А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Квози автора, которого зовут Фостер Алан Дин. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Квози в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Фостер Алан Дин - Квози без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Квози = 271.03 KB

Квози - Фостер Алан Дин -> скачать бесплатно электронную книгу



Библиотека Старого Чародея: Сканирование, распознавание и вычитка — Grey Monk
Оригинал: “Quozl”
Аннотация
"Он очень тщательно осмотрел свой наряд, прежде чем выйти из комнаты. Тонкие, почти флуоресцентные синтетические пластинки, которые образовывали кольца вокруг его бедер и верхних конечностей, переливались на свету. Он был облачен в облегающий, но не стягивающий тело цельнокроеный рабочий комбинезон неяркого бордового цвета в черную крапинку. Седьмым пальцем правой руки он поправил небольшой вырез на спине и пошевелил коротким пушистым хвостиком.
Взглянув на себя в зеркало, он заметил, что одна из четырех серег в правом ухе была расстегнута. Он застегнул ее, слегка провернул, и поднял ухо, чтобы убедиться в желаемом результате. Затем поправил цветную косынку на шее, два шарфа, повязанных на каждой верхней конечности, и в завершении, бледно-желтую ленту, перекинутую через плечо и повязанную вокруг талии. Если вы собираетесь обратиться с вопросами к высшим официальным лицам, то лучше всего одеться согласно общепризнанной моде..."
Алан Дин Фостер
Квози
I
Что-то произошло.
Никто на «Последователе» не мог ему точно сказать, что же все-таки случилось, но он чувствовал это. «Что-то очень ненаучное», — отметил он про себя. Несмотря на усиленный тренинг. И что бы это ни было, оно не было подвластно никакой логике.
Он был не одинок в своих чувствах. Какая-то неопределенность ощущалась повсюду: и в циркулирующем воздухе, и в позах таких же как и он Квози. Он расспрашивал всех, кто мог что-то знать. И прямота ответов, которую при нормальных обстоятельствах сочли бы непростительно грубой, сейчас являлась лишним подтверждением всеобщего беспокойства. Все почему-то очень сердились на его вопросы, а он в свою очередь чувствовал себя виноватым, видя реакцию окружающих.
Но ничего нельзя было изменить: каждый на корабле испытывал огромное напряжение.
Он очень тщательно осмотрел свой наряд, прежде чем выйти из комнаты. Тонкие, почти флуоресцентные синтетические пластинки, которые образовывали кольца вокруг его бедер и верхних конечностей, переливались на свету. Он был облачен в облегающий, но не стягивающий тело цельнокроеный рабочий комбинезон неяркого бордового цвета в черную крапинку. Седьмым пальцем правой руки он поправил небольшой вырез на спине и пошевелил коротким пушистым хвостиком.
Взглянув на себя в зеркало, он заметил, что одна из четырех серег в правом ухе была расстегнута. Он застегнул ее, слегка провернул, и поднял ухо, чтобы убедиться в желаемом результате. Затем поправил цветную косынку на шее, два шарфа, повязанных на каждой верхней конечности, и в завершении, бледно-желтую ленту, перекинутую через плечо и повязанную вокруг талии. Если вы собираетесь обратиться с вопросами к высшим официальным лицам, то лучше всего одеться согласно общепризнанной моде.
Бриться еще раз было не нужно. Две широких, выстриженных отметины, видневшиеся из-за 0-образного выреза комбинезона, определяли его принадлежность к элитным разведчикам. А завитушки и причудливые узоры, выстриженные на его черном меху, носили декоративный характер. Пара белых полос, тянувшаяся от физиономии до хвоста, была натуральная и ему не нужно было лишний раз это подчеркивать.
«Надо обязательно заточить лезвие в бритве», — спохватился он. Иначе все труднее будет сохранить изысканно выбритые отметки на тыльной стороне рук. А возможности полностью заменить лезвие нет. Корабль не приспособлен для постоянной переработки вторичных ресурсов, хотя сохраняет при этом наибольшую эффективность при выполнении основных работ. Ведь существует масса первоочередных дел на корабле, для выполнения которых требуется использование приборов инженерного отдела.
А поскольку не исключалась возможность скорой встречи с неизвестной планетой, то для пополнения истощившихся ресурсов нужно было довольно много времени. Наверняка им придется приспосабливаться к абсолютно новому миру.
Кроме того, если верить слухам, существовали какие-то дополнительные проблемы. Так что было не до бритвенных лезвий.
