Загрузка...
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Может быть, вы оставите ваш адрес, сэр, – сказала сестра. – Мы свяжемся с вами.
– Да, да. Спасибо. Очень признателен. Донован достал визитку и подал медсестре.
– Я живу в доме мисс Мориссон в Хаммертоне. Там вы сможете меня найти.
Сестра сделала пометку на визитке.
– Большое спасибо. Там, в конце коридора, есть небольшая комнатка. Может быть, выпьете там чаю?
– Это было бы неплохо.
Пять минут спустя Донован с Шейлой уже пили чай.
– Что бы это означало? – спросила Шейла после длительного молчания.
– О чем это вы? О Ночном Страннике?
– Да. Похоже, что он куда-то его затащил. Девушка беспомощно пожала плечами.
– Интересно, о чем вы подумали? – спросил Донован. – Что случилось в действительности?
Шейла щелкнула пальцами. Это был совершенно не женский жест, но почему-то он ей подходил.
– Мы даже не знаем, отчего он умер.
– Можно узнать у медсестры.
– А она нам скажет?
– Почему бы и нет? Мы хоть и не родственники, но вряд ли у старика кто-то еще есть. В любом случае он просил прийти вас. Это дает нам право задавать вопросы.
Девушка вздохнула.
– Мне не хочется иметь какие-либо выгоды от того, что он позвал меня.
Они вместе направились к дежурной медсестре.
– Надеюсь, мы не помешаем?
Пол указал на стопку бумаг, лежавших на ее письменном столе.
– Нет, нет, мистер Донован.
– Я не спросил относительно причин смерти мистера Фарсона.
Лицо медсестры омрачилось.
– Боюсь, что мы этого не знаем.
– Но у вас есть какое-то мнение?
– Мне лично кажется... Хотя и не следовало вам этого говорить.
На лице медсестры отразилась внутренняя борьба.
– Мы успели провести только поверхностное исследование, и насколько мы можем судить... В общем, нам кажется, что некоторые его внутренние органы как бы растворились.
– Растворились?
– Это только между нами. Я не высказываю официального заключения. После вскрытия мы узнаем все достоверно.
– А подобные случаи уже у вас бывали?
– Не было с давних времен.
– Вы хотите сказать, что когда-то подобные заболевания были?
– Сама я их не видела. С тех пор прошло много лет. Я тогда еще училась.
– Ну, тогда это было не так уж давно, – вежливо заметил Донован.
– Спасибо, – улыбнулась медсестра. – Это было сразу после войны, когда произошел атомный взрыв в Хиросиме. Тогда многие интересовались разрушающим действием радиоактивного излучения. Потому тогда эти явления были приписаны излучению.
– Нельзя ли об этом услышать подробнее?
– Тот пациент был уже пожилым человеком, страдал от болезней. Но оставалось впечатление, что какой-то растворитель разъел многие его внутренние органы.
Донован вздрогнул.
– Я тогда вспомнила старую студенческую, безусловно вымышленную историю. Как молодому практиканту подложили для вскрытия вместо трупа восковую фигуру. И он вместо нормальных органов обнаружил у нее внутри что-то непонятное.
– И вы думаете, что подобное произошло сейчас? У вас можно будет получить копию акта вскрытия? – спросил Донован.
– Я обязательно уточню этот вопрос. Вы обратили внимание – бедный старик упомянул, что его заставили что-то пить?
– Кому было нужно убивать старого безобидного старика? – спросила Шейла.
– Кстати, кто его доставил в больницу? – вдруг вспомнил Донован.
– Об этом нужно спросить в приемной. Думаю, что кто-то из проезжавших мимо водителей прихватил его с собой.
– Да, в наше суровое время еще есть люди, которые заботятся о своих ближних. Мы уже уходим. В приемной все разузнаем, – сказал Пол. – Большое спасибо, сестра.
Юная медсестра с Ямайки еще дежурила внизу. Чтобы ответить на вопрос Донована, ей пришлось порыться в картотеке.
