Загрузка...
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

На его загорелом лице играла счастливая улыбка. Казалось, что одуряющая жара только придает ему настроение.
– Привет, Сьюзен. Я подумал, что неплохо бы заглянуть к вам, посмотреть, как вы тут устроились. Не помешал?
Манкриф не был красавцем, но он умел одеваться и, главное, носить одежду, и оба этих качества делали его элегантным и обаятельным.
Он был высок и широкоплеч, правда с уже намечающимся брюшком. Его руки, похоже, совсем не знали покоя. Он постоянно двигал ими, хватал невидимые предметы, жестикулировал, подчеркивая важность того или иного сообщения, или просто откидывал со лба прядь волос. Последнее он делал особенно часто. Волосы у Манкрифа были густыми, черными, с едва заметными серебристыми прожилками на висках и доходили почти до плеч. Необычным был взгляд его карих глаз, беспокойный и требовательный. Казалось, Манкриф все время что-то ищет и не может найти. Этот бегающий, назойливый взгляд никак не вязался со счастливой и доброжелательной улыбкой.
– О, мистер Манкриф, – пробормотала Сьюзен.
– Нет, нет, зовите меня просто Кайл, – ответил он мягким тенором.
– Э-э, – замялась Сьюзен. – Входите, пожалуйста.
Как только Манкриф вступил в заваленную вещами комнату, из кухни донесся голос Дэна:
– Кто это там приходил?
– Дорогой, это мистер Манкриф Кайл пришел, – ответила Сьюзен.
Кайл Манкриф был основателем, президентом и одновременно исполнительным директором фирмы «Парареальность». Он лично летал к Дамону Санторини в Огайо и уговаривал его перейти в «Парареальность», предлагая ему зарплату в три раза большую, чем ту, которой его заманили и удерживали в лаборатории ВВС на базе «Райт-Паттерсон».
В дверном проеме показалось встревоженное лицо Дэна. Увидев Кайла, он выскочил навстречу ему, словно новобранец к неожиданно нагрянувшему генералу.
– Машина не заводится, – отрапортовал он. – Никак не могу дозвониться до какой-нибудь мастерской. А тут еще…
Дружеская улыбка Манкрифа стала еще шире.
– Пустяки! – Он махнул рукой, перебивая Дэна. – Я предполагал, что у тебя сегодня будет забот полон рот.
– Извините, я, наверное, опоздаю на работу.
– Не переживай, после переезда это неудивительно.
– Черт подери, я так не люблю опаздывать! – проговорил Дэн.
– Ерунда! – весело воскликнул Кайл. – Оставайся дома и приведи все в порядок. После обеда можешь выходить. Договорились? – Манкриф радостно рассмеялся. – Зайдешь для начала в отдел кадров, представишься, а я предупрежу начальницу, чтобы не ждала тебя раньше полудня.
– Как только заведешь машину, отвези Анжелу в школу, – вставила Сьюзен.
Взгляд Манкрифа метнулся к юной Санторини, почти такой же высокой, как и ее мать.
– О, привет, Анжела. Не помнишь меня? Нет? Да это же я приезжал к вам в Дэйтон. Вспомнила?
Поджав губы, девочка опустила голову и придвинулась к Сьюзен.
– От меня можно не прятаться, – засмеялся Манкриф. – Могу отвезти тебя в школу. Хочешь?
– Правда? – Лицо Сьюзен просияло.
– Конечно! – ободряюще воскликнул Кайл. – Всегда пожалуйста.
– О, вы нас очень обяжете, – смущенно проговорила Сьюзен.
– Да ну, что вы. Это же по дороге. Школу я знаю так же хорошо, как собственный кабинет. «Парареальность» вкладывает в нее денег больше, чем администрация графства. Чего стоит только одно оборудование для обучения с применением виртуальной реальности.
– Благодарю вас, мистер Манкриф, вы очень любезны, – проговорил Дэн.
