возбужденно заерзала на табурете. Это что-то новенькое!
– И что же такое тебе приснилось?
– Да в общем-то сплошная чепуха.
Джулия молчала, ожидая продолжения. Алекс коротко рассмеялась и окончательно сдалась. Все равно от Джулии так просто не отделаешься.
– Вроде бы я куда-то бежала. Ничего особенного. Скорее всего это классическое выражение подсознательной тревоги.
– Но ты ведь не просто бежала? Ты бежала от кого-то? Часом, не от Руперта ли, когда он вел тебя к алтарю? Честно говоря, я бы только обрадовалась такому пророчеству!
Джулия считала глупостью затянувшиеся на много лет отношения Алекс с другом детства и не скрывала этого. Алекс давно сдалась и не пыталась ее переубедить. В конце концов она приучила себя относиться к высказываниям Джулии как к шутке.
– Нет, Руперта там не было и в помине.
– Зато был кто-то еще, – моментально определила Джулия. Она немного подумала и продолжила свой диагноз: – Мужчина! Да, это был мужчина, как пить дать!
Алекс нервно сглотнула, старательно избегая ее взгляда.
А Джулия буквально сгорала от любопытства. Когда они только поселились в этом доме, ее карьера актрисы еще не сложилась, и найти работу было не так-то легко. Джулии приходилось драться за каждый контракт. Везло ей не всегда, и любое поражение было страшным ударом по самолюбию. Свою неуверенность в собственных силах Джулия компенсировала постоянным флиртом, меняя бойфрендов чуть ли не каждую неделю.
Но Алекс никогда не ударялась в крайности, не впадала в истерику и не просиживала ночи напролет, оплакивая свои неудачи. Конечно, ее интересовали мужчины. Но ни одному из них, кроме Руперта, не было позволено переступить границу обыкновенной дружбы.
– Я из породы однолюбов, – заявила как-то Алекс в ответ на возмущение Джулии по поводу ее замкнутого образа жизни, – Я в этом давно убедилась. Какой смысл во всех этих играх, если я уже сделала выбор раз и навсегда?
Джулия была сражена наповал, когда выяснилось, что выбор ее подруги остановился на Руперте Свиткрофте.
Эти двое никогда не придумывали друг другу смешных или ласковых прозвищ. Они не шутили и не подначивали друг друга, как это бывает у молодых влюбленных. Руперт время от времени оставался у них ночевать, но утром в его общении с Алекс ощущалось не больше интимности, чем в обращении с Джулией, – проще сказать, интимностью тут и не пахло. Они не пытались украдкой коснуться друг друга. Они даже не целовались на прощание, когда Руперт покидал их дом.
– Но что же тогда в этом сне не дает тебе покоя? – не унималась Джулия. – Неужели ты изнасиловала почтальона прямо на улице?
– Нет, что ты! – Алекс невольно рассмеялась.
– А кто это был? По крайней мере ясно, что не Руперт!
– Нет, я ведь тебе сказала. Руперта в этом сне не было. В нем не было вообще никого. Только я и… – растерянно развела руками Алекс, – …и еще непонятно кто!
– Вот так штука! И каким он тебе показался?
Джулия думала, что Алекс снова рассмеется. Но той явно было не до смеха.
– Да ладно тебе! Ты что, стыдишься признаться в том, что видела во сне кого-то, кроме Руперта? – И Джулия добавила – откровенно и без обиняков: – Да ни одной нормальной бабе не захотелось бы увидеть во сне этот кошмар!
– Ох, Джулия! – Алекс моментально вскипела. – Неужели тебе так трудно относиться к Руперту объективно? Хотя бы иногда!
– Объективно?! – Джулию тоже обуял праведный гнев. По части праведного гнева она была большой мастерицей. Способность заводиться с пол-оборота помогла ей получить немало ролей. – Может, это я считаюсь его невестой, а сама втихомолку отдаюсь во сне какому-то загадочному типу?
– Разве я сказала, что кому-то отдавалась? – Алекс была вне себя от возмущения.
– Тем лучше, – ухмыльнулась Джулия. – Тогда тебе ничто не помешает в подробностях описать мне его.
Алекс уставилась куда-то в пространство и выдохнула:
– Он властный.
Джулия остолбенела. От того, как Алекс это сказала, у нее волосы встали дыбом. Обе надолго замолчали.
– Это все, что я могу вспомнить. – Алекс поежилась. – Он был очень властным. И я от него убежала.
