Аллен Дэнис - Дуэт - 2. Настоящий джентльмен http://www.libok.net/writer/5013/kniga/22255/allen_denis/duet_-_2_nastoyaschiy_djentlmen 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Посмотреть шоу пришёл отряд бойскаутов, первые три ряда заняты пенсионерами из дальней деревни. У каждой кошки от пяти до дюжины болельщиков. Мы на это не рассчитывали. Отделение пожарников охраняет вход в здание. Все места уже заняты, а на улице ещё остались конкурсанты, – пока они не попадут в зал, нельзя начинать, но также нельзя выставить тех, кто пришёл первыми.
– Включите брандспойт и все дела, – проворчал Комптон.
– А нам что делать? – спросила Милдред.
– Надевайте судейские значки и занимайте свои места на сцене. Я проведу вас через чёрный ход.
– Мне обязательно надевать значок? – осведомился Квиллер. – Я предпочел бы остаться неизвестным, когда начнется перестрелка.
Хикси протащила судей в конкурсный зал, где их появление было встречено бурными приветствиями и свистом. Они заняли места за длинным, покрытым чёрным войлоком столом, на котором стояла огромная корзина с призами-игрушками, тщательно подобранными энтузиастами, – каждой кошке по игрушке, независимо от того, победитель она или нет.
Даже откидные стулья уже все были заняты; по бокам зала стеной стояли те, кому не хватило сидячих мест. В конце зала члены Торговой палаты в конкурсных рубашках пытались урезонить разбушевавшуюся толпу оставшихся за дверью. Те из них, кто держал на руках финалистов, не стеснялись в выражениях. Прорвав оцепление у входа, возмущенные болельщики вскоре ввалились в зал, и тут начался кошачий концерт. Одних кошек несли на руках, других – в корзинках и клетках, но все они были чёрно-белой масти и все – далеко не в восторге от происходящего.
– Почему-то у меня такое ощущение, – сухо произнёс Комптон, – что этой катавасии не будет конца.
На сцену с целью объяснить причину неразберихи и призвать всех к порядку вышел председатель Торговой палаты. На него обрушились неодобрительные возгласы и кошачьи вопли. Он поднял руку и крикнул что-то в микрофон, стараясь привлечь внимание громогласной публики, но его призывы не дошли до адресата. Зато усиленный электроникой оглушительный гвалт толпы наводил на мысль об аде. Хозяйки участников и участниц конкурса грозно трясли кулаками на сцене. Матери кричали, что их детей задавили. Две чёрно-белые кошки сцепились друг с другом в кровавой схватке. В разгар суматохи огромный чёрно-белый кот вырвался от своей сопровождающей и, вскочив на сцену, бросился к кошачьим игрушкам. Молниеносно все кошки, сумевшие вырваться, последовали его примеру и, сиганув через седовласые головы пенсионеров, сидящих в первых рядах, оказались на судейском столе, который тут же превратился в поле битвы, о чём свидетельствовали полетевшие вверх клочки кошачьей шерсти. Судьи нырнули под стол, как раз когда со своими рупорами подоспела полиция и невесть почему сработала противопожарная система.
– Ради всего святого, – орал под столом Комптон, – выпустите меня отсюда!
Все трое на четвереньках стали отступать к заднему выходу. На какое-то мгновение они остановились, чтобы перевести дыхание. Первой обрела дар речи Милдред:
– Вот бы поскорее добраться до «Типси» и что-нибудь выпить.
– Я только «за», – поддержал её босс.
– Жаль, что у нас нет телевидения, – заметил Квиллер. – Телевизионщикам здесь было бы чем поживиться. Чего тут только нет: дети, кошки, старики и даже кровь!
Мейн-стрит вся сверкала красными и синими проблесковыми огнями полицейских машин и аварийных фургонов; представители службы шерифа и полиции штата пытались взять ситуацию под контроль. Рядом стояли машины «скорой помощи», пожарные грузовики были приведены в боевую готовность. Оставался единственный разумный способ попасть в ресторан – с тыльной стороны здания через кухню.
