А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Честность автора, которого зовут Винниченков Владимир. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Честность в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Винниченков Владимир - Честность без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Честность = 147.19 KB

Честность - Винниченков Владимир -> скачать бесплатно электронную книгу


Глава 1
Вера сильно закусила верхнюю, губу и сразу замолчала. С нахмуренными густыми бровями, с которыми сливались черные, злые человечки глаз, она, казалось, что переживала в себе.
Мирон курил, закрывал от дыма левый глаз и обеими руками подкручивал усы к глазам. Но усы, сделанные будто из конского хвоста ржавого цвета, не подвергались никаким его усилиям и упорно торчали, как сами хотели.
- Так вы, значит, хвалите? - Вдруг резко повернулась к нему Вера. Мирон захватил декилькu волосинок, подтянул их к глазам, надул щеки и сказал:
- Хвалю-й.
Он, как обычно, протягивал последние склады, словно пел их.
- Хвалите! Все это и ... даже то, что он заразился? Так?
- Да-а, даже и это-е ...
Вера не сводила с него глаз.
- И когда мальчик окончательно сделается роспутником, вам будет очень приятно? Так?
Мирон мельком посмотрел на Веру.
По лицу ей уже бежала знакомая нервная стройная, начиная возле висков и совпадая в уста. Вера каждый раз с нетерпением закусывали свои тонкие красивые губы, словно хотела сдержать струйку, надоедливые, как муха.
- Что же вы молчите? Так?
Мирон покинул крутить усы, которые сейчас же Выпрямились, как пружины, во все стороны, и из любопытства поглядел на Веру. Вера напряженно ждала.
- Ну, припои-у-стиму, и-к ... хотя, собственно мне не я-ясно; что вас журить. Вы бра-а-тика. Братик пошел в публичной ди-им. Но так как в публичной домах водятся ХВО-оробы, он заразился. Что вас именно журить: то, что истнують дома, или что там водятся ХВО-делай? Или, что бра-аттик достал одну из них?
В открытые калитку вместе с вохким осенним ветром беспорядочно, торопливо запрыгивали волны городского шума, словно спасаясь от кого, кто яростно погнался за ними там на дворе.
С виска у Веры отделилось одно матово-черное прядь и бессильно, вяло рвалось куда-то в сторону. Вера бледной, очень тонкой, к сожалению тонкой рукой небрежно закладывала его за ухо, но волосы выбивались снова.
Мирон ждал.
Вера порывисто поднялась. Нервная струйка очень заметно и быстро сбегала по лицу, будто кто под кожей перешарпував вниз ниточками.
- Я с вами не хочу больше говорить! Действительно, с таким господином, как вы, надо иначе говорить. Теперь я это отчетливо вижу. И как что я когда думала о вас иначе, то ...сейчас так не думаю ... И все ваши идеи, эта "проповедь", не что иное, как сознательная ложь для оправдания своей мерзости и гнусности ... так, гнусности!
Мирон посмотрел на часы. Полпятого.
- Я сейчас иду можете спрятать свои часы. Хочу только вот что вам еще сказать. Слушайте. Дайте Даре покой. Слышите? Ищите себе для своего гарема где инде. Она вас не замечает.А если и замечает: ваши покушения, то только смеется над ним! ..
- Что же вы волну-ю-етесь? - Засмеялся Мирон.
- И не думаю волноваться! Смех ваш не умный. Даша - женщина Сергея ... Понимаете: женщина, а не ... любовница.
- Законодательства-онна ... - Добавил Мирон.
- Да, законная! Сергей брат, а для брата я могу многое сделать это его беспокоит i вообще заставляет несколько предполагать. А это обидно даже ... сама мысль оскорбительна является для его и для Дары. Понимаете? Если у вас нет ни чести, ни семьи, то вторые это должны, и они не позволят каждому лезть с грязными лапами! .. К тому ... Прошу вас слушать внимательно!
- Я слу-ухаю ...
- Кроме того, как вы когда осмилитесь мне или кому иному говорить о наших отношениях в Х., когда я была настолько глупа, что верила вам, когда вы даже посмеете о себе думать ...Да, да! Даже думать. Не бойтесь, я всегда по лицу вашему замечаю что вы думаете. Да, да! Так говорю когда вы посмеете кому либо говорить или даже думать, что между нами есть какие-то отношения, что я без взаимности люблю вас, - я при всех загилю вам такого леща, что вам сделается действительно неприятно. Слышите?
