А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В ней разгорались желания, которые она считала постыдными.
Испугавшись сама себя, она постаралась припомнить и вновь ощутить ту боль, которую он когда-то ей причинил. Похоже, она совсем потеряла чувство собственного достоинства!
Из-за его предательства она стала почти монахиней, затворницей, перестала кому-нибудь верить, а особенно мужчинам.
– Мне жалко твою подружку. Похоже, ты не изменил своего потребительского отношения к женщинам, – презрительно заметила она, рассматривая его совершенную фигуру, напряженную и расслабленную одновременно. – Женщины для тебя по-прежнему только игрушки, – добавила она с отвращением.
Эжени здорово его разозлила! Опять она со своими дикими, безосновательными обвинениями! Ему захотелось заставить ее замолчать, унизить. Андре ухмыльнулся от этой приятной мысли.
– Одна терпеливая и понимающая женщина в машине не делает меня шовинистом – парировал он.
– Меня это совершенно не интересует.
– Вероятно, – пробормотал Андре. – Ты теперь здесь живешь? – Он слегка растягивал слова.
Она бросила на него взгляд, совершенно не скрывая, что презирает его до кончиков ногтей. Она не понимала, как он еще может находиться здесь, неужели не чувствует ее отвращения? Или он настолько в себе уверен? В конце концов, он просто лгун и мошенник!
Эжени снова накрыла волна ярости. Чтобы не сорваться, она, стиснув зубы, начала со злостью выдирать сорняки. А через мгновение обнаружила, что выдрала по ошибке свою любимую аквилегию. Такого с ней еще не случалось!
– Так что, ты действительно здесь живешь? – Он продолжал настаивать с очень доброжелательной интонацией.
Андре не собирался отставать от нее и не собирался уходить! Неужели ему и так не ясен ответ на этот вопрос?
– Да, – ответила она гордо.
Внезапно Эжени подумала о своем женихе. Скоро наступит день их венчания. Перед ее мысленным взором проплыло лицо Поля, являющееся лишь слабой копией, заменой бесподобного лица Андре. Ее даже передернуло от такой мысли. Поль очень мил и любезен. Но любит ли она его? И достаточно ли этого, чтобы прожить с ним всю жизнь?
– Почему? – Андре закашлялся и, думая, что она не поняла вопроса, повторил медленнее: – Почему вы живете здесь?
– Мы продали свой дом.
Похоже, Андре понравился ответ Эжени.
– Все ясно, денежные проблемы, – сказал он удовлетворенно.
Жестокий! Чего он добивается? Хочет, чтобы она заплакала?
– Не слишком ли он мал после вашей усадьбы? – Андре явно издевался. – В нем всего две комнаты, если я не ошибаюсь. Это дом вашего садовника, я прав? Домик для прислуги!
Похоже, их переезд в маленький домик он рассматривает как свою победу. Эжени, правда, больше волновало, не слишком ли ее шорты и футболка изношены, не грязное ли у нее лицо.
– Нас все устраивает. Прекрасный дом.
– Неужели? Где же спит твоя бабушка? В гостиной? Там же всего одна спальня! – настойчиво продолжал Андре.
– Она в больнице, – ответила Эжени намеренно грубо. – У нее инсульт. Она разорена. Ты доволен?
Но Эжени удивилась, когда высокомерие на лице Андре сменилось тревогой. Это длилось всего несколько секунд.
– Я сожалею, – коротко сказал он.
– Да иди ты к черту! – зло бросила она.
Нахмурив брови, он помолчал.
– Как Ирен сейчас себя чувствует?
– Она практически не разговаривает и частично парализована. – Голос Эжени непроизвольно дрогнул. – Она сильная, она выберется!
Андре согласно кивнул.
– Она выправится! Значит, ты спишь одна, – добавил он с насмешкой.
– Я думаю, тебя не должно интересовать, как и с кем я сплю. Спасай свою блондинку от скуки и убирайся вон!
Его передернуло, но он остался стоять на месте.
– Какая странная, однако, судьба! Жизнь полна драматизма. Я теперь богатый. Ты бедная.
Последняя фраза доконала Эжени. Она вышла из себя. Он стоял так близко от нее, что она чувствовала жар, исходящий от его красивого, жадного тела. Инстинктивно она отпрыгнула в сторону.
– Странная судьба? В твоем случае это удачная сделка с судьбой! Какая махинация принесла тебе деньги, престижную машину и одежду? – с издевкой в голосе спросила Эжени, вонзая садовый совок в землю и представляя, что она вонзает его в сердце негодяя.
