А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Брейген Джордж

Конан - 51. Клеймо змея


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Конан - 51. Клеймо змея автора, которого зовут Брейген Джордж. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Конан - 51. Клеймо змея в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Брейген Джордж - Конан - 51. Клеймо змея без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Конан - 51. Клеймо змея = 204.46 KB

Конан - 51. Клеймо змея - Брейген Джордж -> скачать бесплатно электронную книгу



Конан - 51


«Конан и клеймо змея»: Северо-Запад; 1999
Аннотация
К морским воротам Херриды на рассвете подошла галера «Орел», на палубе которой стоял могучий киммериец. Конан занял свою каюту на этом небольшом маневренном судне в Аргосе накануне утром – с ветрами повезло, и не успел он осушить пузатый бочонок темного мессантийского, как на горизонте показалась Зингара…
Джордж Брейген
Клеймо змея
(Конан – 51)
(«Северо-Запад», 1999 г., том 51 «Конан и клеймо змея»)
Глава первая
Следом за первым на дворцовые врата обрушился новый мощный удар. Гигантский дубовый ствол врезался в центр ворот, обе половины которых состояли из тесно пригнанных друг к другу обожженных брусьев. Створы устояли, но затрещали и слегка покачнулись.
Порывы ветра все усиливались, точно вдыхая невероятную силу в новые таранные атаки. Черные тучи смыкались над Дворцовым Холмом, и небо приобретало цвет разверстой могилы.
Врата выдержали еще лишь несколько ударов. Потом они распахнулись, обе половины разлетелись в стороны, они были сорваны с петель и снесены напрочь, отброшены от стен. В это же мгновение внутрь вкатились клубы густой серой пыли, в которых металась толпа обезумевших от опасности атлантов.
Все они торопились ворваться в дворцовый двор, поэтому в проеме ворот мгновенно возникла невероятная давка – плотная людская масса сгущалась около прохода, беспорядочно колыхаясь в завихрениях пыли.
Некоторые безумцы пытались преодолеть защитные ограждения с помощью тросов, и кому-то это удавалось сделать, хотя многие обрушивались вниз, не достигнув верхнего края стен. Они срывались, чтобы не подняться уже никогда, – тот, кто падал под ноги такой толпы, мог сразу попрощаться с жизнью, поскольку шансов встать снова у него не оставалось никаких.
Кости несчастных хрустели под ногами их соплеменников, снизу, от земли, доносились вопли и последние хрипы, но никто не обращал на них внимания, думая только о спасении собственной жизни.
Приближалось Великое Наводнение. Холодные волны шаг за шагом безжалостно пожирали столицу Валузии, и каждый стремился прорваться за дворцовые стены, где на вершине Холма чернел мраморный дворец, внутри которого только и оставалось надеяться на спасение.
Цеенор-Зера, Владыка Змеиного Скипетра, смотрел на беснующуюся толпу сверху, из узкого дворцового окна, напоминающего, скорее, продольную прорезь в острой грани кристалла.
До его слуха доносились яростные крики, заглушаемые завываниями безжалостного ветра, несущего тучи пыли. С каждым мгновением небо чернело все больше, и гигантская тень надвигалась на дворец, подобно неумолимой длани, готовой прихлопнуть его, словно навозную муху.
Рожденный во дворце владыки, и сам Цеенор-Зера был призван со временем править плодородной Валузией. Но нет предела вероломству богов! Все чаще властитель думал, что двенадцать богов сговорились между собой и ополчились против царственного народа людей-змей.
Сначала на побережье высадились атланты. Эти смердящие звериным потом дикари вторглись в пределы Цеенор-Зера и захватили валузийские земли, почти не встретив отпора. Змеелюди плохо воевали, они не были рождены для ратного дела, а разводили цветущие сады, строили великолепные дворцы и покрывали затейливыми буквами-графемами страницы толстых книг.
