А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Воронин Андрей Николаевич

Панкрат - 3. Ставки сделаны


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Панкрат - 3. Ставки сделаны автора, которого зовут Воронин Андрей Николаевич. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Панкрат - 3. Ставки сделаны в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Воронин Андрей Николаевич - Панкрат - 3. Ставки сделаны без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Панкрат - 3. Ставки сделаны = 301.81 KB

Панкрат - 3. Ставки сделаны - Воронин Андрей Николаевич -> скачать бесплатно электронную книгу



Панкрат – 3

OCR Электрическая библиотека
«Андрей Воронин. Панкрат. Ставки сделаны»: Современный литератор; Мн.; 2002
ISBN 985-14-0250-8
Аннотация
Он – Панкрат, совсем недавно – еще просто мальчишка. Затем в жестокости и пламени войны – боец спецгруппы, которой официально не существует. А теперь он – единственный уцелевший из всех своих друзей. Подставленный, преданный, загнанный как дикий зверь. Теперь для него не существует ни своих, ни чужих. Есть только – убийцы, которым необходимо безжалостно мстить, и честные люди, нуждающиеся в помощи. Есть только справедливость, которую надо защищать с оружием в руках…

Андрей ВОРОНИН
СТАВКИ СДЕЛАНЫ
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Глава 1
– Начинается посадка на рейс номер сто двенадцать Москва – Лондон, – объявил приятный женский голос Панкрат в несколько глотков допил кофе и встал. То же самое сделал и его спутник – семнадцатилетний парень, одетый в широкие светлые брюки со множеством карманов и обтягивающую майку малинового цвета, выгодно подчеркивавшую рельеф мускулатуры.
– Пора, Кирюха.
Парень молча кивнул и подхватил с пола большую спортивную сумку.
– Документы не забыл?
– Нет конечно Бросив взгляд на часы, Панкрат дернул щекой.
– Опаздывает святой отец. Не иначе как фотомодель исповедует.
Кирилл, не удержавшись, хмыкнул. Потом вздохнул:
– Жаль. Я думал, он приедет.
– Идем, – Панкрат положил руку ему на плечо. – Самолет уже на полосу вырулил.
Он махнул в направлении застекленной стены. За ней на сером бетоне взлетного поля разворачивался огромный аэробус с надписью «Внуковские авиалинии» на борту.
Вытащив из кармана штанов билет и паспорт, Кирилл закинул сумку на плечо Несмотря на размеры, она была совсем не тяжелой он готовился к покорению туманного Альбиона налегке, с несколькими сменами белья, теплым свитером и парой желтых ботинок. Все прочее решено было покупать уже на месте, по необходимости.
Панкрат осмотрел его придирчиво, сдержанно улыбнулся.
– Орел Ну, пошли…
Пассажиры рейса номер сто двенадцать выстроились в очередь к четвертому терминалу. Их было довольно много.
Большинство составляли мужчины, разного возраста, но в строгих костюмах практически одинакового покроя, с кожаными портфелями, матерчатыми чемоданами и плоскими кейсами для ноутбуков. Кто-то, улыбаясь, перебрасывался короткими фразами с рядом стоящими, кто-то говорил по мобильному телефону, кто-то молчал, хмурясь, и глядел в спину перед собой. Парень и девушка в середине очереди синхронно кивали головами под музыку, звучавшую у них в наушниках.
Женщина лет сорока с разнокалиберным золотом на пальцах обеих рук, стоявшая сразу за ними, неодобрительно поджимала обильно накрашенные губы. Еще одна женщина, помоложе, в брючном костюме свободного покроя, погрузилась в чтение Sunday – наверное, это была возвращающаяся домой англичанка.
Кирилл встал в очередь, Панкрат – рядом.
Со стороны их можно было принять за отца и сына. Оба подтянутые, загорелые, с уверенными скупыми движениями, сдержанной мимикой и глазами, которые смотрели со скептическим прищуром, ничего в жизни не принимая на веру.