– Его нашел деревенский полицейский рядом с Турном, возле моста Паджстрит, – наконец сказала она.
– Кто этот полицейский?
– Констебль из Турна, – ответила сестра. – Он и позвонил в больницу.
Пол с Шейлой пошли к машине.
– Пока мы больше ничего не можем сделать, – сказал он. – Нам нужно поехать домой и выспаться.
– Домой?
– Я имею в виду к вам домой, если вы позволите.
– Вы действительно хотите поехать ко мне?
– Вам придется наглухо забить окна и двери, чтобы удержать меня от этого.
Пол взял Шейлу за руку, и она улыбнулась ему сквозь слезы.
– Но... – нерешительно начала Шейла. Он покачал головой.
– Это меня вообще не беспокоит. Я довольно давно достиг совершеннолетия и могу делать, что хочу.
– То, что обо мне болтают, – не пустые сплетни.
– Что же, это ваше дело. Я ведь тоже не монах.
– Пол, в вас есть что-то необычное. Вы... – Шейла на миг задумалась. – Вы не такой, как все.
– И вы не похожи на других. Может, этим вы мне и понравились.
Пол плавно тронул свой «Вольво». Выехав с территории госпиталя на северную дорогу, он увеличил скорость. Двигатель заурчал, как довольный кот.
– Можно было поехать через Гибит-Хилл в Вумокское болото, – сказала Шейла.
– Мне не хотелось ехать ночью через Гибит-Хилл.
– Вы боитесь?
– Нет. Просто мне сейчас не хочется думать еще и об этом. Мудрый француз Ларошфуко сказал, что нельзя долго смотреть на солнце и на смерть.
– И на Ночного Странника тоже, – прошептала Шейла.
Они подъехали к дому. Пол припарковал и запер машину и зашел в дом следом за Шейлой. Здесь он с сомнением посмотрел на ветхую кушетку.
– Она, должно быть, помнит времена Клеопатры, хотя вряд ли царица приглашала своего Антония на такое ложе.
Шейла радостно засмеялась.
– А я и не предлагаю вам эту кушетку. Глаза ее блестели, когда она взяла Пола за руку и повела наверх.
– А что скажет ваша подруга Джесси Барроу? ухмыльнулся он.
– Пусть сама ищет себе мужчин.
– Хорошо сказано, – усмехнулся Пол. Тень Ночного Странника, тень смерти отступила. По крайней мере, на время.

***
Проснувшись, Донован почувствовал запах яичницы с ветчиной. Он сел и огляделся. Окно закрывали низко висящие занавески. Сухой, прелый запах перебивал даже запах яичницы. Пол протер глаза и посмотрел через старое окно в мокрый от дождя сад. Заросший бурьяном и кустарником, сад вернулся к первобытному состоянию.
– Ты проснулся, Пол?
Голос доносился откуда-то снизу, свежий и юный, как роса на траве. Мигом все вспомнив, Донован откинул одеяло, подошел к открытому окну, потянулся и задержал дыхание.
– А где здесь можно умыться? – спросил он.
– Здесь негде.
Но ты можешь пойти к колодцу.
– А где колодец?
– Там сзади, в джунглях.
Пол медленно спустился по узкой, изогнутой лестнице.
– Как пройти к этому знаменитому колодцу?
– Подойди к старой сливе, там увидишь стрелку. И поторопись – завтрак почти готов.
Мокрая трава в саду доставала до колен. Пол почувствовал себя первооткрывателем неисследованного континента, когда добрался до деревянного сооружения, похожего издали на низкий курятник. Это и был колодец.
Он поднял поросшую мхом крышку и опустил прикрепленное к железной цепи ведро. Потом стал вращать рукоятку, глядя, как ржавая цепь наматывается на пронзительно скрипящий ворот.
– Завтрак готов, – крикнула Шейла из дома.