Добравшись до бара, трое судей без сил рухнули на стулья. Хикси в этот день они больше не видели и, как только обстановка разрядилась, решили поскорее убраться восвояси.
Квиллер отвёл Комптона в сторону и спросил:
– Что ещё ты хотел мне сказать о Ван Бруке? Ты говорил, что скажешь потом.
– Официально это ещё не объявлено, – конфиденциальным тоном произнёс Комптон, – и я ещё не сообщил даже школьному комитету. Адвокат Ван Брука передал мне, что покойный оставил всё своё состояние пикакской школе. Откровенно говоря, я считаю, что мы это заслужили.
Квиллер воспринял новость скептически.
– За чём же дело стало? Ты собираешься присвоить школе имя Ван Брука?
– Ничего подобного, хотя можно назвать в его честь библиотеку. Его коллекция насчитывает девяносто тысяч книг.
Позже вечером Квиллер позвонил Сьюзан Эксбридж:
– В котором часу мы завтра начнём разбирать книги?
– Скажем, в девять тебя устроит? Это большая работа и, вероятно, пыльная. Надевай какое-нибудь старье, – посоветовала она.
– Ты не против, если я возьму с собой Коко? У него на редкие книги нюх, как у ищейки.
– Дорогой… делай, как тебе нравится. Квиллер воспрянул духом, разоблачение Ван Брука компенсировало провал конкурса Типси.
– А не желаете ли вы, ребята, немного поразмяться? – обратился он к сиамской чете. – У меня есть для вас кое-что новенькое. – Он достал трубочки для мыльных пузырей и на кухне взбил в чашке мыльный раствор. Кошки не спускали с него глаз: содержимое чашки явно выглядело несъедобным, и это ставило их в тупик. – Оставайтесь здесь, – распорядился он и со всем снаряжением отправился на нижнюю лоджию.
Кошки последовали за ним.
Квиллер опустил трубочку в мыльный раствор, поднёс к губам и дунул, но не туда. Сработал выработанный после многолетнего курения трубки рефлекс, который в случае с мыльными пузырями сослужил ему дурную службу. Он сплюнул и сделал ещё одну попытку. На сей раз ему удалось выдуть красивый мыльный пузырь, отливающий всеми цветами радуги в насыщенном искусственном свете амбара, но он вдруг лопнул перед самым лицом. Квиллер вновь взялся за дело, постепенно совершенствуя технику.
– Ладно, спускайтесь вниз, – скомандовал он кошкам, подтолкнув их слегка под зад. – Вниз! Вниз!
Но сиамцам пора было спать, и они хотели подняться к себе наверх. В результате сдвинуть их с лоджии так и не удалось.
Чтобы как-то их раззадорить, Квиллер принялся пускать один пузырь за другим – одиночные, гроздьями и пузырь в пузыре, – и они лениво плыли и сами собой растворялись в воздухе. Однако на кошек это зрелище впечатления не произвело. До чего нелепое создание этот экземпляр Homo sapiens , – казалось, думали они, – дует в какую-то трубку, размахивает рукой и зачем-то перегибается через перила! Скукотища, да и только! И они направились наверх в свои апартаменты.
– Кис-кис! – вдогонку им бросил Квиллер.
ТРИНАДЦАТЬ

Вторник, двадцать второе сентября, для Квиллера был знаменательным днём: ровно четыре года назад он поселился в Пикаксе. Начался день довольно обыденно. С утра Квиллер накормил кошек, подогрел булочку себе на завтрак, надел на Коко шлейку и собрался отправиться на Гудвинтер-бульвар. Он также надел шлейку и на Юм-Юм – просто так, для практики: вдруг ей эта идея придётся по вкусу. На этот раз кошка не «упала в обморок», а продолжала стоять как стояла, неуклюже растопырив лапы. В отличие от неё, Коко важно расхаживал на своих тощих тёмных лапах и рвался в бой. Юм-Юм с видом великомученицы простояла враскорячку, как каменное изваяние, ровно две минуты и семь секунд, пока Квиллер не снял с неё ненавистный хомут. После этого, как подобает истинной леди, вышедшей из этой истории победительницей, она грациозной походкой удалилась.