По всему королевству было разбросано множество храмов, огромных, как скала, и маленьких, наподобие охотничьей хижины в лесу. Валузийцы трепетно любили своих богов и более всего почитали семиглазого Цатогуа, ведь именно он сошелся во тьме времен с прекрасной Земелой, и от их союза на брачном ложе и пошел царственный народ людей-змей.
Атланты относились к ним с омерзением. Победители глумились над пленными валузийцами, срывали с них одежды и раскаленными докрасна топорами обрубали руки и ноги. Обезумев от боли, несчастные ползали в грязи, извиваясь всем телом, а гогочущие дикари дергали их за чешуйчатые хвосты и кричали, что снова превратили их в змей.
Но потом пришельцы поняли, что обладают лишь грубой силой, а валузийцы владеют мудростью и многими тайнами жизни. Династии Змеиного Скипетра было позволено жить во дворце из черного мрамора. Как и прежде, в храмах стали совершаться службы, и по жертвенным желобам снова потекла густая кровь черепах. Но и теперь боги словно не слышали печальных песнопений, их не удовлетворили богатые жертвоприношения, и они решили ради своей потехи отдать земли Валузии во власть новой беды.
Первыми заговорили об этом жрецы храма Цатогуа. Сначала шепотом, а потом и в голос они стали сообщать о приближении конца света, о наступлении в самом скором будущем Великой Катастрофы.
И жрецы не ошиблись.
Небеса заволокли черные тучи, напоминающие клубы дыма исполинского пожара. Море, отстоящее от валузийской столицы на расстояние двух дней пути, внезапно вышло из берегов и начало пожирать плодородные земли, принадлежавшие валузийской династии.
Первым делом погибли прибрежные поселения, под водой оказались цветущие сады и многочисленные пасеки – змеелюди считали пчел самым изысканным лакомством, а мед вместе с рыбьими костями и смолой входил в состав особого строительного клея, состав которого хранился в строжайшем секрете.
Следом за пасеками волны поглотили леса. Даже огромные валузийские дубы, вздымавшиеся к небесам как башни, оказались под водой, над поверхностью которой покачивались лишь верхушки их крон. Ветер свирепствовал и гнал ненасытные волны все дальше и дальше вглубь королевства, оставляя за собой лишь вспенивающуюся рябью пустыню.

* * *
… Повернувшись, Цеенор-Зера бросил взгляд на свое отражение в жемчужном зеркале, привезенном ему в подарок послами от владыки королевства Грондар. По обе стороны от полированной жемчужной пластины с волнистыми краями полыхали факелы. Языки пламени раскачивались гулявшим по дворцу ветром, и в неясном мерцающем свете Владыка Змеиного Скипетра видел свое узкое удлиненное лицо, совершенно лишенное растительности. Раньше он всегда любовался собой, ему нравилось смотреть, как переливается чешуя на подбородке и шее – от розового и золотистого цветов к бирюзовому, а порой и малахитовому, в зависимости от падавшего на лицо света. Узкий изящный нос ничем не отличался от человеческого, но тонкая переносица плавно переходила наверху в витой гребень, разделяющий голову надвое.
В мгновения душевной смуты Владыка Скипетра призывал к себе своих маленьких сыновей и гладил их по головкам. Тонкие руки Цеенор-Зера с перепончатыми ладонями скользили по теплым, чуть влажноватым гребням наследников, покрытым изящной росписью золотистых прожилок, и спокойствие постепенно ниспускалось на него, как дар всемогущих богов.
И сейчас, когда толпы атлантов ворвались во двор, властитель Валузии понял, что помочь ему может только прикосновение к своим сыновьям. Он пересек комнату и подошел к одной из треугольных дверей.
