А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Фэллон Джейн

Дорогой, все будет по-моему!


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Дорогой, все будет по-моему! автора, которого зовут Фэллон Джейн. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Дорогой, все будет по-моему! в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Фэллон Джейн - Дорогой, все будет по-моему! без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Дорогой, все будет по-моему! = 242.95 KB

Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон Джейн -> скачать бесплатно электронную книгу



OCR & SpellCheck: Larisa_F
«Фэллон Дж. Дорогой, все будет по-моему!»: Центрполиграф; Москва; 2009
ISBN 978-5-9524-4385-3
Аннотация
Получив на очередную годовщину свадьбы в подарок от мужа не скромный сувенир, как у них было заведено, а усыпанный бриллиантами браслет, Стефани подумала: они вместе уже девять лет, а Джеймс все еще способен ее удивить! Да еще как удивить, убедилась она в очередной раз, когда случайно наткнулась в телефоне Джеймса на нежное послание от незнакомки, которое не оставляло сомнений – у ее примерного супруга роман с другой женщиной! Да ладно бы роман! Джеймс, как оказалось, живет на две семьи. Обманутые женщины встретились и заключили союз, горя желанием наказать вероломного возлюбленного. Куда все это их заведет, не предполагал ни один участник любовного треугольника.
Джейн Фэллон
Дорогой, все будет по-моему!

Стефани зажмурилась и протянула вперед руки. Буйное веселье сына захватило ее, заставило снова почувствовать себя ребенком. До чего трудно поверить, что прошло девять лет! Ровно девять лет назад в этот самый день она тряслась от холода и ревела оттого, что шел дождь, который грозил погубить прическу. И тут Джеймс ворвался в гостиничный номер, где она одевалась, невзирая на хор голосов, восклицавших, что жениху видеть невесту до свадьбы – дурная примета. Он знал, что она нервничает и хочет видеть его сильнее, чем печется о соблюдении традиций.
– Тебе придется напялить макинтош, – сказал он, – и галоши. Зрелище будет потрясающее. – И Стефани, хотя и очень нервничала, засмеялась. – Я это к тому, что не смогу жениться на тебе, если ты будешь похожа на мокрую ворону. Это подпортит мне репутацию.
Мама Стефани, которая помогала дочке влезть в платье из серого атласа, мало напоминающее свадебный наряд, еще не привыкла к шуточкам Джеймса. Она зашикала и попыталась выставить его из комнаты, но Джеймс уселся в кресло в углу и отказался сдвинуться с места. И когда подошла пора отправляться в мэрию, Стефани полностью расслабилась, овладела собой и ничуть не сомневалась, что этот день станет счастливейшим в ее жизни, каким ему и назначено быть.
Ее волосы в конце концов прилипли к голове, словно мокрые веревки, но Джеймс заявил, что никогда еще она не выглядела настолько красивой, причем слова его звучали с такой убежденностью, что она ему действительно поверила.
С тех пор каждый год он превращал этот день в праздник и преподносил ей тщательно выбранные подарки. На первый год это была пара сшитых на заказ веллингтонов, которые намекали на непогоду в их свадебный день. Теперь она дорожила ими совсем по другой причине – они напоминали о последних проведенных вместе выходных, когда они топали по грязи в окрестностях Гластонбери. Она еще не знала тогда, что беременна Финном.
Или ночь в «В&В», которая стала возможной потому, что его родители вызвались посидеть с двухлетним Финном, а то у нее уже ум за разум заходил. Или жестяная лейка, которая ей приглянулась. Следуя его примеру, она тоже стала делать ему сюрпризы, чего в ее семье никогда не водилось. Рождество было для этого наиболее подходящим случаем. Чего тебе хочется? Новый миксер? Прекрасно, ты его получишь. Год за годом она дарила ему книги и безделушки, а однажды в порыве сентиментальности презентовала даже фотографию в серебряной рамке, на которой они были втроем. По правилам подарки должны были оставаться тайной до главного дня, против чего Финн, доверенное лицо обеих сторон в подготовке сюрпризов, решительно протестовал.