Вскоре в своём фургоне подъехала Сьюзан Эксбридж, и Квиллер поставил корзинку с Коко на заднее сиденье. По дороге Квиллер спросил:
– Ты не была в доме Хилари?
– Раза два по утрам, – ответила она. – Днём, как ты знаешь, я всегда в магазине. Но я взглянула на его коллекцию, а вечером справилась о ней в книгах по искусству. Она действительно великолепна!
– Ты нашла что-нибудь ценное?
– Ещё бы! Одна японская ширма чего стоит! За неё помешанные на лошадях локмастерцы душу продадут дьяволу . И величественная ваза клуазонне, высотой в два фута. Такую я сама была бы не прочь иметь. В полированных шкафах полно маленьких нэцкэ и вееров. Все они чудо как хороши! У Хилари потрясающая коллекция вееров!
– Вееров? – переспросил Квиллер, сомневаясь, что не ослышался.
– Да, вееров, ну, таких, знаешь, с ручками из слоновой кости и декором ручной работы, большинство из них с автографами . Чтобы оценить их стоимость, я могла бы слетать в Чикаго… Поедешь со мной? – наигранно добавила она.
– А что интересного на втором этаже?
– О, один хлам . Я выкинула целую комнату погибших растений, но множество крохотных цветков всё же уцелело. Их можно было бы продать.
Должно быть, она выкинула на помойку двадцать тысяч долларов, которые так бережно взращивал Ван Брук, отметил про себя Квиллер.
– К книгам я не прикасалась, продолжала она. – Большинство из них в пачках, не распаковано, так что я прихватила для тебя специальный нож и блокнот, если вдруг понадобится делать записи или составлять списки, словом, на всякий случай. Я даже не знаю, по какому принципу их сортировать. Посмотришь – и решишь на месте.
– Интересно, у Хилари был каталог? По идее, должен быть.
– Если так, то он тебе, скорее всего, попадётся, когда ты будешь разбирать всё наверху. Я очень тебе благодарна, что ты взял это на себя, Квилл.
– Рад тебе помочь, – ответил он.
– Йау, – отозвался Коко с заднего сиденья.
В просторный, с высокими потолками, величественный особняк Коко внесли в корзине, словно короля в паланкине. Первый этаж, там, где стояла ваза клуазонне, во избежание непредвиденных случайностей он обошёл на поводке. После чего потащил хозяина в сторону лестницы – факт, который Квиллер счёл значительным. Несомненно, кот был неравнодушен к книгам. Он обожал обнюхивать корешки дорогих переплетов, вероятно, чуя запах клея, сделанного из шкуры животных, а иногда что-то взбредало ему в голову, и он сбрасывал с полки относящуюся к делу книгу. (Чтобы положить конец столь нецивилизованному обращению с литературой, Квиллер поставил в кошачьих апартаментах полку с дешевыми изданиями, которые Коко мог трепать в своё удовольствие, хотя знал, что из характерного для кошачьей породы упрямства тот к ним не притронется.)
– С чего начнём? – спросил Квиллер, когда кот потащил его наверх.
Вместо ответа Коко привёл его к кабинету Ван Брука, все стенки которого были заставлены книжными полками. Пока Квиллер пытался глазами отыскать каталог девяностотысячной библиотеки Хилари, Коко принялся всё обследовать и обнюхивать, без труда вскакивая на полки высотой в восемь футов. Девяносто тысяч книг? Уму непостижимо! К сожалению, ящики письменного стола оказались заперты, а восточная шкатулка сдвинута с прежнего места – несомненно, работа адвоката. Никакой зацепки, и каталог мог находиться где угодно.