В каждом из покоев дворца из черного мрамора таких дверей можно было насчитать восемь, все они были треугольной формы и абсолютно черного цвета. Дворец, снаружи напоминавший кристалл, стоящий на острие, и внутри представлял собой кристалл. Мудрейшие валузийские архитекторы разрабатывали его проект, сохраняя в полном секрете головоломную планировку. Из одной залы можно было попасть в четыре других, но расположенных в разных уровнях. Эти покои соединялись между собой наклонными лестницами-туннелями, а четыре других двери вели в запутанную паутину лабиринта, серпантином проходящего внутри дворца. Незнакомый со всеми секретами скорее сошел бы с ума, нежели выбрался бы когда-нибудь из темных коридоров, скрывавшихся за множеством дверей.
Цеенор-Зера приблизился к мраморному треугольнику, нажал одну из многочисленных змеиных головок – эти медные медальоны с обеих сторон окаймляли грани проема, – и дверь послушно подалась, отъехав в сторону.
– Цес! Зеер! Отец ждет вас! – резким скрипучим голосом крикнул он наверх по-валузийски. – Спускайтесь к Владыке Скипетра!
Атланты запрещали простым валузийцам говорить на своем родном наречии, и только члены правящей династии могли спокойно произносить слова на древнем языке, не опасаясь немедленной кровавой расправы. После того как завоеватели однажды заблудились в лабиринте, они старались не переступать порога дворца-кристалла. Тогда они искали Сокровищницу, небольшую залу без окон, вместившую в себя все несметные богатства Валузии, и Цеенор-Зера приказал сложить сотую часть всех драгоценностей в обыкновенную комнату, представив ее именно Сокровищницей. Атланты сначала обрадовались, обнаружив эту залу, но потом их вождь, черноволосый гигант с голубыми глазами, заподозрил что-то неладное, он приказал своим людям обыскать дворец, и эти атланты сгинули бы в лабиринте, если бы Цеенор-Зера не позволил себе спасти их от смерти. С тех пор во дворце можно было спокойно разговаривать на родном наречии, не опасаясь быть услышанным.
Раздался легкий шелестящий шум, и сверху из своей опочивальни по лестнице сбежали его сыновья, похожие друг на друга как две капли росы.
Иаг-Алта сразу после рождения близнецов с прискорбием сообщил Владыке, что это недобрый знак. Цеенор-Зера тогда вспылил и приказал посадить придворного мудреца в бамбуковую клетку, но вскоре после этого пришло известие о том, что первые широкогрудые корабли атлантов показались у берегов королевства.
Глядя на близнецов, Цеенор-Зера вспомнил свое детство.
«Ты самый красивый… ты самый счастливый…» – шептала ему тогда мать, и ее тонкий, чуть раздвоенный язык так сладко трепетал около его ушка. Полулюди-полузмеи думали, что созданы для радости и блаженства, но боги жестоко посмеялись над ними – в вихре кровавого веселья они сначала отдали Валузию на разграбление жестоким атлантам, а потом бросили в пасть Катастрофе.
Цеенор-Зера стоял перед узким окном и гладил гребни своих сыновей-близнецов. Он не смог бы рассказать им, когда именно началась история царственного народа, когда именно Великолепный Цатогуа сошелся на ложе с обыкновенной девушкой Земелой. Но Цеенор-Зера предчувствовал, что история Валузии может завершиться очень и очень скоро.
Внезапно близнецы вскрикнули от ужаса и прижались с обеих сторон к отцу.
Ошеломляющий удар грома точно расколол могильное небо надвое, и из огромной трещины в небесах вырвались огненные потоки. Молнии обрушились на деревянные постройки, вспыхнувшие в одно мгновение, как сухие листья. Ветер стремительно начал раздувать пожар, и потоки жирного дыма, смешиваясь с пылью, уже заволакивали все вокруг.
Цеенор-Зера почти ничего не мог различить и плохо понимал, что происходит. Невольно он отодвинул от себя сыновей, и его острые овальные ногти в бессильной ярости скользили по черному мрамору, не оставляя, конечно, ни малейшего следа на гладкой поверхности полированного камня. Едкий дым и пыль вызывали у него судорожный кашель, глаза Владыки слезились, но он не мог заставить себя отойти от окна и продолжал всматриваться в серо-черное марево, наполненное жутким воем ветра и яростными криками атлантов, рвущихся на Холм из Нижнего города.
