Сафонов Вадим http://www.libok.net/writer/4117/safonov_vadim 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Для этого я и приходила к тебе. Но мы должны быть очень осторожны. Нам нельзя ошибиться. Ты понимаешь, Элизабет?
Элизабет разочарованно кивнула.
Ивица слабо улыбнулась. Она задержалась здесь дольше, чем рассчитывала, и силы уже окончательно покидали ее.
— Только, пожалуйста, никому не рассказывай, что я приходила к тебе, Элизабет, — сказала сильфида. — Ты должна вести себя так, будто ничего не знаешь об Абернети. Сможешь так сделать?
— Притворяться я умею хорошо, — грустно улыбнулась девочка.
— Ну и молодец. Будь терпеливой, Элизабет, — сказала Ивица на прощание. — Мы все хотим освободить нашего друга. Может быть, завтра…
— Я люблю Абернети, — вдруг сказала девочка сквозь слезы.
Ивица нежно обняла ее:
— И я тоже, Элизабет. — Ивица встала и направилась к двери.
***
— Двадцать пять миллионов очень большая сумма, мистер Сквайрз, — сказал Микел Ард Ри.
Бен наградил его самой обворожительной улыбкой:
— Мы не жалеем денег на наши исследования, мистер Ард Ри.
Некоторое время они молча сидели друг против друга, словно выжидая чего-то. Бен первым нарушил молчание:
— Предмет нашего разговора должен быть в хорошем состоянии. Мы можем работать только со здоровыми экземплярами. — Хозяин промолчал. — Мне необходимо будет сделать предварительный осмотр, — продолжал Бен. Снова никакого ответа. — Мне нужны гарантии, что этот Абернети…
— Никакого Абернети не существует, не забывайте, мистер Сквайрз, — сурово сказал Микел Ард Ри. — И даже если бы существовал.., мне надо было бы обдумать ваше предложение.
Бен кивнул. Он и не надеялся, что у него будет возможность сегодня же увидеться с Абернети.
— Может быть, мы расширим временные рамки нашей встречи, мистер Ард Ри, и продолжим нашу беседу завтра? — спросил он.
Хозяин пожал плечами и встал.
— Я сам определю место и время нашей будущей встречи, мистер Сквайрз, — отрезал он. Бен понимающе улыбнулся.
— Тише едешь — дальше будешь, — ответил он загадочно.
На этот раз улыбнулся и Микел Ард Ри. Он сделал несколько шагов и сказал:
— Позвольте дать вам совет, мистер Сквайрз. Вам следует быть осторожнее с вашими требованиями. Находиться здесь не безопасно. В этих стенах уже не раз исчезали люди. Никто не мог их найти потом. Это место, как бы вам сказать поточнее.., заколдованное, что ли.
Бен похолодел. «Неужели этот мерзавец все понял?» — мелькнула у него мысль.
— Так ли много значат одна или две человеческие жизни? — продолжал хозяин. — Даже если это жизни важных людей, таких, например, как вы. Сила волшебства просто уничтожает некоторых людей, попавших сюда, мистер Сквайрз! Так что будьте осторожны. — Взгляд Микела Ард Ри говорил о том, что его угрозы вполне реальны. — Вы мне не нравитесь.
Отворилась дверь, в кабинет снова вошел привратник, и Ард Ри отвернулся. Бен вышел из кабинета и с трудом перевел дыхание. Он снова прошел по коридору до главного входа вслед за привратником. Когда Бен вышел во двор, ему показалось, что кто-то прошел мимо, слегка задев его. Бен огляделся. Никого не было.
Майлз стоял у машины с закрытым багажником и уже открыл дверцу. Бен молча уселся на заднее сиденье.
— Ивица? — прошептал он тревожно.
— Я здесь, Бен, — услышал он ее слабый голос совсем рядом и даже вздрогнул от неожиданности.
Майлз сел за руль. Через минуту машина тронулась. Они выехали из ворот, проехали по мосту, потом по извилистой дороге и, наконец, оставили позади внешние ворота. Ивица, сидевшая рядом с Беном, рассказала ему все, что узнала от Элизабет. Некоторое время все молчали. Машина выехала на Вудинвиллское шоссе и на бешеной скорости помчалась в сторону города.