В этом году Стефани купила Джеймсу открывалку в виде рыбки, потому что Финн утверждал, что папа восхищался ею у витрины магазина, хотя сама она в этом сомневалась. Джеймс с нетерпением вскрыл подарок, сорвал бумагу и довольно улыбнулся. Впрочем, Стефани знала, что он в любом случае не покажет неудовольствия. Теперь пришел ее черед, и она едва сдерживала нетерпение.
– Ну давайте уже, – засмеялась она и услышала, как захихикал от радости Финн.
– Не открывай глаза, – велел Джеймс, и она почувствовала, как ей в ладони опустилась легкая квадратная коробочка.
Стефани подозревала, что он собирается купить ей новую Джейми Оливер, да и сама усиленно намекала Финну, что хочет именно ее. Но это не было похоже на Джейми Оливер.
– Теперь можешь открыть.
Она послушалась. На ее ладони лежала маленькая алая коробочка, обещавшая совершенно конкретное содержимое. Не может быть… Они не предполагали совершать крупные траты, подарки были просто символическими, забавы ради. Вот сейчас она откроет коробочку, и… в ней окажутся пластмассовые бусы из «Камден-Маркет». Все обернется шуткой.
Финн мячиком прыгал от предвкушения.
– Ну! Открывай!
Она придала лицу выражение искреннего нетерпения – Джеймс уже проделывал такие штуки; однажды он, например, обернул красивой тисненой бумагой большую коробку, а когда она развернула и открыла коробку, в ней оказалась еще одна коробка, а в ней – еще одна, и в конце концов осталась только маленькая и пустая спичечная коробочка. Правда, потом он вытащил из-за диванных подушек настоящий подарок. Финн решил тогда, что это была самая прикольная шутка из всех им виденных.
Стефани открыла коробочку. Внутри оказалась, как можно было подумать на первый взгляд, весьма удачная имитация серебряного браслета, усеянного розовыми бриллиантами. Она озадаченно уставилась на Джеймса. Он приподнял брови, словно спрашивая: ну а ты чего ожидала? Стефани взяла браслет с белой атласной подушечки. Он определенно не был пластмассовым.
– Джеймс…
– Разве тебе не нравится? – спросил Финн.
– Конечно нравится, но это слишком. Когда это мы такое делали? Я имею в виду – тратили друг на друга целое состояние? Он уж точно стоит целое состояние.
– Я просто решил подарить тебе что-то красивое, что-то настоящее, чтобы показать, как ты мне дорога. Как… я люблю тебя.
Финн фыркнул и сделал вид, что его тошнит.
– Он очень красивый. Я даже не знаю, что и сказать. – Она посмотрела на мужа, склонив голову набок.
– Ну, скажи, например: «Спасибо тебе, Джеймс, за твою потрясающую доброту и щедрость». Это для начала, – ответил он, сдерживая смех.
Она улыбнулась:
– Спасибо тебе, Джеймс, за твою потрясающую… как там дальше?
– Доброту и щедрость.
– Да, именно так ты и сказал.
– И за то, что ты такой удивительный, уж не говоря о том, какой красивый, и умный, и даже, по мнению некоторых, гениальный муж.
Стефани прыснула.
– Ну уж нет, чтобы услышать от меня такое, тебе придется купить что-то пооригинальнее, чем браслет от Картье.
– Не забудь об этом на будущий год, – тоже смеясь, сказал Джеймс, – когда пойдешь за покупками.
Стефани продела руку в браслет. Он был изумительный, именно такой, какой она сама выбрала бы для себя, разве что решила бы, что он слишком дорогой, и удовлетворилась чем-то попроще. Джеймс, если захочет, все еще способен удивить ее. Она обвила руки вокруг его шеи и прижалась к нему.
– Спасибо, дорогой.