Дворец, словно выточенный из одного колоссального куска черного мрамора в виде многоугольного кристалла, стоял на самой вершине холма. Никто не мог объяснить, как это гигантское сооружение может удерживаться на одной точке, остром угле, в котором сошлись восемь треугольных плоскостей. Но дворец всегда возвышался над городом, вселяя в его жителей веру в священную силу королевской династии.
А сейчас атланты рвались на вершину холма, чтобы спастись от воды, от беспощадных волн, преследовавших все живое на свете. Сначала над валузийской столицей потянулись огромные косяки птиц, улетавших прочь от моря. Потом все стали замечать, что зверье из прибрежных лесов, словно обезумев, бежит вглубь страны, уже ничего более не опасаясь.
У берега была поймана даже огромная черепаха, длина которой составляла почти десять шагов. По наростам на ее мощном панцире жрецы определили, что она провела в пучине вод не меньше пяти сотен лет.
С величайшими почестями черепаху доставили в столицу, тридцать самых крепких валузийцев день и ночь несли ее по дубовым лесам, постоянно поливая морской водой и обкладывая мокрыми водорослями.
Живая черепаха прибыла к храму Цатогуа. Плоская крыша этого храма сейчас была плохо различима Цеенор-Зера из-за дыма и пыли, хотя его строение располагалось совсем недалеко от дворца.
Верховный Жрец собственноручно вырезал черепахе глазки алмазным ножом и раздавил их на жертвенном алтаре Бога-Прародителя. Цатогуа получил и теплой крови, струя которой стекала по каменному желобу так тягуче и долго, что бог, наверное, должен был бы разозлиться от нетерпения. А вот из черепашьего мяса жрецы сварили особый суп, вкушать который дозволялось только посвященным, то есть им самим, дабы не разрушить таинство жертвоприношения. Несколько дней они никого не пускали в храм, даже Владыку Скипетра, не имеющего права и взглядом коснуться священного мяса.
Цеенор-Зера лишь знал, что огромный панцирь пятисотлетней черепахи жрецы положили в храмовый костер. От огня панцирь треснул и покрылся причудливой паутиной кривых линий, по которым Верховный Жрец обязательно должен был прочитать будущее Валузии.
Что именно сообщили трещины, Цеенор-Зера пока не знал. Верховный Жрец, носивший на груди маску Цатогуа – змеиную морду с семью алмазными глазами, таинственно понизив голос, на валузийском наречии сказал, что Бог-Прародитель велел воздвигнуть над храмом большой шатер. Об этом сообщили священные трещины на панцире черепахи.
Вскоре после того, как над плоской крышей взметнулась белая ткань, в храм стали поступать балки и доски, из шатра все время слышался стук топора, но на все вопросы Цеенор-Зера жрецы покорно опускали глаза, не произнося в ответ ни слова.
На крышу не пускали никого из слуг Владыки, и как Цеенор-Зера ни бесился, он не хотел пока открыто ссориться с Верховным Жрецом. Накануне страшного ветра стук стих, и Цеенор-Зера на время забыл об этом. Но сейчас, стоя у узкого окна и глядя, на топчущих друг друга атлантов, он неожиданно вспомнил о таинственном строительстве жрецов. Губы его невольно повторяли заклинания в честь бога, он просил Цатогуа, чтобы тот остановил ненасытные волны у входа во дворец.
Властитель Валузии знал, что атланты никогда в жизни не смогут проникнуть во дворец, им не удастся повернуть огромную мраморную плиту, наглухо закрывающую вход внутрь, и море неизбежно поглотит их. Владыка Скипетра прижимал к себе сыновей, тоненькими голосками бормочущих охранительные заклинания, а сам лихорадочно думал о том, что сегодня с утра не видел никого из жрецов храма Цатогуа. Они еще вечером заперлись внутри во главе с Верховным Жрецом и никого не пускали в храм.
