А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Дела собачьи автора, которого зовут Басанович Марина Борисовна. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Дела собачьи в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Басанович Марина Борисовна - Дела собачьи без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Дела собачьи = 238.83 KB

Дела собачьи - Басанович Марина Борисовна -> скачать бесплатно электронную книгу




Ocr, ReadCheck: ТаКир
«Дела собачьи»: Вагриус; Москва; 2005
ISBN 5-475-00079-4
Аннотация
«Если можешь не держать собаку – не держи. Если тебе точно ее не хватает – бери!» – убеждена автор Марина Басанович – опытный ветеринар, кинолог, практикующий «собачий доктор»…
Увлекательные истории о «братьях наших меньших» вы прочитаете на страницах книги «Дела собачьи», которую можно смело поставить в один ряд с книгами Джералда Даррелла, Джеймса Хэрриота и Эрнеста Сетон-Томпсона.
Марина Басанович
Дела собачьи
«Они решительно все понимают…»
Из кинофильма «Ко мне, Мухтар!»

Я познакомилась с Мариной Борисовной Басанович в начале 80-х годов и с тех пор наша связь с ней фактически не прерывалась. Она лечила моих собак, мы делились своими мыслями о жизни вообще и о собаках в частности.
У Марины за плечами огромный опыт и богатая практикой жизнь. Окончив Ветеринарную академию, куда привела ее страстная любовь к лошадям и собакам, она какое-то время проработала ветеринарным врачом с крупными сельскохозяйственными животными в России и Узбекистане. Но ее все больше тянуло вплотную заниматься проблемами, связанными только с домашними животными, главным образом с собаками. Поэтому последние годы она работала в ветлечебницах, затем практикующим врачом.
Иметь с ней дело в качестве хозяина пациента и легко, и трудно. Она – человек ищущий, думающий, никогда не считающий зазорным заглянуть в справочники, в соответствующую литературу, но привыкший к тому, что ей доверяют. В противном случае может просто отказаться от лечения.
У нее всегда жили собаки, и не одна. Много лет она держала и разводила бультерьеров. Руководила секцией бультерьеров в клубе «Фауна», и собаки в ее секции были прекрасными, а на выставках занимали призовые места.
Несколько лет тому назад Марина увлеклась новой для России породой – американский бульдог и сейчас у нее в доме живут мать и сын этой породы (кстати, о «сыне» вы прочтете в книге).
Что касается ее профессионализма как кинолога, то в настоящее время она является экспертом Российской Кинологической Федерации и Международной Кинологической Федерации ( FCI) по многим породам собак.
Какое-то время тому назад у Марины Борисовны возникло желание описать те случаи в ее неспокойной, как у всякого врача, жизни, которые ей так или иначе запомнились.
Так и возникла эта книга.
В принципе она сама по себе раскрывает характер автора, ее любовь к животным, уважительное отношение к людям и ее стремление глубоко вникать в любую ветеринарную проблему. Однако книгу Басанович ни в коем случае нельзя рассматривать как пособие по лечению собак. Это эпизоды из жизни, которыми ей захотелось поделиться с читателями.
Я глубоко верю в то, что вы получите удовольствие, прочитав эту книгу.
Т.Н. Никулина

Первый пациент

– Никогда больше! Я скорее умру! Через мой труп! – эмоции в голосе Натальи буквально били через край. Обычно ее очень сдержанная манера говорить настолько разительно отличалась от сегодняшнего разговора, что объяснение подходило только одно – крайнее волнение, почти на грани. А причину долго искать и не пришлось: оставалось всего несколько дней до появления на свет маленьких бультерьерчиков – первых детенышей Долли. Я не прерывала ее, улыбаясь, думала про себя: «Пой, ласточка, пой! Не впервой слышу, зато потом самой смешно будет».
Наталья – жена моего пациента, вернее, жена хозяина самого первого пациента. И хотя наша с ним первая встреча едва не закончилась ссорой, как-то так получилось, что с тех самых пор мы дружим и я прекрасно знаю всех чад и домочадцев Олега, как двуногих, так и четвероногих.
Итак, наше знакомство носило весьма оригинальный характер, и теперь, по прошествии многих лет, я не упускаю возможности с некоторой долей ехидства напоминать ему ту давнюю историю нашей первой встречи.
