Гамильтон Эдмонд Мур - Звездные короли - 2. Возвращение к звёздам http://www.libok.net/writer/478/kniga/36/gamilton_edmond_mur/zvezdnyie_koroli_-_2_vozvraschenie_k_zvezdam 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

дракон Страбон и Ночная Мгла.
Но дракон едва ли станет прибегать к помощи колдовства, чтобы разделаться с Беном. Он считает, что способен сделать это собственными силами.
Иное дело — ведьма.
Советник отправил гонцов и вестников отдохнуть в покои для посетителей, а сам поднялся на самую высокую башню дворца, туда, где находилась смотровая площадка Землевидения. Там, стоя у перил, Тьюс произнес заклинание — и вот, увлекаемый волшебной силой, он поднялся в воздух и полетел через пространство над равниной, прямо к Бездонной Пропасти. Это было безопасно, потому что сейчас он мог видеть все, что нужно, но сам был невидим. Волшебник принялся искать глазами ведьму, но не нашел ее. Тогда Тьюс пролетел над всей равниной. Ночной Мглы нигде не было видно.
Волшебник вернулся в королевский замок, принял новых жалобщиков, после чего снова поднялся на смотровую площадку и повторил свой полет. В тот день он совершил пять подобных путешествий, и с каждым разом тревога его росла: дела становились все хуже, повсюду вассалы и подданные требовали немедленного вмешательства короля, а найти ведьму советнику так и не удалось. Неужели он ошибся?
Но наконец во время пятого путешествия волшебнику повезло. Он обнаружил ведьму на северной границе ее владения, уже на Мельхорской гряде, где, она свободно могла наблюдать за тем, что делалось на равнине.
В руке Ночная Мгла держала пропавшую бутылку, на ее горлышке сидел довольный Злыдень. Волшебник вернулся в замок Чистейшего Серебра, отпустил посетителей и стал думать, как быть дальше.
Он не мог не понимать (хотя это было очень неприятно), что все это произошло по его вине. Именно он настоял на том, чтобы превратить Абернети из собаки в человека. Именно он уговорил короля отдать ему, Тьюсу, драгоценный медальон, необходимый для этого превращения. Он же напутал с заклинаниями, после чего бедняга писец попал в прежний мир Бена, а Злыдень попал в Заземелье. Он же, Тьюс, оставил бутылку, по сути, без присмотра, отчего ее и смогли украсть гномы, а у них — тролли, а у тех — Каллендбор, а у него — кто-то еще, так что теперь она оказалась у Ночной Мглы.
Увы, все это было правдой. Получалось, что он, советник Тьюс, плохой волшебник. Не так часто можно было сказать, что он владеет волшебством чаще выходило, что волшебство владеет им. Он ученик, которому до сих пор не удалось стать мастером в своем деле. Так, может быть, следует наконец признать собственную несостоятельность как волшебника? Тьюс яростно замотал головой. Нет! Лучше превратиться в жабу!
Советник встал из-за стола и стал расхаживать по палате. Какой смысл предаваться бесплодному самобичеванию? Волшебник он или нет, но с Ночною Мглой надо что-то делать, и поскорее. Другой вопрос — что именно. Можно явиться к ней в Бездонную Пропасть и, пригрозив заколдовать ее, потребовать бутылку назад. Но это для него будет равносильно самоубийству. Там, в своем владении, да еще вместе со Злыднем, ведьма, без сомнения, расправится с волшебником.
Едва ли найдется сила более мощная, чем соединенное могущество ведьмы в ее царстве со злым духом, живущим в бутылке.
Только Паладин в силах справиться с ними, но Паладина мог вызвать только король, а он сейчас в своем прежнем мире и не сможет вернуться, пока не найдет Абернети и медальон.
Советник тяжело вздохнул. Ну надо же, как все запуталось!
— Коли по моей вине идет такая чехарда, значит, мне все и распутывать! — проворчал он.