Она бледнела все более и более, Мирон же остановил на ней свои зеленоватые небольшие глаза и смотрел с большого интереса. Один ус ему торчал вверх, а второй вниз. Долго не бритый серо-смуглое лицо выражало то вроде легкой насмешки или сострадания.
- Я вас теперь поняла окончательно, до конца понятна! Первое я не згожувалась, но сейчас вижу, что вы только роспустник, герой пола, перевернутая человек. Поэтому к вам так и тянет женщин. Думаете, их привлекает ваша угловатая физиономия или кошачьи глаза? Ха! Вам это неприятно? Да, вы-некрасивые, сударь! И физически, и еще более морально. И вот это ваше моральное гидоцтво и привлекает к вам дур женщин. Дур, дураков, идиоток. Это всегда было и ...
Послышался звонок. Мирон не торопясь встал и протянул:
- Наша интересно-ава разговор прерывается. Как хотите ...
- Я ничего не хочу! Я только хочу сказать вам ...
Снова позвонили. Мирон быстро вышел в прихожую.
Пришла Даша с каким молодым человеком. Молодой человек был слегка сутулый, ниже и не так крепко сложенный, как Мирон. На нем были плохонькие штаны, одетые, очевидно, на сапоги, отчего ноги казались внизу толще, чем наверху. Поверх черной косоворотки пиджачок. На голове забавной формы фуражку. Без пальто.
- Мы, собственно, на минутку, - сказала Даша, входя в комнату.
- А, и ты здесь! - Бросила Вере. - Вот товарищ хочет познакомится с вами и кое попросить у вас. Познакомьтесь ... Товарищ Тарас ... Товарищ Мирон ...
Говорила Суховатый, несмотря на Мирона.
- А, так это вы Тарас? - Из любопытства посмотрел Мирон на молодого человека и подал ему руку. Тот пробормотал что-то и неловко пожал ее.
Лицо его не выражало ничего особенного: желто-бледное, покрытое салом и черными точками угрей на висках и даже ушах. Глаза мутные, далеко спрятаны, беспокойные, как неуверенно чувствовали себя в глубоких орбита. Единственное, что было в нем интересного, это уста и подбородок. Уста сухие, без изгиб, будто без всяких мудрствования, но с уверенности выдолбленные в лице, проявляли нечто не совсем обычное. Это пидтвержувало и подбородок круто срезанные, упрямое, незыблемое.
Когда Тарас сбросил своего клетчатого фуражки с ты имели длинным лякованим козырьком, лицо его сделалось как длиннее и не таким мрачным.
Ничего не говоря Мирону, он сейчас же отвернулся, подошел к стене и стал рассматривать развешанные этюды и рисунки, словно только для того и пришел сюда. У постели стоял мольберт, повязанная простыней. Мирон подивлявся на Тараса и на мольберт.
- Вы художник? - Не оборачиваясь, резко бросил Тарас, как человек, который чувствует себя неловко, лютиться на себя и не хочет показать этого
- Нет, не ма-аляр - протянул Мирон.
Даша с Верой о чем шептались. Тарас круто отвернулся, подошел к дивану, сел не дивлачись ни на кого, заговорил:
- Я. .. это ... Я к вам по одному делу .. Есть и не дело, а просто ... Ну, словом, я хочу просить вас, чтобы вы познакомили меня с анархистамы. Даша Михайловна ... товарищ Даша (он смущенно улыбнулся и тотчас нахмурился) ... говорила мне, что у вас должны быть связи ... Так вот, мне бы хотелось ... Как что можете ...
Он нервно повел головой и тревожно, несмотря все-таки никому в лицо, оглядел комнату. Потом поднял руку и вытер лоб. В комнате было довольно свежо. Мирон все с той же, то ленивой, не то насмешливой улыбкой смотрел на него, подтягивая одного усы вверх. Но глаза его, как всегда, казалось схватывали каждое движение, каждый звук даже вбиралы их в себя, тут же разрезали и разглядывали. Резвые, твердые ясны, они как-то странно гармонювалы с ленивой, небрежной улыбкой и медленными движениями Мирона.
