Башилов Борис - Русская европия http://www.libok.net/writer/4260/kniga/12213/bashilov_boris/russkaya_evropiya 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Люк взял верхний компьютерный цилиндр и вставил в Арту. Дройд, присвистнув, согнулся, готовый воспроизвести голограмму. Увы, через мгновение он со скрежетом выбросил цилиндрик обратно.
- Попытаемся еще,- с надеждой прошептал Люк, пробуя вновь и вновь.
Добравшись почти до дна кучи, он в который раз вставил в дройда цилиндр. Наконец Арту выдал топографическое изображение мужчины в ниспадающих бледно-зеленых одеждах. Однако даже неподвижное изображение было так повреждено, что образ вскоре исчез. Арту выплюнул цилиндр, и фара снова осветила клетку, предлагая Люку попытать счастья еще раз.
- Ладно, - вздохнул Люк и стал искать цилиндры подальше от гранаты.
Люк перерыл всю кучу, нашел какой-то и уже хотел достать, когда ощутил, что Сила тянет его в другую сторону. Люк принялся ощупывать цилиндры, лежавшие сбоку, и, коснувшись очередного, вдруг отчетливо ощутил покой.
"Это - он,- казалось, шепчет какой-то голос.- Это то, что ты ищешь".
Люк схватил находку. Если какие-то ответы существуют, то они здесь, у него в руке.
Он вставил цилиндр в Арту, и тот почти сразу поймал сигнал. В воздухе рядом с дройдом возникло изображение древнего тронного зала. Один за другим Джедаи выходили с докладами господину. Сохранились лишь обрывки голограммы, порой столь блеклые, что Люк с трудом их разбирал, - вот какой-то синий человек описывает детали изнурительной битвы с пиратами, вот желтоглазый Туи'лек с тугими, как проволока, косичками рассказывает о раскрытом заговоре… Перед каждым докладом мелькали даты. Все они были почти четырехсотлетней давности.
Затем появился еще не старый, без привычной клюки Йода. Он выглядел веселым, почти беспечным - а не сгорбленным несчастным старым Йодой, какого знал Люк. Большая часть звука стерлась, но сквозь шипение четко послышались слова:
"Чу'утор, представитель Датомира… Мы пытались его спасти, но вас отогнали ведьмы… Схватка с Мастером Гра'атоном и Вулатаноя-. Четырнадцать послушников убито… вернулись для ремонта…"
Снова раздалось шипение. Изображение превратилось в голубой фон с мигающими огоньками.
Снова и снова Люк повторял про себя: "Чуутор, представитель Датомира". Кто такой Чу'утор? Политический деятель? Или целый народ? И где это - Датомир?
- Арту, - сказал Люк, - просмотри астронавигационные файлы и сообщи, если найдешь место с названием Датомир. Это может быть звездная система, а может - просто планета. - И с ужасом подумал: "А может быть, даже чье-то имя".
Спустя некоторое время Арту отрицательно свистнул.
- Так я и думал, - признался Люк. За время Войны Клоннеров множество планет было разрушено. Возможно, Датомир - один из миров, от которых не осталось даже воспоминаний. А может быть, это маленькое местечко, спутник какой-нибудь планеты Наружного Края, столь удаленной от цивилизации, что данные о нем не попали в файлы. Быть может, это вовсе не спутник, а просто континент, остров, город? Как бы то ни было, Люк был уверен, что когда-нибудь его найдет.
Они вышли наверх. Оказалось, что, пока они работали под землей, на поверхности уже наступила ночь. Проводник-уифид поджидал их, сидя у тела выпотрошенного снежного демона, длинные белые когти которого изогнулись в воздухе. Меж мощных клыков змеей высунулся длинный багровый язык. "Как он умудрился притащить такое чудовище?" - удивился Люк. Но проводник, одной лапой схватив демона за длинный волосатый хвост, без усилий поволок добычу в лагерь, пригласив Джедая следовать за ним.
