А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Саундерс Эдит

Сто дней Наполеона


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Сто дней Наполеона автора, которого зовут Саундерс Эдит. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Сто дней Наполеона в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Саундерс Эдит - Сто дней Наполеона без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Сто дней Наполеона = 312.21 KB

Сто дней Наполеона - Саундерс Эдит -> скачать бесплатно электронную книгу



Саундерс Эдит
Сто дней Наполеона
Саундерс Эдит
Сто дней Наполеона
1Так обозначены ссылки на примечания. Они после текста книги.
*1Так обозначены ссылки на примечания редактора к послесловию. Примечания в конце текста книги.
Аннотация издательства: "Сто дней" Наполеона Бонапарта - один из интригующих и увлекательных эпизодов европейской истории XIX века. 1 марта 1815 года великий изгнанник возвращается с Эльбы и высаживается на французский берег. 20 марта он торжественно под крики "Да здравствует император!" вступает в Париж. Соединившись с маршалом Неем, Наполеон становится угрозой для хрупкого геополитического равновесия, установленного Венским конгрессом. Исследование английского историка Эдит Саундерс - яркий образчик североевропейской историографии наполеоновских войн. В нем сочетается строгая научная обстоятельность с образной манерой изложения, подробное описание битв при Линьи, Катр-Бра и Ватерлоо с эпизодами биографии французского императора. Книга снабжена приложениями и будет интересна как специалистам, так и любителям истории.
С о д е р ж а н и е
1. Венский конгресс; возвращение Наполеона с острова Эльба; поход на Париж
2. Отношения Наполеона и Марии Луизы; поражение маршала Нея; падение Людовика XVIII
3. Царствование Наполеона возобновляется; вражда держав; война между Австрией и Иоахимом Мюратом; секретная миссия в Вене
4. Жизнь в столице; новости о Марии Луизе; посещение Мальмезона
5. Войска капитана Мерсера высаживаются в Остенде; Наполеон и либеральная конституция; Мерсер в Страйтеме; поражение Мюрата
6. Ослабление сил Наполеона; военные планы; Майское поле
7. Военные приготовления; открытие французского парламента; Наполеон прибывает в армию; расположение войск Англии и Пруссии; канун вторжения
8. Вторжение французов в Бельгию; Ней командует левым крылом; правое крыло под командованием Груши атакует пруссаков
9. В Брюсселе; приказы Наполеона 16-го числа; начало битвы при Линьи; Ней против Веллингтона в Катр-Бра; ошибочный марш д'Эрлона
10. Жестокая битва при Линьи; продолжение битвы в Катр-Бра; д'Эрлон в Линьи; победа Наполеона; поражение Нея; пруссаки возвращаются в Вавр
11. Бездействие Наполеона 17-го утром; Груши преследует пруссаков; отступление Веллингтона; французы наступают
12. Канун битвы при Ватерлоо; войска Веллингтона на позициях; завтрак Наполеона; смотр французских войск
13. Первая фаза битвы; Груши в Валене; вторая фаза; неудачная атака на левый центр линии Веллингтона
14. Третья фаза битвы; крупнейшая кавалерийская атака; вступление в сражение пруссаков
15. Четвертая фаза битвы; захват Ла-Э-Сент; пятая фаза; атака Императорской гвардии; прибытие Цитена; отход французской армии
16. Пруссаки преследуют французов; Наполеон бежит; его экипаж и другое имущество захвачено; его поездка в Париж
17. Наполеон и его министры; действия Лафайета; Наполеон вынужден отречься; он уезжает из Парижа в Мальмезон; капитуляция Наполеона; окончание военных действий
Наполеон Бонапарт: парадоксы триумфатора. (А. Бауман)
Примечания
1.