Глава 17. ЗАХВАТ
День тридцать первого октября выдался пасмурным, дождливым и ветреным. Вся западная часть штата Вашингтон почувствовала в тот день холодное дыхание зимы. В такую погоду люди любят сидеть у огня, пить что-нибудь горячее и читать интересные книги. Они прислушиваются к шуму дождя и ветра и могут при этом услышать новые, странные звуки. Короче говоря, как раз таким скорее всего и должен быть канун Дня всех святых — Хэллоуин.
Элизабет обедала в школьной столовой, когда сказали, что ей звонят из дома. Девочка побежала к телефону, оставив Ниту Коле стеречь кусок шоколадного торта, но когда Элизабет вернулась, она была настолько взволнована, что даже до него не дотронулась. Позже, когда девочки остались наедине, Элизабет сказала подружке, что везти ее на вечер, посвященный Хэллоуину, сегодня не понадобится, но зато она будет переживать событие не менее интересное. Нита пожала плечами и решила, что это какая-то очередная причуда ее взбалмошной подружки.
Бен Холидей большую часть этого дня провел в большом Сиэтле в поисках карнавального костюма. Он не скоро нашел нужный, а вернувшись в свой номер в мотеле, провел еще несколько часов в заботах, подгоняя костюм по себе, пока не получилось то, что нужно.
Ивица весь день находилась в постели, пытаясь восстановить силы. Она чувствовала еще большую слабость, ей трудно было дышать. Ивица пыталась скрыть свое состояние от Бена, но напрасно. Правда, он не стал ей надоедать, просто дал ей возможность отоспаться, заставив себя сосредоточиться на приготовлениях к вечеру. Ивица была признательна Бену за то, что он так хорошо понимал ее.
Майлз Беннетт посетил несколько частных аэропортов, пока наконец не нашел пилота, которого удалось уговорить совершить рейс этой ночью. Майлз сказал, что пассажиров будет четверо и что они летят в Виргинию.
Все трое занимались своими делами, как и остальные, но этим троим пятница казалась бесконечно долгой…
***
Вечером того же дня Бен, Майлз и Ивица снова ехали по Вудинвиллскому шоссе по направлению к замку Граум-Вит. Правда, лимузин уже возвратили хозяевам, и друзья на этот раз воспользовались обычной машиной, взятой напрокат. Теперь за рулем сидел Бен, Ивица рядом с ним, а Майлз на заднем сиденье. За окнами машины свистел ветер, и ветки деревьев стучали по стеклам, словно лапы каких-то зловещих существ. Серое небо к вечеру почернело.
— Док, из этого ничего не получится, — нарушил наконец молчание Майлз.
Бен невольно улыбнулся. Похоже, опять начиналась вчерашняя история.
— Почему же, Майлз? — спросил он.
— Потому что может возникнуть слишком много препятствий. Я помню, что вчера я говорил то же самое, — тогда все прошло нормально. Но сегодняшний план — другое дело. Он куда опаснее! Мы ведь даже не знаем, Абернети на прежнем месте, в этой подвальной клетке, или его там уже нет. Что, если он в другом месте? Что, если он там же, но вытащить его не удастся? Что, если они поменяли замок в клетке или спрятали ключи, наконец? Как мы поступим в таком случае?
— Вернемся завтра и предпримем новую попытку. Ты не согласен, дружище?
— Ну конечно! Хэллоуин-то уже кончится. Может, нам дождаться Дня Благодарения и притвориться индейками или подождать до Рождества и проникнуть через трубу, словно Санта-Клаус и его гномы?
Бен обернулся. Майлз выглядел очень забавно в своем костюме обезьяны, благодаря которому он приобрел удивительное сходство с гориллой.
— Расслабься, Майлз, — посоветовал Бен.
— Расслабиться?! — Бену показалось, что Майлз побагровел, хотя карнавальный наряд скрывал его лицо. — А что, если нас пересчитают, док? Если они это сделают, нам крышка!
— Я ведь уже говорил о том, что нужно предпринять на этот случай. Да и потом, когда они поймут, что произошло, мы будем уже далеко.
Снова наступило молчание. Наконец они доехали до поворота, освещенного двумя шаровидными фонарями, и Бен повернул налево, на дорогу, проходившую через лес. Тогда Ивица сказала:
— Было бы лучше, если бы Элизабет не уезжала.