– Не повезло, – сказал Квиллер своему помощнику, – пошли в соседнюю комнату, начнём распаковывать книги.
На втором этаже было несколько комнат, которые прежде служили спальнями, а позже превратились в книгохранилище. Квиллер решил начать с той, что была первой от лестницы. Как и все остальные, она была завалена коробками из-под консервированного супа, острого соуса, виски и всего такого прочего. Согласно вновь приклеенным ярлыкам, в них находились Тойнби, Эмерсон, Гете, Жид и другие классики, или же подбор книг шел по темам: «Русская драма», «Комедия эпохи Реставрации», «История Кипра». На наклейках была и иная, более подробная информация о содержимом коробок.
– Должен же где-то быть каталог, – бубнил себе под нос Квиллер, очень рассчитывая, что его слова не пропадут втуне.
Но от Коко не было никакого ответа. Словно горный козёл перед восхождением на гору Рашмор, он вначале исследовал груду коробок, после чего, ловко перескакивая с одного уступа на другой, в два счёта одолел всю высоту и с гордым видом застыл на покорённой вершине, коей оказалась коробка с наклейкой «Западная мысль». Между тем Квиллер, прикрыв дверь, приступил к делу и вскрыл коробку с Диккенсом под кодом А-74.
Выбор на неё пал не случайно – Диккенса Квиллер очень любил. Однако ничего ценного он там не нашёл, все книги были дешёвого издания. Всё же Квиллер не мог отказать себе в удовольствии пробежать глазами по любимым отрывкам, как то: первый абзац «Повести о двух городах», описание сюртука кучера в «Посмертных записках Пиквикского клуба» и сцена из «Рождественских повестей», которую практически знал наизусть. В канун каждого Рождества его мать читала вслух сцену скромного рождественского обеда семейства Крэтчитов. начиная со следующей напыщенной фразы: «Тут встала миссис Крэтчит, супруга мистера Крэтчита, в дешёвом, дважды перелицованном, но зато щедро отделанном лентами туалете, – всего на шесть пенсов, а какой вид!..» И на Квиллера нахлынула ностальгическая волна. В комнате стояла тишина, и только время от времени раздавались шорох и урчание Коко, изучавшего свою гору. Квиллер снова погрузился в «Пиквикский клуб», но встрепенулся, услышав явное царапанье когтей по картону. Кот, достойный своего мыслящего хозяина, усердно скрёб по стоящей в пятом верхнем ряду коробке с ярлыком «Маколей, А-106». Квиллер спустил её вниз и вскрыл ножом: внутри оказался знаменитый трехтомник «История Англии», а также эссе, биографии и почему-то названные сборником поэзии «Песни Древнего Рима». Квиллер погладил усы, сообразив, что коробка «Маколей» прежде служила упаковкой консервированной форели. Коко был не дурак.
Тем не менее Квиллер решил воспользоваться случаем и проверить утверждение одного наборщика из старой типографии, который заявлял, будто Маколей использует в своих писаниях больше согласных, а Диккенс – гласных букв. Сидя по-турецки на полу с блокнотом в руках, он принялся подсчитывать согласные и гласные в произвольно выбранных отрывках того и другого автора. Досчитался он до отупения и мельтешения в глазах, но результатом остался разочарован. На триста девяносто согласных Диккенс использовал двести пятьдесят гласных, а Маколей итого больше – двести пятьдесят восемь. Распускал ли наборщик эти слухи с какой-то целью или просто так шутил, теперь этого всё равно не узнаешь, потому что прошло уже два года, как он умер.
– Внизу ждёт кофе, – постучав в дверь, позвала его Сьюзан.
Квиллер оставил Коко наедине с Диккенсом и Маколеем, а сам последовал за ней на кухню.
– Как дела? Продвигаются? – поинтересовалась она.