Там Люк вместе с уифидами провел ночь. В огромном чуме из ребер мотмотов, покрытом от ветра шкурами, уифиды развели костер и зажарили снежного демона. Молодежь плясала, старшие когтями перебирали струны арф. Люк сидел, глядя на языки пламени и слушая бренчание инструментов. Он медитировал.
"Ты увидишь будущее и прошлое. Давно забытых друзей…" - послышалось ему.
Это были слова Йоды, сказанные ему, когда Люк только учился смотреть сквозь мглу времен.
Он взглянул на ребра мотмотов. В десяти-двенадцати метрах над землей уифиды клинописью царапали на костях родословную предков. Люк не умел читать клинопись. Фигурки, казалось, плясали и крутились в свете костра, как падающие с неба сучья и камни. Он провел взглядом вдоль изогнутого ребра. Дергающиеся камни и сучья начали падать, угрожая его завалить. Он увидел десятки, сотни несущихся на него валунов. Люк раздул ноздри. Со лба скатилась струйка холодного пота. Снова возникло видение: каменная стена горной крепости, внизу - равнина, за которой открывалась панорама темных заросших лесом холмов. Вдруг поднялся ветер - сильный ветер, принесший с собой вздымающиеся горы пыли и темные тучи. Деревья с шумом валились, стволы мелькали на фоне неба. Сверху гремело. Затмевая солнце, сверкали багровые вспышки. Стоя на стене, Люк чувствовал скрытую в тучах злобу. Он знал, что тучи созданы энергией Темной Стороны Силы,
Пыль и камни носились в воздухе, как осенние листья. Чтобы не оказаться сброшенным со стены, Люк попытался спрятаться за каменным парапетом. Ветер выл и стонал, словно бушующий океан.
Казалось, буря Темной Силы свирепствует над равниной. Среди гремящих, вздымающихся темных туч Люк внезапно услышал смех, чарующий женский смех. Он взглянул на небо и увидел женщин, несущихся, как пылинки, вместе с камнями и обломками деревьев. Женщины смеялись, а Люк услышал шепот:
"Датомирские ведьмы".
Глава 3
Лея в смятении отбросила наушник комлинка. С хэйпанцами нелегко иметь дело - они слишком вежливы, официальны, легко обижаются. Рев пятисоттысячной толпы нарастал. Не зная, что отвечать, принцесса взглянула на окна альтераанского балкона. Хэн Соло, отвернувшись, взволнованно говорил с Мон Мотмой.
Глубоко вдохнув, Лея проговорила:
- Передайте Та'а Чьюм, что ее дары изысканны, ее щедрость не знает границ. Мне нужно время, чтобы обдумать ее предложение.
Она помолчала, соображая, какой длительности можно просить отсрочку. Хэйпанцы были решительным народом. Та'а Чьюм имела репутацию женщины, способной принять судьбоносное решение за считанные минуты.
- Разрешите? - спросил принц Изольдер. Он говорил с акцентом, но Лея удивилась, что он вообще знает ее язык. Принцесса взглянула в серые глаза, напоминающие теплые грозы тропических гор Хэйпа. Изольдер улыбнулся:
- Я знаю, ваши обычаи отличны от наших. В частности, мы иначе устраиваем королевские браки. Я хочу, чтобы принцесса не стеснялась любого решения. Вам нужно время познакомиться с Хэйпом, с нашим миром, традициями,нужно время, чтобы узнать меня.
Что-то в его словах дало Лее понять, что это не обычное предложение.
- Тридцать дней,- сказала она.- Я бы взяла срок покороче, но мне необходимо на пару дней съездить в систему Роша. С дипломатической миссией.
Принц Изольдер согласно опустил глаза.
- Конечно. Принцесса должна служить своему народу. - Затем извиняющимся тоном добавил: - Если вы уезжаете с дипломатической миссией, могу я до отъезда встретиться с вами в менее официальной обстановке?