Снова мощный удар грома ошеломил на мгновение Цеенор-Зера, так что он невольно подумал о том, что сама земля уже трясется от страха. Одновременно с раскатом грома черные небеса прорезала ослепляющая вспышка молнии, расходясь в стороны паутиной, как трещины на опаленном панцире пятисотлетней черепахи.
Что же прочитал Верховный Жрец, напряженно думал Владыка Змеиного Скипетра, что же велел делать Цатогуа?
Стрелы молний сверкнули еще раз и еще раз. В эти мгновения становилось так светло, что можно было различить происходящее внизу. В клубах пыли, влетавшей через ворота, толпа атлантов по-прежнему бесновалась у входа в храм Цатогуа и во дворец. Несколько десятков человек таранили ворота храма огромным дубовым стволом, недавно сокрушившим дворцовые врата. Но храмовые створки даже не вздрагивали от яростных ударов, они стояли как скала. Никто из нападавших не знал, что изнутри врата подперты колоссальными глыбами, поднимавшимися специальным механизмом из подземелья и намертво преграждавшими вход внутрь. Существовал еще один вход, к которому вел подземный туннель из дворца, но о его существовании знал только Цеенор-Зера.
Гигантское толстое бревно, огромных размеров валузийский дуб, раскачивался в руках атлантов и обрушивался на врата храма.
Невольная усмешка тронула тонкие губы Цеенор-Зера – даже в эти страшные мгновения он не смог подавить невольной радости от предчувствия грядущей гибели пришельцев, принесших его королевству столько страданий. Ему хорошо был виден при вспышках молний вождь атлантов, тот самый голубоглазый гигант, приказавший обыскивать Дворец в поисках Сокровищницы и в поисках самого главного сокровища – Короны Кобры, сделанной в форме золотой змеи, свивавшейся кольцами вокруг головы одевавшего ее и украшенной доброй тысячью чистейших ограненных алмазов.
Сейчас вождь атлантов командовал взятием ворот храма, его длинные черные волосы развевались по ветру, а громовой голос доносился даже до слуха Цеенор-Зера. Привыкший руководить во время кровавых схваток, варвар мог даже перекрывать крики своих испуганных соплеменников.
– Владыка Скипетра! Смотри, с крыши сорвало шатер! – раздался тонкий возбужденный голосок Цеса.
В очередной раз сверкнула яркая молния, и Цеенор-Зера ошеломленно уставился в окно. При вспышке взгляд его поднялся к храму, над которым в воздух взмывало белое полотнище, до этого шатром возвышавшееся над плоской крышей. Владыка Скипетра даже вскрикнул от неожиданности.
В это мгновение он забыл об атлантах, тщетно атакующих врата, потому, что на плоской крыше, освобожденной от ритуального полотнища, Цеенор-Зера увидел… корабль!
Готовый к плаванию корабль стоял на круглых бревнах, поперечно положенных под его днище! На палубе, защищаясь руками от сильных порывов ветра, находились все жрецы храма Цатогуа! Еще раз сверкнула молния, и Владыка Скипетра разглядел Верховного Жреца, неподвижно сидевшего на носу корабля.
– Отец! Отец! Почему судно оказалось на крыше храма? – взволнованно спросил Зеер. – Разве может оно плыть по воздуху?
– Ах, какой я тупица! – ошеломленно прохрипел Цеенор-Зера, с силой сжимая голову руками. – Жрец разглядел изображение корабля на трещинах панциря, и все это время топоры стучали не напрасно… Но почему Верховный Жрец ничего не сказал мне? Как же будет спасаться Владыка Скипетра?!
Треугольная дверь в глубине покоя отошла в сторону, и в проеме показалось испуганное лицо Земелы, супруги Цеенор-Зера, названной в честь божественной прародительницы валузийского народа.
В этот момент дворец неожиданно покачнулся от сильного подземного толчка, но по-прежнему устоял на острой грани.
Толчок почувствовали и атланты, метавшиеся снаружи, потому что из двора донесся их яростный рев. Что-то кричал их вождь, и его громовой голос перекрывал беспорядочные вопли перепуганных варваров.
