А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Представляешь, я не видел Высшей лиги целых четыре года! А ведь болельщиком я стал ещё в Чикаго – чуть ли не с пелёнок.
– Сам виноват. Если хочешь. Ларри с радостью подкинет тебя в Чикаго или Миннеаполис. У нас теперь новая марка – на четверых. А мы с Полли смотались бы за покупками. Или, может, Полли тоже не прочь посмотреть матч?
– Полли – терпеть – не может – бейсбол! – с расстановкой произнёс Квиллер. Как, впрочем, и ходить по магазинам, подумал он, вспомнив её немногочисленные наряды, которые она, как правило, приобретала во время сезонной распродажи в супермаркете Ланспика.
– Мне не послышалось, тут кое-кто распоряжается моими услугами? – В разговор вмешался муж Кэрол.
На первый взгляд чета Ланспик, люди среднего возраста, ничего особенного из себя не представляли. Но благодаря неистощимому запасу энергии оба приобрели репутацию неутомимых общественников и ко всему были прекрасными друзьями и замечательными актерами. Квиллера всегда интересовал вопрос: что они едят на завтрак?
– Ларри, ты великий актер, – сказал Квиллер Ланспику. – Лучший из всех Генрихов Восьмых, каких я когда-либо видел.
– Спасибо, дружище. Знаешь, до чего приятно стать снова худым. Мало того что на мне висел живот Генриха, приходилось ещё мыслить как толстяк. Это не так-то просто! Да ещё эта проклятая борода, от которой зудела вся челюсть. Я сбрил её начисто, едва нынче опустили занавес.
– А Полли понравился спектакль? – осведомилась Кэрол.
– Она в восторге, в особенности от массовых сцен. Потрясающе эффектны! И как тебе удалось организовать этих мальчишек?
– Да, это было нелегко. Нужно было их переодеть в костюмы, заставить тихо стоять за кулисами и по сигналу вывести на сцену. Переодевались они в школе, а в театр мы привозили их на школьных автобусах. Это стоило полжизни! К счастью, Хилари уже ставил «Генриха» и знает, что и как делать. Надо признать, что, будучи его ассистентом, я у него многое почерпнула. – Она повернулась спиной к остальным гостям и, понизив голос, произнесла: – Но как президент клуба и как жена председателя школьного комитета прошу занести в протокол: «Я этого типа не выношу!»
Большинство жителей Пикакса питали острую неприязнь к директору средней школы Хилари Ван Бруку. Виной тому был его ершистый характер и несносное самомнение. У всех вызывал возмущение даже чёрный свитер с высоким воротником, который директор почти никогда не снимал. Свитер вместо положенной администратору белой рубашки с галстуком! В глазах жителей Мускаунти это ни в какие ворота не лезло. Но наибольшее раздражение вызывал его неизменный успех в любом деле, каким бы никчемным оно ни казалось директорам других школ, родителям и учителям.
Впрочем, поносить Ван Брука было делом привычным и любимым. Красотой он не блистал, и за спиной его называли Лошаком. Тем не менее его способности и уверенность в себе внушали уважение. Только благодаря его уму и блестящей репутации школьного администратора Театральный клуб разрешил ему поставить пьесу, считавшуюся чересчур нудной, да ещё на сцене, которая была слишком мала для занятых в ней персонажей. Теперь же «Генрих Восьмой» вошёл в историю как очередной успех Лошака.
– Да, – неохотно признал Ларри, понизив голос, – эта бестия опять добился своего! Билеты так хорошо разошлись, что у нас кое-что даже осталось. Знаешь, зал был набит до отказа одноклассниками, родственниками и друзьями ребят из массовок. – Он огляделся, проверяя, нет ли поблизости директора, и театральным шёпотом продолжил: – Но он сделал две стратегические ошибки. Определенно ему не нужно было играть самому кардинала Булей и, уж конечно, ни к чему было приглашать на роль Екатерины актрису из соседнего округа. У нас полно своих талантов.