– Пока что я не нашёл ничего ценного, – откровенно признался он.
– А я нашла блюдо с зелёным драконом. Согласно документам, оно относится к четырнадцатому веку!
Да, но где гарантия, что документы не поддельные? – подумал он.
– У меня есть подозрение, – начала она, – что множество здешних раритетов уйдёт с молотка на нью-йоркском аукционе. На Восточном побережье их оценят в кругленькую сумму.
Если они действительно подлинные, снова отметил про себя Квиллер.
Выпив кофе, он вновь поднялся наверх, но не успел открыть дверь комнаты, как из неё пулей выскочил Коко и, поскользнувшись на крутом повороте, ринулся в кабинет, где книги хранились на полках, а не в коробках. Квиллер бросился за ним, но кот уже сидел на верхней полке и нагло глядел на своего преследователя.
– Слезай оттуда, – строго приказал ему Квиллер.
Но Коко, знавший, что до него не добраться, словно насмехаясь, принялся почесывать челюсть об угол здоровенной книги.
Квиллер встал на стул и попытался согнать кота.
Но не тут-то было: Коко, казалось, вошёл в раж и в то же мгновение скрылся среди книг; если бы не торчавший снаружи кончик коричневого хвоста, найти его не было бы никакой возможности.
– Ну, я до тебя, милейший, доберусь, даже если мне придётся разнести все полки! – Придвинув стул, Квиллер принялся правой рукой снимать сверху книги и складывать их в левую. Разоблаченный в своем убежище Коко шаловливо прижался к полке.
– Ах ты чертёнок! – Квиллер схватил его свободной рукой и поставил на стул, сбросил книги, которые держал в другой руке, на письменный стол и отнёс кота в соседнюю комнату, в назидание громко хлопнув дверью. Сам же вернулся, чтобы поставить книги – они оказались собранием эротических романов восемнадцатого века – на место. Подавив в себе любопытство, он вернул их на полку. И тут на глаза ему попался томик, который случайно или специально затесался среди прочих. На хорошем, из воловьей кожи переплёте золотыми буквами красовалась надпись: «Мемуары веселой молочницы». Квиллер засунул находку под мышку и спустился на пол. Пока он спускался, в книге как будто что-то брякнуло. Он потряс её, и бряканье повторилось. Разволновавшись в предвкушении открытия, он вернулся в комнату Диккенса – Маколея, закрыл дверь и открыл книжку. Страниц внутри не было!
В углублении, служившем тайничком, лежала маленькая записная книжка-алфавит. Квиллер открыл её на букву «Д» и обнаружил запись: «Диккенс А-74». Перелистнул на «М» и увидел: «Маколей А-106», за которым шли Менкен, Мелодрама, Мильтон и другие. Это был тот самый каталог, о существовании которого он с самого начала подозревал. Хотя отыскать здесь название книг было сложно, Ван Брук, очевидно, составил его для своих, трудно сказать, каких именно, целей. Если ему было что прятать, эта уловка вполне годилась.
В тайничке нашлись какие-то документы и клочки бумаги, но в тот момент важнее всего для Квиллера был каталог. Ссылки на буквы от «А» до «Ф», вероятно, означали шесть комнат, в которых хранились коробки с книгами. Пролистывая страницы, он заметил помеченные красными точками кое-какие названия, например: «Латынь А-92».
Коко в позе сфинкса восседал на коробке А-106, охраняя упаковку из-под форели.
– Куда же запропастилась А-92? – раздраженно произнёс Квиллер, с места на место перекидывая коробки, производя немалый шум, на который вскоре пришла Сьюзан и постучала в дверь.
– Входи, – крикнул он ей, продолжая свою бурную деятельность.
– Ты что-то ищешь? – осведомилась Сьюзан.
– Пожалуй… Я нашёл каталог… Там одни коробки, без названий, – сказал он, тяжело дыша. – Кое-где особые пометки… Красной точкой… Вот я и ищу А-92.
