Линдли Стив - Бегство с места происшествия http://www.libok.net/writer/10585/kniga/41158/lindli_stiv/begstvo_s_mesta_proisshestviya 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Здесь выложена бесплатная электронная книга О! автора, которого зовут Джованни Жозе. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу О! в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Джованни Жозе - О! без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой О! = 169.3 KB

О! - Джованни Жозе -> скачать бесплатно электронную книгу



OCR Busya
«Жозе Джованни «Отлученный», серия «Зарубежный детектив»»: Терра-Книжный клуб; Москва; 2000
ISBN 5-275-00095-2
Аннотация
Жозе Джованни уже давно известен, но не как писатель, а как талантливый кинорежиссер, поставивший (кстати, по собственному сценарию) очень известный у наших любителей кино фильм «Двое в городе» – одну из лучших картин в истории французского кинематографа – со знаменитыми Жаном Габеном и Аленом Делоном в главных ролях. Не менее известен у нас и фильм «Искатели приключений», снятый по роману Джованни режиссером Робером Энрико с Лино Вентурой и Аленом Делоном в главных ролях.
Джованни-писатель, как и Джованни-режиссер, работает в жанре криминальной драмы. Его произведения не являются детективами в традиционном понимании этого слова. Его герои – практически всегда люди, находящиеся в плохих – даже очень плохих – отношениях с законом, и очень далекие от традиционного понимания моральных норм. Всем произведениям Джованни – как кинематографическим, так и литературным – присуща своеобразная мрачная романтика, и в то же время кинорежиссер и писатель вовсе не романтизирует уголовный мир, в его героях – отверженных всеми одиночках, очень часто жестоких, мстительных и безжалостных – его интересует прежде всего вытекающее из их характеров их поведение в критических, безвыходных ситуациях, в которых практически все они рано или поздно оказываются. Некоторый романтический налет определяется скорее всего тем, что Джованни, сам в прошлом преступник, пишет и снимает о том мире представлений, ценностей и образов, в котором он жил в период своей криминальной молодости.
Жозе Джованни
О!
Глава 1
Господин директор Финберг перешел площадь Жюль-Жоффрен и направился к своему банку. Был понедельник, середина сентября. Директорские часы, как и часы на мэрии, показывали восемь сорок.
Он шел к служебному входу на улице Эрмель мимо остановки автобуса, что напротив аптеки.
Финберг остановился, давая пассажирам время разойтись – он не любил смешиваться с толпой. По его мнению, от толпы дурно пахло.
Внимание господина директора привлекла яркая расцветка торгового фургончика (модель 404), который стоял у аптеки. Реклама восхваляла снадобье, якобы придававшее младенцам геркулесову силу. На задней панели красовались две картинки: ребенок «до лечения», этакая полупрозрачная жертва концлагеря, и ребенок «после лечения».
Финберг улыбнулся столь утешительному зрелищу и свернул к служебному входу, вытаскивая из кармана связку ключей.
Три замка, один за другим, быстро и мелодично щелкнули, и в тот же момент в ребра Финбергу больно уткнулось что-то твердое.
– Не вздумай валять дурака, – посоветовал низкий голос над самым ухом.
У Финберга возникло ощущение, что вся его кожа мгновенно присохла к костям, и он подумал, что валять дурака и в самом деле не стоит. Он вошел в банк. Налетчик последовал за ним, прикрыл за собой дверь, не запирая ее, и Указал Финбергу на стул.
В левой руке он держал кожаную папку, в правой – длинноствольный «маузер» калибра 7,65. Лицо его не выражало ни злобы, ни ненависти. В одежде – ничего кричащего. Он внимательно осмотрелся вокруг, не теряя при этом Финберга из виду. Обычный мужчина лет сорока с очень черными, зачесанными назад волосами. Он положил папку на стол и сел спиной к перегородке, так, чтобы снаружи его не было видно.
Перегородка тянулась широким полукругом из конца в конец просторного зала, стены которого снаружи образовывали угол на пересечении двух улиц.