Глава 1
Пять дней спустя…
Ее потряс не столько текст, сколько поцелуи, которые за ним следовали. И еще то, что эсэмэска была подписана даже не именем, а одной только буквой. Словно автор ни секунды не сомневался, что Джеймс поймет, кто это. Словно он получает такие послания каждый день. И Стефани с тоской подумала, что, возможно, так оно и есть.
Стефани была замужем за Джеймсом уже девять лет. И все эти годы были для них, как ей казалось, безоблачно счастливыми. Хотя внезапно оказалось, что ни в чем нельзя быть уверенной. У них был один ребенок, семилетний Финн, занятный, смышленый и к тому же здоровенький; еще черно-белый кот Себастьян, чей окрас в точности отражал характер, и золотая рыбка Золотко.
Им осталось выплачивать по ипотеке всего 42,5 тысячи фунтов, 11,3 тысячи лежали у них на совместном сберегательном счете, 2238 фунтов и 72 пенса было долгу по кредитке, и еще в отдаленном будущем (в случае смерти престарелых родителей) их ожидало суммарное наследство примерно в тридцать пять тысяч – хотя не похоже было, что оно упадет им в руки в ближайшем будущем, поскольку у обоих в роду хватало долгожителей.
За годы, проведенные вместе, Джеймс потерял свой аппендикс, а Стефани, наоборот, приобрела, а потом, к своему облегчению, избавилась от камней в почках. Джеймс прибавил в весе около двадцати восьми фунтов, в основном в области талии, тогда как доблестные усилия Стефани в спортзале привели к тому, что она с момента их встречи стала тяжелее всего лишь на несколько фунтов. У нее прибавилось несколько растяжек на животе, но одновременно с ними появился Финн, так что она считала эту цену оправданной. Оба они в свои суммарные 77, без сомнения, были все еще вполне привлекательной парой.
«Я так скучаю по тебе. К. Чмок, чмок, чмок».
Стефани обратилась мыслями к прошлой ночи. Джеймс, как обычно, вернулся домой в половине седьмого. Он казался абсолютно таким, как всегда, – усталым, но довольным, что снова дома. Он прошел через обычную рутину вернувшегося с работы мужа: переоделся, полчаса поиграл в саду с Финном, почитал газету, поужинал, посмотрел телевизор и лег спать. Это был ничем не примечательный вечер. Их беседа едва ли могла соперничать с беседами алгонкинов за круглым столом, но… это был нормальный вечер. Точно такой же, как тысячи других проведенных ими вместе вечеров.
Она вспомнила, как за ужином Джеймс рассказывал им с Финном историю. Забавную историю о том, как он умудрился успешно вытащить занозу из лапы афганской борзой, несмотря на то что другой домашний любимец – питон – в этот момент полз вверх по его ноге под штаниной. Он изобразил сцену в лицах, говорил хриплым испуганным голосом, чтобы передать мысли собаки, отчего Финн изнемог от хохота.
У Джеймса была привычка изображать себя благородным героем своих историй. Какими бы они ни были забавными, их основная мысль гласила: ну разве я не великолепен? В этом был весь Джеймс. С годами он стал склонен к некоторому самолюбованию. Но Стефани объясняла эту черту его душевной ранимостью и даже находила ее трогательной. Он такой открытый, как на ладони, думала она любовно. Но, как видно, ошибалась.
Обычно бывало так: Джеймс начинал хвастаться, Стефани его вышучивала, он смеялся и признавал, что несколько преувеличил свои заслуги. Это было игрой, и оба представляли, что от них ожидается, и четко знали свою роль. Она полагала, что оба они получают удовольствие от этой игры. Они спорили обо всем на свете, от тривиального до запретного – о политике, религии, о том, у кого голос лучше – у Натана из «Бразер Бийонд» или у Лимала из «Каджагугу». И прошлый вечер не стал исключением. Джеймс пытался доказать, что в «Скорой помощи» более достоверно изображена повседневная жизнь американских больниц, чем в «Анатомии Грея».
– Может быть, так и есть, – отвечала ему Стефани. – Я только говорю, что сам ты ничего не знаешь наверняка.