А это значило: найти Холидея, Абернети, медальон, сделать так, чтобы они попали в Заземелье, после чего король и Паладин должны будут управиться с Ночною Мглой и Злыднем. Но волшебник знал, что он не сможет вернуть короля в Заземелье силой своих чар. Отправляя Бена в его прежний мир, Тьюс честно сказал об этом.
Был, однако, другой путь, но это выглядело маловероятным.
Ну и как же все распутать?
При мысли о том, что ему предстояло сделать, советник даже похолодел и закутался в свою мантию… Но в конце концов — он придворный волшебник или нет?! Надо посмотреть правде в глаза.
— Довольно терять время, — прошептал Тьюс.
Приняв решение, он отправился искать Сапожка. Ночью надо будет отправляться в путь.
Глава 16. ПРОБНЫЙ ШАР
— А я говорю: из этого ничего не выйдет, — продолжал настаивать Майлз Беннетт. — Не могу понять, как это я согласился на твои уговоры, док.
— Это ты уже говорил, — устало произнес Бен. — Нельзя ли посмотреть на это дело с другой стороны?
— Да хоть с любой стороны, могу сказать то же самое: ничего не выйдет!
Бен вздохнул, откинулся на сиденье, вытянул ноги и покрутил большими пальцами сцепленных рук.
— Выйдет, — ответил он.
Они ехали в черном лимузине через пригороды, на север от Вудинвилла. Майлз сидел за рулем, а Бен — на заднем сиденье. Майлз был одет как шофер, но кепка и пиджак были, кажется, на размер меньше, чем нужно. К сожалению, они не имели времени покупать для Майлза шоферскую спецодежду, а потому пришлось довольствоваться одеждой настоящего шофера. Как и полагалось по условиям сценария, Бен был одет гораздо лучше. На нем был синий костюм-тройка за пятьсот долларов, голубая шелковая рубашка, лиловый галстук с синими искорками, из нагрудного кармана виднелась полоска платка такой же расцветки. Поглядев на свое отражение в зеркале заднего обзора, Бен подумал, что у него, как обычно, вид преуспевающего, богатого бизнесмена, особенно в этом наемном лимузине и с личным шофером.
Впрочем, Бен ведь и должен был так выглядеть.
— А если он видел твою фотографию? — спросил Майлз. — Если он узнает тебя?
— Тогда мне придется туго, — ответил Бен. — Но этого просто не случится. Где бы он мог видеть мою фотографию? Микс всегда сам занимался распродажей достояния Заземелья. Микел Ард Ри довольствовался получением денег. У него хватало собственных дел.
— Таких, например, как торговля оружием или устройство переворотов за рубежом, — покачал головой Майлз. — Наш план слишком опасен, док.
— Это верно. Но другого у нас нет, — уверенно ответил Бен.
Он смотрел на большие деревья, мелькавшие по обеим сторонам шоссе, похожие в темноте на великанов-часовых. Местность, по которой они ехали, выглядела пустынной и мрачной. «Хорошее дело — иметь план. Но иметь хороший план было бы еще лучше», — скаламбурил Бен и невесело улыбнулся.
Они расстались с Дэвисом Витселом, будучи уверенными, что Абернети снова попал в руки Микела Ард Ри. Не важно, что Витсел не видел похитителей. Как и он, Бен и Майлз не сомневались, что это мог быть только Микел. Абернети наверняка снова попал в его замок, и теперь надо было спасти писца как можно быстрее. Никто не мог сказать, что теперь сделает Микел Ард Ри и с Абернети, и с этой девчонкой Элизабет. Он даже может использовать девочку как орудие против Абернети. Медальон ведь у него (это подтвердил и Витсел). Очевидно, Микел Ард Ри знает о талисмане и хочет им завладеть, иначе бы он давно отделался от Абернети. Конечно, он не может силой отобрать медальон, однако может оказать на писца давление, чтобы Абернети сам отдал его.