– Кайл, – мягко поправил его Манкриф. – Оставь ты наконец эти формальности. И ты тоже можешь называть меня Кайл. – Он ткнул толстым, как ствол пистолета, пальцем в Анжелу. – Ну, так как, юная мисс, вы позволите мне отвезти вас в школу? – спросил он. Анжела с сомнением смотрела на Манкрифа. – Ты ездила когда-нибудь в автомобиле с опускающимся верхом?
– Давай, дочка, беги умывайся, и мистер Манкриф… – Сьюзен улыбнулась и тут же поправила себя: – Кайл отвезет тебя в школу.
– Все твои подружки побледнеют от зависти. «Ну и крутой же парень у тебя», – скажут они, – пошутил Манкриф.
Анжела неохотно двинулась в ванную.
– У вас прекрасная дочка, – произнес Манкриф.
– Как же мне найти хоть какую-нибудь мастерскую? – Дэн в задумчивости покусывал губы.
– Зачем? – весело воскликнул Манкриф. – У меня в багажнике лежат провода, прикури от моего аккумулятора – и дело с концом. Пошли. Да, – спохватился он, – если тебе нужна машина, на пару дней можешь взять в аренду любую. Компания оплачивает такие расходы.
Дэн неуверенно произнес:
– Если бы этот проклятый аккумулятор держал заряд, я бы сам отвез Анжелу в школу.
– Да брось ты, – махнул рукой Манкриф. – Вот заладил. Оставайся дома и помогай жене разбираться. Не переживай, все нормально.
Сьюзен хотела сказать Дэну, чтобы он ехал на работу. Раз он придает своей новой должности такое значение, это было бы лучше, чем путаться у нее под ногами. Ну чем он здесь мог помочь ей? Но и отвергать просьбу Манкрифа ей тоже не хотелось – обидится еще, чего доброго.
– Да? Ну ладно, – пробормотал Дэн. – Благодарю вас.
– Ну, пойдем, попробуем завести твою машину.
Когда они вышли, из ванной показалась Анжела. Она просто сияла от удовольствия.
– Я видела его машину, – тихо проговорила она, закатывая глаза от восторга. – Через окно ванной. Мам, она такая клевая! Ты бы только посмотрела. Новенькая, вся блестит, верх откинут.
Сьюзен тут же подумала, что нужно бы не забыть повесить занавески на окна ванной. Она замотала головой и едва не застонала. «Господи, сколько еще нужно сделать!»
Минут через пятнадцать двигатель старенькой «хонды» Дэна огрызнулся и затарахтел. И почти одновременно с этим от дома отъехал светло-зеленый «ягуар».
В комнату вошел Дэн.
– Прекрасный человек этот Кайл, – сказала Сьюзен.
– Да, он производит приятное впечатление.
– Пойду покормлю малыша, а ты пока разбери здесь все и отнеси на кухню. В этих картонках в основном посуда.
– Хорошо, – ответил Дэн.
По его бесцветному голосу Сьюзен догадалась, что мужа что-то беспокоит.
– Что-нибудь случилось? – спросила она.
Брови Дэна сдвинулись:
– Джэйс ожидает меня сегодня утром.
– Ничего с твоим Джэйсом не случится. Подождет несколько часов.
– Да, наверное, – неуверенно произнес Дэн.
– Ну позвони ему и скажи, что придешь после обеда.
– Бесполезно, он никогда не берет трубку.
– В таком случае пусть ждет, – отрубила Сьюзен.
Дэн кивнул. Вид у него был в этот момент совершенно подавленный.
Сьюзен подхватила плетеную корзинку с Филипом и направилась на кухню. За годы жизни с Дэном она поняла, что иногда супругам полезно некоторое время не видеть друг друга.
На залитом солнцем бульваре, ведущем к школе, росло множество самых разнообразных пальм. Некоторые из них Манкриф знал и говорил их названия Анжеле.
– А вот это – королевские пальмы. Смотри, какие они высокие и прямые.