Двое мужчин бесшумно открыли боковую дверь и вошли, захлопнув ее за собой. На Финберга они почти не обращали внимания.
Оба были светловолосыми, одного роста и, судя по физиономиям, явно не привыкли шутить. Порывшись в кожаной папке, они вытащили три металлических колпачка размером с половинку грейпфрута, и две отвертки. На обеих сторонах колпачков имелись ушки со вставленными в них винтами.
Двое налетчиков без малейших колебаний подошли к кнопкам сигнализации и в мгновение ока укрепили над каждой из них колпачок.
Финберг, разинув рот, следил за каждым их движением. Парни спокойно, как ему казалось, прислонились к стене, став по разные стороны главного входа, с револьверами в опущенных руках. Тот, что стоял слева, даже закурил.
Финберг нервно сглотнул. Он сидел выпрямившись, положив ухоженные руки на небольшой стол какого-то служащего, в который, из-за тесноты, упирались его острые колени. Благодаря худобе Финберг казался значительно выше своих метра восьмидесяти пяти. Он не решался сказать, что его собственный рабочий стол располагается не здесь, а, как и положено, стоит отдельно и повыше остальных.
По мнению директора, грабители получили неверные сведения, и он со спокойной доброжелательностью, свойственной уроженцам его страны, попытался это объяснить:
– В сейфах нет денег… ни единой банкноты… ни одного сантима… Уверяю вас, денег нет совершенно… можете прове…
– Знаем, – перебил наблюдавший за ним брюнет и, слегка наклонившись, добавил: – Не суетись, старина, мы в курсе.
Финберг сцепил пальцы, и его тонкие губы сложились в вежливую улыбку, впрочем – ненадолго.
– Тебя зовут Финберг, – продолжал гангстер, – тебе сорок восемь лет, ты голландец, свой бежевый «опель» оставляешь на улице Мон-Сени рядом с полицейским участком… И каждое утро, проходя мимо легавых, снимаешь шляпу… Тебя здорово греет, что они расположились всего в пяти сотнях метров от твоего банка, а? Ох, как ты любишь этих ангелов-хранителей, верно?
Финберг примирительно развел руками.
– Ты живешь на улице Перголез, в доме двенадцать, на четвертом этаже, а выходные проводишь в Шатенэ-сюр-Сэн. – Брюнет взглянул на часы. – Сейчас восемь сорок пять, через три минуты тебе позвонят из агентства «Эль-Тэ» и скажут, что фургон уже выехал… Через пять минут начнут собираться твои служащие, фургон появится без пяти девять… Ты выйдешь вместе со мной, и мы поболтаем, как добрые друзья. Остальное предоставь нам.
Налетчик встал и, взяв телефонный аппарат, пододвинул его к Финбергу, потом швырнул связку ключей одному из сообщников. Тот поймал ее на лету.
Финберг и брюнет теперь смотрели только на телефон, но странное спокойствие и упорная решимость банкира встревожили его «друга».
– Да, забыл рассказать о твоей собаке и жене, – равнодушно заметил он. – Псина – бультерьер. Мадам Финберг, рыжая дылда, всегда берет ее с собой, когда выходит из дому, за исключением двух раз в неделю во второй половине дня. Это время твоя женушка проводит в зачуханной гостинице левобережья с джазовым музыкантом – кстати, если хочешь знать мое мнение, он полное ничтожество…
Финберг, сильно побледнев, вскочил на ноги, как подброшенный пружиной.
– Что вы сказали? – пробормотал он.
– Правду, – уверил его бандит и похлопал по плечу – садись, мол, нечего стоять.
Финберг рухнул на стул и впервые за все это время ссутулился.
– Если захочешь узнать дни и адреса – только спроси. Так что ни о каких фортелях даже не думай, – подвел итог гангстер, усаживаясь на краешек стола.
Пронзительно зазвонил телефон, и Финберг увидел перед собой круглый глаз «маузера», направленный ему прямо в сердце.