Слишком большая опасность угрожала и Абернети, и девочке. К тому же Ивица чувствовала себя все хуже в этом мире. И сверх того. Бог знает, что сейчас делается в Заземелье, куда попал Злыдень и где за правителя остался советник Тьюс. Поэтому Бен и ухватился за эту идею. Однако для ее воплощения нужно было очень большое везение.
— Не забудь, пожалуйста, про Ивицу, — напомнил Бен Майлзу.
— Не забуду. Хотя я не знаю, будет ли она намного удачливее тебя, — съязвил Майлз и тут же спохватился:
— Помни, док, там все освещено.
Бен кивнул. Он и сам беспокоился об этом. Сможет ли Ивица, когда потребуется, пустить в ход свои волшебные чары? Он знал, что в обычных условиях сильфида, как существо волшебное, может становиться невидимкой, когда захочет. Но то — в Заземелье и когда она здорова! Здесь же она слишком ослабла и не могла получить из земли жизненно необходимых сил. Она уже говорила об этом Бену. Ивица не выйдет из этого состояния, пока не получит возможности отправиться назад, в Заземелье.
Бен стиснул зубы. Хватит этих бесплодных размышлений. Только медальон спасет Ивицу, как и их всех.
Пока все шло нормально, да и не составило труда нанять лимузин и шофера, а потом поехать в небольшой мотель в Ботеле (к северу от Сиэтла), где они решили устроить свою базу. Нетрудно было также подкупить шофера, чтобы он отдал одежду Майлзу и посидел какое-то время в мотеле у телевизора.
Найти место, где живет Микел Ард Ри, оказалось еще легче. Менеджер мотеля сразу понял, о ком идет речь.
— А, это тот сумасшедший, что живет в замке! — воскликнул он. — Называется этот замок, кажется, Грамма-Вит или что-то вроде того, словно во времена короля Артура. Он стоит за винным заводом, что около шоссе, но так, что с шоссе его не видно. Этот тип превратил свое жилище во что-то вроде тюрьмы и близко никого не подпускает. Одно слово — сумасшедший. Кто еще станет сейчас ни с того ни с сего жить в замке?
Менеджер даже начертил план для Бена.
Но одно дело — разыскать сумасшедшего, а другое — договориться с ним о встрече, да еще ночью. Бен позвонил в замок по телефону и переговорил с человеком, который, видимо, специально был нанят для того, чтобы назойливые личности вроде Бена не беспокоили босса. Бен объяснил секретарю, что он приехал в Сиэтл на одну ночь, что очень спешит и что привык заниматься важными делами в вечернее и даже в ночное время. Бен говорил о деньгах, пытался воздействовать на честолюбие, всячески старался уговорить абонента. Но тот оставался непреклонным. Дважды секретарь отходил будто бы для разговора с боссом, но оба раза по возвращении оставался таким же несговорчивым. Встреча, говорил он, может состояться завтра или в другой день, но только не сегодня вечером. Мистер Ард Ри ни с кем не встречается в поздние часы. Тогда Бен упомянул имя Абернети, намекнул на свои связи с правительственными службами и сказал, что если он сегодня же не встретится с мистером Ард Ри, то он, Бен, обратится к одной из этих служб, и тогда мистеру Ард Ри не так легко будет ответить отказом.
Это подействовало. Секретарь неохотно, но спросил, обязательно ли эта встреча должна состояться поздно вечером. Бен продолжал настаивать на этом. Потом наступила пауза, во время которой секретарь явно переговорил с боссом, после чего объявил, что встреча состоится в Граум-Вит ровно в девять часов вечера. Разговор был окончен. Голос секретаря звучал угрожающе, но для Бена это сейчас было не важно. Его свидание с Микелом должно состояться сегодня, иначе весь план летит к чертям.