Когда он вышел из комнаты и зашагал по коридору, то с удивлением отметил, что снова и снова продолжает восхищаться панно, которые покрывали стены и потолок. Это была почти безукоризненная имитация дерева Тавок. Он улыбнулся про себя. Сделать салон корабля полностью из дерева было давней мечтой художников и строителей. Идеальное сочетание эстетики и практичности. Однако, это было возможно в скульптуре, но никак не в точных науках.
Сам «Последователь» был из металла, керамики и пластика, но дизайнеры, заботясь о психологической атмосфере на корабле, украсили его настоящим деревом и лучшими репродукциями. Интерьер радовал глаз и вносил покой в душу каждого Квози, так как вполне удалось заменить необходимое для Квози созерцание живого леса.
Миновав жилые кварталы, он продолжал думать о том, как шли дела на других кораблях-собратьях «Последователя», ведь «Летящий-через-Пространство» покинул Квозинию за год до «Последователя». А «Парящий-под-Звездами» должен был выйти в космическое пространство год спустя. И ни у кого из них не было никакой возможности поддерживать связь ни друг с другом, ни с родным домом.
Какое изменяющееся понятие «дом». Теперь он лежал впереди них, а не позади.
По одному кораблю с переселенцами в год; каждый из них был запущен в различные системы для поиска уже населенных миров. Сложилась вполне определенная модель расселения. Однако никто не решался заговорить о том, что же будет с обитателями корабля, если все расчеты окажутся неверными и система, в которую их запустили, окажется мертвой, никем не населенной. Ведь корабли не имели достаточного технического оснащения для повторной попытки. И хотя все это знали, недостатка в желающих на вечно перенаселенной Квозинии не было. Каждый почитал за честь распространять интеллект Квози по всем Галактикам, а умереть при этом считалось самым большим счастьем.
В этот самый момент Смотрящий-на-Карты почувствовал в себе отсутствие силы духа Квози, для чего требовалось срочно посетить святое место и провести сеанс спокойных раздумий. Его недостаток заключался в том, что он считал жизнь намного лучше смерти, несмотря на то, что она могла принести ему славу. Наставники пытались успокоить его, объясняя, что как раз это и было основной причиной, по которой его взяли в разведчики.
«Вы выбрали очень трудную профессию, — втолковывали они ему. — Может случиться так, что у Вас вообще не будет практики. В результате, Вы будете страдать и морально, и физически».
Он завернул за угол, спрашивая себя, когда же могут начаться страдания.
Коридор извивался, напоминая туннель древних Квози. Продолжая идти, он все чище и чаще сталкивался с пассажирами корабля. Встречая Старейшин пятого поколениями обязательно в знак уважения прижимал уши и опускал глаза. Членов шестого поколения, как и он сам, он либо игнорировал, либо встречался с ними глазами, в зависимости от пола или положения в обществе. А молодежь седьмого поколения сама старательно избегала его, чтобы не наткнуться на строгий взгляд, или не получить бесконтактный шлепок.
Он вполне мог воспользоваться транспортом, но предпочел прогуляться пешком, наслаждаясь запахами и сменяющими друг друга пейзажами: Тавок уступал место Ребарлю, а тот, в свою очередь, плавно переходил в темно-бордовые и черные тона Самума. Их запахи острые и сильные проникали в его подсознание, и он понимал, что достичь этого можно было лишь благодаря надлежащему уходу за деревьями.
Пустоту заполнило искусство, оно радовало глаз своими яркими, хотя и поддельными, красками. Какие-то произведения были статичны, а какие-то — подвижны. Смотрящий-на-Карты относился ко всем видам искусства с одинаковым уважением. Большая часть произведений была знакома Смотрящему, но иногда появлялись новые фрагменты, созданные художниками нынешнего поколения. Перед признанными шедеврами он автоматически приседал. Многие были вывезены еще из Квозинии; о них заботились особо, как о священных подарках родины. И хотя их создатели были давно уже мертвы, работы все равно вдохновляли молодые поколения художников на новые картины, скульптуры и композиции.