– Валяй, – буркнул бандит, указывая на трубку.
Финберг снял ее, а в голове мелькнуло: «Она, наверное, уже принимала этого музыканта дома, в мое отсутствие».
– Алло, агентство «Игрэк Бэ»?
– Да, говорит месье Финберг.
– У вас все в порядке?
– Да, все в полном порядке.
– Фургон выехал из агентства «Эль-Тэ».
– Спасибо.
– До завтра.
– До завтра, – отозвался Финберг, вешая трубку.
Он пошевелил своими длинными ногами, которые стали как-будто ватными. Поверхность стола под пальцами вдруг перестала ощущаться как деревянная, а здание банка превратилось в своего рода кокон, сквозь который едва проникали приглушенные звуки.
В боковую дверь позвонили. Финберг взглядом спросил у бандита, что ему делать.
– Чего ждешь? Топай! – проворчал тот тоном зануды-учителя, отпускающего ученика с дополнительных занятий.
Финберг встал, а гангстер прижался к стене возле двери. Директор отпер замки.
Пришли маленькая Люсьен, круглолицая, курносая бухгалтерша с соблазнительно круглой попкой, и папаша Эдуар, курьер и швейцар одновременно. Они жили на одной улице и всегда ходили на работу вместе, но возвращаться Люсьен – с ее-то глазками! – предпочитала в компании повеселее…
Оба вежливо поздоровались с директором.
– Ну, как воскресенье? – спросил Финберг и сам не узнал своего голоса.
Девушка заметила за перегородкой двух блондинов с револьверами.
Она застыла и, прижав руки к губам, повернулась к директору, словно ища у него поддержки и защиты, но увидела сзади еще одного вооруженного мужчину.
– Что это?… Что это такое? – почти беззвучно пробормотал папаша Эдуар.
Финбергу вдруг стало стыдно за то, что он помог заманить их в ловушку, но героические порывы явно запоздали, а превращаться в покойника хотелось не больше, чем прежде.
– Не впадайте в панику… главное – не впадайте в панику, – взмолился он.
– Хороший совет, – одобрил тот, что стоял рядом с Финбергом. – Садитесь за рабочие места, больше от вас ничего не требуется. И не вздумайте умничать. Ты переоденься в форму и иди к двери, как всегда, – обратился он к папаше Эдуару, желая показать свою осведомленность.
Финберг снова подумал о жене и о музыканте. Как всем рогоносцам, воображение рисовало ему самые мучительные картины.
Директор едва заметил, как папаша Эдуар, уже в форме, широко распахнул дверь еще четырем служащим.
Те, обалдев от удивления, молча расселись по местам. А маленькая Люсьен, вдруг преобразившись в современную Жанну д'Арк, чуть-чуть съехала со стула и потянулась к кнопке сигнализации, которая соединяла банк с полицейским участком. Никто не обращал на девушку внимания. Влажной от волнения рукой она дотронулась до кнопки, но нащупала лишь колпачок. В ту же секунду один из блондинов у двери захохотал, точнее, зашипел, сотрясаясь, как в припадке, и запрокинув голову.
– Мамзель, видать, тоже любит блюстителей порядка, – сказал брюнет, подходя к девушке. – А ну, марш под стол, ложись на пол и положи руки на голову! – приказал он.
Девушка подчинилась и легла, закрыв глаза и прижавшись щекой к полу.
– Начинай открывать, только стеклянную дверь пока не трогай, – велел бандит папаше Эдуару.
Один из блондинов протянул старику связку ключей, и тот начал отпирать замки, убрал решетку и стальные планки.
Все служащие в белых или серых рабочих халатах уже сидели за столами, ни живы ни мертвы от страха. Любое самое простое, повседневное дело давалось с трудом и выглядело так же естественно, как у игрушечных роботов на витрине большого магазина накануне Рождества.
Восемь часов пятьдесят пять минут. Несколько клиентов уже ждали у дверей банка. Выпотрошенные и выжатые воскресными удовольствиями, они пришли пополнить содержимое своих кошельков.