Пол заглянул в деревянное ведро. Оттуда на него с укором глядела лягушка, а в глубине, под гнилой щепкой, притаились три загадочных подводных создания и тощий червяк. Иол задумчиво посмотрел на эту живность и опустил их вместе с ведром обратно в колодец.
– Ничего не выйдет, – сказал он себе и закрыл колодец крышкой.
– Ну как, понравилась вода в колодце? – хихикнула Шейла, когда он быстрыми шагами вошел в кухню.
– Не очень, я ведь не любитель зоологии.
– Это что, твоя манера шутить?
– Мои шутки ничуть не хуже твоих лягушек, не говоря уже о том, что там можно обнаружить под микроскопом.
– Зато все это ужасно натуральное и целебное.
Поглядев на тарелку с неопределенным узором и дымящуюся рядом чашку кофе, Пол не стал рассуждать, была ли вода для его кофе из того же источника, который он только что исследовал. На чашке еще можно было различить портрет королевы Виктории.
– К сожалению, у меня нет лучшей посуды.
– Не стоит извиняться.
На обжаренной с обеих сторон яичнице виднелись черные пятна от не чищенной сковородки.
– А ты часто готовишь? – спросил Пол, улыбаясь.
– Это не самая сильная моя сторона, – с некоторым раскаянием ответила Шейла. – Хозяйство вела бабушка, пока она жила здесь.
– Жаль, что я напомнил тебе об этом. – В голосе Пола звучало искреннее сочувствие.
На голубой тарелке лежали три кусочка сомнительного вида ветчины для Пола, Три таких же ломтика в розовой тарелке Шейла положила для себя с другой стороны стола.
– Пока не придет булочник, у нас не будет хлеба, – сообщила она трагическим тоном.
– Не беда, – пробурчал Пол, изучая черные пятна на яичнице. – Зачем нам хлеб? У нас и так все есть.
К собственному удивлению, он без больших усилий проглотил и сомнительную ветчину, и яичницу с пятнами. Единственное объяснение этому он нашел в том, что рядом была Шейла. С ней он чувствовал себя, как молодожен в медовый месяц, готовый все простить своей избраннице.
– Помочь тебе помыть посуду?
– А я никогда этого не делаю, разве что захочу съесть что-нибудь другое из той же тарелки.
И Шейла поставила посуду в измазанный жиром шкаф рядом с каким-то тазом, пригладила свои длинные черные волосы характерным движением левой руки и закрыла дверь кухни с видом человека, исполнившего свой долг.
– Честно говоря, я не часто здесь бываю. Этот дом я использую как базу.
– Я так и подумал.
– Раньше я уже хотела бросить все это и уехать в Лондон. Говорят, там открывается много возможностей.
– Не думаю, что тебе понравилось бы в Лондоне.
– А ты хорошо знаешь этот город?
– Достаточно хорошо. Ведь ты деревенская?
Ты говоришь почти, как наш викарий.
– Не хочу читать тебе мораль, – сказал Пол, защищаясь, – но это действительно так. А если иногда мои слова звучат как проповедь, то потому, что мой отец был деревенским дьяконом.
– Ас чего нам теперь начать? – Голос Шейлы вдруг стал серьезным, и она посмотрела на него большими вопросительными глазами.
– Ты имеешь в виду, как нам расследовать смерть старого Фарсона? – Пол зашагал по комнате взад и вперед. – Существуют одна-две ниточки, за которые мы могли бы потянуть.
– Что, если мы разыщем констебля Мортона, который нашел Элли?
– Прекрасное предложение. А это далеко?
– Около восьми миль. Турн находится на полпути к Лидхэму.
– Тогда едем.
Моросил дождик, но слишком слабый, чтобы стоило поднимать тент. Проехав церковь, они остановились перед полицейским участком. Дверь открыла Сара Мор-тон. На ней был фартук, и она тщательно вытирала руки кухонным полотенцем. Хотя миссис Мортон очень старалась этого не показать, ее маленькие глаза с явным подозрением смотрели на Шейлу. Донован чувствовал это, но все же миссис Мортон была ему не столь несимпатична, как Джесси Барроу.