Лея в смятении задумалась. До отъезда ее ждала уйма дел - торговые соглашения, разбор жалоб, изучение экзобиологии. К тому же верпаи, раса насекомых, грубо нарушили десятки контрактов на постройку боевых кораблей плотоядным браблам, а разрыв соглашений с браблами был бы весьма убыточен. Тем временем верпаи объявили, что корабли отобрала одна из их сумасшедших маток, и не чувствовали никаких обязательств заставить матку вернуть товар. Дело осложнялось слухами о том, что якобы браблы вели переговоры с вождями кубази - больших любителей насекомых - о продаже частей верпайских тел. Лея считала, что не может позволить личным проблемам примешиваться в государственные дела - по крайней мере, сейчас.
Она взглянула ва ярусы. Хэн с Чубаккой ушли. Мои Мотма стояла неподвижно, но сидевший рядок Трекин Хорм, председатель Альтераанского Совета, утвердительно кивал, убеждая Лею согласиться.
- Хорошо,- сказала она.- Если у вас найдется время посетить меня до моего отъезда.
- Мои дни и ночи принадлежат вам, - ответил принц с милой улыбкой.
- Тогда, пожалуйста, приходите на ужин сегодня вечером в мою каюту на борту "Мятежной Мечты".
Изольдер опустил на лицо вуаль. Лея была поражена красотой хэйпанца и теперь чувствовала сожаление, что Изольдер скрыл лицо, а к сожалению примешивалось чувство вины за свое желание смотреть на него подольше.
Принцесса вышла из Большого Приемного Зала. Тысячи глаз смотрели на нее, но обеспокоенная Лея хотела сейчас одного - найти Хэна. Лея пошла в свои апартаменты в посольстве, надеясь, что Хэн там, но там никого не оказалось. Озадаченная, она настроила комлинк на частоту военного ведомства и узнала, что тот, покинув Корускант, отправился на "Мятежную Мечту". Это был плохой признак. На "Мятежной Мечте" стоял старый крейсер "Сокол". Когда Хэн был расстроен или обеспокоен, он любил работать на "Соколе". Работа руками, решение привычных задач, казалось, давали облегчение уму. И поэтому он отправился на корабль работать. Хэйпанское предложение глубоко его взволновало - возможно, еще ничто в жизни так его не волновало… Лея смертельно устала, но могла понять причину его депрессии. Принцесса вызвала персональный шаттл.
"Сокол" находился в девяностом доке. Хэн и
Чубакка в главной кабине копошились у пульта управления над запутанной массой проводов, соединяющих различные боевые и силовые щиты. Чуви, увидев Лею, приветственно заревел, но Хэн с плазменной горелкой в руках смотрел в сторону.
- Привет, - тихо проговорила Лея. - Я надеялась найти тебя в своей комнате на Корусканте.
- Да знаешь, мне нужно кое-что проверить,- ответил Хэн.
Лея молчала. Чубакка крепко обнял принцессу, прижав лицо девушки к своему заросшему рыжеватой шерстью брюху, затем вышел, оставив людей наедине. Хэн обернулся к Лее. На лбу его блестел пот, но Лея знала, что у него не было времени вспотеть от работы.
- Ну, как там внизу, чем все закончилось?
Что ты сказала хэйпанцам?
- Я попросила несколько дней на раздумья…
Она не чувствовала себя готовой сообщить ему, что вечером на борт "Мятежной Мечты" придет принц Изольдер.
- Х-м-м… Хэн покачал головой. Взяв его за руки, Лея шепнула:
- Не могла же я просто так отослать их обратно - это было бы грубо. Даже если я не хочу брать в мужья этого принца, нельзя упускать случая установить с хэйпанцами дружественные отношения. Они очень могущественны. Я ведь затем и летала на Хэйп - узнать, не помогут ли они нам в войне против диктаторов.
- Понимаю, - вздохнул Хэн. - Ты на все готова ради победы.
- Что ты хочешь сказать?
- Ты ненавидишь Империю, но теперь Цзиндж и прочие - это все, что от нее осталось. Десятки раз ты рисковала жизнью, воюя с ними. Ты готова не колеблясь отдать жизнь за Новую Республику - разве нет? Без раздумий, без сожаления.