– Смотри не на улицу, а сюда, – велел темноволосый Эдуару.
Швейцар обернулся – гангстер по-прежнему стоял в глубине банка, у боковой двери.
– Но не отходи от стекла, чтобы тебя видели снаружи.
Брюнет подошел к столу, взял кожаную папку и сунул пистолет подмышку.
Оба блондина, невидимые с улицы, держали весь персонал под прицелом.
– Ты, ты и ты, вон там, пойдете вместе с Финбергом и со мной, – объявил брюнет трем служащим с внешностью, вызывающей доверие.
Те вышли следом за директором и темноволосым бандитом из-за перегородки и замерли у входной двери в ожидании новых приказов.
– Можешь повернуться, – сказал темноволосый папаше Эдуару, – и, как только увидишь фургон, действуй по всем правилам.
Справа виднелась церковь. Тяжелые черные полотна на двери словно предупреждали о безвозвратности межзвездного путешествия без космического корабля.
Брюнет подошел к портье, изучая кусок тротуара, где через несколько секунд должна будет разыграться вся партия. Двое прохожих читали прикрепленный на киоске анонс следующего выпуска «Франс-Диманш», обещавший поведать о последних, душераздирающих событиях в судьбе бедолаги Тони.
Оба одновременно обернулись и, посмотрев через матовое стекло на брюнета, чуть заметно кивнули.
Небольшой фургон и сопровождавшие его два мотоциклиста, не доехав до банка, притормозили на красный свет. Им оставалось только переехать улицу и припарковаться у тротуара на углу.
– Теперь дело за тобой, – предупредил темноволосый папашу Эдуара, – и – учтите! – если кому-то взбредет в голову фокусничать, будем стрелять без предупреждения! Усекли?
Ответом ему было напряженное молчание, а загоревшийся зеленый свет позволил наконец фургону и его страже подъехать к банку. Двое сидели в кабине, и трое – внутри, вместе с деньгами.
Шофер остановил машину рядом со входом в банк. Мотоциклисты замерли рядом, не слезая со своих сидений и не заглушая моторов. Самая удобная позиция, чтобы в случае необходимости немедленно начать действовать. Оба расстегнули кобуры и машинально проверили, легко ли там ходят их «кольты» сорок пятого калибра. Шофер и сопровождающий, не отрывая глаз от дверей, ждали, когда появятся месье Финберг со служащими, чтобы, в свою очередь, выйти из машины. Спутник шофера тоже был вооружен.
Они видели, как темноволосый мужчина с кожаной папкой, улыбнувшись, дружески похлопал месье Финберга по плечу, и тот улыбнулся в ответ.
Дверцы фургона, как по волшебству, распахнулись изнутри. Оттуда выпрыгнули два автоматчика.
Третий вытолкнул из фургона тяжелый брезентовый мешок, закрыл дверцы и сразу же заперся изнутри.
На обоих концах запломбированного мешка имелись ручки. Взявшись за них, Финберг и шофер приподняли его с земли.
Охранники и служащие банка выстроились цепочкой до самого порога, где их ждал папаша Эдуар.
Два автоматчика охраняли несущих мешок: один – на полшага впереди, другой – сзади. Оба напряженно осматривались.
Брюнет шел рядом с Финбергом. Он знал, что мешок полон крупными купюрами, и их сумма представлялась чертовски внушительной. Но, поскольку силы охраны порядка насчитывали в общей сложности семь человек (не иначе, как по числу смертных грехов), главарь банды также понимал, что одна фальшивая нота – и начнется дьявольский танец.
Что до Финберга, то он уже ни о чем не думал. Вес мешка пригибал его влево. Любому директору банка известно, что по понедельникам денег всегда больше, чем в последующие будние дни, но на сей раз мешок казался ему еще тяжелее обычного.
Папаша Эдуар уже отошел в сторону, освобождая дорогу, а Финберг, коснувшись ногой порога, втянул голову в плечи.