– А что стряслось с королевой? – полюбопытствовал Квиллер, окинув взглядом присутствующих. – Что-то её здесь не видно.
– Она уехала, как только опустился занавес, – ответила Кэрол. – Наскоро сняла грим и даже ни с кем не попрощалась.
– Боюсь, по отношению к ней мы были не слишком радушны, – отметил Ларри. – Правда, её пригласили на сегодняшнюю вечеринку, рассказали, как сюда добраться, и она даже записала адрес. Я думал, она объявится. Дом у неё в Локмастере, а до него шестьдесят миль, так что можно ей простить.
Кэрол сжала локоть мужа:
– Как ты находишь амбар, милый?
– Просто фантастика! В каком состоянии он был вначале, Квилл?
– В принципе, довольно прочный, но загажен до безобразия. Долгие годы он служил пристанищем для птиц, кошек, летучих мышей и скунсов. Фран повесила эти немецкие гравюры, как бы извиняясь за то, что пришлось выселить летучих мышей. – Он указал на четыре оправленные в рамки гравюры работы 1824 года, на которых были изображены рукокрылые животные.
– Ты, Квилл, должен непременно сфотографировать амбар для журнала.
– Да, я был бы не прочь, если фотографию поместят в журнале, – ради Денниса. Фран тоже пришлось немало повозиться с подбором и расстановкой мебели, если учесть, что такому клиенту, как я, трудно угодить. Из Локмастера скоро приедет Джон Бушленд и на всякий пожарный щёлкнет несколько кадров. Любопытно, как все это будет выглядеть на плёнке.
– Неужто у нас не нашлось своего хорошего фотографа? – язвительно спросил Ларри. Ревностное соперничество между Пикаксом и Локмастером длилось уже больше века.
– Но такого таланта и оснащения, как у Буша, нет ни у кого.
– Ты прав. Он умница, – согласился Ларри.
– Последний раз зову на пиццу, – раздался чей-то громкий голос и гости ринулись на кухню – все, кроме Хилари Ван Брука. Директор пережидал всеобщий исход в стороне. Среди этой «богемы» он в своём вельветовом, бутылочного цвета в крапинку пиджаке и красном свитере казался франтом. Ссутулившись и засунув руки в карманы, Ван Брук с мрачным выражением и без того постного лица, казалось, критически изучал рубленый и сколоченный деревянными гвоздями каркас здания, конструкцию камина, гравюры с изображениями животных и наборную кассу, ячейки которой были наполовину заполнены металлическими, на деревянном основании, печатными формами.
Директор стоял перед сосновым, высотой в семь футов, платяным шкафом.
– Это шифоньер из Пенсильвании немецкой работы приблизительно середины прошлого века, – приблизившись, произнёс Квиллер.
– Скорее австрийской, – подхватил директор. – Видите первоначальную раскраску декора? Она была содрана и восстановлена, что, как вы, вероятно, знаете, значительно понизило её ценность.
Если б только мать Денниса могла опровергнуть это заявление! Ван Брук произнёс его даже не взглянув на своего слушателя. Во время разговора Ван Брук имел привычку блуждать глазами по сторонам, что приводило собеседника в замешательство. Изображая сдержанное восхищение, Квиллер сказал:
– Да ну его, этот декор. Позвольте мне лучше поздравить вас с успехом пьесы.
Директор метнул взгляд на отворот старой фланелевой рубашки Квиллера:
– В успехе я никогда не сомневался и потому ничуть не удивлён. Когда я предложил поставить «Генриха», против этого выступили те, кто мало разбирался в Шекспире или почти не имел театрального опыта. Они навесили пьесе ярлык «скучной». Но при хорошей постановке скучных пьес не бывает. Я даже больше скажу, проблемы, поставленные в «Генрихе Восьмом», – это актуальнейшие проблемы сегодняшнего дня. Я настаиваю на том, чтобы это произведение изучали школьники старших классов.