Венский конгресс;
возвращение Наполеона с острова Эльба;
поход на Париж
Возвращение Наполеона с острова Эльба в 1815 году стало самым отчаянным предприятием во всей его карьере. Вместе с горсткой искателей приключений он высадился на французский берег, с которого менее чем за год до того был изгнан, и вопреки всему промаршировал от Канн до Парижа, начав свой поход как изгой и закончив триумфальным возвращением себе утраченного титула французского императора. Подобный шаг требовал исключительной силы и присутствия духа. Необходимо было выдерживать долгие переходы, давать отпор неприятельским войскам и искусно управлять своими, нужно было писать и печатать прокламации, произносить речи. Наполеон руководил всем с победоносной легкостью, повсюду завоевывая популярность и славу на все руки мастера. Неудивительно, что большинство европейцев, пораженные этим великолепным tour de force (марш силы - фр.), решили, что он вернулся надолго и бороться со столь могучим гением бессмысленно. Всего три месяца спустя тот же самый человек, великий Наполеон, повел кампанию при Ватерлоо в совершенно иной манере, делая ошибку за ошибкой, точно во внезапном помрачении. Словно это был другой человек, словно судьба нарочно взметнула его вновь к вершине власти, убирая все трудности с его пути и предоставляя счастливые случаи на каждом повороте только для того, чтобы менее горькой показалась расплата, уготованная ему за последние двадцать лет. Облеченный верховной властью, он провозгласил себя императором, человеком, которого чтили и чествовали другие. Но стоило только ему достичь этого положения, как удача отвернулась от него, и история последующих трех месяцев, когда самые напряженные усилия не принесли ему ничего, кроме результатов, обратных желаемым, позволяет предположить, что он, отнюдь не руководя событиями своих победных дней, как и все исторические деятели, был ведом силами, над которыми сам был не властен.
В марте 1815 года открылись перспективы продолжительного мира в Европе. Длительная война с Францией, в которую Англия оказалась втянутой более чем на двадцать лет1, закончилась весной прошлого года, а император Наполеон, кругом побежденный, был вынужден отречься и обменять завоеванную им великую империю на управление маленьким островом Эльба у побережья Италии2. Вместо него теперь правил престарелый, нечестолюбивый Его совершенно Христианское Величество Людовик XVIII3, чьим главным стремлением было сохранить хорошие отношения с могущественными державами, коим он был обязан своим возвращением на трон Франции. За несколько недель до этого был подписан договор о мире и дружбе между Великобританией и Соединенными Штатами Америки, состояние войны между которыми длилось с 1812 года4. Самый благостный покой сменил широко развернувшуюся бурю, которая так яростно бушевала со времен вспышки французской революции, и казалось, что государствам для восстановления необходимы были лишь терпение и развитие промышленности.
Монархи и дипломаты собирались в Вене с сентября, чтобы уладить запутанные европейские дела5. Это было совещание представителей династий в поисках компромисса, на основе которого будущая дипломатия могла бы защищать их правящие дома от опасностей войны и революции. Едва ли они задумывались о судьбах маленьких людей, за исключением вопроса о рабстве, который весьма интересовал Англию. Однако, определенно, мир был предметом первой необходимости в те времена, и можно было, по крайней мере, надеяться, что за его прочным установлением вскоре последует улучшение условий жизни для человечества в целом.
Хоть мир и был столь желанен, основу для него было трудно найти, и на Венском конгрессе имели место несколько критических моментов, когда казалось, что война готова вновь разразиться между потерявшими терпение и обнищавшими странами. Союзники легко находили общий язык, пока были связаны друг с другом целью победить Наполеона, но теперь, когда опасность миновала, их интересы разделились, каждый из них чувствовал потребность преследовать свои, и совещания проходили бурно. Проблема, разобщавшая их более всего, состояла в судьбе Польши. Царь Александр I, поддерживаемый Фридрихом Вильгельмом III, королем Пруссии6, желал сделать Польшу единой под своим покровительством. Ему резко противостояли австрийский император Франц I и уполномоченный Великобритании Каслри7. Масло в огонь энергично подливал Талейран, представитель Людовика XVIII, который надеялся улучшить положение Франции, выступая на стороне Великобритании и Австрии. В конце концов Александр и Фридрих Вильгельм начали угрожать другим столь воинственно, что Талейрану удалось убедить Каслри и Меттерниха, министра австрийского императора, подписать секретный договор о сотрудничестве между Великобританией, Австрией и Францией против России и Пруссии8.
Этот секретный договор был подписан 3 января 1815 года. Он определенно служил восстановлению интересов Франции. Талейран, должно быть, с большим удовлетворением писал Людовику XVIII, что "...коалиция разобщена. Франция более не изолирована в Европе".