– Да они тут все одинаковые, – возразила Анжела.
– Ничего подобного, – сказал Манкриф. – Пальмы такие же разные, как и люди. Ничего, пройдет немного времени, и ты сама научишься их различать.
– Здесь, у вас во Флориде, ужасная жара.
– А мне кажется, что Флорида – самое лучшее место на Земле, – сказал Манкриф. – Ты просто жила там, где холоднее. Это не страшно, к погоде ты привыкнешь быстро. Подожди немного, она тебе еще понравится.
– Может быть, – неуверенно ответила Анжела.
– Здесь можно круглый год купаться.
– Я плавать не умею.
– Не умеешь плавать? – удивился Манкриф. – Ерунда, я уверен, что еще до конца семестра ты будешь плавать, как дельфиненок.
Анжела не ответила.
Манкриф посмотрел на нее:
– Энжи, а ты любишь играть в какие-нибудь игры?
– Ну, в некоторые – да.
Манкриф улыбнулся:
– Я знаю много игр, в которые любят играть девочки. Ты с ними скоро познакомишься в школе. Думаю, что и тебе они тоже понравятся.
3
Ровно в половине первого Дэн подъехал в своей гремучей «хонде» с новеньким аккумулятором к стоянке. Прямо перед ним стояло здание, в котором размещалась «Парареальность». Оно ему не понравилось.
От фирмы, задумавшей пустить по миру Диснейленд, Дэн ожидал много большего. Сидя в машине, он недоверчиво рассматривал неприглядное одноэтажное шлакоблочное строение, выкрашенное в игривый светло-желтый цвет. Полупустая стоянка поразила Дэна. «Может быть, сегодня какой-нибудь праздник?» – подумал он. Вроде бы ничего быть не должно. Напротив входа он увидел «ягуар» Манкрифа. Кроме него на стоянке было всего восемь машин, больших четырехдверных седанов, на многих из которых красовались яркие рекламные плакатики прокатных фирм. Дэн заметил, что верх «ягуара» Кайла все так же откинут, а ячейка, в которой он стоит, в отличие от других, имеет крышу из тонкой рифленой фольги. Остальные машины жарились на ослепительном флоридском солнце.
Придя к выводу, что должность дает определенные преимущества, Дэн поставил свою «хонду» в одну из пустых ячеек и принялся гадать, где же прячут свои авто остальные сотрудники «Парареальности». Его размышления прервал приветливый голос:
– Здорово, приятель.
Дэн повернулся и увидел вышедшего из здания грузного мужчину в голубой форме охранника.
– Должно быть, ты и есть Дамон Санторини, – спросил тот, подходя к машине.
– Да, это я, – подтвердил его догадку Дэн и вышел из «хонды». – Дамон Санторини, или просто Дэн.
– Здорово, – повторил охранник и протянул Дэну левую, единственную руку. Лицо у него было красным и круглым, как спелое яблоко, а голова напоминала яйцо, тупой конец которого оброс бобриком густых, как на швабре, рыжих волос. Маленькая мятая фуражка все время съезжала набок, а когда сидела прямо, то напоминала курицу, уютно расположившуюся в просторном гнезде.
– Старина Джэйс мне о тебе все уши прожужжал. Я весь день сегодня только и делаю, что жду, когда же ты приедешь.
Дэн смущенно пожал руку охраннику.
– Пришлось повозиться с машиной, – промямлил он.
– А меня зовут Джо Ракер, – весело произнес охранник и многозначительно подмигнул: – Друг моего друга – мой друг.
Назвать Джэйсона Лоури давнишним приятелем Дэна было бы сильным приуменьшением. За время учебы они сдружились накрепко, если не сказать «сроднились», и с тех пор практически не расставались. После университета они оба работали на военно-воздушной базе в Дэйтоне.