Вот только Панкрату было тридцать пять, а Кириллу – почти в два раза меньше. И с точки зрения благополучного обывателя, семнадцатилетнему подростку такого взгляда не полагалось. В силу элементарного отсутствия жизненного опыта.
Аэропорт безразлично суетился вокруг них, растворяя все звуки в низком монотонном гуле. Они молчали: все уже было сказано, напутствия сделаны, примерное поведение в древних стенах Кембриджа обещано. А то, что не высказать словами, каждый из них отлично чувствовал сердцем.
– Пожалуйста, – девушка в строгой белой блузке протянула тонкую холеную ладонь с ухоженными ногтями и бесцветным маникюром, – Ваш билет и паспорт.
И тут, перекрывая гул аэропорта, раздался зычный голос, эхом заметавшийся под сводами:
– А ну, стой, отрок!
Вздрогнув, девушка едва не выронила документы Кирилла. Парень обернулся, не веря своим ушам, и его лицо расплылось в улыбке: к четвертому терминалу бежал, рассыпаясь в извинениях перед всеми, кто оказывался у него на пути, могучего телосложения бородач в джинсовом костюме.
Панкрат усмехнулся, поскольку ожидал чего-то подобного от Алексея, больше всего на свете не любившего, как он помнил, шумных мест и долгих прощаний.
Кирилл умоляюще посмотрел на девушку – и, поскольку, кроме него, в очереди уже "больше никого не было, та кивнула, предупредив:
– Полминуты, не больше.
Поставив сумку, он легко перемахнул через поручень и тут же угодил в медвежьи объятия бородача. Тот, стиснув парня как следует, несколько раз гулко шлепнул его по спине широкой ладонью. Потом отпустил и привычно осенил крестным знамением:
– Благословляю в дорогу, сыне, и на учебу прилежную, – он бесцеремонно ткнул Кирилла в плечо кулачищем и заговорщически подмигнул:
– Накупил небось презервативов-то?
Парень покраснел: сказано было довольно громко.
– Леха, не смущай молодежь, – усмехнулся, подойдя, Панкрат.
Бородач повернулся, смерил его преувеличенно суровым взглядом.
– Изыди, грешная душа. С тобою мы опосля поговорим.
Дай с парнем попрощаться.
– Пожалуйста, быстрее, – поторопила их девушка, делая строгое лицо.
Алексей просто протянул Кириллу руку.
– Удачи тебе, – и совершенно серьезно добавил:
– Не посрами.
Тот крепко пожал внушительную ладонь, посмотрел в глаза бородачу и ответил:
– Спасибо вам… – почувствовав теплый взгляд Панкрата, добавил:
– Всем.
Вернувшись на терминал, Кирилл извинился перед девушкой и, в последний раз оглянувшись, прошел в стеклянную дверь.
* * *
– Вот и все…
Негромкие слова Панкрата потонули в отдаленном, но мощном реве взлетающего аэробуса.
Алексей, сунув руки в карманы джинсов, молча смотрел в небо, на самолет, который делался все меньше и меньше, пока не превратился в тонкий белый росчерк на синем фоне.
Панкрат вытащил сигарету, прикурил.
– Ты, часом, не постишься? – спросил он у Алексея, затянувшись и выдохнув сизый дым через ноздри.
Тот улыбнулся.
– Знаю, к чему клонишь. Опять в «Шанхай», богопротивных змей кушать?
– А то, – хмыкнул Панкрат.
Он вздохнул, сопровождая задумчивым взглядом заходящий на посадку «Боинг-747». Затем почесал переносицу и кивнул.
– Поехали, искуситель. Но учти, – Алексей предостерегающе поднял палец, – китайской водки – ни-ни. Только нашенскую.
– Заметано, – согласился Панкрат. – Отгоним моего железного коня в платное стойло и – вперед, к детям Мао.
Пошли, вон там моя машина.
Он махнул рукой. Посмотрев в указанном направлении, Алексей уперся взглядом в элегантный внедорожник производства компании «Мерседес-Бенц», сверкавший на солнце обтекаемыми черными боками.
– Однако.. – невольно присвистнул он.
Панкрат хлопнул его по плечу.