Хотя договор и был секретным, Александр почти сразу узнал о нем, и, поскольку ни он, ни король Пруссии больше не хотели начала еще одной большой европейской войны, кризис разрешился примерно за одну ночь. Каслри написал английскому премьер-министру лорду Ливерпулю: "Угроза войны устранена". Споры продолжались в более рассудительной манере, и в начале февраля компромисс между державами был достигнут и оформлен договором.
3 февраля, в день, когда компромисс был принят, герцог Веллингтон прибыл в Вену, чтобы занять место лорда Каслри, который, будучи главой палаты общин, должен был вернуться домой и ответить на критику, выдвинутую против него в парламенте. После представления Веллингтона членам Конгресса и Венскому обществу Каслри покинул город 14 февраля, чтобы встретить лицом к лицу осуждение оппозиции, которая обвиняла его в реакционности.
Спор продолжился, но пушки благоразумно молчали. В Вене герцог сильно простудился, и гостиные показались ему душными и чересчур жарко натопленными. Однако в его положении он не мог избегать общественных мероприятий и вынужден был примириться с жаркими комнатами и лестью, которую он как герой Пиренейской войны9 принимал с достоинством и хладнокровием. Он был сдержанным человеком, и его, по-видимому, не очень волновала внешняя сторона вещей.
Поскольку опасность новой войны была устранена, члены Конгресса погрузились в обычную рутину совещаний и расточительных развлечений. Проблема все еще представляла некоторые трудности, но не была особенно опасна, вопрос об Италии был прояснен вместе с польским вопросом, и ее судьба была отныне решена10. Другие важнейшие проблемы также были разрешены, и к началу марта были выработаны общие положения, а комитеты разрабатывали только детали и отдельные дела. В какой-то момент люди, словно в ночном кошмаре, затаив дыхание, ожидали начала новой войны, но теперь напряжение спало, приближалась весна, и гости австрийской столицы с радостным облегчением предавались игре в мяч, банкетам и другим общественным делам, которые превратили Конгресс в роскошное празднество. Императорские дворцы и огромные дома Меттерниха и Шварценберга каждый вечер оглашались музыкой, смехом и сияли цветами и драгоценностями в свете тысяч восковых свечей. Казалось невозможным, чтобы какое-либо событие могло теперь заставить вооруженные силы Европы прийти в движение.
Потому так велико было изумление и еще больше негодование, когда в начале марта стало известно, что Наполеон, после того как около года он с видимым смирением переносил свое изгнание, внезапно оставил остров Эльба, чтобы вернуться в большую политику. Так начались знаменитые "Сто дней". Наши предки, однако, не могли знать о том, как в будущем будут называть их несчастья. Перед ними была перспектива возобновления войны, которая, если фортуна вновь окажется благосклонной к Наполеону, могла принести ему союзников и продолжаться бесконечно. Всего три года назад Наполеон был хозяином Европы, его слава была огромна, и вряд ли даже одно его имя могло быть произнесено без страха и веры в то, что невозможное для других возможно для него. Вена внезапно изменилась. Люди собирались группами на улицах, ожидая новостей и обсуждая слухи. "Каковы намерения Наполеона? спрашивали они друг друга. - Какие шаги предпринимают власти?"
Герцог Веллингтон был первым, кто узнал в Вене эту новость, она пришла из Флоренции в письме от лорда Бергерша, где говорилось, что Наполеон отплыл с Эльбы в неизвестном направлении. Австрийский министр Меттерних в то же самое время получил похожее сообщение от австрийского генерального консула в Генуе. В нем было написано следующее:
"Английский уполномоченный Кэмпбелл только что вошел в гавань. Он запрашивал, видел ли кто-либо Наполеона в Генуе11, имея в виду тот факт, что он исчез с острова Эльба. Получив отрицательный ответ, английский фрегат без промедления ушел в море".
Меттерних в своих мемуарах пишет, что он распечатал это письмо из Генуи рано утром 7 марта и поспешил с ним к императору Францу. Франц немедленно послал его к русскому царю и королю Пруссии с сообщением о том, что он, Франц, готов приказать своей армии идти обратно во Францию. Меттерних пишет:
"В пятнадцать минут девятого я был у императора Александра, который отослал меня с теми же словами, что и император Франц. В половине девятого я получил точно такое же заявление от короля Фридриха Вильгельма III. В девять часов я снова был дома, куда я попросил приехать на встречу со мной фельдмаршала князя Шварценберга. В десять часов по моей просьбе прибыли министры четырех стран12. В этот час адъютанты уже спешили во всех направлениях с приказами остановиться армиям, которые возвращались домой".