– Что происходит? – растерянно возопила Земела. – Что с нами будет?
Она простерла руки к сыновьям, широкие рукава блестящего одеяния соскользнули, обнажив тонкие запястья, перевитые искусно коваными золотыми браслетами. Земела прерывающимся голосом воскликнула:
– Вода! Во дворце появилась вода!
Цеенор-Зера почувствовал, что не может выглядеть растерянным в мгновения опасности. Он нарочито безразлично усмехнулся и ответил:
– На крыше храма Цатогуа нас ждет корабль… Поспешим туда…
Вчетвером они торопливо шли по пустым коридорам дворца – челяди и свите еще накануне было приказано спуститься в подземелье. Цеенор-Зера опасался предательства, он не доверял никому и боялся, что кто-нибудь из его людей впустит внутрь атлантов – еще накануне он был уверен, что варвары предпримут попытку прорваться внутрь мраморного кристалла. Гулкую тишину пустых туннелей нарушали только быстрые шаги царственных валузийцев, шелест их плащей да шуршание змеиных хвостов.
Цеенор-Зера вырос здесь – каждый поворот, каждый темный угол был знаком ему, как собственная ладонь, поэтому правильный путь он нашел бы и с завязанными глазами. Сейчас он вел свою семью к подземному переходу, соединяющему дворец и храм Цатогуа. Внутренний голос подсказывал властителю, что времени остается не так много; здесь, в туннелях, не так слышны были крики атлантов и завывания ветра, но Цеенор-Зера неведомым образом ощущал, как там, снаружи, все сильнее нагнетается напряжение.
Сильный сквозняк гулял и в самых укромных уголках дворца. Колыхались языки полыхающих факелов, горящих вдоль стен туннелей-лестниц, и Владыка Скипетра отмечал про себя, как причудливо ведут себя тени – его собственная, Земелы и близнецов. Тени то вырастали до огромных размеров, то съеживались и совсем исчезали – словом, они метались в полной растерянности так же, как и те, кто их отбрасывал, потому, что гибель одних означала неизбежное исчезновение других.
Наконец они остановились перед маленькой мраморной дверью. Слегка подрагивающей рукой Цеенор-Зера достал из широких рукавов парадного плаща Змеиный Скипетр, символ своей власти над народом Валузии. Мало кто знал, что Скипетр, выкованный в виде двух тесно переплетающихся змей, может в то же время служить и ключом.
Рука Владыки отодвинула в сторону едва заметную пластину на двери, и взору близнецов предстало узкое отверстие.
– Сейчас… сейчас… мы отомкнем дверь и попадем в храм Цатогуа, – успокаивающе приговаривал Цеенор-Зера, вставляя Скипетр в замок. – Жрецы ждут нас… просто дверь иногда трудно открыть из храма… не совсем совершенный механизм… Мы быстро поднимемся на крышу и займем свои места на корабле… Все будет хорошо, Цатогуа не оставит в беде своих детей, Бог-Прародитель позаботится о нас…
Он повернул Скипетр, дернул ручку, и в глазах его потемнело. За спиной испуганно дышали сыновья и супруга, а Цеенор-Зера ощущал, как могильный холод обволакивает его сердце. Дверь не подалась ни на волос после того, как он открыл ее ключом…
Скипетр несколько раз проворачивался в замке, ручка дергалась, но дверь оставалась неподвижна, как ровная мраморная стена, когда Цеенор-Зера яростно крутил ручку. Вход в храм оказался заперт изнутри. Верховный Жрец все предусмотрел, он все прочитал в трещинах на обугленном панцире!
Властитель Валузии повернулся к жене и детям и попытался изобразить улыбку, но неожиданно взгляд его остекленел – из щели у потолка показалось несколько тонких струек воды. Он резко вскинул глаза на противоположную стену и обнаружил, что она уже блестела от сплошных потеков.