- С анархо-истамы! - Поезд он второй ус вверх и скосил очи его. - Могу. Вам которых: передильцив, безначальцив, коммуны-и-стов, индивидуалистив?
Тарас остановил на нем свой взгляд и снова забегал глазами.
- Видите ... - Он напряженно начал мняты в руках свою фуражку, очевидно чувствуя все большую неловкость, - мне бы хотелось с теми, которые откидывает ... духовное, СЕБ-то ...душу ... Себ-то, понимаете, какие материалисты ...
Вера наклонилась к Дары и то прошопотила ей улыбнувшись. Даша промолчала. Строго и внимательно смотрела на Тараса своими чистыми темно-карими глазами.
- Они все большие материалисты, - сказал Мирон. Тарас вскочил.
- Ну, нет! ... О нет! Я знаю. У нас в тюрьме были таковы, что, собственно отбрасывала все это так материальное. Вполне отбрасывала ... Одна душа ...
Он вдруг злобно улыбнулся, насмешливо и быстро взглянув в сторону Веры.
От Мирона не спрятался этот взгляд.
- До-ОК .... Могу. А вам это быстро надо?
- Да, я бы хотел яко Мога быстрее. Я уже с первого дня, как из тюрьмы вышел, ищу. И целую неделю, то ... Мне бы хотелось развязать один вопрос ... Мне говорили, что у вас, разные знакомства ...
- Да-а, ТРО-о-хи есть ... Я сам в этом городе месяца два, но ... некоторые связки с анархистамы знайдутся. . .
- Еще бы! - Вдруг громко сказала Вера. - Если вам, Тарас, нужны будут связки с ворами, шулерами, проституткамы, то смело обращайтесь ... - И вдруг, густо покраснев, не окончив и замолчала.
Даша резко повернулась к ней, но увидев замешательство, встала, подошла к окну и забарабанили пальцами по шкли.
Даже Тарас, который сначала ничего не понял, сразу как-то смутился и тоже для чего встал.
Только Мирон остался спокойным, и казалось, что то, что привело в замешательство всех, было сказано не о нем, о ком другой, кого Мирон совсем не знает. Но то, что сказано, ясно ему.
- Простите! - Вскочила Вера и подбежала к нему, с мольбой хватая за руку.
- Уверяю вас, вовсе не хотела, я ничего не думала ... я ...
Мирон засмеялся.
- Ну, о-вот еще! Ничего же плохого вы не сказали ... Вполне правильно: и воры, и шулера ... Очень Нестеренко-о-вни лица ... А собственная сестра - проститу-у-тка ... .
- Но вы не думаете, что я с намерением? Не думаете?
- Ей богу, не ду-имею ... Обидит, конечно, хотели, но не так ... И это не ва-ажно ...
Как только Вера сорвалась со стула, Даша быстро обернулась и, опершись своим стройным большим телом на стол, вопросительно начала смотреть в лица Мирону: остро, строго.
- Но я от своих слов не отказываюсь! - Сердито вскинулась опять Вера. - Повторяю, что вы и среди воров знакомых есть. И даже приятелей ...
- Да-а, даже приятелей, - согласился Мирон и оглянулся к Тарасу: - Как что надо, могу познакомить ... А вы разве из тюрьмы не могли взять явок к анархо-истив?
- Нет, я с ними ругался, они бы не дали, - хмуро буркнул Тарас, который исподлобья, недовирчиво подивлявся на Мирона при разговоры с Верой.
- Я ж не интеллигент, - пояснил он. - Между прочим, вы, кажется, знаете ... Вы с моей сестрой знакомые ... С Олей, панчишницею ...
- Зна-а-ю, она мне много о вас роспови-де-ла ....
Тарас странно сбросил его глазами и снова утер лоб.
- Прощайте, я ухожу! - Вдруг рванулась к двери Вера.
Мирон ничего не сказал, только посмотрел на нее.
- Подожди, вместе пойдем, - бросила ей вслед Даша, aле без особой резвости.
- Нет, я не могу ... До свидания!
