А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Наумов Юрий

Стихи И Песни


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Стихи И Песни автора, которого зовут Наумов Юрий. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Стихи И Песни в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Наумов Юрий - Стихи И Песни без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Стихи И Песни = 14.93 KB

Стихи И Песни - Наумов Юрий -> скачать бесплатно электронную книгу



Отдавшим сердце рок-н-роллу, я посвящаю песню эту.
Простым солдатам рок-н-ролла,
Которых тысячи разбросаны по свету.
Солдатам рока, тем что не сидят в своем гнезде,
Наперевес с гитарами скитаясь.
Солдатам рок-н-ролла, тем что есть везде,
За исключением разве что Китая.
Солдатам рок-н-ролла,
Отдавшим сердце рок-н-роллу.
Солдатам рок-н-ролла,
Живущим в мире рок-н-ролла.

В мире рок-н-ролла очень жесткие законы -
Кто платит, тот заказывает музыку.
И тот, кто не выдерживает многолетних гонок
В итоге отправляется на мусорку.
Бездарность пробивается, таланты пропиваются,
Забыв свое призвание и старые амбиции.
Вторые номера, что дышат лидерам в затылок,
Как правило уходят в оппозицию.
И пресловутым первым позавидуешь едва ли,
Пробившись к мыслям сердцем и гитарой,
Они свою свободу, пусть в подвале, променяли
На красочный, но все же серпентарий.
Бедные ребята.

Я не умру от скромности, но все ж я честный рокер,
Хотя ошибочно считали, что я - панк.
Я весь в игре, игра здесь посложней чем покер,
Вдобавок ко всему игра идет ва-банк.
Мои партнеры по игре - зубастые акулы,
Но до того, как они меня скушают,
Я все же эту песню допою,
Отдавшим сердце рок-н-роллу, но не продавшим душу.


Что я мог еще сказать ?

Что я могу еще сказать, когда не остается слов ?
Что я могу еще сказать, чем я могу себе помочь ?
Мне остается только превозмочь себя, о да...
Когда не остается слов, я исполняю этот блюз,
Чуть-чуть похожий на мою судьбу,
Напоминающую мне порою чем-то сумасшедший рок-н-ролл.
Рок-н-ролл, ну что же я могу еще сказать ?


Битые яйца.

Битые яйца учат кур.
Битые яйца учат кур,
Но млеет омлет на сковороде.
С кем это было, когда и где,
Кто отворяет ворота пришедшей беде ?

Нас несколько сот, что у самого рва,
Но у нас был насос и мы качали права.
Ниппель был плох,
Я чуть не оглох
От грохота взорванных шин,
И воя сирен патрульных машин.

Собаки уже взяли мой след.
Собаки уже взяли мой след.
Зачем я с надеждой приобретаю календари будущих лет,
Если собаки уже взяли мой след ?

Я не был подготовлен к столкновенью со средой.
Не был подготовлен к столкновенью с окружающей средой.
Но после дождя нас окружит четверг,
И рыбные дни один, за одним,
Навяжут мне пищу, которую я когда-то отверг.

Но я не хочу устраниться - я есть.
И я буду давиться, но я буду есть.
И тем кто увидит меня в слезах,
Я буду врать о том,
Что это мне просто соринка попала в глаза.

В зыбких песках темных времен
Новые списки светлых имен.
Художники будущих дней, в обломитесь так же как мы,
В доме со съехавшей крышей посредине зимы.

Сплавленный лес расплавленных лет.
На сковородке тлеет омлет.
Если ты спросишь с кем это было,
Где и когда, то знай мой ответ
Это со мной, здесь, сейчас и всегда.


Я обманул тебя, мама.
Я обманул тебя, мама.
Я обманул тебя, мама, о да.
Когда-то ты меня спросила:
"Сынок, куда ты собираешься ?"
Я дал тебе ответ, но собирался не туда,
Я собрался не туда.
Я подался не туда.
Я обманул тебя, мама.
Прости меня, отец.
Я
не оправдал твои надежды.
Прости меня, отец.
Я растоптал твои надежды.
Я ушел за истиной, папа,
А истина страшно проста :
Из бездомных щенков
Растут собаки Павлова.
И у меня
теперь все шансы ей стать.

Я был слепой пулей, врывавшейся в души тех,
Кого я любил.
Был рад, когда ранил, но видит Бог,
Что я не мог, я не хотел убивать.