– Легче на поворотах, Эжени! Ты заблуждаешься или клевещешь. Я заработал свои деньги упорным трудом и собственными талантами.
– Какими талантами? Смазливой рожей? Шармом? Умением врать? – Она презрительно улыбнулась. – О, я, наверное, ошиблась! Ты нашел для себя выгодную партию, жену, которая принесла тебе богатство?
– Какая ты мстительная!
– Разве это не правда, Андре? – Она указала взглядом на женщину, сидящую в машине. Та явно скучала. Эта женщина как раз могла являться спонсором. Автомобиль стоит целое состояние. Эжени изучила Андре и сделала выводы. Ей было наплевать на то, что он нахмурился и стиснул зубы.
На Андре была очень дорогая одежда, он был безукоризненно ухожен и производил впечатления человека, легко расстающегося с деньгами. Эжени была уверена, что женщина в машине – такая же. Наверное, для Андре это не первый раз, когда он продается за деньги. Эжени чуть не стошнило от этой мысли.
– Убирайся отсюда! – пробормотала она раздраженно.
– Я уберусь, когда сочту нужным. Ну что, Эжени, каково чувствовать себя нищей?
– Тебе это хорошо знакомо, – попыталась она парировать с той же непринужденностью, с которой говорил Андре.
Эжени просто кипела от ненависти. Напряженность между ними все усиливалась.
– Нищета лишает бодрости духа, что скажешь, Эжени?
Мягкость и угроза, одновременно исходящие от Андре, заставляли ее трепетать. В его глазах мелькали зловещие огоньки. Но, несмотря на злость, он оставался сексуально притягательным. Эжени не могла унять нервной дрожи.
– Да, – признала она. – Это так.
Почему он здесь? Почему он ее так мучит? Почему ему доставляет удовольствие их бедность? Он точно больной!
– Я помню бессонные ночи, когда не мог уснуть от мысли, где достать лишний франк. Меня охватывала паника, когда приходили счета за дом. Но я знал, что, упорно работая, можно выбраться из нищеты. Из любой западни есть выход, – энергично продолжал Андре.
Эжени на секунду прикрыла глаза. Его слова гулко звучали в ее голове. Ей показалось, что он довольно точно описал то, что произошло с нею. Она Каждый день пытается бороться с нищетой, едва сводя концы с концами. Его мысли по поводу бедности были ей понятны.
– Похоже, тебе все-таки пора. – Эжени поправила прядь волос, упавшую на глаза. Ей хотелось, чтоб он ясно видел презрение, написанное у нее на лице. – Да, и вот еще что… Не будешь ли ты так любезен вернуть деньги, которые до отъезда взял у моей бабушки, пока я не обратилась в полицию. Бабушка спасла твою мать от позора и помогла тебе начать новую жизнь. Ты должен быть ей благодарен.
– Матерь божья! Я еще должен быть ей благодарен! – Его просто трясло от негодования.
Эжени вся сжалась от страха. Казалось, даже воздух вокруг наполнен его яростью. Она ощущала его ненависть всеми порами души. Понятно, ему неприятно напоминание о преступлении, подумала она мрачно. Это совершенно не совпадает с его раздутым самомнением.
Андре так крепко сжал кулаки, что пальцы у него побелели от напряжения. Эжени делает вид, что ничего не знает! Либо знает лишь половину этой мрачной истории! Ирен Лантье предлагала ему деньги, чтобы он перестал встречаться с Эжени. Она никогда не поверит, что он отказался от денег и послал Ирен Лантье к черту.
И конечно, Ирен обидевшись, решила преподать ему урок. В его ящичке для одежды внезапно оказался резервный запас денег, которые полагались рабочим за сверхурочные. Эжени по выходным подрабатывала кассиром на их фабрике. Именно она обнаружила пропажу.
Вот так все и случилось. Урсула безутешно плакала, узнав о событиях на фабрике! Его сестра в Греции предложила им поселиться в ее доме.
Для успокоения матери Андре, подавив гордость, принял предложение и деньги Ирен Лантье, чтобы улететь в Грецию и начать новую жизнь. Как бы ему хотелось стереть этот эпизод из своей жизни, вытравить его из памяти!
В первый момент ему захотелось рассказать все Эжени, но он не решился ее беспокоить. Она все узнает в свое время. Он контролировал себя, помня об ударе, случившемся с Ирен Лантье.