Джеймс надулся, полувсерьез-полушутливо.
– Я все-таки как-никак работаю в медицине.
– Джеймс, ты ветеринар! – засмеялась Стефани. – Ты ничего не знаешь об обычных больницах, кроме тех восемнадцати часов, которые провел в приемной роддома в полуобморочном состоянии, пока я рожала. Я даже к врачу тебя не могу заставить сходить, когда ты болеешь.
– А ты знаешь, – спросил Джеймс, игнорируя ее последний выпад, – что в некоторых странах ветеринарам разрешено оказывать медицинскую помощь людям, но не наоборот?
– Это ты к чему?
– Я просто говорю, что моя работа очень близка к работе человеческого врача.
– И это делает тебя специалистом по американским клиникам?
– Ну, все же большим, чем тебя. Я уступил бы тебе, если бы мы спорили о том… ну, не знаю… чего никогда нельзя надевать, или о показе мод. – И он самодовольно улыбнулся, словно говоря: вот тебе!
Стефани схватила диванную подушку и прицелилась ему в голову.
– Самодовольный сукин сын, – фыркнула она, и он мгновенно утратил всю важность.
– А, задело за живое! – засмеялся он вместе с ней. – Ведь знаешь, что я прав.
Стефани снова уставилась на пять слов, точнее, на пять слов и букву – и три поцелуя. Она не хотела, она не из тех женщин, кто копается в эсэмэсках супруга, пока тот в ванной! Но сегодня, когда она обнаружила, что он забыл дома свой мобильник, и просматривала его телефонную книжку, пытаясь отыскать телефон Джеки, секретарши ветклиники, вдруг поймала себя на том, что механически перебирает его сообщения, выискивая… Нет, ничего конкретного она не выискивала, смотрела просто так.
Она почувствовала, как кровь отлила от головы, и быстро взглянула, от кого пришло сообщение. Отправитель подписался «К.». Просто «К.». Не Карин, не Керсти, не Кили, чтобы дать ей какую-то подсказку. И не Кимберли, не Карина, не Кристен. Просто «Я так скучаю по тебе. К. Чмок, чмок, чмок», словно во всем мире был только один человек, чье имя начиналось на «К», и Джеймс должен безошибочно догадаться, кто это.
Она принялась неловкими пальцами тыкать в кнопки, чтобы посмотреть в телефонной книжке – может быть, у личности, именуемой себя «К.», окажется знакомый ей телефонный номер. Но тут хлопнула входная дверь. Стефани быстро отбросила телефон и отскочила от него, как ужаленная. Погрузив руки в слишком горячую воду в раковине, она постаралась придать себе невозмутимый вид, и в этот момент в комнату вошел Джеймс.
– Не видела мой телефон? – спросил он, даже не дав себе труда поздороваться.
– Нет… – ответила Стефани и удивилась, почему не сказала: «Да, он вон там». Потому, что он мог заметить, что она просматривала его телефонную книжку, вот почему!
Джеймс обвел комнату взглядом, вышел, и Стефани услышала его быстрые шаги на лестнице. Тогда она вытащила телефон из-под стула, куда тот завалился, быстро потыкала в кнопки, пока не вернулся обычный фон, и выбежала в холл.
– Джеймс! Я нашла его. Он здесь! – крикнула она.
– Спасибо. – Джеймс забрал у нее мобильник и чмокнул в щеку. – А я уже доехал до Примроуз-Хилл, – сказал он, закатив глаза, и направился к двери.
– Пока, – грустно проговорила она ему в спину.
Потом заперла за ним дверь и тяжело опустилась на ступени. Ничего, твердила она себе, надо подойти к этому рационально, не делать поспешных выводов. Но язык послания, эта фамильярность, целых три поцелуя вместо обычного одного, который в наши дни считается привычным даже в деловой переписке… И зачем позвонившему было подписываться одной лишь буквой «К»? Потому, разумеется, что он не хочет, чтобы она знала, кто это, решила Стефани!