А дело было так… После окончания Московской ветеринарной академии я некоторое время работала ветеринарным врачом на молочном комплексе, но поскольку всю сознательную жизнь тянулась к собакам, то при первой же возможности перешла работать в городскую ветеринарную лечебницу. Должность моя была на удивление высокой по сравнению с возрастом, но, смею надеяться, не со знаниями, хотя некоторая доля случайности и имела место быть. Итак, шел первый день работы на новом месте. И поскольку никого из посетителей пока не было, я углубилась в свои мысли. Безусловно, я была очень довольна переходом. Лечебница, правда, была далековато от дома, но это меня не особенно заботило, главное – я наконец-то буду заниматься своими любимыми четвероногими – собаками. Остальное большого значения не имело. Я так волновалась в свой первый приезд, что почти не обратила внимания ни на лечебницу, ни на место ее расположения. И теперь с удовольствием оглядывалась. Здание «ветеринарки» было построено сравнительно недавно и производило такое же впечатление, как новая квартира на новосела: все сверкало белизной побелки и новой краски. Новая мебель в кабинетах и оборудование тоже впечатляли. Не было еще ощущения обжитости и рабочего уюта, но это – легкоустранимый недостаток. И, пожалуй, именно это рождало в голове всякие шальные и не очень шальные мысли о благоустройстве и дизайне: интересно, что сюда лучше подойдет, цветы или аквариум, а может, то и другое сразу? А занавески, может быть, будут лучше смотреться, чем жалюзи?
В общем, в плане дизайна «конь еще не валялся». Настроение, и так неплохое, стало совсем замечательным, когда я вышла во внутренний двор лечебницы и просто ахнула. Обычно после стройки должно пройти немало времени, чтобы все вокруг зазеленело. Здесь же, как по мановению волшебной палочки, все утопало в лесной идиллии. Каким чудом удалось строителям не покалечить при постройке двор и все полностью сохранить, было непонятно, но впечатляло! Огромные столетние сосны и ели с редкими вкраплениями лиственных, но таких же вековых деревьев начинались сразу за зданием и постепенно переходили в огромный лесопарковый массив. Все заросло так густо, что, только приглядевшись, я увидела в глубине высокий бетонный глухой забор, отделявший территорию лечебницы от леса. Был конец лета, уже не было изнуряющей жары, явственно ощущалась резкая предосенняя чистота воздуха, а от старых деревьев тянуло сырой прохладой. Полюбовавшись немного, я вернулась в приемный кабинет, и не зря. Не успела я натянуть белый, хрустящий от крахмала халат, как на пороге появился посетитель – молодой человек лет двадцати пяти, кудрявый и темноволосый, с шикарными усами, заглянул в кабинет и, окинув меня этаким пренебрежительным взглядом, спросил:
– А врача опять нет?
– Почему нет? А я кто, по-вашему?
– Вы?! – Он высокомерно скользнул взглядом снизу вверх, и я почувствовала, что краснею против своей воли, причем не от смущения, а от злости. Вот нахал!
– Да! Я – врач! – в тон ему прозвучал и мой ответ. – А что, врач обязательно должен быть похож на Айболита из детской сказки?
– Как это девчонка может быть врачом? Ну, фельдшером – еще куда ни шло, но врачом?!» – Его высокомерное нахальство становилось, по моим меркам, уже чрезмерным. Что делать? Я не знала, но и спорить с ним больше не хотелось.
– Может быть, прекратим обмен любезностями и займемся делом? Что вас привело сюда? – нейтрально предложила я и подумала про себя: «Вот же индюк надутый!»
А этот «индюк» пожал плечами, повернулся и вышел из лечебницы. Правда, через минуту он вернулся с собакой на поводке. Кофейного цвета лохматый дратхаар в отличие от хозяина доброжелательно вилял коротким хвостом и вообще всем своим видом демонстрировал желание познакомиться со мной поближе. Я еще подумала, что не всегда собака похожа на своего хозяина, приятные исключения все-таки бывают. У Габи – так звалось второе явление в мой кабинет, были совсем небольшие, но неприятные проблемы: в результате травмы на задней лапе возникла небольшая, но крайне неприятного вида трофическая язва. Размером приблизительно с пятак, по-теперешнему – с монету в пять рублей, она располагалась на скакательном суставе, была покрыта утолщенной кожей, больше напоминавшей шкуру старого лимона, ноздреватую и бугристую, но розового цвета. Сквозь трещинки на ней капельками проступала липкая желтоватая жидкость, лимфа. Картина имела действительно неприятный вид, и хотя собака не хромала, выезжать с ней на охоту, да и просто гулять по траве было чревато более серьезными осложнениями. Мое раздражение в отношении «милейшего» хозяина стало потихонечку проходить и меняться на более объективные чувства, поскольку большинство собачников вряд ли понеслись бы в лечебницу с такой «ерундой». Но Габи повезло: ее хозяин был внимателен, и поэтому на данном этапе случай не представлял никакой сложности, но имел несколько вариантов решения. И пока я осматривала собаку, в голове уже складывались и просчитывались эти варианты.