Он завернул за угол, где послышался шепот и веселый смех. Их было двое; и внимательно рассматривая, он почти натолкнулся на них. Вторгшись в их пространство, он вежливо улыбнулся в ответ. Одна из них была кремового цвета в коричневую крапинку и с коричневыми полосками на мордашке и теле. Ее подруга была чисто бежевая с белыми полосками. Судя по шарфам и выстриженным отметкам они работали в продовольственном сервисе. Конечно, не элита и не из его класса, но очень хорошенькие. А какая самка Квози не была хорошенькой? К тому же они были готовы к капитуляции. Квози вообще отличались своей постоянной готовностью и желанием. Кроме того, в этом деле не предполагалось никакой ответственности за последствия. Ведь здесь, на корабле, не так уж много свободного времени за день, поэтому все оно было посвящено занятиям любовью. Очень открытый взгляд четырех глаз подтвердил его предположение о том, что он может овладеть любой из них. Ему лишь было интересно, насколько их соблазнила его поза, а насколько — его необычная профессия и социальный статус.
Автоматически он взглянул на хронометр, висевший на рабочем ремне. Уйма времени.
Когда со всем было покончено, все трое разошлись полностью удовлетворенные, он — вперед, а они — обратно на работу.
Как и всегда, новые встречи наполняли его свежей энергией. Отметив про себя имена и место работы самок, он был в полной решимости навестить их как-нибудь еще. Возможно, они смогут наслаждаться друг другом несколько дней подряд. Любовь вдвоем, затем и втроем освежила его, внесла разнообразие в монотонную, повседневную жизнь.
Смотрящего не угнетала мысль о возможности сотворить детеныша. За всю историю семи поколений «Последователя» было только два подобных инцидента. Первый представлял собой невинную ошибку при приеме ооцида-контрацептива с истекшим сроком годности. А второй случай беременности оказался, как определил его потом суд, преднамеренным, и за это оба родителя были изгнаны в межзвездное пространство.
Трудно поверить, но так оно и было.
Каждому вменялось в обязанность ознакомиться с материалами о случившимся в третьем поколении. Два Квози нарушили существовавший на корабле закон, ограничивающий возможность произведения потомства. Один случай на семь поколений — это неплохо, но тем не менее всегда следует быть осторожным. Но несмотря на всю предусмотрительность, каждый раз все же сомневаешься. Если ты вдруг окажешься отцом не получившего разрешения родиться эмбриона, то ты вскоре также окажешься один в космическом вакууме.
Это было единственным выходом. Во избежание хаотической рождаемости наказания должны быть очень суровыми. Квози были невероятно плодовиты. Если бы не ограничения, «Последователь» оказался бы чудовищно перенаселен всего через пару поколений. Вот почему такие корабли-поселения пользовались огромной популярностью среди Квози. Там, на их планете, до сих пор существовал запрет на воспроизведение потомства, несмотря на все химические препараты, изобретенные биологами.
Здесь же, на борту, рождаемость была разрешена, но только строго в определенном количестве. Ни одна из только что бывших с ним самок не забеременела благодаря принимаемым таблеткам. Через несколько часов они снова будут готовы к совокуплению, также как и он сам.
Примечательным было то, что символом каждого корабля-поселения была пустая сумка для детенышей.
Как только он вошел в центральное место отдыха, то сразу увидел громадную, сложную по своей композиции скульптуру великого художника, бесценный подарок жителей десятков крупных городов Квозинии настоящим и будущим поколениям «Последователя». Скульптура доминировала над всем остальным, взмывая ввысь до самого потолка. Она была вырезана из целого куска дерева Авельтмар, его ветви и корни были прекрасно обработаны великим Мастером по дереву. Фонтаны били из вырезанных ветвей, а вода стекала в бассейны у самых корней. Повсюду вокруг дерева виднелись скамьи и шезлонги, а их в свою очередь со всех сторон окружали живые растения, за которыми ежедневно ухаживали дотошные садовники. На «Последователе» те, кто заботился о живых существах, имели тот же статус, что и инженеры. И это было оправдано, поскольку положительно влиять на психику было также важно как и управлять моторами, сделанными из металла и пластика, работать с которыми было гораздо проще, чем с умами, сотворенными из плоти и крови.
Квози мог прогуляться по просторной местности или отдохнуть и расслабиться под массивными ветвями изваянного дерева. Здесь можно было поухаживать за хорошенькими самками, побороться или просто посмотреть на воду. В центре ствола Авельтмара были запечатлены сцены из истории Квози, принадлежащие к Четырнадцатой Анархической Эре. Здесь был изображен Квози-воин, одетый в старинные доспехи, вынимающий копье из своего живота. Особенно удались кровь и внутренности из зияющей раны. Изображение было просто потрясающим. Напарнику пораженного воина в этот момент противник отрубал голову; меч уже наполовину вошел в шею, и кровь сплошным потоком лилась из поврежденных сосудов.