– Ну, – небрежно повела плечиком Джулия, – если тебе удалось от него удрать, то и беспокоиться не о чем, черно? Если, конечно, ты не пожалела о том, что сбежала, – задумчиво добавила она. – Что, он был таким неотразимым, этот твой парень?
– Да, – без колебаний ответила Алекс.
– Но ты уверена, что вы не знакомы?
Алекс замялась.
– Ага, ты его знаешь! Ну дела!
– Нет, – возразила Алекс. – Я его не знаю. Но во сне мне казалось, что я должна его знать.
– Похоже, ты права. Классический случай встревоженного подсознания. – Внезапно ей пришла в голову весьма неприятная мысль: – Послушай, а вы с Рупертом не догадались назначить день свадьбы или учудить еще что-нибудь в том же роде, абсолютно непоправимое? Тогда твои подавленные желания и страхи запросто могли дать знать о себе.
– Послушай, неужели я бы не сказала тебе об этом? – Алекс выглядела оскорбленной в самых лучших чувствах. – И как тебе не надоест цепляться к Руперту? Неужели ты не видишь, что меня это обижает?
– Да. Прости. – Джулия стушевалась, но ненадолго. – Но тогда у меня тем более не укладывается в голове, из-за чего весь этот сыр-бор. Ты же просто сама не своя!
– Значит, теперь я тоже стала видеть сны про мужчин, как и положено нормальный женщине, – язвительно промолвила Алекс. И тут же добавила с мрачной усмешкой, подумав о том, как Джулия истолкует ее слова: – И только попробуй заговорить о подавленных инстинктах! Я вылью тебе на голову твое пиво!
Джулия на всякий случай прижала к груди бутылку и примирительно произнесла:
– Не иначе как ты перед сном съела что-нибудь не то! По-моему, этот сон вообще ничего не значит. Кроме того, что тебе не удалось как следует выспаться.
– Надеюсь, ты права, – ответила Алекс после едва заметной паузы. Она решительно отодвинула кружку с кофе. – В любом случае тут уж ничего не изменишь. Пойду-ка я одеваться.
– Хочешь, я уложу тебе волосы? – предложила Джулия.
У Алекс были темные волосы до плеч. Когда ей удавалось с ними сладить, они лежали роскошными волнистыми локонами. Но стоило Алекс попасть под дождь – как, например, сегодня, – и вся эта масса делалась совершенно неуправляемой и норовила превратиться в огромный колтун.
– Хм… что-то они у тебя сегодня слишком пушистые, – дипломатично добавила Джулия.
– Если уж мне суждено мучиться от кошмаров, то первым делом мне должно было бы присниться, что мои волосы превращаются в живую изгородь, – горько заметила Алекс, поднимаясь из-за стола. – Спасибо, что предлагаешь помочь. Одной мне явно не справиться. Я позову тебя, когда вылезу из ванны.
Подготовку к очередному званому обеду Алекс всегда начинала с долгой горячей ванны. Ласковая вода, напоенная любимыми ароматами, помогала расслабиться. Это было ей совершенно необходимо. Алекс всегда пугали шумные людские сборища.
В течение всего лондонского сезона родители не стеснялись ссориться у нее на глазах всякий раз, когда возвращались с очередной светской вечеринки или званого обеда. В конце концов они расстались. Но до сих пор Алекс нервно вздрагивала, стоило ей вспомнить истеричный визг матери. Отец упрямо выпячивал подбородок, и они кричали на весь дом. Метались по комнатам. Прожигали друг друга убийственными взглядами. Алекс до сих пор не могла отделаться от привычки испуганно заглядывать в глаза людям, собравшимся на званый обед. Между прочим, ее частенько пробирала дрожь от того, что удавалось в них рассмотреть.
Джулия никак не могла понять, чего она так боится. Но ее не понимала и бабка, не понимали и ее родные. А заодно с ними и Руперт. Но до сих пор для Алекс стоило немалых трудов появиться на званом обеде. И с годами ее страх не проходил, а только усиливался. В последнее время ей даже перестали помогать ванны с розовым маслом.
Оставалось надеяться, что сегодня вечером ванна все-таки поможет. Ведь Лаванда устраивает ежегодный большой прием. Бабка нарочно напомнила Алекс, что она не просто ее внучка – она выступает в роли официального представителя фирмы «Лаванда Эйр и компания». И она обязана выглядеть ослепительно.
Так что сегодня потребуется вылить в ванну немало розового масла.