И нервно торопливо цепляясь за собственные ноги, вышла из комнаты. Мирон чуть улыбаясь, проводил глазами ее небольшую фигуру с длинной талией и тяжелым черным узлом волос на затылке. Потом обратился к Тарасу.
-До-о-бре ... Я это устройс-ую вам. Да садитесь, чего, стоите ... Садитесь, товарищ Да-а-ро ...
Даша отошла немного от стола.
- Нет, мы также сейчас идем. Мне надо только кое-несколько слов сказать вам.
- Я слу-у-хаю ...
3 под грязно-оливянои облака, трудно надвинулась над горизонтом, вдруг видерлось несколько солнечных лучей, ударило с размаху в окно и залило всю стену, диван, Тараса и темно-золотые волосы Дары желто-оранжевым светом.
Даша быстро обернулась, прижмурила глаза и едва улыбнулась. И лицо ее с нежной детской кругластостю внизу сразу сделалось от улыбки или света прочим, - ясным, нежным.Конечно глаза ее с слегка-удивленным поворотом темных бровей смотрели слишком разумно и внимательно. Нежность ее обычно пряталась только в шаловливо залом уст почуттьових, свежих и невинных, как у детей. Но сейчас вместе с улыбкой эта нежность разлилась по всему лицу, и оно все осветилось теплотой и лаской.
- Я слушаю, Да-Аро.
Она вернулась к Мирона.
- Какой луч, - кивнула она обратно. И вдруг похмурившись, сказала:
- Так я вот что хочу сказать ...
- Простите, пожалуйста ... - Прервал его Тарас, вставая и обращаясь к Мирона: - Вы ничего не будет против, если я затворю форточку? ... Шум там, на улице ... Мне тяжело, я не выношу, очень уши бье, это раздражает ... Или это вам нужно для воздуха?
- Нет, прошу ...
- Сидите, я затворю, - сказала Даша и, перегнувшись через стол, захватила пальцем форточку и закрыла.
- Спасибо ... - Виновато сказал Тарас и снова обратился к Мирона: - Это смешно, правда? Барская болезнь ... Но я не могу ... Более всего шум ... Это меня всегда очень беспокоит ...
- Нервы?
- Да, да! - С благодарной живости подхватил Тарас. - Дyже это .... нервы ... Я вот и робею все так потому, что нервы ... Вы, конечно, замечаете, что я очень, робею и повожусь как дурак?
Мирон засмеялся:
- Вы сами видите, что как дурак, или вам кажется, что мы это думаем?
Тарас не смог сразу ответить.
- Я? ... конечно, я бы хотел, держаться не так, алe ... Я думаю, что вам это кажется глупым, а потому и я тоже ...
- Ну, это неважно. Садитесь и думайте, что нам это кажется очень розу-умним. Как сами думать, так и бу-уде ... Я вас слу-ухаю, Даро.
Тарас некоторое время так же неловко улыбался, потом сразу, словно проглотив улыбку, похмарнив и потупился.
Даша отвела от Тараса глаза.
- Я хочу сказать ... Вам ничего Вера не рассказывала о Коля?
- Нет, рассказывала.
- И то, что он болен?
- И то-э ...
- Значит, вы знаете, что все хотят потребовать от вас объяснений?
Мирон молча, с веселым удивлением поднял брови.
Жесткое, беспорядочно сторчаче волосы, казалось, также удивилось и беспорядочность его почему сделалась еще более заметной.
- Значит, не знаете.
- Это интересно-АВО! вскрикнул Мирон.
- Но с чем же объяснение? Неужели по поводу Ко-о-ли?
Даша строгим, следящим взглядом смотрела на него.
- Вообще, по поводу всего ... всех ваших идей, пропаганды ...
Тарас поднял голову и обратился к Мирона:
- Да, это вы ... верно! ... Это может быть ... Это один из родов автосугестии ... Хм, ... Это вы отчасти верно ...
И Мирон, и Даша посмотрели на него из удивлением.
- Вы это о чем? - Спросил Мирон.
- О том, что вы сказали ... Но это не всегда удается ... не всегда. О, если бы можно было внушиты себе все, что захочешь! ...
Вдруг, заметив удивлены, пристальные взгляды их, застеснялся, виновато забормотал что-то и стал искать фуражку, которого все время сам яростно мняв руками. Заметив и это, поднялся и стал прощаться.