Повсюду было одно и то же: фигуры Квози и их Лошади-Дермикуляры, сражающиеся, истекающие кровью, умирающие, раздавленные или растерзанные в клочья воины. Завершала скульптуру репродукция Генерала Тихо-плачущего-Ночами, который давил детей врагов копытами своего Дермикуляра.
Смотрящий-на-Карты остановился (здесь нельзя было не остановиться), чтобы вобрать в себя сцену насилия. Красное дерево Авельтмара, подсвеченное лампами на потолке, очень правдоподобно отразило кровь и вырванные органы. Данная картина была символом духа Квози, успокаивающим и расслабляющим их душу. Отдохнувший и воодушевленный он последовал дальше.
Невдалеке показалась одинокая фигура, на которой были повязаны ярко-синие и зеленые шарфы, и лишь вокруг правого бедра — желто-зеленый. Одет Квози был в зеленый облегающий костюм с голубыми вставками. Его мех, как и мех Смотрящего-на-Карты, был темным, хотя глаза были голубые, а не красные как у разведчика. Единственный ремень, перекинутый через плечо на грудь, удерживал электронный музыкальный инструмент, струны и переключатели которого сверкали от яркого света.
Смотрящий-на-Карты не мог с первого взгляда определить предназначение данного инструмента, но было очевидно, что Поющий-высоким-Голосом шел на работу или возвращался с нее.
— Прошу покорнейше меня простить за то, что осмелился к Вам обратиться, но есть один, хоть и незначительный вопрос, который требует нашего общего внимания.
— Что Вы, что Вы. Вы вовсе и не побеспокоили меня, — ответил Смотрящий-на-Карты соответствующим образом на этот вызов. — Напротив, мне очень неловко, что Вам приходится тратить на меня свое драгоценное время. Вы бы могли обойтись обычной электронной запиской.
— Язык электроники лишен выразительности, — было видно, как Поющий-высоким-Голосом нервничает, переминаясь с одной ноги на другую. — И хотя мне жаль отнимать у Вас время, все же это необходимо.
— Поскольку Вы снизошли до разговора со мной, я с большим удовольствием Вас выслушаю, — Смотрящий-на-Карты принял боевую стойку, выбрав позу Аки: уши повернуты назад и опущены за головой, одна рука поднята для защиты от нападения, другая выброшена вперед для нанесения ответного удара. Он слегка присел, при этом немного приподнял пальцы ног, готовый отбиваться и атаковать.
Поющий-высоким-Голосом выбрал захват Омо, две руки выброшены вперед параллельно друг другу и полу. Такая поза была довольно нетрадиционна, и поэтому смела. Другие посетители старались не обращать на них никакого внимания, отвернувшись в стороны и продолжая вести беседы.
Смотрящий-на-Карты был не слишком доволен местом для поединка: в середине прохода. Поющему-высоким-Голосом следовало встретить его в другом каком-нибудь месте. А сейчас никто не смел покинуть эту площадку до конца боя.
Не теряя времени, он сделал шаг вперед и занес правую ногу для открытого удара. Все было проделано с точностью, и он едва не коснулся груди Поющего-высоким-Голосом. Музыкант попытался левой рукой заблокировать удар. Нога скользнула по груди, а рука слегка задела голень. Произошел первый обмен ударами, после чего оба Квози снова приняли исходное положение.
Смотрящий-на-Карты прекрасно понимал причину этой драки. На корабле каждый не состоящий в браке самец мог совершенно свободно заниматься любовью с любой, не состоящей в браке самкой, и наоборот. Но это вовсе не означало отсутствие ревности среди жителей корабля. И на этот раз причиной явилась одна уступчивая молодая особь с блестящим мехом, которая работала в сельскохозяйственном секторе и привлекала внимание обоих дерущихся Квози. Звали ее Носящая-зеленую-Косынку, и сколько она ни пыталась, но так и не смогла рассеять злобу, которая возникала между разведчиком и музыкантом каждый раз, когда речь заходила о молодой самке.