Тем временем многолетняя привычка брала свое. Алекс вылезла из ванны и стала методично одеваться.
Изысканные оригинальные туалеты, присылаемые ей Лавандой, никогда не отвечали ее вкусу, но всегда поражали своим великолепием. Однако Алекс казалась в них обычной толстушкой, по ошибке напялившей на себя платье, предназначенное для шестифутовой модели со стройными ногами от самых плеч. Единственным утешением могло служить то, что в роскоши ее туалет ничуть не уступал вечерним платьям других дам.
Наконец Алекс расположилась перед туалетным столиком, всмотрелась в свое отражение и тяжело вздохнула при виде знакомых припухших век и слишком темных глубоко посаженных глаз. Никакой макияж не помог бы сделать из нее красавицу или хотя бы просто привлекательную женщину. Ее тени для век выглядели слишком яркими и неуместными. А что до губной помады…
В комнату вошла Джулия, вооруженная парикмахерскими принадлежностями.
– Ты выглядишь великолепно!
– Это платье великолепное, – уточнила Алекс. – А я как была чучелом, так и осталась. Послушай, как тебе удается накрасить губы и не вымазать все зубы?
Принимая ванну, Алекс заколола волосы повыше. Теперь Джулия вытащила шпильки и провела щеткой по спутанным волосам.
– Может, хватит над собой издеваться? Ты действительно смотришься классно. Даже Руперт это наверняка заметит.
– Руперта там не будет.
– Как это? – удивилась Джулия.
– У него по горло работы.
– Ясно.
Джулия с досадой подумала о том, что у Руперта с завидным постоянством стало появляться по горло работы, как только заходила речь о вечере с Алекс. Но она ничего не сказала. В конце концов, Алекс никогда не позволяла себе подтрунивать над подругой, если ее бросал очередной бойфренд.
– Собственно говоря, что ему там делать? Банкир среди толпы женщин, собравшихся обсуждать косметику! Я и сама иду туда по долгу службы. Мне будет не до него.
– Что ты меня-то уговариваешь?
Джулия экспериментировала с очередной прядью. У волос Алекс было одно преимущество: если хватало упорства придать им форму, они держали ее довольно долго. Джулия творила с энтузиазмом, зажав губами десяток шпилек и невнятно бормоча:
– А кто же все-таки там будет?
Алекс по памяти перечислила длинный перечень аристократических фамилий.
– Плюс моя мать, если у нее будет настроение, и новый друг Лаванды. Он торгует винами. – Алекс вдруг помрачнела и добавила: – А еще там будет Джо Гомес.
Джулия тут же насторожилась. Она отлично знала, кто такой Джо Гомес. Двенадцать месяцев назад он ворвался в жизнь ее подруги подобно торнадо и при всяком удобном случае пытался выбить почву у нее из-под ног. Понятно, что он заинтересован в том, чтобы нанять ее на службу, а не уложить в постель. Но, по мнению Джулии, и это можно было считать многообещающим началом. Руперт мог сколь угодно долго именоваться женихом Алекс, но не было похоже, что она ему вообще нужна.
– Это может показаться глупым, но Лаванда настояла на том, чтобы его позвать. Она считает его крутым парнем. По крайней мере в те минуты, когда не обзывает его американским выскочкой, который не умеет пользоваться ножом и вилкой.
Лаванда была не просто тираном – она была еще и большой привередой по части светских приличий. Алекс говорила о ней с симпатией, однако от Джулии не укрылись нотки усталости в ее голосе. Это же адский труд – держать в узде непредсказуемый норов взбалмошной дамы и не давать ей испортить отношения с партнерами по бизнесу. А вместо благодарности получать пинки и подзатыльники. Даже Джулия понимала, что Алекс не позавидуешь, хотя сама была весьма непредсказуемой особой.
Но у нее не поворачивался язык произнести это вслух. Она слегка повернула голову Алекс, чтобы красиво уложить на лбу длинный локон, и сказала совсем другое:
– Лаванда права. Этот парень – просто лакомый кусочек.
– Что-то я этого не замечала, – снова помрачнела Алекс.
– Чистейшая предубежденность. У него же глаза прирожденного любовника. А голос! Когда он выступал по телевизору, у меня мурашки бегали по всему телу!
– Тебе пора обратиться к психиатру. Чересчур низкий порог сексуальной возбудимости – явно нездоровый признак.
– Ничего подобного! Это нормальная реакция женского организма!
– Тогда сегодня вечером на него будет реагировать целая толпа женщин. Я для них не конкурентка.