Тогда Даша спокойно, словно имела на это право, взяла его за руку выше локтя, посадила опять на диван и сказала:
- Садитесь и сидите. Вам плохо сегодня. Сейчас вместе пойдем.
Он покорно сел, утер лоб и с грустью согласился:
- Да, сегодня плохо ... Облака эти ... Когда вот так облака, тяжелые мне ужасно не хорошо ... Трудно, душно и вот здесь - показал он на нижнюю часть груди - душит ... Но это ничего ... Вы разговаривайте, - уже проходит ...
Даша еще немного молча посмотрела на него и вернулась к Мирона.
- Да ... По поводу всего ...
Отвернулся и Мирон, пристально рассматривал Тараса. Улыбнулся и обеими руками поднял усы вверх.
- Это интересно-а-во ... Но почему же теперь? Они же и ранище знает-ли эти идет-еи.
Он надул щеки и внимательно искоса взглянул на Даша.
- Они говорят, что теперь это потому, что ваши идеи ..., что вы начинаете распространять ваши идеи среди рабочих и молодежи ... И появляются результаты. Вот и из колье и ...другие ... Вообще, хотят выяснить этот вопрос об организации проституток, свободное хождиння в публично дома и иное ... Если бы это касалось самого вас только тогда бы им не было никакого дела, но вы агитируете и среди рабочих ...
- Я это подтверждаю! - Громко воскликнул Тарас.
Мирон посмотрел на него, ничего не сказал и обратился к Дары.
- Это интересно ... А этот Ко-о-ля ... Он как - просто пошел в публичной дом или с пропагандой?
- Говорит, что с пропагандой ...
Мирон весело засмеялся.
- Это к .. ОК ... Я удовлетворенно o-лений.
- И тем, что он заразился, также довольны? - Не поднимая головы, снова неожиданно буркнул Тарас.
Мирон еще раз внимательно посмотрел на него.
- Ну, это непри-емко ... Но не так важно ... Таким ли-ном, бу-у-где суд ... Я удовлетворенно Елены. Это занятно.
Даша не сводила с его любознательных, суровых глаз.
Мирон, казалось, был искренне доволен. Улыбался всем лицом и в глазах его мелькало что-то веселое, улыбчивый. И когда он так улыбался, лицо становилось каким другим, мягким, простым, притягательным к себе со странным силой.
И вдруг он поднял усы вверх и словно пропел:
- До-б-бре ... Значит вы пришли впереди-и-ты?
Даша слегка покраснела.
- Да, если хотите ... Мне казалось, что нехорошо нападать на неподготовленного. Для самого себя нехорошо, словно крадешь ... Они хотят неожиданно ... Поэтому, кажется, и Вера не говорила. Я с этим не соглашалась заявила, что беру на себя передать вам приглашение, а вместе с тем рассказать о целях его ... Вот и все ... Собрание завтра. У нас.
- Д-о-бре ... А Ко-ля как себя чувствует? Я уже недели две как никого из вас не видел.
- Коля ничего ... Задирокуватий и ничего не боится.
- Вы, кажется, этого не похвала-аете?
Даша словно не слышала, - обратилась к Тарасу и сказала:
- Пойдем?
Мирон улыбнулся, а Тарас зашамотався, нашел у себя в руках фуражку и поднялся.
Но выйти им не удалось.
- Послышался стук выходного дверей чьи-то шаги в коридорчике, и двери Пошли без стука распахнулась. На пороге появилась Маруся, сестра Миронова. Даша видела ее раза два издалека. Тарас же совсем не видел, но каждый сейчас же, не зная даже, что это сестра Миронова, угадал бы это по подобию их лиц. Такая же вугластисть, только змягчена у Маруси, те же широкие твердые губы, та же смуглявисть и глаза, - у Маруси красивее и одкритищи.
Она остановилась на пороге, оглядела всех странным, быстрым взглядом, вдруг беззаботным движением, откинула шляпу назад и вошла в комнату. Одета она была нарядно, даже со вкусом. Красивая, крепко построенная, слегка приплюснутым фигура покачивалась, глаза слишком блестилы, под скулами горел румьянець.