– Это служебная, соловей-разбойник.
– Хорошая у тебя служба, – уже на ходу заметил Алексей. – И сам бы рад послужить…
– Ваша братия тоже не на самокатах ездит, – отшутился Панкрат.
– Это точно, – поддакнул бородач. – В прошлом месяце велосипеды выдали.
Подойдя к машине, Панкрат вытащил брелок и отключил сигнализацию. Замки дверей открылись автоматически.
– Полезай, отче.
Откуда ни возьмись, рядом с ними возник вдруг худой прыщавый паренек в полинявшей майке и широких джинсах, с серьгой в ухе и выкрашенными в рубиновый цвет волосами.
– Мужики, девочку не хотите? Прежде чем Панкрат успел что-либо ответить, Алексей взял парня за руку и сжал – да так, что тот подскочил от боли.
– Девочку – не хотим, – сделав упор на первое слово, ответил бородач. – А вот мальчик сгодится, – и он игриво подмигнул парню. – Поехали, милашка.
Прыщавый ойкнул, вырвал руку и сей момент растворился среди машин, запрудивших стоянку перед аэропортом.
– Куда же ты, сладенький? – разочарованно пробасил ему вслед Алексей.
Панкрат покачал головой, едва сдерживая смех.
– Грешник, – кротко вздохнул его спутник. – Гореть его тощей заднице в геенне огненной.
Они сели в машину. Панкрат опустил со своей стороны стекло и включил кондиционер со встроенным ароматизатором воздуха. Запахло мятой.
Вырулив со стоянки, он, по-прежнему не выпуская из зубов сигарету, спросил:
– Что в обители делается, Леха? Я слышал, Патриарх тебя благословил братию кулачному бою обучать. Как успехи?
Бородач хохотнул.
– Есть и успехи. Хотя, сказал бы я, у нашего настоятеля, егды он во гневе, и таким, как мы с тобой, поучиться не грех.
Панкрат поморщился.
– Я ж серьезно спросил. А ты – «егды»!
– Церковнославянский язык, между прочим, – с обидой заметил Алексей. – На нем, ежели хочешь знать, русский человек завсегда с Богом общался…
– Вот с Богом – пожалуйста, – тут же отпарировал Панкрат. – А со мной можно и по-простому, я не претендую.
– Ладно, не лезь в бутылку, – бородач переключил свое внимание на девушку, голосующую на обочине. – Лучше девчонку подбрось.
Однако длинноногая особа в еще новых, но концептуально порванных джинсах при виде джипа опасливо опустила руку. Панкрат пожал плечами и не стал сбавлять скорость.
– Вот еще. Знаем мы эти штуки: сначала – подбрось, потом – поймай.
Оценив в зеркало заднего вида ладную фигурку автостопщицы, Панкрат добавил:
– А глазомер, отче, у тебя не ослаб. Тело на пять с плюсом.
– Когда ж ему слабнуть, – пробасил Алексей. – Ты думаешь, кто в Новодевичьем монастыре кастинг проводит?
Панкрат рассмеялся и посильнее прижал педаль акселератора. Ветер запел в ушах, взъерошил ежик седых волос и забрался под светло-серую тишотку, принеся с собой восхитительное ощущение прохлады.
– Все-таки здорово, что ты приехал, – негромко произнес он. – Теперь у меня больше никого нет…
* * *
Из Чечни они вернулись втроем – Панкрат, Алексей и Кирилл Ворошилов. Степан, его отец, остался в чеченской земле. Приехал спасать сына, а не уберегся сам.
Панкрат тогда поклялся, что будет Кириллу вместо отца.
Он пообещал это Степану, когда тот умирал у него на руках.
А себе дал слово, что обязательно найдет человека, организовавшего похищение Кирилла.
Этим человеком, как он подозревал, был некто Родион Волков, старший инструктор известной на всю страну Ассоциации русского боя «Правь-Сатори». В прошлом Волков возглавлял оперативное подразделение в Московском отделе по борьбе с организованной преступностью. Степан даже считал его одним из своих немногих друзей. Он рассказывал Панкрату о том, как Родион когда-то помог освободить его жену, взятую в заложницы бандой рэкетиров…
В Москве им суждено было оказаться не скоро.