То, что он искал, находилось на самом дне груды, под двумя другими коробками. Это была упаковка из-под водки, в ней оказались учебники, грамматика, шпаргалки, англо-латинский словарь и труды Цицерона и Вергилия.
– Так и есть, это книги по латыни, – разочарованно произнёс он. – Одни книги, больше ничего.
– Давай-ка поработаем ещё полчасика и пойдём пообедаем, – предложила Сьюзан.
– Если не возражаешь, – начал он, – то перенесём обед на другой раз, тем более что я взял с собой Коко и не одет должным образом. Если захочешь ещё раз взять нас с собой, буду рад помочь в любой день.
Он запаковал коробку из-под водки под номером А-92, прогнав кота, который собрался на неё взгромоздиться. В следующие полчаса он быстро проверил остальные коробки, обозначенные в каталоге красной точкой. И обнаружил лишь беспорядочный подбор книг по темам; скандинавская мифология, индейские писатели, Чосер, японская архитектура. В одной коробке находилась литература о знаменитых мошенниках – признания аферистов, жуликов и прочих цивилизованных ворюг. По мере того как он разгребал коробки, начинала складываться некоторая картина; все коробки с красными точками находились слева от двери, если войти в комнату, и были сверху заставлены другими коробками. В каталоге Квиллер насчитал пятьдесят две красные точки, в равной степени распределенные от «А» до «Ф». С собой Квиллер прихватил три книжки.
– Надеюсь, – сказал он, когда они ехали в фургоне Сьюзан, – никто не будет против, если я возьму кое-что почитать. Мне попалось несколько интересных названий.
– Оставь их себе, – сказала она. – Никто даже не узнает и не хватится искать.
Между двух романов Вальтера Скотта, вытащенных из меченых коробок, ловко были спрятаны «Мемуары веселой молочницы».
Сьюзан высадила пассажиров у яблочного амбара. Подружка встретила Коко так, будто он вернулся с вражеской, пораженной радиоактивностью планеты. Стелясь по полу, Юм-Юм поначалу осторожно направилась к Коко, но вскоре учуяла нечто недоброе и, опустив голову и хвост, решила держаться от него подальше. Коко как ни в чём не бывало прошествовал на кухню и молча уставился на пустую тарелку на полу, на которой вскоре откуда ни возьмись появился кусок индейки.
Квиллер бросил все три книжки на столик в прихожей. После напряженной работы в доме Ван Брука он был голоден как волк. Достав из холодильника полуфабрикат острого мяса с бобами, небольшую пиццу и две сладкие булочки, он приготовился было приступить к трапезе, как вдруг услышал: шлёп! Небольшая пауза, и опять: шлёп! Он понял, в чём дело: так падает книга на не покрытый ковром пол. Оставив тарелку с едой, он пошёл посмотреть, что упало, и обнаружил на голом полу два томика Вальтера Скотта. Коко тыкал носом в «Айвенго», нюхая не корешок переплета, а передний обрез книги,
Квиллер поднял книгу в переплёте из мягкой кожи, с тисненым золотым узором и позолоченной окантовкой, с заключительной статьей и фронтисписом в стиле ар-нуво, изданную в 1909 году. Она была лучшего издания, чем Диккенс, но от сухости значительно обветшала. Квиллер полистал страницы – и у него перехватило дыхание! Они были переложены денежными купюрами! Десятидолларовыми банкнотами! И вторая книга, как он вскоре обнаружил, тоже оказалась кладом. Только закладками в «Ламмермурской невесте» служили двадцатки. Обе книги были из помеченной красной точкой коробки. Квиллер попытался в уме прикинуть: пятьдесят две коробки… приблизительно двадцать книг в каждой… а в каждой книге по двадцать – тридцать купюр… С другой стороны, кто стал бы держать такую огромную сумму дома при теперешних темпах инфляции и при том, что деньги можно вложить в дело? Если не…
Он бросился к телефону и набрал номер «Антикварной лавки Эксбридж энд Кобб».