Бен очнулся от своих раздумий, потому что Майлз вдруг сбавил скорость и свернул налево, на узкую дорогу с односторонним движением, по обе стороны которой стеной стояли деревья, а за ними начинался лес. Освещали дорогу только фары редких машин, да еще доходил сюда свет из одиноких домов, стоявших в отдалении от дороги. Постепенно лес по обе стороны дороги сменился виноградниками, которым не видно было конца. Бен подумал об Ивице, она лежала в багажнике, тщательно укутанная в одеяла. Ему очень хотелось посмотреть, как она себя чувствует, но это значило бы нарушить их план. После выезда из мотеля они не должны были останавливаться до тех пор, пока…
Бен зажмурился от неожиданно яркого света. Подъезд к замку был освещен сильными прожекторами, причем они зажигались в момент приближения лимузина. Когда машина въехала на вершину холма, они увидели башни замка Граум-Вит. И хотя до замка было еще неблизко, они вполне могли разглядеть его. Уже начал опускаться подъемный мост через ров, и поднялась решетка, загораживающая ворота. Крепость была окружена земляным валом и проволочными заграждениями. Лимузин подъехал к массивным железным воротам в каменной стене, которая тянулась по всему периметру огромной крепости.
Бен невольно вздрогнул. Как странно и зловеще выглядел этот «замок»!
Железные ворота бесшумно открылись, и лимузин въехал внутрь. Майлз угрюмо молчал. Бен понимал, что сейчас должен был чувствовать его приятель.
Извилистая дорога была ярко освещена, а по обе стороны ее тянулись водосточные канавы. По замыслу владельца замка, дорога здесь должна существовать только одна.
Впервые с начала этого предприятия Бен начал сомневаться в успехе. Граум-Вит был похож на огромное фантастическое чудовище со своими башнями, бойницами, валами, охраной, прожекторами, колючей проволокой, эта крепость действительно гораздо больше напоминала тюрьму, нежели замок. По сути дела, они прибыли в тюрьму, потому что здесь никто не сможет их защитить. Бен почувствовал тревогу. Каким глупцом он оказался! Он-то думал, что все еще находится в мире небоскребов и реактивных двигателей. Но Граум-Вит принадлежал к другому миру, к тому, который Бен узнал пару лет назад, с тех пор как купил свое королевство. Пусть этот замок окружен современными городами — все же он представляет собой часть Заземелья! Но здесь нет Паладина, который мог бы вступиться за него, нет Тьюса, который мог дать ему совет или даже помочь своим волшебством. Если он, Бен, сделает промах, это может окончиться трагически.
Извилистая дорога закончилась, и они въехали на следующий подъемный мост. Поднялась следующая решетка, открылись ворота, и лимузин въехал во внутренний двор замка. Ухоженные газоны и клумбы не могли уменьшить гнетущего впечатления от мрачных каменных стен и зарешеченных окон.
— Замечательно! — проворчал Майлз.
Бен промолчал. Он уже овладел собой. Ведь прежде, в бытность адвокатом, ему случалось приезжать в тюрьмы. Считай, что он приехал в тюрьму в очередной раз — ни больше ни меньше.
Майлз остановил машину у главного входа, вышел из нее и открыл дверцу, чтобы выпустить Бена. Бен вышел во двор замка и осмотрелся. Двор был освещен прожекторами. «Слишком много света», — подумал он. Все выходы охраняла стража, вооруженные люди прохаживались вдоль стен. Их здесь тоже было с избытком.
Привратник молча отворил тяжелую дубовую с бронзовыми украшениями дверь и остановился, ожидая гостя.
— Счастливо, док, — прошептал Майлз, закрыв дверцу машины.
Бен натужно улыбнулся, поднялся по ступенькам и исчез в замке.