Панкрат осторожничал, стараясь сбить с толку возможных преследователей. Они меняли паспорта практически в каждом городе, где задерживались дольше чем на месяц. Жили на деньги, приготовленные Степаном для выкупа, который так и не понадобился. В первом же российском городе, где имелся филиал Нацбанка, Панкрат открыл валютный счет, на который положил девятьсот девяносто тысяч долларов. У работника банка, принимавшего наличность, так и чесался язык задать нескромный вопрос, но, глядя на суровые лица клиентов, он понял, что этого лучше не делать даже в шутку. Десять тысяч были оставлены на экстренные расходы – на тот случай, если на новом месте жительства не окажется ни банкоматов, ни банков вообще.
Как правило, приезжая в новый город, они снимали квартиру или номера в гостиницах попроще. Иногда даже устраивались на работу – все, кроме Кирилла. Парень так и не успел сдать выпускные экзамены, и Панкрат сильно переживал из-за того, что в ближайшем будущем он не сможет этого сделать.
Первое время он ходил по улицам, оглядываясь в поисках возможной слежки, и сам следил за подозрительными, на его взгляд, людьми. Кирилла он никогда не оставлял в одиночестве: при нем всегда находился либо Алексей, либо сам Панкрат. Он запрещал пользоваться телефонами в гостиницах и снятых квартирах – если нужно было вызвать сантехника, звонили из автомата или с почтамта.
Потом наступил день, когда Панкрат сказал себе: стоп!
У тебя начинается паранойя, дружище. Твою манию преследования скоро можно будет описывать в учебниках, как классический случай. Никто тебя не ищет, все о тебе позабыли.
Пора остановиться и переписать жизнь с чистого листа.
Так он и сделал.
Почти год они скитались по стране, медленно, но верно приближаясь к столице. И наконец, в Москве появился некто Андрей Белов с сыном. Панкрат купил Кириллу квартиру в центре, устроил его в выпускной класс престижного лицея, а сам занялся тем, что хорошо умел делать, – пошел в охрану крупнейшего коммерческого банка «Омега-кредит».
Приблизительно в это время их покинул Алексей.
Панкрат хорошо помнил день, когда тот объявил о своем решении. Была Пасха. Они вдвоем сидели в небольшом, но уютном и недорогом пивном ресторанчике неподалеку от лицея, в котором учился Кирилл, и ждали окончания какой-то поздней лекции. За неспешньм разговором Панкрат предложил Алексею пойти охранником в банк, где сам он к тому времени уже был произведен в шефы службы безопасности.
– Как раз вакансия освободилась, – без улыбки произнес он. – На прошлой неделе Жору грабители подстрелили. Нет, не насмерть. Но из строя он вышел и, как сказали врачи, для нашей нервной работы теперь долго не сгодится. Так что приглашаю тебя на освободившееся место.
Насколько было известно Панкрату, Алексей снимал квартирку на окраине Москвы и подрабатывал телохранителем у какого-то нэпмана, возомнившего себя крутым бизнесменом. Тот жмотился и платил сущие копейки, а оклад банковского охранника был на порядок выше. Да и работа недыльная: случай с нападением на филиал был, скорее, неприятным исключением.
В ожидании ответа Панкрат отпил глоток темного чешского пива и отправил в рот горсть соленого арахиса.
Алексей как-то странно на него посмотрел и отрицательно покачал головой.
– Извини, не могу.
Панкрат совершенно искренне удивился:
– Леха, я не понял – тебе что, твой толстожопый частный капиталист дороже нормальной работы с восьми до пяти?
Тот вздохнул.
– От капиталиста я уже ушел, Панкрат.
– Так, значит, – тот откинулся на спинку стула. – Ну-ну.
И что же теперь?
Алексей потянулся к своей кружке и сделал добрый глоток, ополовинив посуду.
– Постриг у меня на этой неделе, – осторожно, будто не доверяя собственному языку, произнес он.