- Конечно. Но…
- Подозреваю, теперь ты ее отдашь. Хэйпанцам. Но вместо того, чтобы умереть, будешь жить для них.
- Я… Не могу же я!..
Хэн, тяжело дыша, посмотрел на нее, и в его голосе выразилась вся боль и упрек:
- Конечно, не можешь.- Он вздохнул и положил горелку на пол.- Извини…
Лея провела ладонью по его волосам. После пяти месяцев разлуки она ощущала неловкость. Она ожидала, что предложение хэйпанцев он превратит в шутку, но он молчал. Произошло что-то еще. Что-то глубоко его ранило.
- В чем дело? Ты не похож на себя.
- Не знаю,- пробормотал Хэн.- Наверное, слишком устал в последнем походе. Видела, что "Железный Кулак" наделал на Селладжисе? От колонии не осталось камня на камне. Я преследовал его несколько месяцев, и везде мы встречали одно и то же: звездные станции уничтожены, верфи разрушены. Из-за одного суперразрушителя с убийцей у руля… Раньше, когда Император умер, я думал, мы победили. Но мы продолжаем сражаться с чем-то огромным, чудовищным. Я закрываю глаза и вижу, как другой Великий Мофф объявляет о новом плане грандиозного объединения или как снова поднимает безобразную голову хозяин или хозяйка какого-нибудь задрипанного звездного сектора. Ночью мне снится, что я в тумане сражаюсь с этим зверем, этим громадным зверем, который с ревом пожирает вокруг все живое. Я вижу его тело, но голова теряется в тумане, только горят глаза… И я рублю его топором, отрубаю голову. Но тут же слышу из тумана рев, и голова отрастает снова. Я уже не вижу и тела, только знаю, что он где-то тут, но кругом ничего не видно. Мы много проиграли и продолжаем проигрывать.
- На фронте у многих такое ощущение,- успокоила Лея.- Диктаторы похожи на Империю, которой служили,- они строят свое благополучие на страхе и жадности. Но как дипломат я вижу победы, а не поражения. Каждый день к Новой Республике присоединяются все новые миры. Каждый день мы понемногу, но наступаем. Может быть, мы проигрываем небольшие бои, но выигрываем войну.
- А что будет, если Империя усовершенствует защиту своих разрушителей? - спросил Хэн.- Нас все время преследуют разные слухи. Если Цзиндж или какой-нибудь новый Великий Мофф построят другой корабль вроде "Железного Кулака", а то и целую флотилию?
- Мы будем сражаться дальше,- сказала Лея. - Чтобы содержать такие огромные корабли, нужно слишком много энергии. Цзиндж не может позволить себе это. Больно велики расходы. В конце концов мы его измотаем.
- Война не закончена,- сказал Хэн.- Ее может хватить на всю нашу жизнь.
Никогда Лея не видела его таким подавленным.
- Не сможем завоевать покой для себя, завоюем его для наших детей,ответила она.
Хэн пристально взглянул на принцессу. Лея знала, о чем он подумал. Она сказала "наших детей", и Хэн подумал о хэйпанцах.
- Да,- сказал он,- конечно, сегодня хэйпанцы сделали очень заманчивое предложение. Милая, ты наслушалась баек о богатстве "скрытых миров"! Много ли ты увидела, когда была на Хэйпе?
- Да,- твердо ответила Лея.- Ты бы видел, что королева-мать построила за века! Их города прекрасны, величавы, спокойны! А их народ, их идеалы! Это напоминает… мир.
Хэн заглянул в мечтательные глаза девушки.
- Ты влюбилась.
- Нет,- ответила Лея. Хэн обнял ее за плечи.
- Да.- Он снова посмотрел принцессе в глаза.- Послушай, родная моя. Может быть, ты не влюбилась в Изольдера, но влюбилась в его планету! Когда император уничтожил Альтераан, он уничтожил все, что ты любила, за что сражалась. Ты не можешь этого вынести, тебе нужно иметь дом!