Как бы Андре хотел, чтобы Эжени узнала правду из уст ее бабки! Но теперь это было невозможно. Так или иначе, он найдет способ, чтобы она узнала все о том инциденте.
Тогда ей станет ясно, почему он вынужден был взять деньги. Может быть, найдется другой способ приблизиться к ней? Может, на нее подействует его сексуальное обаяние?
Эжени осторожно наблюдала за чередованием эмоций на лице Андре. Сначала ей казалось, что он будет ругаться и доказывать свою невиновность. Но то, что Андре произнес, вовсе лишило ее покоя.
– Позволь мне еще раз восхититься твоим новым носом.
Эжени покраснела, подумав, что он снова дразнит ее. Она все еще не привыкла к своему новому облику. Лишь через минуту она сообразила, что это действительно комплимент.
– Ты стала удивительно прекрасной! – продолжал Андре.
В его глазах все еще мелькали искры гнева, но голос был наполнен чувственностью, которая укутывала Эжени, подобно теплому одеялу. И ее тело отвечало, хотя она понимала: Андре ведет какую-то странную игру.
– Андре, я уже тебе все сказала, – произнесла Эжени категоричным тоном.
Он вопросительно поднял брови. Невзначай Андре бросил взгляд на ее левую руку. Очевидно, в поисках обручального кольца. Но она не надела кольцо для работы в цветнике.
Эжени холодно посмотрела на Андре. Но снова растаяла от его чувственного облика. Она поняла, что все еще любит его и совершенно не может сопротивляться своему чувству. По крайней мере, это оправдывает ее в собственных глазах.
Эжени никогда не было так больно, как сейчас. Это сочетание ненависти и желания пугало ее. Она представляла, как целует его губы, глаза, шею.
Может, она унаследовала свою страстность от матери, которая в свое время пугала бабушку вспышками неконтролируемых эмоций?
Эжени слышала много историй о маме. О том, как та выскочила замуж за первого встречного, который и увез ее в Канаду. А там – танцы до полуночи, гуляние по снегу босиком. Они были невероятной парой! Но неужели можно унаследовать необузданные чувства?
Эжени жаждала нежных прикосновений Андре и одновременно боялась их. Возможно, свою роль сыграло длительное воздержание, но ее буквально переполняло влечение. Для своей безопасности она решила быть непреклонной.
– Вас ждут достопримечательности, – сказала она ледяным тоном.
Губы у Андре опять задергались. Ей передавалось его волнение. Будто он претендовал на ее руку и сражение между ними рассматривал как решающее ее судьбу.
Так и было в его мечтах! Сохраненных с тех пор, как она его отвергла. Ему даже не доставляло удовольствия мстить ей.
Андре понял, что уже докучает Эжени, и собрался уходить, пока она его не выгнала. Она ощутила что-то близкое к отчаянию, какую-то опустошенность во всем теле.
– Мы еще встретимся, – сказал он с игривым намеком.
– Только если я сама этого захочу. – У нее перехватило дыхание, и она сделала некоторое усилие, чтобы продолжить: – Не иначе.
– Встреча нужна мне, – пробормотал Андре, и опять воздух между ними раскалился. – Думаю, мы получим удовольствие от общения. Я тебе обещаю.
Перепуганная его низким, хриплым голосом, Эжени старалась не смотреть на него. Она спрятала свое лицо в душистых нарциссах и едва сдерживала дыхание.
Она обрадовалась, когда Андре ушел. Она слышала обрывки разговора, женский смех. Хлопнула дверца машины. Заработал двигатель, звук сначала приблизился, но вскоре угас в отдалении.
Эжени стиснула зубы. Лучше бы он совсем не появлялся! Постепенно напряжение спало. Ее перестало трясти, и она, поднявшись, вошла в дом.
Забавно! Какое он на нее произвел впечатление, как напугал! Зря Андре радуется, она никогда не будет жертвой!
Эжени вспомнила, как после его отлета в Грецию все ополчились на нее в школе. Одноклассники издевались так нещадно, что ей пришлось покинуть школу и перейти на индивидуальную форму обучения.
Это было ужасно! Оторванная ото всех, Эжени забывала о том, что она неудачница, только когда шила и придумывала модели. Однажды бабушка предложила сделать ей пластическую операцию. Эжени согласилась. Она втайне надеялась, что Ирен Лантье полюбит ее с новым лицом. Но бабушка с годами становилась все более раздраженной.
Зато со всеми остальными общаться стало проще, словно устранилось значительное препятствие. После этого она успешно поступила в текстильный колледж. Учеба в колледже была самым прекрасным временем в ее жизни!