– Меня зовут Донован, – представился Пол. – Я хотел бы выяснить некоторые обстоятельства смерти Элли Фарсона. Насколько я знаю, миссис Мортон, умирающего нашел ваш муж. Могу ли я с ним поговорить?
Голос Донована звучал почти официально. Жена полицейского почтительно разглядывала дорогой покрой его костюма и безупречные контуры припаркованного у дома «Вольво».
– Я скажу Роджеру, что вы пришли, сэр. Не хотите ли подождать в доме?
– Большое спасибо.
Пол и Шейла последовали за миссис Мортон в уютно обставленную комнату. Не прошло и десяти минут, как Роджер Мортон вышел к гостям. У него был громкий голос и круглое лицо.
– Я был в ванне. – Он смущенно улыбался. – Только что пришел с ночного дежурства.
Во взгляде Мортона, когда он перевел его с Донована на девушку, было то же неприятие, что и у миссис Мортон.
– Жена сказала мне, что вы проводите расследование по поводу смерти мистера Фарсона. Я не знал, что он мертв.
– Он умер прошлой ночью, – сказал Пол. – В больнице.
– Жаль беднягу. Впрочем, я и не питал больших надежд, что он выкарабкается.
– Не могли бы вы нам показать то место? Полицейский испытующе посмотрел на Пола.
– А могу я вас спросить, почему вы интересуетесь Элли Фарсоном?
– Честно говоря, основания чисто личные. Фарсон требовал приезда мисс Моррисон.
– Пожалуйста, мистер Мортон, помогите нам, если можете, – впервые вмешалась Шейла. Мортон мрачно посмотрел на нее.
– Вы бы лучше помолчали, мадам. Думаю, что я попытаюсь помочь этому джентльмену, если он не откажется ответить мне на несколько вопросов.
Шейла покраснела и прикусила губу. Донован почувствовал растущее раздражение.
– Хоть я и чужой здесь, но должен сказать, что вы не правильно разговариваете с леди, какая бы у нее ни была репутация.
Их взгляды встретились в безмолвном поединке.
– Пожалуй, вы правы, – наконец ответил констебль. – Мне очень жаль, мисс Моррисон.
В глазах Шейлы было нечто большее, чем благодарность.
– Я вижу, у вас автомобиль, сэр. Место, где я нашел беднягу Элли, отсюда недалеко.
Они выехали за деревню и повернули к северо-востоку, на улицу, которая через несколько ярдов влилась в дорогу на Турн.
– Нам придется оставить автомобиль здесь, сэр, и дальше идти пешком, – сказал Мортон.
После пяти минут ходьбы констебль огляделся и указал место между покосившейся ивой и водой.
– Здесь, – сказал он, драматически понизив голос.
– Вы нашли его там?
– Да, на этом месте.
Камыш рядом с ними еще оставался примятым. Шейла прикусила нижнюю губу и задумчиво смотрела на то место, где лежал Элли Фарсон.
– Далеко ли отсюда до Лидхэма? – вдруг спросил Донован. – Я имею в виду по прямой, скажем, до «Зеленого слона».
Мортон с любопытством посмотрел на него.
– Я думаю, мили две будет, – Большое спасибо. Вы оказали мне большую услугу.
Констебль посмотрел на часы.
– Я был бы очень благодарен, если бы вы теперь отвезли меня обратно.
К полицейскому участку они возвращались молча.
– Да, вот еще что, – сказал Мортон, вылезая из машины. – Места у нас здесь тихие, и не так много происходит разных событий. Но, говорят, очень странные вещи происходят на наших болотах. Здесь существуют участки, на которых горожанам трудно сориентироваться. Вы можете попасть на опасное место, сэр, так что не заходите слишком далеко. Если потребуется помощь, всегда помните, что мы здесь. Для решения ваших задач одного человека мало. Я надеюсь, что вы меня поняли.