– У меня ноги промокли… и у меня… – жалобно пискнули близнецы. – Здесь на полу вода… Отец, скоро откроется дверь?
Губы Земелы дрожали. Ей не нужно было долго объяснять, что произошло с замком и почему дверь, сотни раз отворявшаяся Скипетром, на этот раз не желает ему подчиняться.
Крутая лестница позволила быстро взбежать наверх, и вода сразу перестала чавкать у них под ногами. У первого же окна Цеенор-Зера остановился и жадно посмотрел наружу.
Все пространство вокруг дворца уже было затоплено водой. По-прежнему, озаряя все вокруг, сверкали молнии. Со всех сторон слышались вой и крики атлантов, барахтавшихся по пояс в воде. Они уже не надеялись выломать врата храма, а сражались теперь за право держаться за дубовое бревно. Те, кому удалось забраться на ствол, не позволяли соплеменникам хвататься за него и обрушивали сверху на головы запоздавших удары. Порой бревно переворачивалось, и уже угнездившиеся на нем оказывались с головой в воде, кто-то завладевал пространством, и все начиналось сначала. Вода поднималась…
Сквозь пелену Цеенор-Зера слышал жалобное лопотание близнецов и причитания Земелы.
– Мы будем подниматься по коридорам все выше… моя опочивальня находится на самом верху, и там мы переждем Катастрофу, – дрожащим голосом попытался он успокоить семью.
– А вдруг вода не остановится? Почему жрецы заперли подземный ход? – не выдержала его супруга. – Что будет с твоими наследниками?!
Цеенор-Зера завыл от бессилия во весь голос, и Змеиный Скипетр вывалился из его ослабевшей руки. Символ царственной власти со стуком скатился вниз по ступенькам и с легкими брызгами исчез под водой, заполнившей нижнюю площадку. Падал он достаточно медленно, так что властитель мог бы подхватить Скипетр, но неожиданно для самого себя он не стал этого делать.
«Зачем, – обреченно спросил себя Цеенор-Зера, – зачем мне Скипетр, если не будет существовать Валузия?»
Из дальнего коридора доносились жалобные вопли и стенания. Там по его приказу были заперты вся дворцовая прислуга и стражники, и вода, судя по всему, добралась и туда.
– Нужно выпустить их! – со слезами воскликнула Земела. – Они все захлебнутся! Там кормилица мальчиков! И там моя Эсса, кто же будет прислуживать мне?
– Если я выпущу их, они тоже полезут наверх! Ты помнишь, что покои становятся все теснее, чем выше они расположены? Места для всех может не хватить, а вода ведь может подняться и до порога моей опочивальни!
Верхняя половина дворца была зеркальным отражением нижней и стремительно сужалась к вершине, так что покои Цеенор-Зера напоминали по силуэту небольшую усеченную пирамиду.
– Но там заперт и Иаг-Алта! – продолжала причитать супруга.
– Как я мог забыть! – ошеломленно отозвался Цеенор-Зера. – Как я мог выбросить это из памяти…
Оставив Земелу и близнецов на площадке перед окном, он бросился бежать по наклонному туннелю, не обращая внимания на прибывающую воду. Когда он спустился, вода доходила ему уже до колен, так что нижний край плаща сразу намок, и он почувствовал, как конец царственного валузийского хвоста оказался в холодной воде и свободно плыл за ним, как руль челна.

Конан - 51. Клеймо змея - Брейген Джордж -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Конан - 51. Клеймо змея на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Конан - 51. Клеймо змея автора Брейген Джордж придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Конан - 51. Клеймо змея своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Брейген Джордж - Конан - 51. Клеймо змея.
Возможно, что после прочтения книги Конан - 51. Клеймо змея вы захотите почитать и другие книги Брейген Джордж. Посмотрите на страницу писателя Брейген Джордж - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Конан - 51. Клеймо змея, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Брейген Джордж, написавшего книгу Конан - 51. Клеймо змея, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Конан - 51. Клеймо змея; Брейген Джордж, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...