Джэйс был гением, он легко подхватывал новые идеи, а на их основе генерировал другие, еще более блистательные. Его считали выдающимся специалистом в области виртуальной реальности, постоянно ждали от него очередного крупного открытия, и Джэйс всегда оправдывал эти ожидания. А Дэн всегда находился в его тени. Тихий, скромный трудяга, он был одним из тех, кто своим упорством заставлял великолепные идеи Джэйса работать. Дэна сильно удивило то, что охранник так одобрительно отзывается о Джэйсе. Тот отличался от остальных не только своей гениальностью, но и крайним недружелюбием, он обладал поразительной способностью быстро наживать себе врагов. Однако охранник, казалось, действительно испытывал к Джэйсу симпатию. «А может быть, это его обычная манера разговаривать?» – подумал Дэн.
– Ну, пошли, – произнес Ракер. – Я провожу тебя.
От входа в здание Дэна отделяло не больше двадцати метров, это расстояние он преодолел бы в несколько секунд, но ему было неловко отказывать дружелюбному охраннику, который вдобавок оказался хромым. Дэн кивнул, взял с заднего сиденья пиджак и, заперев старушку «хонду», медленно пошел вслед за Ракером.
– Значит, вы с Джэйсом приятели? – спросил он.
– Не то слово, – улыбнулся охранник. – Если бы не этот чертяка, мне бы здесь никогда не работать. Да ты сам подумай, кому нужно вызывать из Северной Каролины какого-то старого хрыча, да еще без ноги и без руки? – ответил Ракер и весело рассмеялся.
– Выходит, эту работу нашел вам Джэйс?
– Точно так, дай Бог ему здоровьичка.
– А как… – Дэн замялся, но Ракер, заметив его неловкость, сразу ответил:
– В аварию попал. Ехал на мотоцикле, причем трезвый, а тут вдруг из-за поворота вылетает грузовик. Здоровущий, зараза, аж жуть. Всего меня перемолотил, врачам пришлось даже отнять одно легкое. Не знаю, как я вообще выжил.
Они наконец-то добрались до двойных дверей главного входа. Дэн посмотрел сквозь тонированное стекло и подумал, что внутри сейчас, наверно, прохладно и тихо.
– Да, ну ладно. Спасибо, Джо, – сказал он и надел свой тяжелый темно-синий блейзер.
– Хочу тебя предупредить. – Ракер взял Дэна за рукав. – Наши ребята, ну те, кто здесь работают, все ставят свои машины за зданием.
– Извини, я не знал.
Дэн хотел было повернуться и идти назад, к своей «хонде», но охранник остановил его.
– Да брось ты, не рвись. Сегодня я присмотрю за ней. Но завтра тебе лучше припарковаться там. – Он махнул единственной рукой и широко улыбнулся.
– Большое спасибо, Джо.
– Не за что, доктор Дэн. Если тебе что-то понадобится, подходи ко мне, не стесняйся. Друг Джэйса – мой друг.
Дэн удивился преданности охранника Джэйсу, который, как он предполагал, едва ли соизволит хотя бы крикнуть «Привет» полуграмотному мужику. Дэн на секунду задержался у входа и осмотрел себя в зеркальной двери. Все было в порядке, идеальный пробор в гладко зачесанных волосах, отлично завязанный галстук, пиджак без единой морщинки. «Рубашка помята, но под пиджаком не видно. Нормально. Можно входить», – подумал Дэн и, сделав глубокий вдох, решительно толкнул дверь. Через секунду он уже шел по уютному прохладному холлу «Парареальности».
Тихо работали кондиционеры. На одном из удобных диванов у стены развалясь сидели двое мужчин. Дэн мельком оглядел их костюмы и сразу определил: «Коммивояжеры». Один из них впился глазами в рекламную брошюру, другой нервно курил, хотя, как успел заметить Дэн, в холле не стояло ни одной пепельницы, а на каждой стене висел плакат «Не курить». В центре холла находился большой резной стол орехового дерева, за которым сидела немолодая и некрасивая секретарша. Она была полновата и похожа на добрую бабушку; волосы с сильной проседью, дряблая кожа и простенькое платье. Изящная, тонкая серебряная цепочка на морщинистой шее только подчеркивала ее старость. «Интересно, они тут что, специально набирают одних только убогих?» – мелькнула в голове Дэна странная мысль. Видя приближающегося Дэна, секретарша улыбнулась.