Так война была начата менее чем за час.
Талейран был также приглашен принять участие в собрании четырех министров, о котором говорилось выше, и он прибыл первым. Если кто-то в Европе и хотел узнать, что скажет Наполеон, прежде чем добить его, то Меттерних и Талейран были не из их числа. Оба давно его ненавидели и трудились на ниве дипломатии Конгресса слишком усердно и слишком успешно, чтобы не прийти в бешенство, завидя угрозу того, что их работа не будет закончена. Меттерних был настроен более пессимистично, чем Талейран, который не думал, что Наполеон рискнет высадиться во Франции, где по пути на Эльбу прошлой весной его так проклинали в южных департаментах. "Он высадится где-нибудь на итальянском побережье, - говорил Талейран, - а затем бросится в Швейцарию".
"Он пойдет прямо на Париж", - отвечал Меттерних.
Идея о том, чтобы сделать Наполеона правителем Эльбы, принадлежала Александру13. Меттерних был вынужден с этим согласиться ввиду огромной власти царя, хотя и возражал, что это очень опасно. Царь отвечал, что Наполеон согласился отныне держаться в стороне от событий на континенте, и было бы оскорбительно подвергнуть сомнению слово солдата и монарха. Царь действовал в соответствии с кодексом ведения войны XVIII века, но Меттерних не доверял Наполеону, своим успехом во многом обязанному возможностям, которые этот кодекс доставил ему в первенстве над другими. Он сказал царю, что подпишет договор, предоставляющий Наполеону королевство, но предупредил, что это менее чем через два года снова приведет союзников на поле битвы.
Герцог Веллингтон также полагал, что Наполеон пойдет на Париж, и новости, поступившие за последние день-два, показывали, что они с Меттернихом были правы. Наполеон высадился на побережье Франции недалеко от Канн с собственной маленькой армией в количестве около 1100 человек. В этом районе все было тихо, в Каннах были закуплены мулы, лошади и запас продовольствия, и Наполеон со своими последователями отправился на север, предположительно в направлении столицы. Они высадились на берег 1 марта и в полночь отправились по горной дороге в Гренобль.
Новость стала известна по тем временам невероятно быстро. Она достигла Марселя 3 марта и Лиона - к утру 5 марта. Переданная оттуда в Париж посредством ручной сигнализации14, она достигла столицы в течение дня. Людовик XVIII, больше потрясенный, нежели встревоженный, сперва немного растерялся, не зная, что предпринять. Он понимал, что население нужно удерживать в неведении как можно дольше, чтобы избежать волнений, и, помимо нескольких министров и членов королевской семьи, никто не был поставлен в известность о случившемся.
Полагая, что с начала своего правления он делал для Франции все, что мог, король вообразил, будто подавляющее большинство подданных поддержат его, несмотря на трудности и беспорядки. Он правил в соответствии с конституцией и даровал стране мир и свободу. Его правительство столкнулось с обычными проблемами побежденной страны, Франция была напугана и дезорганизована при огромной нехватке средств. Мирный договор вызвал всеобщее недовольство, хотя союзники проявили щедрость по отношению к стране, сдавшейся им на милость. Франция получила те границы, которые имела до Наполеона в 1792 году, но потеря Бельгии и левого берега Рейна ощущалась болезненно и вызывала досаду. Более того, еще жива была старая революционная вражда, роялисты, вернувшись к власти, часто проявляли несговорчивость, обидчивость и мстительнность, хотя в этом они не были похожи на своего короля, который был человеком умеренным и в высшей степени терпеливым. Однако они нашли полное одобрение у графа д'Артуа, брата короля, и других реакционных принцев правящего дома15. В основном вернувшихся эмигрантов ненавидели, страна была разделена на группировки, всегда готовые навредить друг другу. Помимо всего прочего, армия была недовольна, и в среде офицеров-бонапартистов то и дело возникали различные заговоры с целью свержения режима. Но король полагал, что все эти трудности не вечны и страна со временем успокоится. Что большее мог дать Франции парламент, чем он, даровавший ей Хартию16? Бонапартистам и якобинцам было позволено занимать важные государственные должности17, префекты и судьи империи исполняли свои обязанности, было гарантировано сохранение послереволюционного землеуправления, люди могли жить в безопасности, не страшась судебного произвола. Какую альтернативу мог предложить Наполеон? Смог ли бы он сделать больше? Король и его окружение поначалу не могли поверить, что предыдущий император окажется следующим, но они сознавали опасность ситуации и необходимость принятия экстренных мер.