Эжени отмыв руки, подошла к шкафчику с посудой. Она взяла кружку, наполнила ее кофе, капнув немного коньяка. Сделав несколько глотков, она почувствовала разочарование.
Все, что она испытала при встрече с Андре, было для нее ново. Эжени ненавидела эту свою зависимость, незащищенность перед мужским обаянием Андре. Похоже, она с удовольствием занялась бы с ним сексом. Зачем ей это надо?
Негодяй, пусть не попадается на моем пути! Моя жизнь и так полна боли! Мне и так приходится бороться, чтобы выжить!
Эжени взяла чашку со стола, глотнула. И чуть не задохнулась, обжегшись горячей жидкостью.
– Черт тебя побери, Андре! – закричала она в ярости, чуть не уронив чашку на пол. Кофе брызнул ей на руки. Она выругалась и залилась необъяснимыми слезами.
Эжени не считала себя несчастной. Она ощущала только злость и боль. Ей не хотелось себя жалеть.
3
– Андре, для тебя все готово. Рассортировав бумаги, он кивнул Беатрис, которая уже несколько раз заглядывала в комнату.
– Я их уже бегло просмотрел.
– Взгляни на это, тебе понравится. – Беатрис игриво улыбнулась и потянула его за собой.
Андре, заинтересовавшись, что еще придумала его неутомимая помощница, поднялся и направился в офис.
Прошло два месяца, как он приобрел дом Лантье для своего нового офиса. Старый офис располагался в переполненном центре Парижа, и вечные пробки досаждали многим клиентам. Сюда, в пригород, было намного удобней добираться.
Все это время Андре занимался переоборудованием здания, установкой кондиционеров и телефонов. Ремонт был закончен в рекордно короткие сроки – и все под его неусыпным контролем.
Ему нравилось быть новым обувным королем. Это так престижно, тем более во Франции.
На него работали лучшие кожевенные заводы, лучшие модельеры. Его основной идеей было выпускать и производить обувь демократичную, недорогую и качественную. Обувь для всех.
Андре очень раздражался, что все еще не может развернуться в полную силу из-за ремонта. Именно поэтому мысли о Эжени отошли у него на задний план. Может, это было и к лучшему.
Он по-прежнему контролировал ситуацию. Вопрос о его добром имени и о Эжени немного подождет. Он предчувствовал, что им не избежать встречи.
С присущей ему энергией Андре толкнул дверь в комнату, которая была преобразована в приемную. Осмотревшись, он с удовольствием вдохнул аромат сирени, стоявшей в вазе на подоконнике. Приемная пришлась ему по душе.
Осталось еще найти хорошую портниху, чтобы создать новый имидж для всех работников фирмы. Директор по кадрам сейчас занимался этим вопросом. Претенденты ждали в маленькой переоборудованной гостиной.
Андре посмотрел через полуоткрытую дверь: человек двенадцать сидело в разных позах, на их лицах читалось напряжение.
И тут Андре застыл: у него даже перехватило дыхание.
– Что я тебе говорила? – заговорщицки подмигнула Беатрис.
– Эжени! – пробормотал Андре.
Конечно, как же он позабыл о ее любви к шитью! Сколько раз она показывала ему свои обновки, сшитые на старенькой ручной машинке. Даже мама Андре говорила, что надо поощрять увлечение этой тихой, застенчивой девочки.
– В ее работах скрыта страсть, – восхищалась Урсула, и он втайне с ней соглашался.
Андре знал, что у Эжени большой потенциал и он когда-нибудь проявится.
Ее лицо преображалось, когда она делала эскизы, когда сидела за очередной выкройкой. Андре любил наблюдать за ней исподволь, поскольку она сердилась, если ей мешали шить.
Еще тогда, давно, он чувствовал к Эжени сильное влечение. Она сидела, увлеченная своей работой: черные ресницы опущены, рыжая голова наклонена, пряди беспорядочно спадают на лоб, на высокую грудь.
От напряжения она часто облизывала свои капризные, пухлые губы, поднимая в Андре целую бурю эмоций. Ему так хотелось их целовать! От воспоминаний ему стало жарко.
Портниха. Одевающая его сотрудников. Его портниха? Он даже и мечтать о таком не мог! Андре попытался выбросить эту мысль из головы. Он должен думать о бизнесе. Было бы безумием нанять ее. Они плохо ладят. И вообще, Эжени маленькая, злобная ведьма!