– Охотничий сезон скоро? – мимоходом поинтересовалась я, а получив утвердительный кивок, поняла, что лучший вариант – ускорить полное выздоровление. И хотя хозяин мне был не очень-то симпатичен, как-то не хотелось совсем испортить ему отпуск. Разумеется, для собаки любой из выбранных способов лечения гарантировал абсолютное выздоровление. Значит, все-таки – скальпель, решила я и взглянула на хозяина. Он тем временем терпеливо ждал моего заключения, а может, и признания в профессиональном бессилии. Так мне, по крайней мере, казалось. Ну уж нет! На Красной площади медведь сдохнет, если я дам тебе, дружок, хоть капельную возможность еще раз вогнать меня в краску. Я буду не я, но ждать тебе придется очень долго!
– Пошли в хирургический кабинет, – скомандовала я и, не дав ему времени на какой-нибудь ехидный ответ, вышла, пригласив следовать за мной. По дороге я объяснила, что мне предстоит сделать и какая помощь понадобится от него. По мере объяснений выражение лица моего первого пациента менялось: он слегка побледнел, а его самоуверенность сменилась на озабоченность.
– Вам нечего беспокоиться, – снисходительно уговаривала я «заскучавшего» на глазах хозяина, – все будет отлично! Только и дела – удалить измененный язвенным процессом участок кожи и наложить швы. На все про все не больше пятнадцати минут. А через неделю шкурка у этой красотки будет как новенькая. И можете гонять уток сколько вам вздумается. Хоть до посинения!
Собаку водрузили на операционный стол, и я принялась за работу. Общего наркоза для подобной «мелочи» не требовалось, вполне можно было обойтись местным обезболиванием. Через пару минут настала очередь скальпеля. Собака вела себя прекрасно и периодически с любопытством косилась на мои манипуляции. Ее явно смущало, что я копошусь в ее лапе, она это хорошо видит, но почему-то совершенно не чувствует. И столько изумления было на ее морде, что меня начал разбирать смех, когда она в который раз носом решила проверить, не снится ли ей все это. Зато, поглядев на хозяина, я поняла, что ему-то явно не до смеха – он был на грани обморока и, по-видимому, из последних сил боролся с подступающей тошнотой. Так далеко моя мстительность на простиралась: он, конечно, заслуживал кое-чего за свое высокомерное нахальство, но обморок в мои планы не входил и вряд ли доставил бы мне удовольствие, поэтому я сказала:
– Ваша помощь мне больше не требуется. Если хотите, можете посидеть вон на том стуле, – я через плечо кивнула на самый дальний стул около письменного стола за моей спиной, откуда ему при всем желании было бы трудно увидеть душещипательные подробности происходящего на операционном столе, освещенном бестеневой лампой. Да и я не могла бы видеть некоторую брешь в его имидже (тогда, правда, этого слова я еще не знала).
– Кстати, как зовут вас? С собакой я уже познакомилась!
– Олег, – коротко представился он, опускаясь, точнее, падая на указанный стул и глубоко и облегченно вздыхая.
Через несколько минут все было закончено, и, наложив бинты на собачью лапу, я обернулась к хозяину:
– Олег, все уже позади… Через неделю придете, я сниму швы. Повязку не меняйте два-три дня, а потом будете обрабатывать спиртом и присыпать порошком, который я вам сейчас дам. Только проследите несколько дней, чтобы собака не занималась «самолечением», иначе она раньше времени снимет швы и вы точно в этом сезоне не поохотитесь!
Олег пришел в себя, слегка порозовел, однако разговорчивости и желания поспорить у него явно поубавилось. На все мои рекомендации он только послушно кивал головой. Я улыбалась и про себя думала: «Так тебе и надо! В следующий раз не будешь сомневаться!»