Брюнет пропустил директора банка вперед, чтобы папаша Эдуар сразу запер за их спиной дверь и не пытался делать глупостей.
Блондины дали спокойно пройти Финбергу с мешком, но охранникам, идущим следом, вдруг показалось, что они взлетают. На каменные плиты пола они рухнули уже безоружными.
– Всем скрестить руки за спиной! Живо! – распорядился главарь, подталкивая вперед папашу Эдуара.
Блондины собрали валявшееся оружие и швырнули мешок за перегородку. Служащие пригнулись, чтобы не получить по голове бесценным грузом, и мешок приземлился у самой боковой двери.
Следом за ним пронеслись блондины: один подхватил мешок, другой распахнул дверь.
Главарь одновременно запер парадный вход и велел всем держаться подальше от окон.
Из всех налетчиков в банке теперь остался он один. Он мысленно отсчитывал секунды, которые потребуются его людям, чтобы погрузить мешок в торговый фургончик с яркой рекламой.
Теоретически мотоциклисты могли увидеть, как мешок несут из переулка к аптеке, и столь неожиданное продолжение его путешествия не преминуло бы заинтересовать их.
Однако оба они слишком увлеченно слушали разговор двух коренных парижан на чисто французскую тему. Один из беседовавших, потрясая свернутой в трубку газетой, схватил другого за рукав.
– Ах, так вам, выходит, плевать, что мой братец живет с вашей женой?
– Этого я не говорил, – спокойно возразил другой.
– Тогда дайте ей развод!
– Ничего подобного я тоже не говорил… Я только сказал вам, что когда-нибудь она вернется домой, вот и все…
Мотоциклисты обменялись улыбками и продолжали слушать двух не на шутку разговорившихся прохожих со все возрастающим любопытством.
– Ох, и насмешили! – воскликнул первый и действительно рассмеялся. – Между прочим, я от нее слышал совсем другое! – Он хлопнул себя в грудь свернутой газетой.
– Позвольте! Рогоносец – не вы, а я!.. Причем рогоносец, отлично знающий свою супругу, можете мне поверить! Повторяю вам: она вернется.
– И вы примете ее обратно? – возопил первый, воздев руки к небу.
Он чуть ли не призывал мотоциклистов в свидетели, но сам нарочно стал так, чтобы из-за него те не могли увидеть, как два налетчика пробежали с мешком к фургончику.
– Я люблю эту женщину. Пусть у нее будет еще куча любовников, но в один прекрасный день она успокоится, – небрежно бросил рогоносец.
Главарь покинул банк, еще раз посоветовав Финбергу и его служащим не лезть на рожон, промчался по переулку и вскочил в торговый фургончик. Секунду спустя тот исчез за углом.
– Ну, вы, по крайней мере, стараетесь не осложнять себе существование! – заметил господин с газетой, направляясь к ближайшей станции метро.
Мотоциклисты с сожалением проводили его глазами. Тем временем в окнах банка появились перекошенные физиономии служащих, а в бронированную дверь отчаянно замолотили кулаками.
Мотоциклисты выхватили оружие и, став одной ногой на землю, одновременно поднесли к губам свои свистки. Почти сразу же завыла сирена в полицейском участке, откуда высыпали крепкие ребята и поспешили к банку.
Маленькая Люсьен уже не лежала под столом. Она призывно махала руками, стоя на батарее отопления.
Девушке было о чем порассказать. На уровне ее живота виднелась голова Финберга. Но думал он не о банке, а о своей жене и представлял себе музыканта с длинными грязными волосами.
Глава 2
Шестой этаж дома на острове Сен-Луи, как бы подернутого патиной веков (хоть плачь от умиления), занимала ничем не примечательная холостяцкая квартира. Правда, огромная кровать под балдахином в этой квартире соседствовала с холодильником, который, в свою очередь, оказался, почему-то, самым лучшим местом для размещения проигрывателя.