– Не понял! – Панкрат почувствовал, что у него глаза лезут на лоб. – Что ты сказал?
– Постриг, – повторил Алексей. – В монахи.
Панкрат попробовал улыбнуться, но ничего не получилось.
Затем он представил себе Леху – с его кришнаитской косичкой, которую тот до сих пор сохранял из ностальгии по шафрановому прошлому, но в черном монашеском одеянии.
Ему хотелось сказать так много, что в итоге он решил промолчать, и решительным жестом подозвал официанта.
– Бутылку «Посольской», – заказал было он, но, глянув на Алексея, быстро поправился:
– Лучше две… Выпьем за твою присягу, дружище.
* * *
С того дня прошло полтора года.
Кирилл закончил лицей, съездил на каникулы в Лондон и выразил желание поступать в Кембриджский университет.
Панкрат согласился и нанял парню репетиторов. В течение двенадцати месяцев того не было видно из-за учебников, но результат оказался впечатляющим: выдержав вступительные экзамены в самом Кембридже, он вошел в десятку лучших среди абитуриентов, не являвшихся подданным Британской короны.
Теперь ему предстояло пять лет напряженной учебы в одном из самых престижных университетов мира, из которого, как поговаривали, ведут только три дороги – в бизнес, политику или на театральную сцену. Панкрат больше склонялся к первому варианту, а сам Кирилл – ко второму. Его тайной мечтой было разрешить «чеченский вопрос».
В течение этих полутора лет Панкрат и Алексей виделись всего дважды. Одна из этих встреч закончилась в китайском ресторане «Шанхай», где друзья выпили бутыль восточной огненной воды с цельными змеями внутри. Тогда-то Алексей, в иночестве получивший имя Евстафий, и признался Панкрату, что не может оставить старых привычек и по ночам на заднем монастырском дворе «поддерживает форму» – занимается рукопашным боем. В последнее время к тому же он обрел горячих последователей кулачной премудрости среди иноков помоложе.
В ответ Панкрат смеха ради порекомендовал ему радеть перед настоятелем об открытии вполне официальной рукопашной секции в стенах монастыря.
Каково же было его удивление, когда совсем недавно в одной из центральных газет он прочел статью, озаглавленную коротко и броско: «Подмосковный Шаолинь. Русские монахи-воины».
Оказалось, что своих занятий Алексей не оставил. Более того, ссылаясь на многочисленные цитаты из Библии, смог достаточно уверенно доказать необходимость физической подготовки монахов перед самим Патриархом, которому пожаловался озадаченный таким положением дел настоятель. После двухчасовой беседы с неуемным иноком Патриарх благословил его на тренерскую деятельность и пожелал, чтобы во всех крупных монастырях России последовали этому примеру.
Материал был обильно проиллюстрирован. Фотограф запечатлел черноризцев в момент исполнения приемов рукопашного боя: несколько здоровых мужиков в рясах с одухотворенными лицами отрабатывали восходящий блок от удара в лицо.
На другом снимке до пояса раздетые монахи перебрасывались внушительными валунами во время разминки. На третьем – обливались холодной водой перед тренировкой.
Однако ни в одном из кадров Панкрат не увидел лица Алексея. Наверняка это был результат предварительной договоренности с фотографом. Да и автор статьи ни одним словом не обмолвился о прошлом монаха-рукопашника, не задал ни одного «неудобного» вопроса, обычного для таких изданий. Даже обращался он к нему только по имени, полученному в иночестве. Видимо, таковы были условия, на которых Алексей согласился встретиться с журналистом.
Такая предусмотрительность порадовала Панкрата. Несмотря на то что с момента их возвращения из Чечни ни спецслужбы, ни кавказские бандиты не проявляли к ним интереса, он по-прежнему стремился к сохранению инкогнито там, где это было возможно и не вызывало подозрений.
В общем-то, Панкрат не слишком беспокоился о себе.
В первую очередь он должен был выполнить обещание, данное своему погибшему Другу, – воспитать Кирилла и выдать ему, как говорится, путевку в жизнь. По сравнению с этой задачей даже месть за смерть друга отошла на второй план:
Панкрат решил для себя, что не будет разыскивать Волкова до тех пор, пока Кирилл не окажется в безопасном месте, – таком, например, как Кембридж.