С другой стороны, было бы забавно провести с ней собеседование. Он поймал себя на мысли, что надеется на иное развитие их отношений.
Зная, что Беатрис не спускает с него проницательных глаз, он постарался привести себя в чувство.
– Оставь ее напоследок. Постарайся, чтобы она тебя не заметила. Пусть Реми возьмет у нее анкету.
После этого Андре вышел, надеясь, что Беатрис не догадается, что он хочет остаться с Эжени с глазу на глаз, когда Реми закончит необходимые формальности.
Андре уже не мог думать о работе. Присутствие Эжени лишило его покоя. Ему постоянно представлялось ее тонкое красивое лицо в обрамлении рыжих локонов, похожих на осеннюю листву.
Эжени держала в руках несколько альбомов со своими моделями. Она была задумчива и расслаблена. Не разговаривала с другими претендентами, не пила предложенный кофе, не рассматривала журналы.
Она даже не заметила, как в комнате их осталось всего двое.
Андре проводил достаточно жесткий отбор: сразу отсеивал тех, чьи работы ему не нравились, подавал надежду способным. Он четко улавливал, когда человек лицемерил, врал. Неутешительно, но пока никто ему не подходил. День прошел зря. Андре начал нервничать.
– Давай следующего, Реми.
Андре едва справлялся с навалившейся на него тяжестью, воротничок рубашки стал давить.
Секунд тридцать он сидел один, в напряжении. Его взгляд скользнул по фотографии покойной матери на столе. Он намеренно заставлял себя вспоминать ее горе и позор, когда его заклеймили как вора.
Он вспоминал тот момент, когда ему пришлось пойти в офис Ирен Лантье. Андре был готов провалиться сквозь землю. Проклятья рабочих сыпались на него. Они плевали ему в лицо, бросали в него всякий мусор. Ведь он пытался украсть их скудные сбережения. Именно тогда он поклялся отомстить Лантье за свой позор.
Андре с удовлетворением заметил, что его сексуальный голод притупился. Он почти пришел в себя: активный, неутомимый бизнесмен, с золотым, по общему мнению, сердцем и приятными манерами. Каждый из его команды мог подойти к боссу и поговорить с ним по душам.
Теперь их счастливой команде не хватает только портнихи. Андре раздраженно вздохнул. Ни один из претендентов не вписывался в их сплоченную группу.
Это означало, что надо продолжать давать объявления. Андре не любил готовую одежду, он предпочитал костюмы на заказ, они всегда лучше сидят, в них вложена частичка души мастера.
Сильно волнуясь, Эжени ожидала в полупустой комнате. Она все больше и больше нервничала, когда веселый, небрежно одетый молодой человек приглашал следующего претендента. Наконец все прошли, кроме нее.
Чтобы скоротать время, Эжени стала просматривать свои альбомы, ей даже пришло в голову несколько новых идей.
Кроме того, она тайно восхищалась переоборудованием и реставрацией их старого дома. Была изменена старая палитра. Бордовый и золотой уступили место белому и бежевому цветам. В комнатах стало больше света и простора. Легкая чувственность наполняла пространство.
Так замечательно было вновь вернуться в свой родной дом. Ее сердце трепетно забилось.
Окно в комнате было задрапировано спускавшимися с потолка до самого пола атласными занавесями цвета топленого молока. Мебели было мало, но по ее виду можно было определить, что она дорогая и качественная. Эжени погладила обивку – та приятно пружинила под рукой.
Перед домом буйно цвели разнообразные растения, их приятный запах витал в комнате. Она любила цветы, но у нее в цветнике были совсем другие любимцы.
– Мисс Моро?
Наконец-то! Эжени вскочила и последовала за молодым человеком, который повел ее по обшитому деревом холлу.
– Меня зовут Реми, я директор по кадрам, – сказал он с дружелюбной улыбкой.
– Эжени Моро. – Она улыбнулась в ответ.
– Добро пожаловать в наш рай. Вам должно понравиться. И желаю вам удачи! – продолжал он с энтузиазмом.
– Спасибо. Похоже, она мне понадобится. – Эжени стало спокойней благодаря участливости Реми.
Работа так нужна ей. К работе обещали оплачиваемое жилье. Им бы не помешал домик побольше, где ей было бы удобней ухаживать за бабушкой. К тому же она смогла бы вывозить бабушку в ее любимый сад.
Для ее жениха, Поля, тоже было важно, чтобы она устроилась на работу. Он потратил на нее массу времени, чтобы рассказать о разного вида собеседованиях.