Габриэль Бриан спал. Он лежал на животе на кровати, широко раскинув руки, словно его привязали к двум столбам в ожидании допроса с пристрастием. Последняя из покоренных Габриэлем красоток прикорнула на самом краю и тоже спала, свесив вниз одну руку. Похоже, на какое-то время они умерли для всего на свете.
Это был тот кошмарный сон с рассвета до полудня, который, не давая отдыха, более всего удаляет вас от действительности.
По обе стороны кровати на покрытом кафельной плиткой полу стояло по телефонному аппарату – для того, чтобы Габриэль мог снимать трубку, не перебираясь на другую сторону огромного ложа. Он утверждал, что все военные страдают болезнью почек из-за того, что им часто приходится вскакивать с постели по тревоге.
Зазвонил телефон, но ни о каком пробуждении, удобном или неудобном, не могло быть и речи, ибо ни он, ни она даже не повели бровью.
Трезвон не умолкал. Габриэль, уловив из самой глубины сна чуть слышное дребезжание, вцепился в простыню, согнул ногу, примерил широкую ступню к бедру подруги и хорошенько толкнул ее.
Она свалилась рядом с телефоном и, разом соприкоснувшись с прохладной, жесткой поверхностью кафеля и неприятным позвякиванием у самого уха, сняла трубку.
– Алло…
– Это ты, Спартак? – осведомился мужской голос.
– Спарта… что? – пробормотала девушка.
– …так! Спартак!
– Спартак? – повторила она, изумленно таращась на странное убранство комнаты и гору костей и мускулов на кровати.
– Ну да… здоровенный придурок, который, очевидно, сказал вам, что вы – женщина его мечты и что он повезет вас в Норвегию ловить лососей… Как видите, ошибиться невозможно… Ну, крошка, встряхните его, это срочно!
Девушка положила трубку рядом с телефоном и неуверенно поднялась на ноги – вполне приличные, если не считать чуть толстоватых щиколоток.
– Э-э-э! О-о! – крикнула она, хватая приятеля за руку. Даже двумя руками ей не удалось обхватить его запястье.
Она попробовала подергать эту безжизненно болтающуюся длань, чуть не потеряла сознание от натуги и с жалобным стоном отпустила руку, которая тут же упала на кровать.
– Эй ты, врунишка паршивый, тебя к телефону! – заверещала она в ухо Габриэлю.
– Потопчите его, как старую шкуру! – прогнусавил голос в трубке.
Девушка вскарабкалась на кровать и прогулялась по широкой спине кавалера туда и обратно. Широкие плечи и узкие бедра… Тепло кожи под ногами будоражило, словно от стопы к ее бедрам пробежал ток.
Габриэль пошевелил лопаткой, и его подруга, потеряв равновесие, приземлилась среди подушек. Бриан открыл глаза.
– Что, телефон, а?… – проворчал он.
– Похоже на то.
– Из газеты? – спросил Габриэль, протягивая руку к ближайшему аппарату.
– Не знаю, но этот тип чертовски хорошо изучил тебя.
– Ну, тогда это Поль, – заявил Спартак и, зевнув, взялся за трубку.
Бриан все еще лежал, и удобно пристроившаяся на подушках девушка внимательно разглядывала его. Она подумала, что, наверное, Габриэля прозвали Спартаком после того, как вышел фильм с таким же названием. «Воображаю, – сказала она себе, – какую бы он поднял пыль на арене, если бы жил в те времена! Не могу себе даже представить, чтобы какой-нибудь тип исхитрился проткнуть его!»
– Привет, Поль. Мы очень поздно легли… заработались, понимаешь ли…
– Она брюнетка?
– Эй, ты брюнетка? – переспросил Спартак, поворачивая голову.
– Нет, я лысая.
– Она лысая, – ответил Спартак в трубку.
– Ладно, – буркнул Поль. – Хватай-ка свою щелкалку и мчись к мэрии восемнадцатого. Жуткая заваруха – грабанули банк напротив.
– Кто? – спросил Спартак, спрыгивая с постели.