– Насколько я понимаю, – вступил Квиллер, – Шекспира вообще не изучали в Пикаксе, покуда вы не стали у штурвала образования.
– К сожалению, это так. Теперь младшим классам предлагается «Ромео и Джульетта», средним – «Макбет», а старшеклассникам – «Юлий Цезарь». Все они не просто изучают пьесы, но и декламируют отрывки. Шекспира нужно читать вспух.
Слушая театральный голос Ван Брука, Квиллер бросил взгляд через его плечо на спускающуюся с балкона наклонную дорожку. Впившись глазами в директора, по скату крадучись шел Коко. Тихо, с лёгкостью он вскочил на шкаф и оказался прямо над головой директора, продолжая буравить его каким-то странным взглядом. Квиллер, в душе надеясь, что Коко не отколет ничего такого, что заставит хозяина краснеть, смерил кота строгим взглядом и, прочистив горло, спросил Ван Брука:
– А что вы скажете о работе Денниса в моём амбаре?
– Это, конечно, сплошная эклектика, – сказал Ван Брук с надменным видом специалиста в области дизайна.
– Согласно замыслу Денниса, – продолжал Квиллер, – наклонные плоскости сделаны в соответствии с конструкцией амбара. Если и есть какое-то сходство с музеем Гугенхайма, то оно чисто случайное. Так, скажем, чёрдачные лестницы, у которых ступени привязаны к поручням кожаными ремнями, сохранились в первозданном виде.
Очевидно, директор почувствовал на себе пристальный взгляд Коко, потому что провёл рукой по волосам, вернее, по паричку (кстати, это была ещё одна тема для сплетен в Пикаксе, где считалось, что если нет своих волос то лучше не иметь никаких). Вдруг Ван Брук резко обернулся и взглянул на шифоньер.
– Это мой сиамский кот Као Ко Кун, названный в честь китайского художника тринадцатого века.
– Йау! – отозвался Коко на своё имя.
– Из династии Юань, – самодовольно кивнул директор. – Он был ещё и поэт, хотя на Западе об этом почти никто не знает. Имя его можно перевести как «достойный уважения». Точный перевод сделать трудно. – С этими словами он повернулся спиной к шифоньеру, а Квиллер в душе порадовался, что на искусственную шевелюру директора пялился Коко, а не его сообщница. Окажись Юм-Юм рядом, она вмиг сцапала бы парик и уволокла его в спальню, где запрятала бы под кровать или, чего доброго, спустила в унитаз.
– Умение разбираться во всех видах искусства, – продолжал Ван Брук, – это то, что я предложил ввести в курс обучения здесь, как когда-то сделал в Локмастере, где тоже возглавлял среднюю школу. Выпускники, которые дурно играют на музыкальных инструментах или дурно рисуют, не могут внести достойный вклад в культурную атмосферу нашего городка – это моё глубокое убеждение. Суть настоящего образования заключается в том, чтобы привить понимание искусства, будь то музыка, архитектура или литература. – Он окинул взглядом амбар. – Я был бы не прочь привести сюда на экскурсию с девятого по одиннадцатый классы, каждый класс в отдельности, на следующей неделе, когда мы планируем экскурсии на природе.
Пока Квиллер, шокированный его бесцеремонностью, думал, что ему ответить, с шифоньера раздалось мурлыканье и шуршанье. Не успел он и глазом моргнуть, как Коко взлетел в воздух над самой головой директора и приземлился на коврик в десяти футах от них, после чего принялся громко и настойчиво мяукать.
– Пошли, ребята! – громко прокомментировал мяуканье Ларри Ланспик. – И чем быстрее, тем лучше! Кошкам Квилла пора спать.
Гости неохотно принялись собирать бумажные тарелки, салфетки, пустые бутылки и коробки, расставлять по местам стулья. Дурачась и задирая друг друга, они растворялись в темноте ночи.