Впрочем, к следующему разу мое мстительное настроение давно прошло, да и встреча наша была совсем другая. Он еще с порога широко улыбался, а Габкин хвост не просто вежливо вилял – он крутился, как пропеллер, а на ее бородатой морде сверкала улыбка во все сорок два собачьих зуба. Ее глаза не были видны из-под клочкастой челки, но я не сомневалась, что и они светятся улыбкой. Как я и предполагала, все прошло без осложнений. Швы отлично срослись, и на месте разреза нежно светилась розовая полоска здоровой сухой кожи. Через некоторое время и ее не будет видно, она полностью зарастет шерстью.
Снятие швов – пожалуй, самая приятная для хирурга манипуляция. Она означает благополучное завершение послеоперационного периода и является очевидным свидетельством выздоровления. Ну и, в конце концов, это самое удобное время наговорить врачу кучу комплиментов. Чего уж скрывать – это всегда очень приятно! На этот раз слов было немного, но меня ждал огромный букет цветов.
Как-то, спустя много лет, я спросила, помнит ли он нашу первую встречу? От его нахального (горбатого только могила исправит) ответа я онемела, потому что этот «змей» сказал: «Хоть убей, ничего не помню! А ты?» Однако хитренькая улыбочка все-таки пряталась в его слегка поседевших усах.
Ну, голубчик, погоди! Я знаю способ сделать твою память немного подлиннее! Даже если книга никогда не будет издана, я подарю тебе этот рассказ в качестве лекарственного средства от амнезии.

Грыжа

Представьте себе молодого специалиста, в общем, не важно какой специальности: первые шаги одинаково нелегки везде. Трудный и тяжелый багаж теоретических знаний уже за плечами, а впереди непредсказуемая практика, где встречающиеся случаи ох как не похожи на учебники и даже на практические занятия в клиниках (речь все-таки пойдет о ветеринарии), где рядом плечо и опыт преподавателя. Представили?
А теперь вас ждет история из первых лет моей работы ветеринарным врачом.
Ветеринарная лечебница не очень большого подмосковного городка. Вполне современное здание на окраине, почти со всех сторон окруженное лесом. В штате всего два врача, один из них – я. В штатном расписании есть должность фельдшера, но в наличии его нет. Есть несколько санитаров – бабки почти преклонного возраста. Вот вам и место действия. А время – прекрасное! – субботний день весной в начале семидесятых.
Обычно по субботам работает один врач, но весна – исключение, потому что весна – время прививок и других массовых обработок животных, которых невозможно доставить на прием. Лошадей в нашем районе уже нет, а коров, свиней и коз предостаточно. И, конечно, собаки. Итак, в ту субботу мы работали вдвоем. Семен Андреевич, по свежей студенческой привычке я его тут же окрестила Сэмом, взял на себя прививки коровам. Уж и не знаю почему, но к собакам мой главный особой нежности, в отличие от меня, не испытывал. И, сколько я помню, при любой возможности перекладывал собачьи болячки на мои еще не очень опытные плечи… Я, разумеется, не очень-то и возражала. А уж если быть совсем точной – меня это радовало. Хотя бы потому, что среди четвероногих наших собратьев собаки и лошади были моей страстью с самого детства. И на этот раз Сэм, не раздумывая особенно долго, оставил на меня «текучку» по лечебнице, а сам стал собираться навестить коровьи души по поводу прививок против ящура. Собирался он основательно: загрузил в машину коробки с вакциной и другой ветеринарной снедью и напоследок объявил, что заберет с собой всех имеющихся в наличии санитаров. Улыбнувшись, глядя на мою вытянувшуюся физиономию, он в сопровождении свиты, чихнув мотором старенького «козлика», благополучно отбыл. Я осталась одна. Ничего сложного не ожидалось: с 9 до 10 – прививка против чумы, потом – плановые прививки против бешенства. Перед лечебницей уже толпилась тявкающая разношерстная и разновеликая очередь. Светило яркое весеннее солнце. Вместе с очередью по улице прогуливался свежий ветерок, забавно ероша собачьи шкурки и заставляя владельцев поеживаться и поднимать воротники: все-таки весна – еще не лето!
Расфасовка вакцин в те годы была крайне неудобной. Флакон был рассчитан на пятьдесят доз, и использовать его нужно в течение одного-двух часов с момента разведения. Это и было причиной, собравшей довольно большую толпу жаждущих получить профилактический укольчик. Пора начинать! Выйдя на крыльцо, я объявила: «Все, кто на бешенство, погуляйте еще час, а остальные – в кабинет по очереди». День начался, работа закипела.
С первой прививкой покончили быстро, и, отметив проведенное мероприятие в ветеринарных паспортах, я с удовлетворением окинула взглядом поредевшую очередь. Оставалось еще человек, точнее, собак тридцать–сорок.