* * *
Панкрат предусмотрительно заказал в «Шанхае» столик, и улыбающийся китаец Лю, хозяин заведения, лично провел их в укромный уголок зала, отгороженный расписными ширмами, на которых сплетались в причудливые кольца золотые и оранжевые чудовища. Отсюда, из этой ниши, открывался отличный вид на небольшой подиум в противоположном углу зала, где стояла двадцатилитровая бутыль китайской водки, крепостью сравнимой только с медицинским спиртом, под названием «Схватка тигра с драконом».
Внутри этой бутыли заспиртованная целиком полосатая кошка мертвой хваткой сжимала горло такой же заспиртованной змее. Причем горлышко у бутылки было самое обычное, узенькое.
– Эка мерзость, – пробасил Алексей, усаживаясь. – Каждый раз смотрю и думаю: как они умудрились животных туда запихать?
В стенку бутылки был встроен краник с вентилем, чтобы любой желающий мог подойти и нацедить себе рюмочку – за счет заведения. Как ни странно, желающие находились всегда. Время от времени кто-нибудь из шумных молодежных компаний, обычно занимавших несколько столиков в центре зала, вставал и под одобрительные возгласы своих сотрапезников подходил к бутыли. Опрокинув в себя крошечную рюмку настоящей огненной воды, смельчак обычно бегом возвращался к столику, чтобы запить ее побыстрее, – уже под дружный смех остальных.
Панкрат, как обычно, заказал хо-хо, любимое лакомство маньчжурских императоров. Лю, улыбаясь, сделал знак официанткам, обряженным в шелковые халаты, и те, смешно семеня ногами, поднесли гостям четыре внушительных блюда с тонко нарезанными – почти прозрачными – полосками сырого мяса, рыбы, курицы и кальмаров. Официант-мужчина в черном одеянии из блестящего шелка поставил на стол небольшую жаровную, над которой был закреплен маленький котелок с бульоном, и шесть чашек с мелконатертыми специями.
– Что будете пить? – еще шире улыбнулся Лю.
– Ты уж не обессудь, дружище, но сегодня – нашу, – извиняющимся тоном произнес Панкрат. – Давай-ка бутылочку «Московской», из холодильника. Я знаю, у тебя есть Если китаец и разочаровался, то на его лице это не отразилось. Продолжая улыбаться, он с поклоном отступил от столика. Через минуту перед гостями поставили запотевшую бутылку.
– Вот это дело, – щелкнул ногтем по стеклу Алексей.
Панкрат разлил водку по крошечным рюмкам. Согласно китайской застольной традиции, полагалось не закусывать спиртное, а запивать им еду. А приготовить ее нужно было… самостоятельно.
Поднаторевший в кухонных делах Панкрат быстро всыпал специи в булькающий котелок. Над столиком сразу же поплыл неземной аромат – сладковатый, но не приторный, острый, но в меру. Взяв палочками полоску мяса, Панкрат опустил ее в котелок и подержал в кипящей воде секунд пятнадцать. Затем вытащил и, подув, отправил в рот.
Теперь можно было и запить. Он опрокинул в горло рюмку ледяной водки. По телу растеклось блаженное тепло.
Алексей, последовавший его примеру, тоже выпил.
– Хороша, – крякнул от удовольствия. – Вот и о серьезном поговорить можно. Спрашивай, что хотел.
Прежде чем приступить к разговору, Панкрат выложил на столик пачку «Десанта» и закурил. Тут же откуда ни возьмись появилась официантка с пепельницей в виде разевающего пасть дракона из глазурованной красной глины. Здесь, как и во многих других китайских ресторанах, курить разрешалось.
Алексей поморщился: в отношении этой привычки он всегда выступал убежденным «борцом против».
– Знаешь, откуда табак появился? – с хитрецой спросил он Панкрата. – Из причинного места блудницы вавилонской он вырос, вот откуда.
Тот пожал плечами, затянулся и выдохнул дым через ноздри.