— Я знаю, — кивнул Бен. — Но теперь мы не можем оставить ее там. Микел Ард Ри догадается, что она участвовала в этом деле. Отец девочки поймет, что ему надо делать, когда поговорит с Майлзом. Они оба будут надежно подстрахованы, — Ооохх! — простонал Майлз. — Ты действительно с ума сошел, док. Неудивительно, что тебе нравится жить в сказочной стране!
Ивица откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза. Ей было трудно дышать.
— Ты уверена, что у тебя получится, Ивица? — тихо спросил Бен.
Она молча кивнула.
Они проехали виноградники и наконец достигли электрического датчика, включившего освещение. Вскоре впереди показалась знакомая каменная стена, открылись внешние ворота, поднялась решетка и опустился подъемный мост. В эту туманную и дождливую ночь замок Граум-Вит выглядел еще более зловещим, чем вчера. Когда они снова оказались на знакомой извилистой дороге, Бен почувствовал неуверенность. Ему стало казаться, что он мог забыть что-нибудь важное.
Они пересекли второй подъемный мост, проехали через внутренние ворота замка и остановились у главного входа. Все трое вышли из машины. Бен бережно поддерживал Ивицу: ей трудно было идти. Друзья постучались и стали ждать ответа. Привратник появился в дверях и застыл от удивления.
Перед ним стояли горилла, большая лохматая собака и молодая женщина, кожа которой была, как ему показалось, покрашена в зеленый цвет.
— Добрый вечер, — сказал Бен, наряженный собакой. — Я мистер Баркер , это моя жена Элен, а вот мистер Кэмпбелл.
— Бен быстро перечислил их «имена», чтобы привратник не обратил на них особого внимания. — Мы приехали, чтобы отвезти Элизабет на школьный вечер в честь Хэллоуина.
— О! — воскликнул привратник. Впрочем, он вообще был неразговорчив. Впустив всех троих в холл, он направился к телефону и позвонил кому-то. Бен затаил дыхание. Привратник повесил трубку, вернулся к посетителям и объявил:
— Мисс Элизабет просит кого-нибудь из вас помочь ей переодеться.
— Да, да, я помогу ей, — объявила Ивица. — Дорогу я знаю, благодарю вас.
— И она стала подниматься по лестнице.
Бен и Майлз, похожие на две заводные куклы, уселись на скамейку и стали ждать. Привратник все смотрел на них, видимо, пытаясь понять, как это нормальные взрослые люди могут так вырядиться.
Бен почувствовал, что вспотел, и неудивительно: на нем ведь было два костюма.
«Начало по крайней мере хорошее», — подумал он.
***
Ивица тихонько постучала к Элизабет. Почти сразу дверь отворилась и на пороге появился маленький клоун с оранжевыми волосами, набеленным лицом и большим красным носом.
— Ивица! — прошептала девочка, увлекая гостью в свою комнату. — Ты знаешь, все так плохо… Ивица осторожно обняла девочку за плечи.
— Что случилось, Элизабет? — настороженно спросила сильфида.
— Ты знаешь, Абернети, он.., очень странный. После школы я спустилась в подвал, чтобы посмотреть, как он там. Наверное, не надо было туда ходить, но я очень волновалась, Ивица. Я прошла по тайному ходу. Точно могу сказать, меня никто не видел. Абернети там, сидит в клетке, на цепи! Но он так плохо выглядит, Ивица! Он весь грязный, в каких-то лохмотьях. Я несколько раз звала его, но он, кажется, меня не узнал. Он.., он, кажется, разучился правильно говорить. Бормочет что-то несвязное. И он, по-моему, даже сидеть не может!
Слезы выступили на глазах девочки.
— Ивица, ему так плохо! Я даже не знаю, сможет ли он идти.
Сильфида почувствовала страх и беспокойство, но быстро овладела собой.
— Не бойся, Элизабет, — сказала она твердо. — Покажи мне, где он находится, все будет хорошо.
Маленький клоун и изумрудно-зеленая фея осторожно вышли из комнаты и, крадучись, пошли по пустому коридору. Элизабет провела Ивицу в кладовку и закрыла за собой дверь. Потом она зажгла карманный фонарик и стала нажимать на кнопку в задней стене кладовки, пока не открылась потайная дверь. Сильфида и девочка спустились по ступенькам вниз и молча шли по потайному ходу, пока, сделав несколько поворотов, не дошли до ржавой железной ручки, торчавшей в стене.