Когда Фран на прощание запечатлела на щеке Квиллера артистический поцелуй, он её спросил:
– Вечеринка – твоя идея? Это ты звонила мне дважды и вешала трубку?
– Нам нужно было удостовериться, что ты дома. Вдруг ты намылился куда-нибудь с Полли. Кстати, а где сегодня Полли?
– В Локмастере, на свадьбе.
– Не может быть! А ты почему не с ней? Боялся поймать букет жениха?
– Ну-ну, полегче, девушка, – парировал он, – я ещё с тобой не расплатился по счетам. – Он проводил её взглядом. Она была хорошим дизайнером, вдвое моложе его, одна из тех девушек, которые всем нравятся с первого взгляда, отличалась невероятной прямотой и была обворожительна даже в лохмотьях во время репетиций. Деннис вышел вместе со Сьюзан – похоже, они замыслили какую-то шутку. Эддингтон Смит присоединился к чете Ланспик, которая обещала подвезти его домой.
Ван Брук довольно долго медлил и наконец заявил:
– Я распоряжусь, чтобы мой ассистент связался с вами и до говорился насчёт экскурсии для старшеклассников.
На этот раз он не застал Квиллера врасплох.
– Хорошо! – воскликнул он. – Но при одном условий. Я настаиваю, чтобы экскурсию провёл Деннис и рассказал о своём замысле и методах строительства. Я буду только рад, если вы проявите инициативу и присоединитесь к нему, – Он знал, что директор со строителем на репетициях не ладили.
Ван Брук ещё раз пошарил глазами по амбару и, учтиво распрощавшись, последовал за остальными, которые, громко смеясь и разговаривая, декламируя отрывки из пьесы и назначая друг другу свидания, гурьбой повалили к машинам. Зажглись фары, взвыли моторы, некоторые даже взревели, как реактивные двигатели, и машины тронулись – одни вперед, другие разворачиваясь задним ходом. Квиллер проводил взглядом мелькавшие во тьме задние огни, пока всё не исчезло за поворотом на шоссе.
Он закрыл дверь, потушил дворовые фонари и большую часть освещения внутри дома, после чего предложил сиамским приятелям на сон грядущий слегка перекусить.
– Вы сегодня были молодцы. Хорошо, что ты, Коко, отправил эту братию домой. Вы даже не представляете себе, который сейчас час.
Кошки обрадовались лакомому кусочку, словно их угощали обедом из пяти блюд. Наблюдая за ними, Квиллер перебирал в памяти недавнее нашествие гостей. Их репетиции, выступления, поклоны под аплодисменты, переживания, если роль уходила к другому, недовольство режиссером, раздражение, когда кто-то задержался с репликой или потерял реквизит, – обо всем этом он не мог слушать без зависти. Какое-то время он тоже был членом клуба, но Полли убедила его, что заучивание ролей и посещение репетиций будет отвлекать его от более серьёзной писательской работы. На самом же деле он подозревал, что отнюдь не юная библиотекарша, носившая шестнадцатый размер, попросту ревновала его к стройным и цветущим молодым артисткам клуба. Полли была интеллигентной женщиной, приятной собеседницей, разделяла его любовь к литературе, но не избежала одного типичного недостатка. Ревнива она была до чрезвычайности.
Тщательно облизав тарелку, коты приступили к вечернему туалету: вначале взялись намывать лапками коричневые мордочки и белые усы, а потом с таким же усердием наяривать розовыми языками по практически белоснежным грудкам. И вдруг посреди этой процедуры они, словно восковые фигуры, замерли с высунутыми языками. Неожиданно Коко рысью ринулся к входной двери и уставился в темноту через боковое окно. Туда же подошел хозяин, а за ним прошествовала Юм-Юм. В окутанном мраком саду Квиллер лишь успел заметить мелькнувшие задние огни машины, которая свернула с Тривильенской. тропы на шоссе. Исходящий от амбара свет выхватил из темноты нечто отражающее, металлическое, чему не положено было находиться в саду: среди деревьев до сих пор стояла чья-то машина с выключенными фарами.