– Не понимаю, чем тебя это самое место не устраивает.
Надеюсь, вавилоняне-то никак тебе не досадили?
– Пропащий ты человек, – Алексей покачал головой и запустил пятерню в окладистую бороду. – Слушай, давай-ка повторим. Что-то я ее не распробовал.
Они повторили.
– Когда своих монахов на соревнования выставишь? – поинтересовался Панкрат, ставя пустую рюмку.
– Не в этом цель, – ответил бородач. – Задача наша в том, чтобы плоть укрепить. Господу какая польза от хилого? А соревнования – суета. Светское развлечение. Вот ты мне скажи – что толку в олимпийском золоте, например?
– А для чего тогда плоть укреплять? – хмыкнул Панкрат. – В мир вы не выходите, между собой не соревнуетесь… Какая от вас людям польза?
Алексей не успел ответить: раздалась мелодичная трель, и бородач вытащил из нагрудного кармана джинсовой рубашки плоский мобильник в корпусе цвета «металлик».
– Евстафий слушает, – пробасил он. – Нет, сегодня не будет. Кто сказал «отдыхаем»? Слушай, брат Владимир, силовые упражнения и акробатику вам никто не отменял. Вот и проведешь. Все, Господь с тобой.
– Извини, – вздохнул он, обращаясь к Панкрату. – Видишь – дела.
Тот понимающе кивнул.
– В здоровом теле – здоровый дух, – назидательно проговорил Алексей, возвращаясь к прерванному разговору. – Вот для чего монаху плоть укреплять. И людям, между прочим, от нас польза есть: мы их грехи замаливаем. А когда болячки всякие не отвлекают, и молитва спорится. Собраннее становится человек, дисциплины в нем больше, ответственности. Да и много чего еще…
Панкрат усмехнулся.
– Интересно говоришь. «Спорится» – так, будто о работе.
Алексей кивнул.
– В том наша работа и есть. Только мне больше слово «труд» нравится. Работают все-таки на заводе, с восьми до пяти, а мы – тружаемся. Денно, как говорится, и нощно.
– И за меня молишься? – посерьезнев, спросил вдруг Панкрат.
– Бывает, – так же серьезно ответил Алексей. – Вообще я за всех молюсь. За все прогрессивное – и не очень – человечество.
– Давай тогда за труды, – предложил Панкрат, обмакивая в кипящую воду полоску кальмара. – Хоть я с сегодняшнего дня и в отпуске…
Пока он жевал, Алексей наполнил рюмки. Они выпили, и Панкрат закурил новую сигарету.
Некоторое время друзья просто молчали, слушая легкий перезвон колокольчиков, будто нанизанный на грустную, тягучую мелодию китайской флейты, которую сопровождали аритмичные шлепки по кожаному барабану. Музыканты сидели за небольшой ширмой из тонкой рисовой бумаги, которая находилась в темной нише, но была подсвечена с их стороны масляными светильниками. От этого на самой ширме видны были только движущиеся тени музыкантов, сидевших практически без движения.
– Волкова еще не нашел? – первым нарушил тишину Алексей.
Панкрат отрицательно покачал головой.
– Как в воду канул, – он глубоко затянулся. – С должности инструктора уволился через неделю после того, как мы освободили Кирилла.

Панкрат - 3. Ставки сделаны - Воронин Андрей Николаевич -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Панкрат - 3. Ставки сделаны на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Панкрат - 3. Ставки сделаны автора Воронин Андрей Николаевич придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Панкрат - 3. Ставки сделаны своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Воронин Андрей Николаевич - Панкрат - 3. Ставки сделаны.
Возможно, что после прочтения книги Панкрат - 3. Ставки сделаны вы захотите почитать и другие книги Воронин Андрей Николаевич. Посмотрите на страницу писателя Воронин Андрей Николаевич - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Панкрат - 3. Ставки сделаны, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Воронин Андрей Николаевич, написавшего книгу Панкрат - 3. Ставки сделаны, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Панкрат - 3. Ставки сделаны; Воронин Андрей Николаевич, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...