– Да, благодарю вас, – сказал Пол.
Констебль дружелюбно кивнул ему. Его сутулая фигура казалась такой же прочной и надежной, как и каменный дом позади него. Донован вдруг почувствовал, что Мортон справился бы с Ночным Странником точно так же, как с любым браконьером или взломщиком.
– Куда мы поедем теперь? – спросил Пол. Шейла с минуту напряженно размышляла, вслушиваясь в урчание «Вольво», двигающегося по извилистой сельской дороге.
– Я постоянно думаю о Картере, – сказала она наконец с усилием.
– Ты терпеть не можешь «Зеленого слона» или его владельца?
Шейла глубоко вздохнула.
– Я знаю, что это бессмысленно, но не могу это объяснить.
– Это страх или отвращение? – спросил осторожно Пол.
– Возможно, и то, и другое, – ответила. Шейла.
Он кивнул.
– Я тебя понимаю. Я говорил с ним лишь один, раз и очень недолго и то почувствовал себя не в своей тарелке.
– Я не думаю, что сам Картер опасен, – сказала задумчиво Шейла. – Но мне кажется, что он исполнитель воли кого-то или чего-то, симптом смертельной болезни.
– Отличное сравнение. Уверен, что и он бы его окончательно одобрил, – ухмыльнулся Пол.
– Это всего лишь мое мнение о Картере, – ответила Шейла.
Пол посмотрел на часы.
– Еще рано. Он наверняка еще не открыл. А может быть, Картера и нет на месте.
– Ты действительно думаешь, что мы должны поехать туда?
Она вздрогнула.
– Хоть это и звучит напыщенно, я думаю, что мы должны исполнить свой долг перед Элли Фарсоном.
– Я тоже чувствую себя обязанной перед Элли. Они переехали мост над Турном и еще через милю увидели указатель к Вумокскому болоту.
– Далеко туда? – спросил Пол.
– Примерно полмили. Ты можешь увидеть гостиницу уже отсюда, – ответила Шейла.
Вскоре они достигли Лидхэма. Пол поставил машину рядом с «Зеленым слоном». Они вышли, и Донован позвонил в дверь. Никаких признаков присутствия Картера не было.
– Осмотримся здесь немного.
– Это действительно нужно? А то Картер терпеть не может, когда здесь шныряют посторонние люди.
– Он что, спрятал труп?
Пол пытался придать своему голосу бодрость, но это ему не удалось.
– Или что-то еще худшее, – сказала Шейла с дрожью в голосе.
Они подошли к задней двери дома, и Донован опять громко постучал. По-прежнему было тихо.
– Посмотрим, стоит ли в гараже его машина, – предложила Шейла.
Она показала на покрашенные в светло-голубой цвет двойные ворота пристройки.
Донован посмотрел через щель и улыбнулся...
Там нет даже признака автомобиля.
Они обогнули угол странной старой гостиницы.
Но, это интересно. Подвал открыт.
Донован быстро подошел к перекошенной деревянной двери, – подпертой ломом.
– Может быть, он ожидает подвоза продуктов? – предположила Шейла.
– Звучит вполне логично. Это открывает нам и путь внутрь дома.
– Но ты ведь не хочешь туда залезть? – Шейла выглядела откровенно испуганной.
– А почему бы и нет? Мы ведь сюда пришли, чтобы провести расследование.
– А что будет, если он вернется?
– Об этом подумаем, когда это произойдет. В Доноване победило ирландское упрямство. Он легко спрыгнул на ведущую вниз лестницу.
– Ты останешься здесь и посторожишь.
– Я хотела бы пойти с тобой.
– Но один из нас должен быть наверху.
– А как я дам тебе знать, если он появится?
– Кричи изо всех сил. Ты должна вовремя увидеть его автомобиль.
– Ну, хорошо.
Она немного помолчала.
– Пол, пожалуйста, будь осторожен.