По его словам, компания «Соло корпорейшн» была серьезной фирмой с очень весомой репутацией в бизнесе. Служащим в ней открывались колоссальные возможности для карьерного роста. И Поль очень хотел, чтобы Эжени туда устроилась.
Это будет шансом и для него, поскольку в его амбициозные планы входило самому попасть в «Соло корпорейшн» еще с тех пор, как компания покорила парижскую деловую сцену. Кроме того, для Эжени это означало стабильный высокий заработок, о котором она мечтала все эти годы.
– Не нервничайте, – дружелюбно сказал Реми.
– Неужели это возможно?
– Вы совсем побледнели! Хотите бесплатный совет? – Похоже, он ее поддразнивает. – Дышите глубже! Лучше?
– Немного. – Она кивнула и стала себе внушать: я прекрасна. Собеседование не землетрясение, не стихийное бедствие. Мои руки больше не дрожат. Мне нужна работа!
– Очень хорошо! – Реми рассмеялся. – Надеюсь, вам это поможет! Мы уже пришли.
Они остановились перед комнатой, которая раньше была бабушкиным кабинетом. Реми постучал и распахнул перед ней дверь. Странное ощущение нереальности происходящего наполнило Эжени. С одной стороны, она радовалась, что вновь побывала в своем старом доме, но это был уже не ее дом. Она грустно улыбнулась.
– Вот и хорошо, вы вновь улыбаетесь! Месье Балле научит вас быть счастливой, – доверительно продолжил Реми.
Она кивнула молодому человеку и, думая, что ослышалась, переспросила.
– Балле?
– Да, Балле. Он наполовину грек, наполовину француз. Недавно вернулся из Греции. Но успокойтесь, он прекрасный человек, честный, принципиальный. Неулыбчивый, но добрый и справедливый. Он переживает за всех нас. Одним словом, мы его очень любим.
Эжени не ожидала услышать такое об Андре. Честный? Добрый и справедливый? У нее было большое желание бежать, но Реми уже втолкнул ее в комнату, закрыв за ней дверь.
Она оглядела прекрасную, светлую комнату с множеством книжных стеллажей. Ее взгляд остановился на Андре. Тот сидел за большим письменным столом из красного дерева.
Она почувствовала странную дрожь. Он выглядел потрясающе! Рукава серо-голубой рубашки были закатаны, обнажая сильные, мускулистые руки. Брюки и жилет тонкой шерсти были чуть темнее рубашки. Его можно было сравнить с прекрасной хищной пантерой, вышедшей на охоту после долгого голода.
Сконфуженная Эжени сразу же забыла все инструкции Поля, забыла, зачем сюда пришла. Она стала неестественно напряженной.
Андре безжалостно рассматривал ее.
У нее кружилась голова, и совсем не было времени подумать, как себя вести. Была не была, Эжени должна сконцентрироваться. У нее пара секунд сделать выбор. Невероятно, что она пришла наниматься к человеку, которого презирает. Она зря потратила свое время, надо искать другие варианты.
Но Эжени не хотела, чтобы Андре подумал, что она струсила, испугалась его. Ее губы не слушались, она никак не могла заговорить. Надо было что-то делать, пока Андре не понял, что так сильно влияет на нее. На войне как на войне!
– Эжени, добро пожаловать в мой дом!
Несмотря на сексуальные желания, которые моментально появились в его голове, он продолжал ее поддразнивать. Андре подал руку. Ей пришлось сделать шаг, чтобы ее пожать. Он явно утверждал себя как новый хозяин дома Лантье. Он удовлетворенно улыбался.
– Андре! – Ее голос звучал хрипло. Абсолютно бледная, она облизнула свои сухие губы.
Андре понял, что она в шоке. И абсолютно инстинктивно подошел и обнял ее.
Он знал, что объятия немного затянулись. Эжени заглянула в его бездонные голубые глаза, пытаясь понять, что у него на уме.
Он был зол на себя, природная мягкость выставляла его в глупом свете. Эжени холодна к нему, и, судя по всему, ничто не шевельнулось в ее ледяном сердце.
Эжени выдернула свои ладони из его рук как ошпаренная.
– Когда ты узнал, что я ищу работу? – начала она без всяких предисловий. Она была вне себя от гнева. Ее глаза сверкали, щеки покраснели, дыхание было прерывистым.
Великолепно! Ему захотелось снова поймать ее, стиснуть, повалить на стол. Позже, убеждал он себя.
– Не ранее чем сегодня утром, – сказал он резко.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Загрузка...