По правде говоря, Смотрящий-на-Карты был удивлен, что Поющий-высоким-Голосом раньше не спровоцировал такой инцидент. Музыкант слыл субъектом нервным и безрассудным. Смотрящий-на-Карты, наоборот, как и подобает разведчику, был хладнокровен, к тому же он всегда относился к драке как к искусству и сегодня он черпал вдохновение в непревзойденном по красоте дереве, которое возвышалось над площадкой. Он ни за что не уступит. Здесь дело касается принципа. Он ударил сжатым кулаком.
— Скоро я поджарю твою задницу! — рычал музыкант, прыгая и изгибаясь. Смотрящий-на-Карты мог бы с силой поддеть его кулаком, но не сделал этого. Его разжавшиеся пальцы лишь нанесли ложный удар по самой нижней части комбинезона Поющего-высоким-Голосом, в то время как тот раскрутился для нанесения удара ногой. Поэтому ботинок музыканта коснулся выбритого пятна на левой щеке Смотрящего-на-Карты.
Поющий-высоким-Голосом был в хорошей форме и Смотрящему-на-Карты пришлось это признать, после того, как тот снова изменил позицию. Борьба продолжалась. Оба Квози провели серию ударов и ложных выпадов. При этом словесная перебранка имела такое же важное значение как и сами удары.
Проходившие мимо члены экипажа старательно избегали дерущихся. И лишь совсем немногие были настолько грубы, что посмели обратить на них свое внимание. Однако, сами возмутители спокойствия не придавали никакого значения происходившему вокруг.
Смотрящий-на-Карты теперь уже черпал вдохновение из каскада гротескных фигур, преобладающих в оформлении зала, пополнял иссякшую силу из застывших водопадов крови, которые так искусно изобразил художник, что казалось будто кровь вытекает из души дерева. Поющий-высоким-Голосом напевал воинствующие марши, как старинные, так и созданные недавно. Многие из них были знакомы Смотрящему-на-Карты и он ценил высокое искусство своего противника. Ведь Поющий-высоким-Голосом был одним из самых превосходных молодых музыкантов на корабле. Смотрящий-на-Карты часто любовался его творчеством.
Конечно Смотрящий не был так сильно влюблен в Носящую-зеленую-Косынку, как музыкант, но проигнорировать брошенный ему вызов он не мог. Если бы он удалился на глазах свидетелей, его авторитет заметно пострадал бы.
Разведчик ни в коем случае не должен ничего избегать. Проиграй он однажды и в следующий раз другая самка может не проявить интереса к его персоне. И тогда частота любовных утех может упасть с нормальных 4—5 раз в день до одного-двух от силы. А это непростительно. И поэтому у него не было выбора, как только принять приглашение Поющего-высоким-Голосом.
Благодаря своей натренированности, Смотрящий-на-Карты имел преимущества в мастерстве и силе, а Поющий-высоким-Голосом был более гибок и изворотлив. К тому же, как и следовало ожидать от настоящего художника, его речь была тщательно продумана. Смотрящий-на-Карты оценил ее совершенство, несмотря на то, что приходилось парировать удары. И не потому, что он сам неумело использовал оскорбления. Просто он слишком много времени тратил на то, чтобы приготовить все заранее, дабы исключить все неожиданности. А как известно, старые штампы-заготовки всегда выглядят очень убого. Ведь заготовленные впрок слова очень быстро устарели, а предложения были слишком неточны. Поющий-высоким-Голосом стремительно набирал очки по данным пунктам, и Смотрящий тут же понял, что если он и выиграет бой, то лишь в физическом отношении.
Состязание проходило с переменным успехом, и могло случиться так, что длилось бы оно неизвестно сколько времени, если бы вдруг Поющий-высоким-Голосом не рискнул бы провести двойной удар. Это оказалось намного труднее, чем найти нужное остроумное ругательство. Прыжок был хорошо задуман, но выполнить его было под силу лишь классному специалисту. Несмотря на большое желание, Поющий не был таковым. Тем не менее Смотрящий не мог не восхититься его решительностью вести такой бой на ограниченном пространстве коридора корабля.
Поющий впечатляюще провел двойной удар, но для этого ему потребовались все его силы. И в завершающей стадии ему не удалось как следует проконтролировать свои действия. Коготь его седьмого пальца скользнул по левому предплечью Смотрящего-на-Карты, когда тот пытался защититься от удара. Будучи не способным правильно завершить сванг, Поющий-высоким-Голосом не мог не поранить кожу под темным мехом своего оппонента.