Майлз подождал несколько минут, затем осторожно огляделся. Двери замка были уже снова закрыты. Во дворе не было никого, кроме патрулировавших часовых. Майлз покачал головой. Он быстро открыл багажник, стараясь казаться совершенно спокойным. Потом вытащил из багажника ветошь. Старался не смотреть на Ивицу, которая лежала там, скорчившись в одеялах. Оставив багажник открытым, «шофер» начал протирать ветошью ветровое стекло машины. Из темноты выступили двое в черной форме, вооруженные автоматами. Они стали молча наблюдать за Майлзом. Тот продолжал протирать стекло. «Вряд ли Ивице удастся провернуть задуманное», — мелькнула тревожная мысль.
Часовые направились в его сторону. Майлз похолодел. Надо было придумать что-то. Он поднял капот и стал делать вид, будто осматривает мотор автомобиля. Никогда еще Майлз не оказывался в такой западне, и никогда не было вокруг него столько враждебно настроенных людей, да к тому же с оружием. Он чувствовал, что за ним следят десятки глаз. И все они, эти глаза, могут заметить Ивицу, когда она попытается проскользнуть к двери замка.
Закончив с «осмотром», Майлз опустил капот. Он готов был поклясться, что никого, кроме охраны, во дворе не было. Чего же он ждет? И чего она ждет, черт побери?! Ох уж этот чумной док с его идиотским планом!
Майлз вернулся к багажнику, готовый послать все к чертям, уверенный, что план провалился. Каково же было его удивление, когда он увидел, что Ивицы и след простыл.
***
Привратник у входа обыскал Бена, но не нашел ни оружия, ни электроники (да и не мог найти — их не было). Оба молчали. По окончании обыска Бен пошел за привратником по узкому сводчатому коридору, украшенному гобеленами, старинным оружием, картинами в золоченых рамах. Наконец привратник открыл большие дубовые двери, и они прошли в кабинет. Это не была комната со стеллажами, столиком и креслом, какие обычно называют кабинетами. Они находились в настоящем старинном кабинете в английском стиле с десятком огромных кресел и несколькими столиками вроде тех, что можно увидеть в фильмах про Шерлока Холмса, когда за подобными столиками сидят персонажи фильма, пьют бренди и обсуждают убийства. В огромном, во всю стену высотой, камине пылало пламя. Два больших зарешеченных окна выходили в сад. Привратник, пропустив Бена в кабинет, закрыл за ним двери и удалился. Микел Ард Ри, очевидно, сидевший в одном из кресел, внезапно вырос посреди кабинета, словно воплотившееся призрачное существо. Это был высокий костлявый брюнет в сером комбинезоне и низких сапогах, что выглядело здесь довольно странно. Но взгляд Микела Ард Ри не сулил ничего хорошего, его черные глаза глядели зловеще, а на худом лице словно застыло выражение неприязни. Микел не подал гостю руки, не пригласил его сесть, не поздоровался даже наклоном головы. Он просто молча изучал его. Наконец тихо сказал:
— Я не люблю, когда мне угрожают, мистер Сквайрз. — Так Бен назвал себя в телефонном разговоре. — Не люблю — кто бы то ни был, но особенно когда это делают люди, которые жаждут иметь со мной дело.
Бен начал играть свою роль.
— Мне было необходимо увидеться с вами, мистер Ард Ри, — ответил он спокойно. — Притом сегодня вечером. Конечно, мне было необходимо как-то переубедить вас.
Микел Ард Ри снова оценивающе посмотрел на гостя, потом сказал:
— Вы добились встречи со мной. Что вам нужно? Бен подошел к нему поближе, на расстояние шагов десяти, и поглядел ему в глаза.
— Мне нужен Абернети, — твердо сказал он. Ард Ри пожал плечами:
— Вы уже говорили об этом, но я не знаю, что конкретно вы имеете в виду.
— Давайте сэкономим и мое, и ваше время, — деловито предложил Бен. — Я знаю все об Абернети. Знаю, что он собой представляет и что умеет делать. Мне известна история с Дэвисом Витселом, а также с «Голливуд Ай». Мне, правда, неизвестно, зачем вам понадобилось это существо, но это и не важно, поскольку ваши интересы не входят в противоречие с моими.