Мне не по силам милая, служить твоей мечте.
Ты мне вложила в руки меч и ожидала со щитом,
Молилась, чтоб не на щите.
Но я вернулся изувеченный, смотри, в руках
И не меча, и не щита,
Чтоб спеть тебе
Вот этот блюз
Простой и вечный,
Как наша боль и нищета.

Я был слепой пулей, отравленной теми,
Кто выстрелил мной.
Но верил: моя траектория - круг,
Я верил в то,
что я,
я возвращаюсь домой.

Я обманул себя, мама.
Я обманул себя, мама, о да.
Когда-то ты меня спросила:
"Сынок, когда же ты вернешься ?"
Я дал тебе ответ, но я вернулся не тогда,
И я вернулся не туда.
Но в этом лишь моя вина.
Не правда ли, мама ?


Сказка о Карле - короле рок-н-ролла.

Карл был добрым парнем, и сердцем чист.
Карл был музыкант, Карл был кларнетист.
Вдохом воздуха, выдохом звука
Жил и шел с нараспашку душой.
Если в племени мало пламени,
Карл был из немногих, кто пламенный.
Он любил свое дело и делал, веря
В то, что от этого всем хорошо.

Карл любил Клару, а Клара - краля.
Глаза как алмазы, губки - кораллы.
Сама так естественна, так натуральна,
Что с нею мораль забываешь на нет.
Но не страдала моралью Клара,
Стерильной душою Карла играла.
И как-то под утро паскудная девка
Украла у Карла кларнет.

Сонный Карл спросонок глядел в свой лорнет,
Тщась отыскать то, чего уже нет.
Осознав значенье утраты Карл вскричал: "Караул!"-
Но на нет суда нет.
И заплаканный Карл шастал в ватерклозет,
Не читал от несчастья вечерних газет,
Все курил и корил, сам с собой говорил,
И чуть было не оказался в crazy'е

Если душно душе, если тошно - то что ж,
На руках есть вены, под руками нож,
Но это выход на случай, если выхода нет,
А что выхода нет - это ложь.
Если небом дан дар, хватит сил и на то,
Чтоб и этот удар, и еще черт-те что
Пережить, и воду святую, которой ты полон,
Донести, тем кто жаждет, кто ею пустой.

Карл рискнул пойти на эксперимент,
Карл нашел в себе силы сменить инструмент.
Влез в долги и купил "Стратокастер" - гитару,
о которой, пожалуй,
мечтает любой.
Он терзал свои пальцы, душу и мозг
Дни и ночи, но он иначе не мог,
И в итоге родил звук, в котором он выместил
Всю свою боль и любовь.

Он трясину потряс,
Тем что грязь втоптал в грязь.
Он угрюмых смешил, а погрязшим мешал.
Взбаламутив тьму мути, он на свет Божий
Из-под ветоши вытащил свет.
Рок-н-ролльная каста расступилась пред ним,
И фанатики клялись, что видели нимб
Над его головой, но дело не в нимбе.
Он был просто несущим насущный ответ.

Сквозь сплетение сплетен, сквозь стены и тень,
День за днем, каждый день, за ступенью ступень,
Карл всходил на престол не ценой преступлений,
Не ради богатства, дарящего лень.
И хотя Карл вне сцены был скромен как кроль,
В кулуарах его прозвали "Король",
Что с того, сто он не коронован,
Коль король рок-н-ролла - коронная роль.

Но жил скрытный, корыстный проныра Кастрат,
Музыкант не удавшийся, он во сто крат
Заколачивал больше, чем мастера,
Чему был разумеется рад.
Он служил тем, кто лжив, он следил тут и там,
Он ходил по пятам, он сидел по кустам,
Он жил стуком ритмичным и сколотил
Состояние на костях.

"Стратокастера" звуков услышав раскат,
К Карлу завистью черной проникся Кастрат
И под старость Кастрату втемяшилась страсть:
Он решил "Стратокастер" украсть.
Но чужими руками он жар загребал,
От чего и ломились его погреба.
Он решил нанять бьющих и грабящих,
Тех у кого только брага да брань на губах.

И Кастрат недолго бродил по дну,
Чтоб найти подонков и сказать им: "Ну !"
В тот же вечер окрыленного Карла
Поджидала у дома урла.
Его долго пинали ногами в живот,
И если он чудом остался живой,
То виной тому Бог, Карл поверил в него.
Вот такие дела.

А Кастрат "Стратокастер"-то спер неспрста,
Он пытался мелодии стричь как с куста.
Думал, дело пустяк, но он локти кусал,
Ведь душа у Кастрата пуста.
Сбившись с сил и сбесившись, он струны сменил,
Но гитара просто трунила над ним.
И запал вдруг пропал, он запил и, вспылив,
Он решил "Стратокастер" спалить.