Смотрящий-на-Карты, несмотря на случившееся, даже не вздрогнул. Он увидел, как алая кровь запенилась по шерсти. В одну секунду перед глазами возникла красная пелена, что означало приступ дикой ярости, с которой каждый Квози, уже начиная с самого детства, должен был бороться, чтобы ни в коем случае не позволить ей затмить разум.
Приземлившись на обе ноги и лишь слегка покачнувшись при этом, музыкант принял стойку для нанесения последнего удара.
— Вены в твоем горле окостенеют как эти ветви дерева Самум, твоя кровь превратится в воду… — прохрипел Поющий, но тут же замолчал, увидев настоящую кровь, струящуюся по руке соперника. Смотрящий-на-Карты принял оборонительную позу, при этом попытался быстро прикрыть рану шарфом. Но не успел. Поющий-высоким-Голосом уже заметил кровь. Он весь напрягся, крепко скривил губы, но тут же принял смиренную позу: склонил голову, опустил вперед и вниз уши, сложил пальцы рук в знак раскаяния о случившемся. Едва сдерживая гнев, он произнес:
— Я пролил Вашу кровь и поранил плоть. Мне очень стыдно перед Вами.
С этими словами музыкант опустился на одно колено, при этом нижняя часть туловища коснулась каблука его длинного ботинка.
— Мое поражение как ночной кошмар, — снова произнес он.
Несмотря на победу. Смотрящий-на-Карты чувствовал себя очень виноватым:
— Я приношу Вам массу извинений за случившееся. Он знал, что теперь встретиться с Поющим-высоким-Голосом в ближайшие дни будет невозможно.
Извинения Смотрящего-на-Карты лишь усугубляли и без того тяжелую обстановку, но ничего другого не оставалось. Он поплатился за свою неповоротливость, и это навсегда оставит неприятный след в его душе.
— Но это еще не все. Мы ведь не закончили, — буркнул Поющий-высоким-Голосом. — Я опять брошу Вам вызов за нее.
— Не имеет никакого значения. Вы все преувеличиваете. И кроме того, Вы ведь выигрывали. Жаль, что все так вышло.
— Нет, ошибку допустил я. — Музыкант встал, выдержав длительную паузу со смиренным выражением на лице. Он был не в состоянии поднять глаза на соперника.
— Я не слишком хорошо владел этим приемом и мне не следовало его применять. Я позволил ярости и амбициям завладеть мною.
Больше это никогда не повториться.
— Да, в другой раз все может пойти по-другому. В то время как в голосе Смотрящего-на-Карты слышалось сожаление, его стойка говорила о другом.
— Как это мудро с Вашей стороны, — сказал задыхаясь от гнева Поющий-высоким-Голосом, и повернувшись, тяжелыми шагами зашагал по коридору.
Смотрящий-на-Карты дождался, пока толпа проглотила его соперника, и сам продолжил прогулку. Все-таки хорошо, что музыкант неудачным приемом поцарапал его до крови. Ведь, что касается словесного уровня, то он лидировал безоговорочно.
Сотни лет назад ни одна потасовка не закончилась бы таким промахом. Тогда все удары были настоящими, а не ложными, и драка не прекратилась бы из-за какого-то там кровотечения. В то время выбивались глаза, дробились зубы, ломались кости. Таковы были традиции предков Квози. И это так часто отражалось в искусстве.
Ведь, к сожалению, такой образ жизни был единственным надежным способом борьбы с феноменом плодовитости Квози. Природа посылала им болезни и голод, но в конце концов только сами Квози были в состоянии справиться с проблемой перенаселения. Они выбрали войну. Столетия войны. Смерть ради жизни.
Затем появились методы искусственного контроля за рождаемостью. Книги Шамизин, осветившие жизнь Квози абсолютно новым светом, учения Находящегося-всегда-Рядом и других великих философов.
Теперь Борьба не запрещалась, но бой стал ритуальным искусством, а не организованным убийством. Победить можно было почти деморализовав соперника, почти его убив, почти порезав. А войти в более близкий контакт с противником, проникнуть в его мех, дотронуться до кожи означало потерпеть поражение не только в поединке, но и в статусе.

Квози - Фостер Алан Дин -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Квози на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Квози автора Фостер Алан Дин придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Квози своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Фостер Алан Дин - Квози.
Возможно, что после прочтения книги Квози вы захотите почитать и другие книги Фостер Алан Дин. Посмотрите на страницу писателя Фостер Алан Дин - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Квози, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Фостер Алан Дин, написавшего книгу Квози, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Квози; Фостер Алан Дин, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...