На этот раз во взгляде Микела Ард Ри появилось нечто вроде любопытства.
— А в чем ваш интерес?
— Он имеет научный характер, — ответил Бен. — Я работаю в специализированном бизнесе. Мы исследуем условия жизни различных существ, а также пытаемся усовершенствовать то, что создано природой. Не все в нашем деле осуществляется гласно. Вы скорее всего не слышали ни названия нашей фирмы, ни моего имени. Дядя Сэм помогает нам деньгами, и время от времени мы с ним оказываем друг другу небольшие услуги. Вы понимаете меня? Он кивнул:
— Занимаетесь экспериментами?
— Да, в том числе. — Бен мило улыбнулся хозяину. — Не могли бы мы с вами присесть и побеседовать как деловые люди?
Микел Ард Ри, не ответив улыбкой на улыбку, просто указал гостю на кресло и сам сел напротив.
— Все это очень интересно, мистер Сквайрз, — сказал он, — но я ничем не могу помочь вам. Никакого Абернети не существует, вся эта история — чей-то вымысел.
Бен пожал плечами, словно иного ответа он и не ожидал.
— Как вам будет угодно, — ответил он. — Но если бы Абернети существовал и был здесь, то это оказалось бы выгодным для обеих сторон. Я мог бы сделать вам хорошее предложение.
— Вот как?! — удивленно произнес Микел, но выражение его лица не изменилось.
— Но в том лишь случае, если он невредим.
— Его не существует.
— Но если бы…
— О «если бы» говорить не приходится.
— Тогда за него можно было бы дать двадцать пять миллионов долларов.
Микел Ард Ри впервые заинтересованно посмотрел на гостя.
— Двадцать пять миллионов? — повторил он. Бен кивнул. Он не располагал двадцатью пятью миллионами. Но он и не ожидал, что сможет купить своего друга за крупную сумму денег. Бен помнил, какую ценность для Микела представляет медальон. Нужно было просто выиграть время. А это занятие не стоило Бену ни цента.
***
Никем не замеченная, Ивица скользила по коридорам замка, словно тень. Она страшно устала, а необходимость прибегать к волшебству, чтобы оставаться невидимой, еще больше подрывала ее силы. Она постоянно чувствовала слабость и тошноту. Время от времени Ивице приходилось останавливаться, чтобы передохнуть в темном углу, иначе она не смогла бы двигаться дальше. Ивица понимала, что с нею происходит: она умирает. Жизненные силы оставляли ее постепенно, изо дня в день, но она уже не сомневалась, к чему идет дело. Ей нельзя было долго жить вне родного мира, но особенно здесь, где вода, воздух, земля были заражены и загрязнены. Ивица не говорила об этом Бену. Она не хотела его волновать, а самое главное — он ничем не мог ей помочь, И ведь она же знала, какая опасность будет ей грозить, когда решилась отправиться вместе с ним сюда. Обвинять было некого, кроме себя.
Дышать тяжелым воздухом замка было трудно.
Кожа ее покрылась испариной. Но Ивица все же заставила себя двигаться дальше. Она находилась на втором этаже здания, и чутье подсказывало ей, что она уже близка к цели. Надо было, однако, поторопиться. Бену дорога каждая минута.
Свернув за угол, Ивица подошла к двери спальни и осторожно прислушалась. Она уловила чье-то дыхание. Должно быть, та девочка Элизабет, подумала Ивица и взялась за ручку двери. Они потому и выбрали позднее время, чтобы наверняка застать девочку дома.
Дверь не была заперта. Ивица вошла в спальню. Элизабет в ночной рубашке лежала в кровати и читала книгу. Она изумленно уставилась на Ивицу.
— Кто вы? — едва слышно спросила девочка. — Господи, вы же вся зеленая!