Про себя он выругался, а вслух произнёс:
– Да что ж такое? Готов поспорить, что это Деннис и Сьюзан… Почему бы им не отправиться домой к нему или к ней?
– Йау, – согласился Коко.
Из-за работы над проектом амбара и репетиций пьесы Деннис уже несколько месяцев не виделся с женой и ребёнком, которые по-прежнему жили в Сент-Луисе.
– Ну и ладно, живи и жить давай другим, – вспомнив свою безумную юность, заключил Квиллер и выключил рубильник дворового освещения. – Давайте-ка поставим экран к камину и пойдём спать.
Он повернулся, чтобы идти, а Юм-Юм, опередив его, стремглав бросилась по кошачьей дорожке вверх, только Коко не двинулся с места. Напрягшись всем телом и не шевеля хвостом, он продолжал молча глядеть в окно. Вдруг Квиллер услышал гулкое урчание. Уж не гром ли это?
– Хватит тебе, – сказал он коту. – Кончай со своими делами и ложись спать. Уже три часа.
Кошачье урчание становилось всё громче и громче и под конец переросло в такой зловещий визг, какой Коко никогда не издавал без веской на то причины. Квиллер, прихватив куртку и фонарик и отстранив возбуждённого кота, направился к выходу.
– Нет, – прикрикнул он на Коко, когда тот настроился следовать за ним. – Эй, вы там, – размахивая фонариком и обращаясь к тем, кто был в машине, крикнул он. – Что-нибудь случилось?
Ночь была тихой. В тот поздний час с главной шоссейной дороги не доносилось никаких звуков. И ни одно дуновение не касалось чахлых яблоневых деревьев. Никакого движения не обнаружилось и внутри того, что оказалось шикарным, последней модели лимузином. В ответ на вопрос Квиллера никто не включил ни зажигания, ни фар.
Он посветил фонариком сначала на землю, потом меж деревьев и, наконец, в салон машины, направив свет так, чтобы он не отражался от оконных стекол. Внутри, навалившись на руль, сидел водитель.
Сердечный приступ – первое, о чём с тревогой подумал Квиллер. Он поспешно обошёл машину с другой стороны и тут увидел кровь и пулевое отверстие в затылке.
ДВА

Прежде чем снять телефонную трубку и набрать номер полиции, рука Квиллера на мгновение замерла в воздухе. Любой трезвомыслящий журналист первым делом сообщил бы о случившемся в редакцию газеты и лишь потом в полицию, но, окунувшись в атмосферу доверительности, свойственную таким маленьким городам, как Пикакс, Квиллер своим принципам решительно изменил. Жертву он знал лично, да и начальник полиции Броуди был ему другом. Не долго думая, Квиллер позвонил ему домой.
– Броуди слушает! – раздался в трубке хриплый голос человека, которому вставать по телефонному звонку в три часа ночи было не впервой.
– Энди, это Квилл, на твоём участке совершено убийство.
– Где?
– У меня в саду.
– Кто?
– Хилари Ван Брук.
Последовала небольшая пауза.
– Что он делал в твоём саду?
– Тут была вечеринка, Театральный клуб гудел всем составом, режиссер ушёл последним. Он даже не успел завести машину.
В строгом служителе закона вдруг проснулся заботливый отец:
– Фран тоже была там?
– Здесь был весь клуб.
– Сейчас приеду.
– Имей в виду, Энди! На дороге, возможно, осталось множество следов от колес и ног, может, это вам пригодится. Заезжай с другой стороны, через театральную стоянку. Там я тебя встречу и открою ворота.
Броуди что-то промычал в ответ и повесил трубку.