– Я – Дэн Санторини, – сказал он.
– Очень приятно, – ответила секретарша. – Вики Кессель ждет вас.
Дэн уже знал, что Виктория Кессель – это начальник отдела кадров «Парареальности», он не один десяток раз говорил с ней по телефону. Она даже помогла Дэну найти этот дом, подальше от центра города. Но если с Манкрифом Дэн встречался задолго до перехода в «Парареальность», то Вики Кессель он еще не видел. Бабушка-секретарша указала на двойные двери позади себя.
– Кабинет Викочки находится слева по коридору. Самая первая дверь, – проворковала она.
Бормоча слова благодарности, Дэн толкнул двери и вошел в коридор. Его удивило, что он нигде не видит медных физиономий охранников и его никто не сопровождает. На военно-воздушной базе в Дэйтоне, где Дэн раньше работал, все было не так. Там, даже если и нет никого поблизости, незнакомец постоянно чувствует на себе пристальное внимание отдела безопасности. Здесь же секретарша даже не удосужилась спросить у него хоть какой-нибудь документ. Больше того, она не позвонила и Виктории Кессель, не предупредила ее, что к ней идет посетитель. «А что, если ее нет на месте?» – подумал Дэн.
Первая дверь слева по коридору оказалась настежь открытой. Дэн вошел в кабинет и сразу же подумал, что либо секретарша по старости лет ошиблась, либо он что-то перепутал и попал не туда. Кабинет начальника отдела кадров больше напоминал уютную, роскошно обставленную комнатку в дорогом отеле. В нем не было ни стола, ни шкафа с полками, ни каких-либо других предметов, напоминающих посетителю, что он попал в учреждение. На стене висела картина, выполненная в восточном стиле, с двумя большими яркими птицами на берегу живописного озера. Под ней стояло удобное кресло с витыми подлокотниками, обитое легкомысленного цвета ситчиком. Напротив него Дэн увидел маленькую софу с резной спинкой. Обтянута она была каким-то удивительно пушистым материалом. Шикарным был ковер на полу кабинета, явно ручной работы. «Наверное, персидский или индийский», – решил Дэн, разглядывая замысловатые красочные узоры. Рядом с креслом находился столик, на котором стояла серого цвета компьютерная клавиатура. Окон в кабинете не было, зато на одной из стен висел огромный экран. Телевизоры с такими экранами обычно ставят хозяева питейных заведений в дни ответственных спортивных состязаний, чему клиенты всегда радуются.
– Вы – Дамон Санторини?
Дэн повернулся и увидел в дверях кабинета женщину средних лет. Виктория Кессель выглядела так, словно только что сошла с обложки последнего номера журнала «Товары – почтой». Она была одета в стильный костюм желто-горчичного цвета, очень подходивший к ее загару. Облегающий бедра пиджак доходил почти до самого края коротенькой мини-юбки. Недостаток красоты Виктория Кессель с лихвой компенсировала украшениями – в ушах ее висели большие серьги, на шее болталось несколько золотых цепочек, на руках мягко позвякивали тонкие серебряные браслеты.
Она улыбнулась и протянула Дэну руку.
– Я – Вики Кессель, а вы, как мне кажется, Дамон Санторини, – повторила она.
– Или просто Дэн, – поправил он ее.
Рукопожатие у начальницы отдела было крепким, почти мужским, чтобы добиться такого, очевидно, нужно было много тренироваться.
– Наконец-то мы встретились. Именно таким я вас себе и представляла. Пожалуйста, проходите в мой будуар, – улыбнулась Вики.
Дэн посторонился, давая ей пройти первой.