У Леи захватило дыхание: Хэн был прав. Ее не покидала тоска по Альтераану, по утерянным друзьям. Между Альтерааном и Хэйпом существовало определенное сходство - такая же простота архитектуры, изящество. Люди Альтераана настолько почитали все живое, что отказывались строить города на равнинах, где пришлось бы топтать траву. Величественные города поднимались среди отвесных скал, в песчаных пустынях, в расщелинах под полярными льдами или на гигантских сваях, вбитых в дно неглубоких альтераанских морей…
Лея закрыла лицо руками, слезы застилали глаза. Все это осталось в прошлом.
- Иди ко мне,- прошептал Хэн. Он взял ее руку и поцеловал.- Не надо плакать.
- Поездка к верпаям, бои с диктаторами…- пожаловалась Лея.- Я так много работаю, одна поездка следует за другой. Я храню надежду, что мы найдем свой дом, но ничего не получается.
- А как Новый Альтераан? Вспомогательные службы подыскали тебе хорошее место.
- Пять месяцев назад агенты Цзинджа его обнаружили. Пришлось эвакуироваться - по крайней мере, на время.
- Будь уверена, подвернется еще что-нибудь.
- Возможно,- сказала Лея, вытерев слезы.- Каждый месяц Альтераанский Совет обсуждает возможность воссоздания одного из миров нашей системы, запуска космической станции или покупки другого мира, но большинство уцелевших беженцев - бедные торговцы или дипломаты, которых во время нападения Империи не было на планете. У нас нет денег купить мир или создать новый. Это обретет на нищету не одно поколение. Наши разведчики ищут какой-нибудь неизвестный мир у границ галактики, но купцы резонно не хотят в этом участвовать. Они уже установили торговые пути в другие миры, мы не можем просить их отказаться от своих источников существования. У многих членов Совета просто опускаются руки.
- А полученные сегодня дары? Они делают реальной покупку планеты.
- Ты не знаешь хэйпанцев. У них строгие правила. Или я принимаю все, или ничего. Если я не беру Изольдера, то должна вернуть остальное.
- Тогда верни, - сказал Хэн. - Не думаю, что тебе очень хочется связываться с хэйпанцами.
- Ты их совсем не знаешь, - ответила Лея, удивленная, что он так пренебрежительно говорит о культуре, охватывающей десятки звездных систем.
- Можно подумать, ты знаешь лучше,- парировал Хэн.- Неужели неделя жизни на Хэйпе сделала тебя экспертом по их цивилизации?
- Ты говоришь о целом звездном скоплении, в миллиардах людей. До сегодняшнего дня ты не видел ни одного хэйпанца, как ты можешь так о них говорить?
- Хайпанцы держат свои границы на замке более трех тысяч лет,- сказал Хэн.- Я знаю, что случается, когда подходишь к ним слишком близка Поверь мне, хэйпанцы что-то скрывают.
- Все, что у них есть, - это мирная жизнь, угрозу которой они видят во внешнем мире.
- Если королева-мать так могущественна, с чего бы ей видеть угрозу в нас? Она боится, ей есть что скрывать.
- Я в это не верю,- сказала Лея.- Если в Хэйпанском созвездии дела были плохи, мы бы увидели перебежчиков, беженцев. Никто никогда не бежит с Хэйпа.
- Может быть, потому, что оттуда не убежишь. Может быть, патрули существуют не только для того, чтобы отгонять чужаков.
- Чепуха! - убежденно сказала Лея.- Ты свихнулся!
- А ты, принцесса? Неужели несколько безделушек так тебя ослепили?
- О, как ты самоуверен! Или ты боишься Изольдера?
- Боюсь? Я? Этого увальня? Конечно, нет! Лея знала, что Хэн не лжет.
- В таком случае не будешь возражать, если сегодня вечером Изольдер поужинает со мной?
- Поужинает? - ревниво переспросил Хэн.- С чего бы мне возражать против его ужина с женщиной, которую я люблю и которая как-то призналась, что любит меня?