Наскоро натянув брюки со свитером поверх пижамы, Квиллер вновь взял фонарик и поспешно направился в сторону Мейн-стрит. Ведущая через лесной участок к автостоянке дорога, недавно обновленная и вымощенная гравием, была протяженностью всего в несколько сотен футов. Тем не менее, когда Квиллер подошёл к ограде, театральная стоянка уже светилась огнём автомобильных фар. В таком городке, как Пикакс, куда угодно можно было добраться за пять минут.
Квиллер заскочил в машину Броуди и указал на дорогу между деревьев, остальные машины с проблесковыми фонарями двинулись за ними вслед.
– Последнее время у меня на территории то и дело кто-нибудь шатается, поэтому я вечерами стал запирать ворота, – пояснил хозяин.
– Как ты обнаружил тело? – спросил Броуди.
– Когда все уехали, в саду осталась одна машина. Потом мой кот стал подозрительно урчать. Я вышел выяснить, в чём дело, и обнаружил тело Ван Брука, привалившееся к рулю.
– Чисто по-человечески он не был счастлив. Ни жены, ни семьи. Такой мог покончить с собой.
– Но тогда он не стрелял бы себе в затылок, – заметил Квиллер. – Пуля сдула его паричок. – Они подъехали к амбару сзади. – Остановись здесь. Все события происходили с другой стороны.
Вплотную к ним припарковались машины полицейского патруля и полиции штата, оставив место для не замедливших прибыть «скорой помощи» и медицинской экспертизы.
– Чем могу помочь? – осведомился Квиллер.
– Будь в доме, пока нам не понадобишься, – распорядился Броуди, – и зажги свет в амбаре.
Квиллер вновь повернул рубильник, и засиявший, как маяк, амбар озарил все вокруг.
Кошки нервничали. Они чуяли, что случилось что-то неладное. По двору расхаживали какие-то незнакомцы, а чахлые деревья в отблесках полицейских огней казались им огромными чудовищами. Квиллер подхватил в две охапки своих питомцев и поднялся по скату. В личных кошачьих апартаментах на лоджии верхнего яруса четвероногих обитателей ждали мягкие коврики и подушки, корзинки и шесты, специальная стойка – точить когти, и даже телевизор. Чтобы успокоить кошек, он поставил видеокассету с фильмом о птицах, а сам вернулся вниз; его мучила совесть оттого, что до сих пор он не сообщил о происшедшем в газету.
Известив ночного редактора об убийстве, Квиллер попросил приехать кого-нибудь из репортеров. Ему ответили, что этой ночью Дейва подменяет Роджер.
– Скажите ему, чтоб он заезжал с Мейн-стрит, – сказал Квиллер.
Вслед за этим он решил позвонить Ларри Ланспику: председателю школьного комитета следовало узнать о случившемся как можно раньше. Оказалось, что чета Ланспик домой ещё не вернулась. Жили они за городом, Ларри исправно исполнял все правила дорожного движения, и ко всему они завозили домой Эддингтона Смита. Квиллер выждал минут пятнадцать, давая им возможность наконец добраться до своего цветущего пригорода под названием Вест-Миддл-Хаммок. Журналист набрал их номер ещё раз.
Ларри ответил только после десятого гудка:
– Я только что вошёл, Квилл, В чём дело?
– Скверные новости, Ларри. Придётся тебе опять подыскивать директора средней школы.
– Что ты хочешь сказать?
– С Ван Бруком – всё!
– Как? Автокатастрофа?
– Ларри, ты даже не поверишь, но кто-то всадил ему пулю в голову. Полиция уже здесь, прочесывает сад.
– Как ты это обнаружил? Услышал выстрел?
– Ничего я не слышал, видел только задние огни поспешно удаляющегося автомобиля. Когда вся орава отчалила, в саду осталась одна машина. Я вышел проверить, в чём дело.
– Ну и дела, Квилл! Полиция наверняка заподозрит кого-нибудь из наших.