И когда "Стратокастер" несли на костер,
Карл на костылях тащился в костел,
Его приняли там, усадили за стол,
Предложили постель.
И, уставший от мира принял новый устав,
Что заставил его стать тем, кем он стал.
И теперь тонких струн звенящая сталь
Уже пальцы не жалит, а жаль.

Все на нуль одним махом - теперь он монах,
Он махнул на все и всех послал на х...
Он не ходит теперь в полинявших штанах,
Пребывая в священных стенах.
Вот только хор поет мессы а-ля до-ля-фа-соль,
Сыпля в Карловы раны карло-варскую соль.
Карл чувствует боль,
Вот вся сказка о том, как стал карликом бывший король.

А я был странник в израненной странной стране,
Где продажное "да" и на нет сводят "нет",
Где на тысячу спящих один, что распят
И пятьсот, что плетутся вдоль стен.
Если ты не эстет в ожиданьи гонца,
Лей кастет из свинца и налей-ка винца,
И мы выпьем с тобою
За тех, кто прибит на кресте.


Я не знаю.

Я не знаю,
что я могу еще сказать,
что я могу еще отдать,
помимо песен,
которые пою,
я пою.
Хотя никто не дал мне прав,
но я уверен, что я прав -
одно из свойств, благодаря которым мне не быть в раю.
Но я пою,
хотя порой не вижу смысл,
ведь человеческая мысль
веками тычется о то, что так и до сих пор непобедимо.
И я, пожалуй, кандидат
на то, чтоб стать одним из тех солдат,
что гибнут на войне за свет, который так необходим.

Мне кажется,
жизнь моя будет недолгой,
но я постараюсь успеть.
И я не скажу,
что движим чувством долга,
но я попытаюсь допеть
свой монотонный звук,
и свой не слишком гладкий стих.
Мне не хотелось что б он стих,
по крайней мере до тех пор,
пока не стихну я.
И злоязыкий кто
мне будет долго помнить то,
что я не пел о небесах,
и что не верил в чудеса.
Но пусть
я не спел ни одной доброй песни,
я верил, что делал добро.
Я знал, что молчание - золото,
но я предпочел серебро,
затем чтоб петь.

Я знаю, конечно же кто-то осудит,
и многого мне не простит,
Но просто я видел немало изломанных судеб,
и боль их по капле постиг.
Но я не претендую
быть выразителем идей.
Я иногда любил людей
и просто пел для них
и вряд ли я смогу отдать им что-нибудь еще.





Глоток воздуха.
Он слишком долго был остриженным,
Но пришла пора растить волосы.
Он долго молчал, пока ему
Не приснился собственный голос.
Он знал то, что и все,
И не знал чего и никто.
Но при этом он чувствовал что-то не то.
Он был явно не лучшим из твоих сыновей,
Но не худшим на этой земле.
Он не мог без боли смотреть на свет,
Но от этого он не ослеп.
Он видел лишь то, что видел,
Но его резанул странный вывод,
Что во всем этом есть что-то не то.
Мама, ты вряд ли поймешь эту боль,
Ведь тебе не видать как внутри расходятся швы.
Твой мальчик -
он должен идти в этот бой.
Он не помнит имен
И не видит цвета знамен,
Но он знает на память звуки, которые могут
Помочь на какое-то время остаться живым.
Ты ему предрекала другую судьбу,
Все списав на молодость лет.
Ты стояла за счастье таскать на горбу
Прутья его позолоченной клетки.
Но ему было душно, и он
Просто понял что так жить нельзя.
Он ушел за глотком
воздуха.
И ты можешь увидеть как он идет,
По наклонной скользя.
Мама, прости, если что-то не так.
Твои чаянья стали отчаяньем, но ты не права.
У него все в порядке и только порой
Сердце колотит не в такт.
Он идет по этой земле
И почти не глядит себе под ноги,
И есть риск, что он не успеет заметить провал.
Но даже в случае этого ты не права, мама.
Мама, ты вряд ли поймешь эту боль,
Ведь тебе не видать,
Как внутри расходятся швы.
Твой мальчик,
Он должен идти в этот бой...