Ей ужасно хотелось заглянуть в компьютер Джеймса, перебрать его почту, посмотреть – может быть, там найдется какой-то ключ, намек на то, что это за «К», но она знала, что не должна превращаться в особу подобного сорта. Сначала начнешь шарить в электронной почте, потом вскрывать над паром письма, потом и вовсе нюхать воротнички его рубашек, когда он возвращается домой, словно тоскующая собака. Она должна оставить сомнение в пользу Джеймса.
Правда заключалась в том, что, хотя ее брак и не был идеальным, хотя они и мало общались в последнее время и заботы о доме оттеснили на задний план все прочее, она ни за что бы не подумала, что он может увлечься другой женщиной. Ни за что бы не подумала. Она просто представить себе не могла, что он способен на это. Даже если бы она ему надоела или он устал от их совместной жизни – хотя не было никаких оснований так считать, – он сохранил бы брак ради ребенка.
Стефани искренне не представляла, что другая женщина могла упасть в объятия Джеймса – с его привычкой хвастаться и ковырять в ухе ватной палочкой, глядя в телевизор.
Но может быть, она все понимает превратно? Надо поскорее уйти из дома, пока соблазн заглянуть к нему в компьютер не стал непреодолимым! Надо пойти в офис и поговорить с Наташей. Наташа подскажет, что делать.
– Ничего не делай, – посоветовала Наташа, когда Стефани рассказала ей все. – В конце концов окажется, что это все пустяк, и он только рассердится, что ты читала его эсэмэски. Кстати, зачем ты их читала?
– Я не читала… сама не знаю.
– Может быть, это написал мужчина? Кевин, Кристер или Кит?
– И прислал три поцелуя?
– Метросексуал. Они очень раскованны в проявлении чувств. Или влюбленный в него гей? Кен? Кифер?
Стефани невольно засмеялась.
– Я не думаю, что это прислал мужчина.
– Тогда это его тетушка.
– Ну уж нет!
– Кто-то с работы?
– И три поцелуя!
– Ну, согласна, выглядит подозрительно. Но только не делай ничего сгоряча. Переспи с этим.
– Ладно, – нехотя ответила Стефани, которая всегда слушалась Наташиных советов.
– Вот дерьмо! – сказала она пять минут спустя. – Я только что поняла. Тот браслет, который он подарил мне на годовщину… Он чувствовал себя виноватым, потому и потратился так! Это был не знак любви, а просьба о прощении.
Глава 2
Весь день Стефани не могла выбросить Джеймса из головы. Перебравшись в Лондон три года назад, они виделись нерегулярно. Дело в том, что Джеймс готов был мириться с жизнью в столице, только разрываясь между своей старой практикой в деревне под Линкольном и новой работой в престижном районе Сент-Джеймс-Вуд, где подстригал когти бенгальским кошкам и прописывал диеты перекормленным песикам. Он говорил, что не хочет отказываться от работы па фермах, ведь это его специальность – работать с крупным рогатым скотом, сельскохозяйственными животными, а не с избалованными питомцами средних и высших классов. Его влекли дойные коровы и обреченные на бойню овцы, а не Душки, Мушки и Лапочки.
И каждое утро по воскресеньям он отправлялся в провинцию и возвращался только вечером в среду, усталый сверх всякой меры. Она с ужасом подумала, что там у него совсем особенная жизнь. И почему это она всегда упорно не верила, что у него может быть другая женщина? У него имелись возможности, мотив, средства. Это было идеальное преступление.
Прежде Стефани полагала, что сможет иногда сопровождать его в поездках, но, когда Финн пошел в школу, показалось смехотворным дергать его с места каждые несколько недель. И кроме того… было облегчением половину недели заботиться только о ком-то одном. И вот то, что они стали проводить много времени врозь, с неизбежностью привело к ослаблению крепких прежде связей между ними. Их сферы перекрывались все меньше. Он никогда особо не интересовался ее работой, не понимал, насколько важно, чтобы новая персона на обложке «Холби-Сити» не оказалась в том же самом платье, что у одной из «Герлз Алоуд».