Ивица улыбнулась, закрыла за собой дверь и приложила палец к губам:
— Чшшш, Элизабет, тебе нечего бояться. Меня зовут Ивица. Абернети — мой друг. Девочка села на кровати:
— Абернети?! Ваш друг?! — Она откинула одеяло и встала с постели. — А вы фея? Или принцесса фей? Вы похожи на принцессу! Наверное, вы волшебница! Вы можете сделать…
Ивица мгновенно приложила палец теперь к губам девочки.
— Чшшш, — повторила сильфида. — У нас очень мало времени.
Девочка нахмурилась:
— Не понимаю. Что могло случиться? Вы, должно быть, не знаете. Абернети сбежал! Его больше нет здесь. Микел посадил его в клетку в подвале, но я пробралась туда и выпустила его…
— Элизабет, послушай, — перебила Ивица. Она опустилась на колени возле кровати и взяла девочку за руки. — Боюсь, что Абернети все же не удалось убежать далеко. Микел нашел его и вернул в замок.
Услышав это, девочка чуть не заплакала.
— Бедняжка Абернети! Теперь Микел будет мучить его! — воскликнула она. — Он чуть не умер с голоду, и я помогла ему бежать. А теперь Микел его затравит. Я знаю Микела, он очень гадкий.
Ивица усадила Элизабет на кровать и сама села рядом.
— Мы должны снова помочь Абернети бежать, — сказала сильфида. — Скажи, пожалуйста, кто в замке может помочь нам?
Элизабет задумалась.
— Может быть, только мой папа, — ответила она. — Но его сейчас нет.
— А когда он вернется?
— На следующей неделе, в среду. Это еще не скоро, Ивица. А Микел уже так странно смотрел на меня сегодня во время ужина, как будто он что-то про меня знает. Он еще говорил про собак, а сам гадко усмехался. Наверное, он вправду что-то знает и дразнит меня. Он будет мучить Абернети, да, Ивица?
Ивица сжала руки Элизабет:
— Мы не позволим Микелу мучить Абернети. Мы заберем его с собой.
— Вы это можете сделать сейчас? А можно мне вам помочь? — спросила взволнованная девочка.
— Риск очень большой, — покачала головой сильфида.
— Но я хочу помочь! — возразила Элизабет. — Микел уже знает, что я помогла Абернети, так что мне нечего терять. Может быть, вы и меня возьмете с собой? Я больше не хочу здесь оставаться!
Ивица слегка нахмурилась.
— Элизабет, я… — начала было она.
— Микел уже сказал, что я не должна выходить из своей комнаты! — перебила девочка. — Завтра Хэллоуин, канун Дня всех святых, у всех будет карнавал, а я должна сидеть дома! Я даже попросила Ниту Коле и ее родителей предложить отвезти меня в школу на вечер. Но когда папа уехал, Микел сказал, что не разрешает мне быть на этом вечере. А я сказала, что все удивятся, почему я не пришла: ведь на вечере будет вся школа. И тогда Микел уступил. — Девочка заплакала. — Но теперь это, наверное, уже все равно, потому что Абернети опять схватили. А я уже решила, что с ним все хорошо!
Внезапно Элизабет перестала плакать и подняла голову:
— Ивица, а я знаю, как вызволить его отсюда! Если Микел снова запер Абернети в подвале, есть способ его вызволить.
— Как же это сделать, Элизабет? — ласково спросила Ивица.
— Так же, как я вывела его в прошлый раз: в подвале, в стене, есть дверь, а за ней — потайной ход! Микел сам о нем еще не знает! Это я уже проверила. После бегства Абернети та дверь не была заперта, все оставалось по-прежнему. Даже могу раздобыть ключ от его клетки, я вам точно говорю! — Глаза девочки загорелись, щеки заалели. — Ивица, мы сможем вызволить его сегодня же ночью!
Ивица ненадолго задумалась:
— Нет, Элизабет, этой ночью не получится. Но мы сделаем это очень скоро. И ты, быть может, поможешь нам, да ты уже помогла! Ты сказала, как найти Абернети.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
Загрузка...