- Очень мило с твоей стороны, - с сарказмом проговорила Лея. - Я пришла сюда пригласить на ужин и тебя, но, наверное, будет лучше оставить тебя помучиться наедине со своей ревностью и глупыми фантазиями.
Лея выбежала из командной рубки "Сокола". Хэн крикнул ей вслед:
- Спасибо за приглашение! - и стукнул кулаком по стене.
Когда Лея ушла, Хэн весь отдался работе на "Соколе", до полного отупения, пока пот не залил лицо. Он знал некоторые хитрости, позволившие повысить эффективность заднего отражателя на четырнадцать процентов. Затем спустился в док под днище корабля, к поворотным пушкам. Чуви остался наверху регулировать главные фокусирующие линзы бластеров.
Захваченный азартом труда, Хэн не сразу заметил присутствие в доке посторонних. Председатель Альтераанского Совета,, старый жирный Трекин Хорм плыл в своем силовом кресле, ведя за собой Изольдера, его охрану и полдюжины любопытствующих хэйпанцев.
- Это один из наших ремонтных доков,- прогнусавил Трекин, засунув большой палец между третьим и четвертым подбородками. - А это наш уважаемый генерал Соло, герой Новой Республики, ремонтирует свой персональный - хм, э-э-э - корабль.
Принц Изольдер внимательно оглядел ржавеющий металл, нелепые листы старой брони на блестящей черной палубе судна. Корабль напоминал вскрытую консервную банку, хотя за долгие годы полетов на "Соколе" Хэна никогда не смущали эти подробности. Изольдер был выше него. Широкая грудь и мощные плечи выглядели впечатляюще, так же как царственные манеры принца, спокойная сила, исходящая от его лица и серых глаз, от густых, ниспадающих на плечи волос. Он сменил прежний наряд на белую полунакидку, не скрывавшую рельефных мышц живота и бронзового загара, и казался ожившим варварским богом.
- Генерал - старый друг ее высочества принцессы Леи Органы,- добавил Трекин Хорм. - Если не ошибаюсь, он многократно спасал ей жизнь.
Изольдер дружелюбно улыбнулся.
- Значит, вы не только друг принцессы, но и спаситель? - спросил принц. В его голосе слышалась искренняя благодарность.- Наш народ в большом долгу перед вами.
Изольдер говорил сильным, звучным голосом, и в его речи слышался странный акцент. Хэйпанец как-то растягивал гласные, словно боялся их проглотить.
- Нас с принцессой связывают более близкие отношения,- ответил Хэн.Точнее сказать - мы любим друг друга.
- Генерал Соло! - прошипел Трекин Хорм, но принц Изольдер поднял руку:
- Все в порядке. Принцесса Лея - прелестная женщина, и я понимаю ваше чувство. Надеюсь, мое появление не вызвало большого… расстройства.
- Раздражение - вот правильное слово,- поправил его Хэн. - Я бы не сказал, что жажду вашей смерти или чего-то подобного. Возможно, хватило бы кастрации.
- Извините меня, принц Изольдер! - забормотал, заикаясь, Трекин, бросив убийственный взгляд на Хэна.- Я ожидал большей воспитанности от генерала Новой Республики. Думал, он, по крайней мере, умеет себя вести.
Изольдер бросил на Хэна короткий взгляд, затем отвесил небольшой поклон, так что длинные белокурые волосы рассыпались по плечам, и вновь улыбнулся как ни в чем не бывало.
- Поверьте, я ничуть не обижен. Генерал Соло - воин и ведет себя как подобает воину. Генерал, не будете ли вы так любезны показать мне внутреннее устройство корабля?
- С радостью, ваше высочество, - ответил Хэн.
Трекин Хорм, что-то бормоча, попытался полезть за ними по трапу, но телохранительницы принца заступили дорогу. Одна из рыжеволосых красавиц небрежно положила руку на бластер. Хэну доводилось видеть подобных людей, уверенных в себе и так привыкших к оружию, что оно казалось продолжением тела. Эти женщины представляли опасность. Трекин Хорм понял это и остановился как вкопанный.