Вики села в кресло, сняла туфли на высоких игольчатых каблуках и поджала под себя длинные красивые ноги. Дэн подумал, что красавицей Вики назвать нельзя – в ней не было мягкости, которая так привлекала его, да и голос у нее был несколько резковат. Хотя кому-то, возможно, понравились бы и ее выразительное, властное лицо с пристальным взглядом ярко очерченных глаз, и короткие, остриженные по последней моде кудрявые волосы. Дэн начал гадать, сколько ей могло быть лет: похоже было, что она старше его Сью.
– Кайл говорил мне, что у вас возникли неполадки с машиной, – начала Вики разговор. – Хорошо, что вы сумели справиться с ними так быстро.
«Судя по акценту, она из Нью-Йорка, – подумал Дэн. – Тогда все понятно, только там водятся такие заводные бабенки». Действительно, Вики принадлежала к недавно появившемуся новому типу современных женщин, которые охотно и ярко говорят на самые скользкие темы, сногсшибательно выглядят, умеют мертвой хваткой вцепиться во все, что им понравится, и делают быструю, головокружительную карьеру. Подобные женщины, хваткие, некрасивые, но эффектные, появляясь в офисах и фирмах, сначала становятся их украшением, а затем и директорами.
Вики нажала на клавиши и вызвала личное дело Дэна. Буквы на настенном экране выглядели необычно большими, словно старинные памятники воинственным предкам.
«У нее, наверное, близорукость», – подумал Дэн.
Вики попросила его прочитать страницы личного дела и, если нужно, поправить или дополнить его. Дэн добавил к сведениям номер страхового полиса Филипа.
Увидев это, Вики улыбнулась:
– Надеетесь скоро найти ему работу?
– Ему всего шесть месяцев, – серьезно ответил Дэн.
– А, понятно, – ответила Вики.
– Страховой полис дают сразу после рождения, – пояснил Дэн.
– Я знаю, – кивнула Вики. – Не обращайте внимания, я просто пошутила, – произнесла она, опираясь на подлокотники. Ноги ее скользнули в туфли. Вики встала и направилась к дверям. – Пойдемте, необходимо выполнить кое-какие формальности, – сказала она.
Дэн проследовал за ней по длинному коридору в отдел кадров, где какой-то парень в голубой, такой же как у Ракера, форме, сфотографировал его и через несколько минут подал Дэну конверт с блестящей карточкой сотрудника фирмы. Дэн тут же вспомнил, что на военно-воздушной базе в Дэйтоне фотографии на карточках называли «адскими картинками», потому что, кто бы их ни увидел, все говорили одно и то же: «Господи, помилуй. Неужели это ты?»
Дэн принял конверт, достал карточку и, стараясь выглядеть как можно серьезнее, торжественно прикрепил ее к лацкану пиджака. Скользнув взглядом по снимку, Дэн подумал, что получился не так уж и плохо.
Следующие тридцать минут Вики водила его по всему зданию. Переднюю его часть занимали комнатки мелких клерков, мужчин и женщин, по природе тихих и застенчивых. Однако собачья работа сделала их до такой степени напористыми и агрессивными, что даже между собой они говорили так, словно пытались друг другу что-то навязать или в чем-то убедить. Они с удрученным видом бегали по комнатам, рылись в бумагах, напряженно всматривались в экраны компьютеров и, разрубая ладонями воздух, говорили по телефонам. Про себя Дэн заметил, что из всех увиденных им женщин только две-три могли потенциально привлечь внимание мужчины, остальные были откровенно старыми. Вики познакомила его с начальниками отделов, большинство из которых были мужчинами. Дэн улыбался, пожимал им руки и через несколько секунд забывал их имена.
Пока они совершали экскурсию по зданию, Виктория искоса рассматривала Дэна. Она неоднократно видела его фотографию в личном деле, но относилась к ней так же, как и ко всем «адским картинкам». Сейчас же, видя Дэна «вживую», она оценила его как очень привлекательного. Ее волновал его голос, мягкий мурлыкающий тенор, каким обычно говорят любовники в спальнях. Улыбнувшись, она про себя отметила, что и по коридору он идет плавно и грациозно, как большой кот, в любую минуту готовый прыгнуть. Или убежать. «Очень симпатичный мужчина, ничего не скажешь», – оценила Вики новичка.