И тут мое внимание привлекла машина, завернувшая во двор лечебницы, отчаянно сигналя. «Судя по всему, что-то срочное», – только и успела подумать я. А из машины уже кое-как вытаскивали подобие носилок, на которых, скрючившись, лежал доберман. Собака не просто скулила, она вопила истошным голосом, ни на секунду не закрывая пасти. Пожалуй, никогда больше я не слышала таких воплей. Они, как хлыстом, били по нервам всех собравшихся и по моим в том числе. Носилки остались около машины, а хозяин бросился ко мне. Очередь ожидавших прививки замерла, с сочувствием и любопытством глядя на сжавшееся в комок черно-подпалое тело. Собака лежала на боку в напряженной, неестественной позе. Сначала я подумала, что ее сбила машина, но только на мгновение, потому что, когда я взглянула на живот, все стало ясно: на белой линии четко вздувался желвак размером с большое яблоко, уже успевший принять противный синюшный оттенок. «Грыжа и, похоже, ущемленная, а значит, срочная операция… Вот и дождалась боевого крещения», – проносились мысли в моей голове. Вой собаки и ее обезумевшие от боли глаза не оставляли времени. Кинув на ходу очереди: «Ждите! Мне нужно два часа», – я распахнула двери и несколько добровольных помощников уже втаскивали носилки в хирургический кабинет. Как просто все было бы сейчас. Но тогда… Для наркоза применялся аминазин, а он подействовал бы через двадцать–тридцать минут, но этот препарат не был рассчитан для глубокого наркоза, а холерики доберманы вообще входили в него совершенно непредсказуемо. И для того, чтобы быстро снять боль, оставалось только старое испытанное средство – обколоть грыжу по периметру новокаином. Хорошо, что гладкошерстная собака, времени выстригать шерсть на операционном столе не было. Новокаин уже начал действовать – вой перешел в тихое поскуливание. Глаза несчастной псины, их выражение стало спокойнее. Аминазин тоже введен. Было еще минут пятнадцать на подготовку. Я оценивающе оглядела хозяина. Раньше было не до него. Со скидкой на растерзанный и растерянный вид (на его месте почти у любого бывает точно такой же) он производил вполне приятное впечатление.
– Вы как, крови боитесь? – спросила я, понимая, что все равно ему придется мне помогать. Все санитары уехали с главным, ждать нельзя и выбора нет.
– Да вроде нет. Когда-то был сандружинником, – услышала я храбрый ответ. Так мне, по крайней мере, тогда показалось.
– Тогда начинаем. Только наденьте халат! Привязав уже спокойно вытянувшуюся собаку в нужной позе к хирургическому столу, я включила бестеневую лампу и принялась за работу. Оставшаяся за дверьми очередь частью рассосалась – кто-то решил не ждать, но большинство устроилось в холле лечебницы. Собаки быстро угомонились, а хозяева, судя по всему, затеяли сеанс «собачьих» рассказов. Краем уха я слышала взрывы смеха через неплотно закрытую дверь кабинета. Короче, в холле явно было все в порядке и даже весело. Все-таки собачники – специфическая братия!
У нас в хирургии тоже было нескучно: обработав подготовленное операционное поле йодом, я взялась за скальпель. Боялась? Еще как! Но отступать некуда, я все равно одна, куда-то еще везти собаку уже поздно, и довольно решительно я сделала разрез. Показались первые капельки крови, и уже куда-то делись страх и неуверенность. Ведь не боги же горшки обжигают! Довольно быстро я освободила доступ к грыжевому кольцу и увидела синеватую петлю кишечника, вывалившуюся из брюшины. Именно она и была виновницей такой сильной болевой реакции у собаки. А, если не успеть с оказанием помощи, могла послужить и причиной гибели собаки. Вправить эту «красавицу» обратно удалось, несмотря на мои тайные опасения, довольно легко, значит, половина дела сделана. Оставалось только зашить послойно брюшину, мышцы и кожу. Я тихонько перевела дух, потому что дальнейшее мне было хорошо знакомо и не грозило неожиданностями. Протянув руку за иглой, я мимоходом взглянула на хозяина… и похолодела! Его лицо было белым, как мой стерильный хирургический халат, только еще с синеватым оттенком, губы дрожали, а остановившийся на какой-то только ему известной точке взгляд красноречиво свидетельствовал о том, что до обморока оставались секунды. «Только не сейчас!» – взмолилась мысленно я, но… Он сделал шаг от стола и, как в замедленном кино, сполз вниз, сложился на полу и больше не двигался. «Глубокий обморок, – как-то удивительно спокойно констатировала я, – пусть полежит: я не могу оставить собаку, а позвать все равно некого. Сначала закончим шить, а потом руки и до него дойдут». До сих пор не могу понять, почему я так спокойно отреагировала на его обморок! Может быть, потому, что еще в студенческие годы сама вот так же «сломалась», когда ассистировала на самой первой своей операции. Уже много позже меня не раз пробирал мороз по поводу того, что могло случиться с самим хозяином, но не тогда! Я не останавливалась и в одиночестве один за другим накладывала швы. Их было немного, и очередь последнего наступила быстро. А как там наш хозяин? Ага! Ресницы слегка вздрагивают, чуть порозовел: тоже возвращается.