Куда течет твоя кровь ?
Я проснулся от холода в промозглый день
При отсутствии денег и наличьи идей,
Из которых самой главной была мысль: "Беги!"
И я вышел за порог и ноги понес,
И меня с тех пор беспокоит вопрос:
А собственно встал ли я тогда с той ноги ?
Куда теперь течет твоя кровь,
С тех пор как ты покинул свой кров ?
У тебя был талант отдачи тепла,
И если кого-то пробирал озноб,
То чаще всего это был дурак или сноб.
Но теперь знобит тебя самого,
И это довольно тревожный симптом,
И вся беда в том,
Что мало кто знает, что будет потом.
А ведь потом - суп с котом,
Который гулял сам по себе
В рамках кастрюли
Но когда я бежал, покинув свой кров,
Я верил в то, что найду приют
В больших городах, среди стен.
Но время идет, и я уж не тот,
И теперь я знаю несмешной анекдот
О том, как уютны холодные стены больших городов.
Так встал ли
ты с той ноги
в то самое утро, когда
ты решил
подчинить свою жизнь
приказу "Беги !"
Но город жизни моей я любил как мог,
Он был чем-то похож на воспаленный мозг.
Я плутал на каблуках по извилинам, ища свой мост.
И, оглядываясь нет ли за мной хвоста,
Я доплелся наконец до своего моста,
И подумал : "Ну вот теперь-то моя совесть чиста."
Но когда я собрался бросаться вниз,
Мне пришла в голову забавная мысль:
"Не вернуться ли мне обратно в родные места ?"
Я вернулся туда, где был мой кров,
И увидел там только огромный ров,
И по самому краю носилось стадо
Запуганных, злых и голодных коров.
И их погонял слепой пастушок,
И от этого пейзажа стало мне нехорошо.
Я ушел бы в шок,
Но успел проглотить порошок.
И я понял,
что когда я решил
подчинить свою жизнь приказу "Беги!",
я поднялся отнюдь не с наихудшей ноги.
Но твои поступки толкутся в ступке
Теми, кто на посту без уступки
Заваривал кашу, заваривал кашу,
Заваривал кашу, заваривал кашу.
Когда же эту кашу подадут на стол:
Сытым по горло - позорный столб,
А тех, кто скажет: "Стоп!"-
Ожидает потоп.
Куда теперь потечет твоя кровь,
С тех пор, как ты покинул свой кров,
Вернулся и снова ушел,
Но теперь навсегда?
Кто теперь сосет твою кровь ?

Мое время.
Оставляя друзей в неразбуженных городах,
Я бежал, унося свое время с собой.
Унося на руках, находя себе путь
По возможности лучше укрытый от пуль.
Я не смог избежать того,
От чего я бежал.
Не заметил стволов,
Мое время принявших в штыки.
Час пробил,
И потом битый час на бегу
Я пытался зализывать раны.
Недобитому времени,
Для которого я собрал урожай в тысячу жал.
Я не смог избежать того,
От чего я бежал.
Незванный гость на чинном обеде,
Явившийся причиной обид.
Приглушенно пой о придушенных душах,
Пока не задушат тебя самого.
Я чувствую - меня хотят убить.
Выходя по утрам из подъездов домов,
Оставляя в капканах клочья надежд,
Я бежал по дорогам, усыпанным битым стеклом.
Где я прятался ночью от холода ветра и смерти.
Истекавшее кровью мое недобитое время,
Мне тебя было мало,
Чтобы видеть как ты истекало,
И увидеть, что ты истекло.
Ты влез в дурную игру,
Где побеждающий бит.
Ори во всю глотку о задушенных душах,
Пока не прикончат тебя самого.
Я чувствую - меня хотят убить.
И вот, однажды, в ясный и солнечный день
Я упал на дорогу, и выпустил ношу из рук.
Я успел увидать только тени тех,
Кто добил мое время,
Тем самым докончил мой круг.
Мое милое, мертвое время, я не терял тебя.
Я пытался тебя донести, и бессилен что-либо вместить.
Если можешь - прости.
Оставляя в капканах клочья надежд,
Я бежал по дорогам, усыпанным битым стеклом.