Когда Стефани впервые встретилась с Джеймсом, она из экономии жила у родителей, в Бате. Однажды она нечаянно переехала своим «ситроеном» соседского кота и в ужасе бросилась с ним в ближайшую ветлечебницу, где тогда стажировался Джеймс.
Кот, к несчастью, не сумел выкарабкаться, несмотря на самоотверженные старания Джеймса, но где-то посреди крови, внутренностей и рыданий он вдруг незаметно для себя пригласил Стефани в кафе, и она согласилась. Несчастье Пуфика стало ее счастьем.
Судя по всему, Джеймс был столь же впечатлен ее честолюбием и деловитостью, как и ее впечатлили эти же его качества. Любовь возникла с первого взгляда. Хотя всерьез можно рассчитывать лишь на страсть и немного понимания… Но постепенно – примерно к тому времени, когда она забеременела Финном, – Джеймс убедил ее отказаться от дерзких амбиций сделаться кем-то вроде Вивьен Вествуд и заняться чем-либо менее всепоглощающим, чем-то таким, что позволит ей проводить время с ребенком.
Вначале он очень ее поддерживал – ведь, в конце концов, это была его идея, чтобы ей стать свободным художником. Его вполне устраивало, что жена занята неполный день. Но когда три года назад Стефани решила, что хочет большего, хочет вернуться на прежний путь и ей нужна не просто работа, а карьера, и убедила его купить дом в Лондоне, чтобы быть ближе к молодым женщинам с деньгами и без вкуса, которые счастливы нанять человека, способного выбирать им платья, она вскоре обнаружила, что ее работа несколько его смущает.
– Стефани одевает людей, которые не могут делать этого самостоятельно, – со смехом объяснял он приятелям. – Сиделка? Нет, она не настолько важная особа.
Сейчас, вспомнив это, Стефани швырнула кипу платьев, только что присланных из «Ла-Птит-Салоп», на диван. В эту минуту из крошечной соседней комнатки вышла Наташа с ярко-красным цельнокройным платьем в руках.
– Разве у Шеннон Фирон шестнадцатый размер? – спросила она.
Шеннон Фирон, молодую актрису, некогда снявшуюся в мыльной опере, которая недавно снова стала популярна в народе, заняв первое место на конкурсе поющих звезд, сегодня днем Стефани должна была одеть для фотосессии.
– По имиджу или по правде?
– По правде.
– Шестнадцатый.
– Значит, это подойдет. – Наташа принялась откалывать ярлычок с цифрой 16 с ворота платья, потом, порывшись в жестяной коробочке, отыскала другой, с цифрой 10, и приколола на опустевшее место. Разве плохо, когда клиентка чувствует себя стройной и уверенной? И если журналистка поинтересуется размером ее одежды, Шеннон сможет смело ответить, что он у нее средний для британской женщины, не опуская стыдливо глаз.
– Чудесно, – пробормотала Стефани, даже не взглянув на манипуляции подруги.
Наташа села, сдвинув в сторону смятые платья.
– Прекрати об этом думать, – велела она. – Потому что даже если это пшик, ты своими мыслями сделаешь из этого нечто значительное. Не волноваться, пока тебя не вынудят, – вот мой девиз.
– Один из многих, – пробормотала Стефани.
Наташа работала внештатной закройщицей еще в то время, когда сама Стефани была портнихой, и с готовностью согласилась стать ассистенткой, как только Стефани утвердилась в качестве модельера. Наташа сказала, что не желает лишней ответственности. Работа для нее была тем, чем занимаешься днем, а потом приходишь домой и полностью об этом забываешь. У Наташи был чудный домик, муж, который ее обожал, и трое воспитанных аккуратных детей. Ей никогда не приходилось волноваться по поводу непонятных посланий в телефоне мужа или задумываться: а чем он занят половину недели? Поэтому ее лицо было почти лишено морщин, и она выглядела лет на пять моложе своего возраста, указанного в паспорте, – сорок один год. С годами из коллеги она превратилась в близкую подругу.