Шагая по кораблю, Хэн почему-то ждал, что Изольдер нападет на него сзади. Но принц шел следом, внимательно слушая разъяснения о работе гиперблоков, досветовых двигателей, вооружения и защитных устройств.
Когда экскурсия подошла к финалу, Изольдер изумленно спросил:
- И вы хотите сказать, что он в самом деле летает?
- Да,- ответил Хэн, не понимая, действительно ли принц удивлен или просто дерзит, - и очень быстро.
- То, что вы способны не дать этому кораблю развалиться, говорит о вашем большом искусстве. Насколько мне известно, этот корабль предназначен для контрабанды? Высокая скорость, тайники, скрытое оружие-.
Хэн пожал плечами.
- Я знаком с контрабандистами,- продолжал Изольдер.- Я покинул дом в юности и несколько сезонов был контрабандистом. А вы видели наши хэйпанские крейсеры класса "Новая Звезда"?
- Нет, - ответил Хэн, впервые взглянув на Изольдера с любопытством.
Сцепив руки за спиной, принц задумчиво проговорил:
- Скоростные, более четырехсот метров в длину, они могут год летать без дозаправки. Корабль вроде вашего могут разнести моментально, и вскрикнуть не успеете.
- Вы мне угрожаете?
- Вовсе нет, - сказал Изольдер и заговорщицки шепнул: - Я подарю вам один, если вы пообещаете пользоваться им где-нибудь далеко-далеко отсюда.
Придвинувшись к принцу, Хэн тем же тоном ответил:
- Негодная сделка.
В глазах Изольдера мелькнуло уважение.
- Я вижу, вы человек с принципами. Тогда позвольте спросить, генерал Соло, что вы реально можете предложить принцессе Лее?
Хэн на мгновение смешался.
- Она любит меня, я люблю ее. Этого достаточно.
- Если вы действительно ее любите, оставьте принцессу мне,- сказал Изольдер.- Хэйп предлагает ее народу безопасность. Дайте ей немного пожить так, как она заслуживает.
Он двинулся мимо Хэна в тамбур, но тот схватил соперника за плечо и повернул к себе лицом:
- Минутку! Что происходит? Оружие на стол!
- Что вы имеете в виду? - спросил Изольдер.
- Я имею в виду, что во вселенной множество принцесс, и мне хочется знать, почему вы здесь. Почему ваша мать выбрала именно Лею?
Лея не богата, и ей нечего предложить Хэйпу. Если вы хотите заключить договор с Новой Республикой, есть более легкие способы этого добиться.
Изольдер сверху вниз посмотрел Хэну в глаза и улыбнулся:
- Насколько я понимаю, вас Лея тоже пригласила на ужин сегодня вечером. Думаю, вам обоим следует меня выслушать.
Глава 4
Когда Хэн в своем парадном синем мундире со всеми полагающимися нашивками пришел к Лее, шла вторая смена блюд. Очевидно, Лея уже не ждала его.
Принц Изольдер сидел слева от хозяйки. Две амазонки-охранницы расположились у него за спиной. Какое-то мгновение Хэн любовался на них - обе были в соблазнительных шелковых костюмах, с посеребренными бластерами у правого бедра и причудливо разукрашенными вибромечами у левого. Справа от Леи, как приложение к ужину, развалился в своем кресле Трекин Хорм. Пока прислуга торопливо освобождала место для Хэна, Лея представила его Изольдеру.
Трекин Хорм неприязненно буркнул:
- Они уже познакомились. Девушка вопросительно взглянула на покрасневшего от злости Трекина. Хэн пояснил:
- Да, принц заглянул поболтать со мной, когда я работал на "Соколе Тысячелетий". Оказалось, нам, хм, есть о чем потолковать.
Хэн сел и отвернулся, надеясь, что Лея не заметит его смущения.
- Вот как? Интересно о чем же вы говорили? Принцесса явно ждала ответа.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
Загрузка...