Я знаю.
Я знаю ветер, что порой в пустынях сеет смерть,
И его зовут за это смерч.
Знаю дождь - небо плачет, небо льет свой душ,
Чтоб отмыть слезами кровь и грязь
С едва спасенных душ.
Я знаю, есть моря, где тепло и только синий цвет,
Там, наверно, ветер носит для меня ответ.
Но пока я не выпитый глоток воды,
Где заря клеймит каленым свет.
Миру - миф, миф слезами упадет с ресниц,
Значит миру снова падать ниц.
Знаю: тот, кто курит фимиам - тот смел,
Ну а кто марихуану - тих.
Нам остается никотин,
Но дым
Спасет только тем, что всем нам съест глаза.
Нас несет на скалу и нет пути назад.
Это все я оставил и от всех остыл.
Я иду в великой из пустынь.
Ты прости нас, златоглавых куполов зола,
Веру в то, что это не со зла.
Да, я слаб.
Однобокий я под Богом был.
Платим плотью за свои умы.
Я лишь нитка из узла.
Бес сильней - в этом ложь и в этом правда зла.
Сколько дней я в бессильи сдавлен весом лат.
Да, я слаб. Я надел их много лет назад,
И теперь мне не поднять весла.
И мне не плыть в моря,
Где тепло и только синий цвет,
И где ветер как ответ на все.
Зря заря раскалила добела весь свет,
Подожгла весь этот белый свет.
Я знаю, я знаю то, что
Я один посредине чернокнижных дней,
Я один посредине белоснежных льдин.
Слушай плач в лед замерзшего глотка воды,
Что не будет больше молодым.

Перекати-поле
Сын империи,
Слишком рано открывший, что это уже приговор.
Пух и перья -
След раненых крыльев,
Слышишь, как щелкнул затвор.
Время меряя по мгновениям прожитым в песне как по годам,
Во что верю я по дороге во тьму, в никуда.
Страстная весна.
Может чудится мне быть беде.
Но никто из нас
Не пройдет босиком по воде.
Значит вновь война
Между всеми пустынями мира и первым дождем.
Мне пора.
Мне дорога одна и туда,
Где пока еще кто-нибудь ждет.
Мама, кто я на этой земле ?
Мама, кто я на этой земле ?
Из нагаданной, из просторной,
Неторной да в сторону, в поле, в овраг.
Тьма атакою,
Тьма раскатами,
Перекати-горе, перекати-страх,
Перекати-боль, перекати-мрак.
И в бреду уже не различая пути,
По земле на которой рожден.
Я иду,
И я буду идти,
До тех пор, пока кто-нибудь ждет.
Как могу, посредине земли, на которой рожден,
Я иду, и я буду идти, до тех пор, пока кто-нибудь ждет.
На земле, пока еще кто-нибудь ждет.
На этой земле.

Путь наверх
В дорогу, за стены за верой,
За теми, кто вырвался вверх.
Не пойман - не вор,
Не продан - не раб,
А раз так, то вперед,
Там наверху, твой корабль.
И только там
Ты капитан.
Твой мозг освещен, и сердце колотит
Свободный и бешенный ритм.
Душа налегке
На взведенном курке,
И там вдалеке
Твоя цель.
И если наемным убийцей не взят на прицел,
Даст Бог, будешь цел.
Но ни шагу назад.
Ведь там, позади,
На тебя расставлены прочные сети,
Прочные сети.
Но что это, плиты, по дороге наверх ?
Надгробные серые плиты.
И вечный огонь пожирает пропан,
Не плачет о тех, кто под ними пропал.
Пропив и продав все, чем было бы можно
Причислиться к лику элиты.
Твой мозг как подмоченный порох,
И сердце - мешок с кровавым желе.
Душа
Как навьюченный грузом ишак,
И тем тяжелей, что тебе нельзя назад ни на шаг,
Только вверх,
Там твоя верфь,
Там твой корабль.
Но пока ты не там,
Ты не капитан.

Последние метры сквозь муки
И все-таки не наступившую смерть.
За выступ цепляются руки,
А все-таки стоило сметь
Вырваться вверх.
Здесь твоя верфь,
Здесь твой корабль,
Которому ты капитан.
Как ты устал.

Стиснуты зубы, роса на глазах,
Но только вперед, и ни шагу.
А там, позади, грязной тряпкой висят
Обветшавшие сети.

- Скажи мне что ты видишь ?
- Я вижу горизонт.


Музыка
Среди одиноких недель
Мне дорог тот день,
Когда полюбила меня лишь одна.
Только она меня может понять,
Нести со мной крест мой до судного дня.
Она лишь способна меня окрылить,
И плакать заставить мою черствую душу.
И жажду способна она утолить.
Ее лишь готов бесконечно я слушать.
Музыка - друг мой единственный.

Стихи И Песни - Наумов Юрий -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Стихи И Песни на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Стихи И Песни автора Наумов Юрий придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Стихи И Песни своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Наумов Юрий - Стихи И Песни.
Возможно, что после прочтения книги Стихи И Песни вы захотите почитать и другие книги Наумов Юрий. Посмотрите на страницу писателя Наумов Юрий - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Стихи И Песни, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Наумов Юрий, написавшего книгу Стихи И Песни, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Стихи И Песни; Наумов Юрий, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...