– Очевидно Франсуа Чокнутый, но пока мы ни в чем не уверены. Расскажу на месте. Ну, шевелись – как пить дать, обскачешь своих дружков на десять корпусов!
Спартак повесил трубку и натянул штаны.
– Из газеты? – спросила девушка.
– Нет, но все-таки по делу.
Сумка валялась там, где он ее бросил, вернувшись домой на рассвете – прямо у двери. Покопавшись в ее недрах, он вытащил тяжеловатый фотоаппарат, бросил его на кровать, заменив его маленькой «Лейкой» без вспышки.
Девушка накинула на себя пижамную куртку Спартака, карманы которой висели почти у ее коленей.
– Возьмешь меня с собой? – спросила она.
– Лучше не стоит. Я рискую карьерой, и нечего тебе тонуть вместе со мной.
– О, знаешь… насчет меня…
Девушка только стажировалась и накануне вместе со Спартаком провалила первое свое более или менее серьезное задание: найти Ингрид Бергман, приехавшую в Париж инкогнито.
– Ты могла бы сходить к «Крови-на-Первой-Полосе», нашему дорогому шефу, и втолковать ему, что мы сделали все возможное, но милашка здорово замаскировалась, а когда я уже было собрался сорвать с нее маску, у меня начался приступ малярии и тебе пришлось вызывать пожарников, дабы отвезти меня домой. Иногда женщинам удается сделать из него полного кретина.
– Что ж, попытаюсь…
Спартак накинул на плечи спортивную куртку, в которой его плечи казались еще шире. Глаза у него были серо-зеленые.
– Еще ты ему скажешь, что в уголовной полиции у меня есть друг и что он срочно вызвал меня на суперсенсационное дело, настоящий «эксклюзив», и я с удовольствием оставил в покое Ингрид. Добавь, что для меня это слишком мелкая дичь…
Спартак причесал пятерней каштановую шевелюру и выключил газ под кастрюлькой с водой.
– Кофе варить умеешь? – спросил он.
– Растворимый?
– У меня есть и тот и другой, – торопливо отозвался репортер.
– Ну, я умею делать только растворимый…
Спартак вздохнул, достал банку растворимого, чашку и, заварив кофе, мгновенно выхлебал раскаленный напиток.
Девушка проводила его до дверей.
– Сунешь потом ключ под коврик…
Он вскинул сумку на плечо. В светлых волосах девушки играли солнечные блики. Спартаку помнилось, что ее вроде бы зовут Фабиен, но руку на отсечение он бы за это не дал…
– Научись варить кофе, – почти с нежностью посоветовал он, нагнулся, поцеловал ее в щеку, и девушка прижалась головой к его плечу.
– Если увидишь, что «Кровь-на-Первой» непреклонен, свали все на меня и не мечи икру, – шепнул Габриэль.
– Спасибо…
Журналист ушел, и девушка медленно закрыла за ним дверь. Однако, пробежав несколько ступенек, он одним прыжком вернулся обратно и постучал. Дверь мгновенно распахнулась.
– Главное – не отвечай на звонки, – предупредил Спартак с самым серьезным видом.
Девушка кивнула, и он снова исчез. Габриэль Бриан всегда опасался женских разборок, и ему стоило огромных трудов поддерживать в своем гареме порядок.
* * *
Полицейские, локоть к локтю, оцепили банк, отгородив его от всего остального мира. Отогнать вкладчиков было делом нелегким, и многих все еще приходилось урезонивать.
По приказу шефа Криминальной бригады комиссара Бло Финберг время от времени появлялся на пороге руководимого им заведения и произносил умиротворяющие речи.

О! - Джованни Жозе -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге О! на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга О! автора Джованни Жозе придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу О! своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Джованни Жозе - О!.
Возможно, что после прочтения книги О! вы захотите почитать и другие книги Джованни Жозе. Посмотрите на страницу писателя Джованни Жозе - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге О!, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Джованни Жозе, написавшего книгу О!, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: О!; Джованни Жозе, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...