Даша, что отошла уже от стола, опять подошла к нему и уперлась, как ранище, будто готовилась смотреть на то.
Луч на стене давно погас, сумерки ползли из углов.
Тарас также отошел к дивану.
- А! Мару-все! - Весело сказал Мирон. - А я жду тебя со вчерашнего ве-е-Чора ... А дверь надо затворив-и-ты ...
Маруся покорно закрыла дверь и направилась к Дары. Остановившись недалеко от нее, она улыбнулась, кивнула на Мирона головой и заговорила:
- Ждет ... И никаких сибе. Здравствуйте. А это ваш дружок? - Показала она на Тараса, кивнув головой. -Ну, здравствуйте и вам .. Чего конфузитесь? Загуляла я Ронька ... И домой ночевать не пришла ...
- Ба-а-чу ...- улыбнулся Мирон.
И Даша, и Тарас с того момента, как вошла Маруся внимательно следили за ним.
- Видишь? А когда видишь, радуйся ... Чего же гости твои не садятся? Пошли за полбутилкою и закусочкы ... Выпь? - Обратилась она к Дары.
- Нет, я не пью, - спокойно улыбнулась Даша.
- Правда, с благородными не пьют, - пренебрежительно согласилась Маруся и умостиласьна диване, вытянув ноги в ботинках с лякованимы носками.
- Зморилася я здорово ... Да садитесь, чего стоите? - Потянула она за рукав Тараса и заставила его сесть рядом с собой. Тот из неловкости улыбался.
- Знаешь, с кем гуляла? - Небрежно вдруг обратилась к Мирона.
- Нет, не зна-а-ю ...
Маруся на миг остановила на глаза, странно улыбнулась и сказала дальше:
- 3 твоим приятелем ... рмолкиним. На 22 рубля нагуляла в Петрушенко. И катались еще ... А потом спать к нему. Десять карбованчикив от его все-таки заработала ...
Мирон быстро пробежал глазами по Даре и Тарасу. Тарас смутился, а Даша смотрела прямо на Мирона.
- Не веришь, может? Хочешь, покажу?
- Нет, ви-и-рю ...
- Веришь? Хм, .. Ну, хорошо ... рмолкина знаете? - Вдруг повернулась к Дары. И посмотрела на нее и тихо сказала:
- Нет, не знаю.
- Как? рмолкина не знаете? Но с ваших же! Сицилист!
Мирон с улыбкой смотрел на сестру. Она умела правильно произносить это слово, и вообще чисто, говорила и по украински, и по-русски, колиж употребляла жаргон, то только шуткой. Но теперь она не улыбалась и, очевидно, хотела, чтобы слова ее было принято яко Мога серйознище.
- Не слышала ... - Потупилась Даша.
Маруся даже обиделась.
- Ну вот, не слышали! Он же, говорят, из главных у вас. Муженька вашего знает. Смеялся с его страх ... Называл его то так ... Не вспомню. Элейн, что ли ... Почему он его так называл? Га, Мирон?
- Не знаю а-ю ...
- Не знаешь? Хм! Ты не знаешь ... Он у меня все знает, - вдруг обернулась она к Дары; и подняла голову и смотрела на нее. - Все как есть! Даже то чего нет. И меня хочет научит, чтобы я знала. Еографию учим. Как же. В фершалкы меня готовит. Он и книжки все ...
Кивнула головой на этажерку и посмотрела на Мирона.
- Может, неправду говорю? Чего смеешься?
В голосе ее послышалось глухое раздражение.
- Пра-а-ВГУ, правду ... Только раздеться бы надо.
- Без тебя разденемся! А может и не разденемся, а пойдем снова. Что ты мне сделаешь?
- Ничего-о ...
- Позволяет?
Мирон улыбнулся.
- Разрешается-я-й ...
Маруся остановила на нем злобный взгляд, потом резко повернулась к Дары.