Маршал Сульт, военный министр, сильно смущенный повторным явлением императора, которому он когда-то долго служил18, энергично принялся за дело. Он предложил отпра-вить в южные провинции 30 000 человек под командованием графа д'Артуа, ему дожны были содействовать его сыновья, герцог Ангулемский и герцог Беррийский, с последующей помощью трех маршалов Франции - Макдональда, Сен-Сира и Нея. Вечером 5 марта граф д'Артуа выехал из Парижа в Лион.
Бывший министр полиции Наполеона Фуше, который всегда умел быть в курсе всех дел, узнал о высадке Наполеона почти одновременно с королем. В это время он состоял в бонапартистском военном заговоре с целью учредить регентство при сыне Наполеона. Новость не обрадовала его: он рассчитывал получить власть, став членом регентского совета, и вовсе не имел желания вновь увидеть на троне самого Наполеона. Со своей обычной изобретательностью он решил ускорить мятеж, намереваясь обратить ситуацию в свою пользу, вне зависимости от того, чем закончится наполеновская авантюра. В соответствии с этим гонцы были высланы в Лилль, где отряды уже стояли в полной готовности маршировать на Париж и осаждать дворец Тюильри. Однако восстание ни к чему не привело. Лишь горстка людей под предводительством генерала Лефевр-Денуэтта добралась до Фонтенбло, но и они не смогли вызвать ни малейшего сочувствия и вскоре прекратили все попытки. Это фиаско позволяет утверждать, что, как и предполагал Людовик, ситуация в стране действительно могла бы стабилизироваться, если бы не возвращение Наполеона.
Наполеон и его сторонники продолжили наступление на север. К утру 2 марта они были в Грассе, где поспешно приготовили себе еду, на что местное население взирало с не более чем вежливым интересом. В восемь утра они снова выступили в поход. Дорога, по которой они дошли до Канн, дальше Грасса не вела, и следующие шестьдесят миль им пришлось преодолеть по заснеженной высокогорной тропе, шедшей зачастую по краю пропасти. Артиллерию и реквизированный в Каннах обоз пришлось бросить, мулы были навьючены казной, и люди двигались цепочкой по одному. Тем, у кого были лошади, приходилось вести их в поводу, и даже сам Наполеон шел пешком. Дорога была трудной, и он не один раз спотыкался и падал в снег. Однажды после этого он остановился передохнуть в одиноко стоявшей хижине, где проживали пожилая женщина и несколько коров.
"Ну, что нового в Париже?" - спросил он старушку, отогреваясь у огня.
Она посмотрела на него с удивлением. Откуда ей было знать, что происходит в Париже? Этот низкорослый приземистый человек в простой серой шинели мог бы с таким же успехом спросить ее, что происходит в Китае.
"Значит, вы не знаете, что сейчас делает король?" - спросил Наполеон.
"Король? - переспросила женщина, еще более озадаченная. - Вы хотите сказать, император. В Париже правит император Наполеон".
Она ничего не знала о великих событиях последних лет, и, покинув хижину, Наполеон обратился к одному из своих спутников, генералу Друо, со словами:
"Вот, Друо, и зачем в таком случае бороться за мировую славу?"
Однако это глубокое размышление не заставило его повернуть назад.
Долгий путь продолжался; солнце зашло, и отряд шел вперед до тех пор, пока через двенадцать часов после выхода из Грасса они не достигли деревушки Серанон, где провели ночь. За двенадцать часов они прошли более тридцати миль, не встречая никакого сопротивления. Они вообще мало кого встречали, поскольку дорога, по которой они шли, в это время года была почти безлюдной. Простодушные обитатели горной деревушки не были настроены противостоять сотням вооруженных людей, хотя мэр Серанона и выслал гонца к властям Кастеллана с сообщением о том, что "император Бонапарт" находится в его общине со своей армией. На следующее утро Наполеон и его солдаты прибыли в Кастеллан и были хорошо приняты; им презентовали большие запасы хлеба, мяса и вина, и Наполеон пообещал супрефекту повышение, когда он дойдет до Парижа. Шел снег, и идти стало еще труднее. Мул, нагруженный мешками денег, сорвался с узкой тропы в ущелье и погиб, примерно две тысячи золотых монет исчезли в потоке воды и расщелинах скал. Отряд достиг Баррема поздно ночью, продвинувшись за день еще на двадцать девять миль. В течение следующих двух дней они по-прежнему шли по обледенелым дорогам, форсировали Дюранс и прибыли в Гап 5-го вечером. Здесь их ожидал теплый прием у местных жителей, которые в их честь украсили город иллюминацией. Чем дальше они продвигались на север, тем более дружелюбными становились люди.