– Можешь смеяться, но ты же знаешь, что я всегда оказываюсь права, – сказала она.
– Это верно, – охотно подтвердила Стефани. – Я попробую. Меня только бесит, что какая-то деревенская корова смогла вскружить моему мужу голову и теперь пытается утащить его у меня из-под носа, даже не потрудившись задуматься обо мне и моей жизни. И о моем сыне.
– Ты ничего не знаешь, – напомнила ей Наташа.
– Да, я ничего не знаю, – покорно повторила Стефани.
Но засевшая однажды в голове мысль теперь не желала ее покидать. Что в самом деле это могло означать? «Я так скучаю по тебе. Чмок. Чмок. Чмок». Во время фотосессии она была рассеянна и поймала себя на том, что огрызнулась, когда Шеннон пожаловалась, что в одном из платьев выглядит толстухой.
«Потому что ты толстуха и есть!» – захотелось крикнуть Стефани, хотя это была неправда. Шеннон, невысокая и крепко сбитая, казалась кругленькой, но толстухой определенно не была. В конце концов Наташа, испугавшись, что разгорится нешуточный конфликт, предложила, чтобы Стефани пораньше отправилась домой.
Финн, к счастью, уже был дома и играл в мячик в их крошечном дворике со своей дневной няней Эдной, так что Стефани смогла заняться приготовлением ему еды.
Семилетний Финн по-прежнему с радостью проводил время в ее обществе, и хотя обычно она сердилась на него за новую игру – он катал по кухонному столу помидоры с тем расчетом, чтобы они падали в кошачью кормушку (если помидор попадал в миску с водой – одно очко, если в миску с кормом – два), сегодня так рада была отвлечься, что позволила ему шалить вволю. Вскоре после шести Стефани услышала, как открылась и закрылась входная дверь.
– Привет, – донесся до нее голос Джеймса.
– Привет, – слабо откликнулась она.
Он сразу направился вверх по лестнице и даже не заглянул на кухню, чтобы ее увидеть. Не то чтобы это ее удивило, он всегда шел прямо в спальню, чтобы переодеться, и затем устраивался перед телевизором, пока не приходило время ужинать. Джеймс редко интересовался, как дела у нее на работе, а если и спрашивал, она обычно не вдавалась в подробности, потому что он мог закатить глаза или отпустить какое-нибудь ироничное замечание, которое представлялось ему шуткой. И если быть честной, она и сама исключительно редко спрашивала его, что произошло у него в ветеринарной лечебнице. Стефани любила животных, но ее не слишком увлекали истории о вросших когтях или вывихнутых суставах.
Стефани искренне верила, что все браки проходят через подобную стадию, когда есть маленькие дети. Просто появляется множество новых важных забот и тем для обсуждения, помимо «ну, как провел день?». Она верила, что все наладится, когда Финн подрастет, и что в старости они с Джеймсом успеют наговориться. Она определенно заблуждалась, думала теперь Стефани, отбивая куриную грудку до полной прозрачности. И остановилась, только когда увидела рядом с собой обеспокоенное лицо Финна.
– Мам, все в порядке? – спросил он взрослым тоном, подражая тому, как она задавала ему этот вопрос несколько раз на дню.

Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон Джейн -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Дорогой, все будет по-моему! на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Дорогой, все будет по-моему! автора Фэллон Джейн придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Дорогой, все будет по-моему! своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Фэллон Джейн - Дорогой, все будет по-моему!.
Возможно, что после прочтения книги Дорогой, все будет по-моему! вы захотите почитать и другие книги Фэллон Джейн. Посмотрите на страницу писателя Фэллон Джейн - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Дорогой, все будет по-моему!, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Фэллон Джейн, написавшего книгу Дорогой, все будет по-моему!, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Дорогой, все будет по-моему!; Фэллон Джейн, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...