– Некоторые люди понятия не имеют о том, какие они счастливчики.
– Ты отлично знаешь, что Джо Гомеса волнуют исключительно мои профессиональные качества! – запальчиво возразила Алекс. – И нечего морочить мне голову своими сказками!
Джулия действовала споро и уверенно, закручивая локоны и укладывая их на нужное место. В зеркале на глазах у Алекс вокруг ее лица возникал пушистый живой ореол. Он смягчал излишнюю грубость черт, делал глаза более выразительными, а затылок – округлым и женственным. Алекс показалась себе совсем юной и даже несколько беспомощной. Она пока не была уверена, нравится ли ей казаться беспомощной, но можно было не сомневаться, что выглядит это довольно мило.
С удовлетворенной улыбкой она повернулась, чтобы посмотреть на себя в профиль. И замерла. На обнаженное плечо спускался круто завитый длинный локон. Он был легким и тонким, но чуткая кожа прекрасно ощущала его прикосновение. Совсем как в ее сне!
В один миг удовольствие от собственного преображения развеялось без следа. Она больше не чувствовала себя спокойно и уютно, сидя в своей спальне и перешучиваясь с самой близкой подругой. Она снова оцепенела от холода и страха, захваченная врасплох сном, которому не могла найти объяснения. Это было не просто неприятно – это пугало ее не на шутку.
Однако Джулии это было невдомек. Удовлетворенная проделанной работой, она сосредоточилась на упаковке своего волшебного сундучка с расческами и ножницами.
– Что, нравится? Ты у нас вполне сойдешь за настоящую принцессу!
– Да, – выдохнула Алекс.
Она не скрывала охватившей ее тревоги.
Только теперь Джулия заметила, что что-то не так. Она по-свойски пихнула подругу в обтянутый дорогим шелком бок и сказала:
– Валяй, уложи их всех наповал, спящая красавица!
Глава 2
– Как это вышло? – спросил Джо.
Том Скелтон не спал уже третьи сутки и выглядел сейчас соответственно. Джо ужаснулся, когда увидел его в пабе.
– Честное слово, ума не приложу. – Том устало провел рукой по лицу. – Конечно, они все время носились с колебаниями рейтинга. Но мне казалось, что они довольны. По крайней мере рейтинг был даже выше, чем я ожидал. Это не была заумная программа для крутых профи. Мы никого не учили жить. Не впаривали зрителям залежалый товар. Каждый, кто смотрел нас, мог найти что-нибудь на свой вкус.
Джо подумал, что голос Тома звучит размеренно и глухо, как у автомата. Так, словно бедняга повторял и повторял эти фразы про себя без конца, пока смысл слов не потерялся окончательно. Джо крепко выругался себе под нос.
Том все равно ничего не слышал. Ранним вечером этот паб в центре Лондона всегда бывал переполнен. Но Тома не волновал шум в зале. Он тупо продолжал затверженный монолог:
– Но архитектура показалась нам вполне современной темой.
– Как новая рок-музыка, – вставил Джо, скрипнув зубами от злости.
Эта фраза на миг вывела Тома из транса:
– Да ведь это же слова Пендлтона!
– Мне он тоже это выдал. Проклятая акула!
– Ну, Пендлтон тоже, конечно, интересовался цифрами рейтинга. Они были хорошими. Ты ведь сам знаешь, они были хорошими. Потом он потребовал обзор зрительских отзывов. Я присылал тебе экземпляр. Мне казалось, что тебя это позабавит. Ни один человек не написал по делу, но все они были настроены благожелательно. – Том сокрушенно покачал головой.
В который уже раз Джо подивился про себя тому, что для телевизионного продюсера Том поразительно скромен.
– Они были просто в восторге, – уточнил Джо.
Но Тому от этого стало только хуже.
– Я тоже так подумал, – промямлил он. – Но оказалось, что я ошибся. Пендлтон позвонил мне и сказал, что они не станут возобновлять мой контракт и я волен убираться на все четыре стороны. Не позднее этой недели. Раз – и нету. – Он покачал головой. – Я так и не сказал об этом Сандре. Я каждое утро выхожу из дома в обычное время, как будто иду на работу. Но рано или поздно она все равно узнает. Я не последний в своем деле, но новую работу найти не так-то просто, к тому же я так и не понял, почему мне дали пинка под зад.
– Зато я понял! – процедил Джо, задыхаясь от черной ярости.
Том посмотрел на него и оробел.
– Ну?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17
Загрузка...