– Разумеется. Хотя я не думаю, что здесь есть что-нибудь более опасное, чем пара бутылок пива.
Пол спустился в мрачный подвал.
В слабеющем с каждым шагом дневном свете Донован разглядел расходящиеся во все стороны ходы. Его внимательные глаза обнаружили на стене выключатель. Подвал ярко осветился. Вокруг были бочки и бутылки, как он и ожидал. Щурясь от яркого света, Пол посмотрел на потолок.
Наверху, в гостиной, легенда о Ночном Страннике могла быть, как сказал Картер, готической имитацией. Однако в этом подвале никакой имитации не было. Своды представляли собой чистейшую готику. Камни дышали древностью. Это было больше похоже на подвал средневекового замка, чем на гостиницу двадцатого века. Старые здания очаровывали Донована, как почти каждого американца. Почтительно поглаживая каменные стены, он вдруг обнаружил металлическое кольцо, бесцельно висевшее в противоположном от входа конце подвала.
Кольцо было старое и ржавое, но, когда Пол случайно повернул его, оно двинулось так легко, как будто это была деталь старого механизма в стене, который кто-то содержал в отличном состоянии.
Донован позабыл о бочках и бутылках. Позабыл даже о Шейле и возможном возвращении Картера. Он прислушался к шуму пришедших в движение колес, скрежету металла о камень. Часть стены – квадрат со стороной примерно два ярда – отъехала назад, и обнаружился зияющий черный ход, который вел далеко в темноту.
Пол вытащил из кармана небольшой, размером с карандаш, фонарик и скользнул в темное отверстие. Он сделал уже почти дюжину шагов по выложенному кирпичом коридору, который был таким же старым, как и сам подвал, когда вдруг вспомнил о Шейле. Вернуться и сказать ей, что он обнаружил?
Мгновение он колебался, затем любопытство повлекло его дальше вперед. Прирожденное чувство ориентации подсказало Доновану, что он движется в верном направлении. Время от времени коридор поворачивал, как будто встречал невидимые подземные препятствия. Донован оценил, что находится примерно в тридцати-сорока футах под поверхностью земли. Теперь коридор шел прямо, и луч крошечного фонарика не нащупывал его конца. От центрального коридора ответвлялись боковые ходы, однако Донован не рисковал войти в один из них, чтобы не заблудиться. Стены были влажными. С них и с потолка стекали капли воды, которые изредка попадали ему в лицо.
Донован начал вслух считать шаги. Затем его голос перешел в шепот, что как нельзя лучше подходило к окружавшему его темному подземелью.
Лампочка фонарика светилась все тусклее. Донован насчитал уже тысячу, две тысячи шагов. И тут пол штольни начал медленно подниматься. Фонарик замигал и почти петух. Донован выключил его, чтобы дать глазам привыкнуть к слабому свету, который пробивался спереди. Бледный, серый, но это был дневной свет!
Позади уже осталось добрых две мили. Инстинкт подсказал ему, что особых отклонений от взятого вначале направления на юг у него не было. Донован подумал, что сейчас очень пригодился бы фонарь помощнее и компас. Он пошел прямо на наиболее яркий источник света.
Вскоре вокруг стало настолько светло, что можно было различить цвет кирпича, которым был выложен коридор. Местами вместо кирпича виднелись каменные блоки, которые были положены здесь еще в нормандские времена.
«Бог ты мой, – подумал Донован, – насколько стара эта штольня».
Тоннель закончился деревянной решеткой. За ней рос камыш и кусты, которые полностью скрывали вход в штольню. Найти его можно было только случайно.
Донован отодвинул решетку и вышел на тропинку, ведущую к шеренге молодых деревьев. Прямо перед ним лежали руины старой мельницы. Ее окружали остатки каменных стен, которые казались еще старше из-за зеленого мха, покрывавшего их сплошным тонким слоем. Донован в жизни не видел ничего подобного, разве что на картинах, в книгах и музеях.