Во всех коридорах передней части здания на отделанных деревом стенах висели репродукции картин, а на полу лежали ковры. Было тихо и прохладно. Однако, по мере того как Дэн и Вики все больше уходили в глубь здания, обстановка постепенно менялась. Деревянные панели уступили место бледно-желтому пластику, на полах появились простенькие виниловые покрытия, потертые и поцарапанные. Коридоры стали шире – Дэн догадался, что сделано это специально: по узким переходам невозможно протащить оборудование.
– Здесь в основном находятся кабинеты технического персонала, – пояснила Вики.
Дэн услышал знакомые звуки, гул оборудования, жалующиеся на что-то приглушенные голоса и чей-то горячий спор. В этой части здания даже запах стоял какой-то другой, отличный от стерильно-чистой конторской части фирмы. Здесь работал мозг фирмы – ее инженеры и программисты. Дэн физически ощущал, как рождаются и дорабатываются идеи.
– А где находятся сами лаборатории? – спросил он.
– В самом конце здания, – ответила Вики.
Картины на стенах давно исчезли, их заменили групповые снимки сотрудников. Никого из них Дэн прежде не встречал. Кое-где в коридорах встречались обшарпанные столики, на которых валялись помятые, испещренные какими-то записями брошюры.
На дверях висели различные объявления – от поздравлений по случаю Дня Земли до сообщений о рок-концертах. Вики ткнула пальцем в сторону пустой, тихой комнаты и пояснила:
– Там кафетерий.
Дэн присмотрелся и увидел длинный блестящий прилавок из нержавеющей стали.
– Туалеты – в конце этого коридора, – сказала Вики. – А вот тут у нас так называемая «волчья яма». Компьютерный центр, – пояснила Вики, увидев недоуменный взгляд Дэна.
Он открыл дверь и увидел у стены ряд больших ЭВМ. Вся комната была заполнена их тихим, таинственным жужжанием.
– Производства фирмы «Крэй-Рисерч», – констатировал Дэн голосом, исполненным трепета и благоговения. Вид у него в тот момент был как у идолопоклонника, увидевшего истукана.
Вики взяла Дэна под руку и повела дальше. Вскоре она остановилась.
– Позвольте мне показать вам ваш кабинет, – произнесла она, театрально махнув рукой в сторону двери с пустой табличкой для имени.
Дэн открыл ее и заглянул внутрь. Он увидел чистый стол, пару кресел и несколько книжных полок на стенах.
– Здесь есть окно, – отметила Вики.
Дэн не обратил внимания на ее слова.
– А где же кабинет Джэйса? – спросил он.
Вики была явно разочарована безразличием Дэна, но быстро справилась с собой.
– Нужно идти вон туда и повернуть направо, – показала она, указав в конец коридора длинным пальцем.
Дэн только сейчас заметил, что ногти Вики выкрашены золотистым лаком.
Он хотел как можно быстрее увидеть старого друга Джэйса и рванулся вперед, не заботясь о том, догонит ли его Вики.
– Но его там никогда не бывает, – услышал он позади себя ее голос. – Он почти все время торчит в лаборатории, или в «Стране чудес».
– В «Стране чудес?» – переспросил Дэн.
– Да, так мы называем комнату, в которой происходят испытания программ с использованием виртуальной реальности.
– И где она находится?
– Пойдемте, я покажу.
Дэн снова пропустил Вики вперед и пошел за ней. Ему не терпелось увидеть своего старого друга и тут же начать работать, вгрызться в проблемы, решать которые и наняла его «Парареальность».
– Вот его кабинет, – кивнула Вики, проходя мимо закрытой двери с табличкой «Дж.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47