Они уже подходили к Греноблю, центру 7-й дивизии, где командовал генерал Маршан. О приближении Наполеона уже было известно в городе, и генерал готовился арестовать его по долгу службы, хотя и не без опасений, поскольку большинство солдат в казармах оставались верны свергнутому правителю, и, за исключением дворян и духовенства, горожане разделяли их взгляды. Объявив в городе осадное положение, генерал Маршан послал навстречу бывшему императору батальон пехоты под командованием офицера-роялиста, и решительный момент настал, когда они заняли позиции у Лаффре, а им навстречу вышли воины с острова Эльба.
Наполеон должен был предвидеть, что однажды на его пути могут встретиться такие трудности, и он был к ним готов. Приказав своим людям стоять смирно, повернув винтовки прикладами вверх, он спокойно вышел вперед к войску из Гренобля, офицеры которого уже отдавали приказ стрелять, страдая от своей нелояльности. "Солдаты пятого! - прокричал он. - Вы узнаёте меня?" Ему ответили сотни голосов, и, распахнув шинель, он предложил им застрелить своего императора, если они смогут. Он шел к ним навстречу с уверенной улыбкой, солдаты опустили свои мушкеты и разразились возгласами "Vive l'Emperеur!" (Да здравствует император! - фр.). Быстро шагая вперед с распростертыми объятиями, он приветствовал их как лучших друзей. Командир батальона отдал ему свой меч и после рукопожатия с Наполеоном был свободен. Вскоре после этого полковник Лабедойер (Лабедуайер), которому вышеописанные события вскружили голову, ускакал из города во главе взбудораженного кавалерийского полка, который был переведен под командование Наполеона. После этого Гренобль оказался всецело в его руках, а роялисты спешно покидали территорию. Он перестал быть простым мятежником и снова почувствовал себя королем19.
Наполеон занял город вечером 7 марта, в тот самый день, когда Меттерних совещался с монархами и полномочными представителями и когда менее чем за час была начата война. За неделю он одолел две сотни миль, и все - без единого выстрела. Граждане Гренобля приняли его шумно и радостно, в ту ночь он устроил в своем отеле прием, где произносил речи в честь офицеров армии, мэра и муниципальных властей, время от времени показываясь через окно приветствовавшей его толпе.
Он проникновенно и сдержанно говорил о причинах, побудивших его вернуться, и планах на будущее. Он говорил, что у него было десять месяцев для того, чтобы обстоятельно поразмыслить о прошлом и извлечь из него уроки. Шквал критики, обрушившийся на него, вовсе не вызвал в нем раздра-жения, но был полезен, теперь он ясно видел, что необходимо Франции, и приложит все усилия, чтобы этого добиться. Мир и свобода являются сейчас настоятельной необходимостью, и его действия будут целиком и полностью руководствоваться этой необходимостью. Он намерен соблюдать Парижский договор20 как основу своей политики. Он, вне всякого сомнения, будет поддерживать мир, он уже известил о своих взглядах и намерениях своего тестя, императора Франца, и имеет основания надеяться, что получит поддержку Австрии.

Сто дней Наполеона - Саундерс Эдит -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Сто дней Наполеона на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Сто дней Наполеона автора Саундерс Эдит придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Сто дней Наполеона своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Саундерс Эдит - Сто дней Наполеона.
Возможно, что после прочтения книги Сто дней Наполеона вы захотите почитать и другие книги Саундерс Эдит. Посмотрите на страницу писателя Саундерс Эдит - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Сто дней Наполеона, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Саундерс Эдит, написавшего книгу Сто дней Наполеона, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Сто дней Наполеона; Саундерс Эдит, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...