– Не знаю, не знаю, кого она заподозрит, но надо быть готовыми к тому, что завтра придется отвечать на их вопросы.
Ларри вызвался сообщить неприятное известие главному школьному инспектору.
– Иначе он услышит об этом по радио или когда к нему заявятся полицейские. Я всё ещё не могу в это поверить.
Со двора донёсся звук пыхтящего мотора.
– Извини, Ларри. Ещё кто-то приехал. Полагаю, что репортёр. Созвонимся позже.
Вновь прибывшая машина припарковалась рядом с полицейскими машинами, и Квиллер узнал в ней десятилетнюю развалину Роджера Мак-Гилливрея. Хозяин вышел навстречу бородатому мужчине, который некогда покончил с преподаванием истории, чтобы в местной газете отражать текучку дня.
– Что случилось? – спросил репортёр, за плечами которого висели две камеры.
– У нас тут вчера была вечеринка – обмывали последний спектакль, после чего в три часа ночи все уехали, кроме директора. Вот всё, что я знаю. Если тебя интересуют подробности, обращайся к Броуди. Он сейчас на месте преступления.
Квиллер видел, что Роджер подошёл к шефу полиции и о чём-то спросил. Броуди обернулся и бросил сердитый взгляд в сторону амбара, после чего кратко ответил на несколько вопросов и ткнул большим пальцем назад. Прежде чем вернуться в амбар, Роджер сделал пару снимков.
– С чего это ты сегодня дежуришь? – спросил его Квиллер, когда тот открыл дверь.
– Я вместо Дейва, он на свадьбе в Локмастере, – пояснил тот. – Ну, у тебя не дом, а просто дворец! Шэрон была бы в восторге.
– Приезжайте с ней как-нибудь вечерком и прихватите с собой Милдред.
– Кому-то нужно остаться с ребенком, так что пусть девочки поедут одни. Только смотри, чтобы теща тут не перебрала. С тех пор как умер Стен, она частенько заглядывает в стаканчик. Без мужа ей в тысячу раз лучше живётся, но… ты же знаешь женщин!
– Интересно, что Шэрон с Милдред скажут, когда узнают о скоропостижной кончине своего директора?
– Они будут в шоке, но слезы лить не станут. Ван Брук сделал кое-что полезное для процесса обучения и статуса преподавателей школы, но им редко кто восхищался. Учителя его недолюбливали, в том числе и я. К нам он относился так же, как к детям. А потом эти совещания! Учителя вообще терпеть не могут совещаний – от них нет никакого проку, – а Лошак был просто одержим этой тягомотиной. Потому я с ним и расстался, ушёл работать в газету. Позже, когда я появлялся в школе, он смотрел на меня как на водопроводчика, который шел чинить уборную… Как думаешь, кто его убил? Должно быть, кто-нибудь из твоих гостей. Верно?
– Не возьмусь делать никаких предположений, Роджер, тем более для алчной прессы.
– Твоё право. Не возражаешь, если я взгляну на дом?
– Пожалуйста. На лоджии первого яруса у меня спальня и кабинет. Можешь открыть дверь и посмотреть, но только там не убрано. На лоджии второго яруса – комната для гостей. Кошки живут на третьем ярусе. Прошу их не беспокоить – у них была кошмарная ночь.
– Не волнуйся. Ты же знаешь, как относятся ко мне кошки! Не зря Шэрон зовет меня кошатником.
Зазвонил телефон, это был Арчи Райкер, старый друг Квиллера, которого журналист знал ещё по работе в Центре и который в настоящее время был редактором и издателем местной газеты.
– Что там стряслось? – спросил он. – Мне сообщили об убийстве с ночной вахты. Почему сам не дал мне знать?
– Зря тебя разбудили, Арчи. Отправляйся досыпать. Здесь Роджер. Прочтёшь всё на первой странице своего выпуска в понедельник утром.
– Кого-нибудь подозревают?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Загрузка...