- Слыхали? Все позволяет ... Любезный ... И вы думаете, это правда? Думаете, смеется это он от сердца? Врет, все врет, с начала до конца! Я его знаю ... Чего смотришь на меня!Впервые такой видишь? Не впервые, не притворись, брат, не обманешь. Знаем вас. И завтра, и послезавтра пойти и продавать себя. А ты вон там сиди и риса. Ночи сидит как проклятый, рисует чертежи какие, едва по копейке за лист получает, а туда же форс показать хочет. Врешь, не Обдури, видели! "Ты, говорит, для меня и теперь такая же сестра, как и ранище была, и все равно, что всякая другая профессия: или доктор, или столяр, или носильщик. Служишь, мол, также людям, только дураки, мол, не понимают ничего этого ... "А он, мол, розумнищий всех и понял, но в модискы меня все же поставил Нет, шутишь: все равно что шлюха, что модиска? Ну , ГАК не желаю модискою быть, желаю девкой. Взяла тай пошла опять в дом. На, получает, Наташа, свое счастье, как так ... Не нравится: опять взял, во второй город перевез. квартиру из двух комнат вот нанял, Небель купил. Будем жить, мол, вдвоем.
- Хватит, Маруся ... - Не улыбаясь на этот раз устало сказал Мирон. - Нам поговорить надо.
Маруся с живости обернулась к нему. Его тон словно подбодрил ее.
- Хватит? А почему? Я также поболтать желаю. Ты успеешь еще, ты у меня говорун добрый, набалакаешся. Куда спешить? Гости подождут я им еще где-что скажу ... Вас я уже давненько збираюся встретить, - обратилась она опять к Дары. - Чего он слишком часто спрашивает, не заходили вы ... И дела как будто никакой.
И Миром мельком взглянул на сестру и вдруг жестко, резко, словно отрывая слова, произнес:
- Хватит, Марусе. Вигадувать начинаешь. Выспаться надо. Излишне все это. Только.
- А-а! - Злорадно крикнула Маруся, будто только и ждала этого ... - "Хватит!" Задело таки? Шлюси, мол, нельзя трогать таких предметов! ...
- Глупости говоришь. Скучно. Шла бы спать лучше.
- Нет, не крути! Спать я не пойду, слышишь? Не пойду я спать! Гулять пойду, к Ермолкина, Иванченко ... Они лучше тебя ... Так, лучшие, чтобы ты знал! Они меня хоть и девкой, зовут так, просто, в глаза, деньги платят, а ты ... там у себя в душе ... а тут улыбки строе, с доктором равняешь, наукам учишь. Гордость свою замазывают ... Что? Вот в душе стесняешься сейчас перед этими (она ткнула пальцем в сторону Дары) за разговор мой и за всю меня, а дурака строе. Думаешь, когда смеешься, то хорошо? Слабо твое дело, все вижу!Думаешь, не вижу? Думаешь, не знаю, как корчит тебя там в середине? Знаю, хоть ты и скрытный. И не смотри ты на меня таким Сирота казанская! Стыдно? Так гони меня, бей, швыряет меня ногой, чего стоишь?
- Хватит, Маруся, не надо. Излишне все это, - тихо и серьезно сказал Мирон.
- Что лишнее? - Грубо крикнула она.
- Все это, и слова твои и ... твое страдание. Зачем? Не надо. Да еще при посторонних.
- А-а! - Въедливыми улыбнулась она. - Вот так давно говорил! Вот это дело ... Вот это ...
- Пойдемте, Тарас - вдруг двинулась к двери Даша .- А вы, Мирон, извините.
Тарас понемногу встал, потер рукой лоб и одежда фуражку.
Поднялась и Маруся.
- Нет, стойте! Подождите. Он сказал таки свое слово! Я только этого и ждала ... Я давно этого хотела. Ярости, в гневе комедии ломать не так-то ... Стой, теперь говори, зачем брал меня оттуда? Из дома? Зачем? Я просила тебя? Просила, говори? Нет, говори, я просила тебя!
Она все более и более волновалась; щеки уже лихорадочно горели, очи ужасно, неестественно блестилы.
Мирон странным, глубоким взглядом смотрел на нее.

Честность - Винниченков Владимир -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Честность на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Честность автора Винниченков Владимир придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Честность своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Винниченков Владимир - Честность.
Возможно, что после прочтения книги Честность вы захотите почитать и другие книги Винниченков Владимир. Посмотрите на страницу писателя Винниченков Владимир - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Честность, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Винниченков Владимир, написавшего книгу Честность, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Честность; Винниченков Владимир, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...