– Сьюзан, – начал он, – я узнал кое-что удивительное в связи с красными точками, и, думаю, тебе нужно поскорее приехать сюда с адвокатом, пока мы не раскрыли остальные коробки… Нет, по телефону я тебе сказать не могу… Да, я жду вас с ним – в любое время.
О жарком с бобами Квиллер позабыл. Пицца, должно быть, тоже остыла, но не беда: её можно подогреть. Вот только греть, как оказалось, было особенно нечего. Сыр с колбасой из неё исчезли, а от жаркого остались одни бобы. Тем временем кошки усердно наводили красоту. Неважно, решил про себя Квиллер. Всё равно ему сейчас не до еды. Он взял обе книги и понёс их к себе в кабинет, туда же последовала после сытного обеда и сиамская чета.
В тайничке вместе с каталогом лежали клочки бумаги с неизвестными номерами телефонов, официальные документы в конвертах фирмы «Сомерс, Бентэнд Фрикл», записки с колонками пятизначных и больших цифр, загадочные записи, которые некогда директор делал для себя, старые деловые соглашения на тонкой бумаге, подписанные Уильямом Бруком. Все они Квиллеру мало что говорили, а Коко, сидевший на письменном столе и внимательно следивший за каждым движением хозяина, время от времени тянулся потрогать бумаги лапой. Юм-Юм, стоя на задних лапах, искала в мусорной корзине смятую бумагу, к которой питала неодолимое пристрастие. Однако её поиски не увенчались успехом. Квиллер приучил себя никогда не мять отработанную бумагу, если хотел, чтобы та пролежала на месте больше трёх минут.
Среди бумаг, которые вызвали у Коко интерес, был конверт с надписью «Копии». Оригиналы, согласно условным обозначениям, находились в папке «Сомерс, Бент энд Фрикл». Один из документов, озаглавленный как «Последняя воля и завещание Уильяма Смерпла» и подписанный совсем недавно, а именно восьмого сентября, завещал всё имущество покойного пикакской школе, точь-в-точь как сообщил Квиллеру Лайл Комптон.
При виде второго документа у Квиллера задрожала верхняя губа, и он бросился к телефону. Узнал у заместителя директора номер в Локмастере и, когда набрал его, услышал в трубке мелодичный женский голос:
– Конюшня Амбертон.
– Говорит Джим Квиллер, я звоню из Пикакса, – произнёс он. Приятный голос на другом конце провода заставил его смягчиться и говорить менее резко, чем он был настроен вначале. – Я не ошибся номером, это телефон Стива О'Хара?
– Нет, мистер Квиллер, это телефон фермы. У него в конюшне другой номер.
– Простите…
– Очень хорошо, что вы позвонили. Я Лиза Амбертон, и, насколько я понимаю, вас интересует наша ферма. Если вы к нам подъедете, я с удовольствием вам всё покажу.
– Об этом мы с вами поговорим чуть позже, а сейчас мне нужно потолковать с мистером О'Хара.
Она дала ему телефон, и он тут же позвонил скаковому тренеру.
– Итак, Стив, я готов с вами поговорить, – заявил он. – Когда вы сможете приехать в Пикакс?
– Ого! Так скоро я от вас вестей не ждал, но могу приехать в любое время. Нельзя ли привезти к вам миссис Амбертон? Она говорит, что хочет с вами познакомиться.
– Нет, в другой раз. Я хочу поговорить с вами с глазу на глаз, обсудить одно частное дельце.
– Конечно. Я всё понял, – добродушно согласился Стив. – В пять часов подойдёт? Я закончу работу в три, но мне ещё надо ополоснуться. Только я пока не подготовил информацию, которую вы просили. – Он громко чихнул.
– Резюме? Пока забудьте об этом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Загрузка...