Аббатство святого Беннета! Он понятия не имел, сколько может быть лет этому аббатству. Без фонаря Донован не отважился вернуться по подземелью. В полной темноте там можно было легко заблудиться. Пол вздрогнул при мысли о том, что могло ожидать его, зайди он в один из боковых коридоров.
Воспоминания о легенде про Ночного Странника, о старике, который был убит неизвестным способом, о таинственном Вильяме Картере проносились в голове Донована, увеличивая его страх почти до паники.
Он смотрел на тихую воду реки и постепенно овладевал собой. И тут Доновану показалось, что он слышит урчание мощного двигателя и в тот же момент он увидел моторку. Молодой человек в желтой шляпе и галстуке такого же цвета махнул ему рукой и направил лодку к небольшому причалу рядом с руинами.
– Вы не могли бы мне сказать, как попасть к мосту? Мне там назначили встречу. Хотя у меня с собой карта, я совершенно не представляю, где нахожусь.
– А вы не можете прихватить меня с собой? – спросил Донован. – Я хотел бы побыстрее попасть в Лидхэм.
– Пожалуйста. Прыгайте сюда, в лодку. Молодой человек опять запустил двигатель.
– Нужно пройти через этот рукав, а потом повернуть влево, – старался перекричать рев двигателя Донован.
Нос небольшой лодки сейчас высоко торчал из воды, и винт взбаламучивал воду. Аббатство святого Беннета исчезло за поворотом. По обе стороны русла здесь торчали поросшие камышом острова, виднелись болота. В длинной колыхающейся траве было что-то таинственное.
Они дошли до второго рукава реки, и Донован попросил сбавить здесь скорость. Он попытался определиться на местности. Если он не ошибался, нужно было еще пройти около мили до дороги, а чуть дальше эта дорога проходила по мосту. Вдали были видны какие-то строения.
Белая пена бурлила за кормой лодки.
– Какой у вас двигатель? – поинтересовался Донован.
– Тридцать шесть лошадей, – крикнул ему парень. Доновану приходилось крепко держаться за борта обеими руками, чтобы не потерять равновесие.
– Мне кажется, что там впереди мост.
Через несколько минут они уже подходили к причалу возле моста. Донован поблагодарил лодочника и выпрыгнул на берег.
С высоты моста он увидел старую ветряную мельницу, а еще полумилей дальше должен был находиться «Зеленый слон».
В это время по дороге проезжало много автомобилей, и уже через минуту какой-то дружелюбный крестьянин пригласил Донована в свою древнюю колымагу. Высадили его невдалеке от «Зеленого слона». Пол поблагодарил и остаток пути преодолел пешком.

***
Дурные предчувствия охватили его, когда он подошел к двери подвала. Она была теперь закрыта и заперта. Его машина стояла на старом месте перед гостиницей, но Шейлы нигде не было видно. Предчувствия Донована превратились в леденящий ужас. Он побежал ко входу в гостиницу и нажал кнопку звонка. Никто не откликнулся. И на его дикий стук в заднюю дверь в доме ничто не шелохнулось.
Донован в отчаянии принялся звать Шейлу и стучать в дверь подвала валявшейся рядом метлой. Ответом была лишь тяжелая, угрожающая тишина. Ему невольно вспомнились слова констебля Мортона: «Похоже, что вы становитесь на опасный путь, сэр. Не советую вам заходить слишком далеко».
Может быть, разумнее сейчас обратиться в полицию? А может, Шейле просто надоело ждать, и она ушла домой? Конечно, а то мало вероятно. Но прежде, чем поднимать тревогу, стоило бы исключить такую возможность. Пол быстро завел машину и помчался к дому. Дом был пуст.
Через оказавшееся приоткрытым окно кухни он пробрался внутрь и на листке, вырванном из своей записной книжки, нацарапал Шейле короткую записку, чтобы она ждала его здесь, в доме.
1 2 3 4 5 6