Дверь кабинета приоткрылась, и я увидела Сэма. За операцией я и не услышала, как он вернулся, хотя старенький движок его автомобиля стрелял выхлопными газами, как на праздничном салюте. Оглядев нашу живописную компанию, подумав немного, он изрек: «А что это вы тут делаете?» Да уж! Только начальство может задавать такие глупые вопросы, хотя… Я тоже огляделась. Мирно посапывая, спала собака, ее хозяин, еще не пришедший окончательно в себя, распластался на кафельном полу, а я тампоном оттирала кровь с рук. Вообще-то вопрос не так уж и глуп. Вряд ли я когда-нибудь узнаю, о чем и что подумал главный. А было бы интересно: каким бы занудой он ни был, а чувством юмора его Бог не обидел. Причем весьма оригинальным! Но его голова исчезла из дверного проема так же быстро, как и появилась, притом абсолютно молча. В кабинете обстановка почти не изменилась: хозяин добермана все так же лежал на полу, только теперь он недоуменно хлопал глазами, видимо, еще до конца не осознавая происшедшее, а я продолжала отмывать руки.
Сэм тем временем возвратился с бабульками-санитарками. Они, взгромоздив не без труда тело хозяина на носилки, осторожно вытащили их в вестибюль… Там мгновенно наступила гробовая тишина. Доберманша уже выходила из наркоза, поэтому я сняла ее со стола. Она, пошатываясь, очень медленно тоже направилась к выходу из кабинета. Замыкала шествие я. На весь этот торжественный «вынос-выход» оторопело и молча взирала очередь, пока кто-то не произнес:
– Чудные дела, господи! Оперировали собаку, а вынесли хозяина. Доктор, как это?
Звякнули от хохота стекла на окнах. Хохотали все. По-моему, даже собаки…
Через десять дней появился хозяин с весело бежавшей псиной. Все отлично зажило. Швы сняли.
– Обо мне по городу уже анекдоты ходят, что, дескать, меня вместо собаки оперировали в собачьей клинике, – смущенно улыбнулся он, – даже жене задают вопросы, что это твоему мужу отрезали в ветеринарной лечебнице?
– Подумаешь, важность какая! Поговорят и перестанут.
– Вряд ли. По крайней мере, не скоро! Ведь я… – И он назвал такую должность, что пришла моя очередь замолчать минут на пять. Мое замешательство его явно обрадовало и развеселило.
– Спасибо! Хоть я и не специалист, но, по-моему, прекрасная работа.
– Представьте, я думаю так же, – ответно улыбнулась и я.
А вообще-то он оказался прав. Спустя несколько лет эта история вернулась ко мне совершенно с другого конца Москвы и, разумеется, с многочисленными добавлениями . А я не смогла удержаться от желания восстановить справедливость. Так и появился этот рассказ.

Люсенька

Эта история скорее смешная. Героиней на этот раз будет тигровый бультерьер с прелестным именем Люсиль.
У Люськи сложная судьба, она не сразу нашла себе хозяина, и, прежде чем обосноваться на постоянном месте жительства, она успела поменять нескольких.

Дела собачьи - Басанович Марина Борисовна -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Дела собачьи на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Дела собачьи автора Басанович Марина Борисовна придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Дела собачьи своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Басанович Марина Борисовна - Дела собачьи.
Возможно, что после прочтения книги Дела собачьи вы захотите почитать и другие книги Басанович Марина Борисовна. Посмотрите на страницу писателя Басанович Марина Борисовна - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Дела собачьи, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Басанович Марина Борисовна, написавшего книгу Дела собачьи, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Дела собачьи; Басанович Марина Борисовна, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...