— Он там, — прошептала Элизабет. Она потянула за ручку и перед ними открылось отверстие в стене. От спертого, затхлого воздуха у Ивицы перехватило дыхание. Ее стало тошнить, и она остановилась, чтобы прийти в себя.
— Ивица, с тобой все в порядке? — спросила встревоженная девочка.
— Да, Элизабет, — солгала сильфида. Сейчас никак нельзя было поддаваться болезни. «Без паники! Надо подождать еще немножко», — уговаривала себя Ивица.
Выглянув в коридор, она увидела ряд железных клеток. В одной из них кто-то шевелился.
— Это Абернети, — сказала Элизабет едва слышно. Ивица осмотрелась, убедилась, что в коридоре никого нет.
— Здесь есть стража? — тихо спросила она.
— Вон там, в конце коридора за дверью, — ответила Элизабет. — Обычно он там один.
Ивица, мучимая тошнотой и слабостью, осторожно пошла по подвальному коридору. Наконец она дошла до клетки Абернети. Он лежал на соломе в рваной одежде шерсть была спутанной, свалявшейся и в грязи. Пахло от него ужасно. К стальному ошейнику была прикреплена цепь. Медальон по-прежнему висел у Абернети на шее.
Он действительно бормотал что-то нечленораздельное. Ивица поняла, что Абернети находится под действием какого-то зелья.
Элизабет сунула что-то в руку сильфиде.
— Это ключ от клетки, — прошептала она. — Но я не знаю, подойдет ли он к замку на ошейнике. — Девочка была испугана и растеряна. Ее клоунский нос чуть было не отвалился, и Элизабет поспешно поправила его.
Ивица взяла ключ и уже хотела было открыть замок, как вдруг они услышали, что кто-то открывает дверь в конце коридора.
***
Микел Ард Ри спустился в холл у главного входа и вдруг остановился, увидев сидевших на скамейке гориллу и большую лохматую собаку. Он смотрел на них, пытаясь понять, что бы это значило, потом, видимо, сообразил:
— Ах да, конечно. Школьный карнавал. Вы, должно быть, приехали сюда за Элизабет.
В это время в коридоре зазвонил телефон. Микел задержался на мгновение, словно хотел что-то еще сказать, потом повернулся и пошел к телефону.
У обоих ряженых, сидевших на скамейке, отлегло от сердца.
***
Охранник шел по подвальному коридору мимо клеток, бухая сапогами по каменному полу. Он был, как все здесь, в черной форме, с автоматом, а на поясе у него висела связка ключей. Элизабет, сдерживая дыхание, притаилась в нише за потайной дверью и стала смотреть сквозь щель. Девочка знала, что Ивица осталась в коридоре. Но где же она? Куда исчезла?
Вот охранник подошел к клетке Абернети, проверил, заперта ли дверь, и, убедившись, что все в порядке, повернулся и пошел к себе. И вдруг изумленная Элизабет увидела, как связка ключей сама по себе отделилась от его пояса. Охранник, не заметив этого, дошел до своего помещения и исчез за железной дверью.
Элизабет осторожно выбралась из своего убежища.
— Ивица! — тихонько позвала девочка. Сильфида тут же возникла как из-под земли, с ключами в руке.
— Теперь надо торопиться, — поспешно прошептала она. — У нас мало времени.
Они подошли к заветной клетке, сильфида отперла ее тем ключом, который получила от Элизабет. Они склонились над Абернети. Зрачки писца расширились, дыхание его было прерывистым. Ивица попыталась помочь ему подняться, но Абернети оказался совершенно беспомощным. Сильфиду сковал страх. Писец был слишком тяжел, чтобы они вдвоем с Элизабет могли вынести его отсюда. Оставалось только как-то вывести его из беспамятства.
Она передала девочке связку ключей и сказала:
— Попробуй найти подходящий. Элизабет пыталась открыть замок на ошейнике то одним, то другим ключом, а Ивица стала растирать руки и массировать голову Абернети. Конечно, лучше бы позвать сюда Бена, но такой возможности сейчас нет. Это значило бы сорвать весь план, да и времени у них не оставалось.
Наконец Ивица решилась на последнее средство, чтобы помочь Абернети, — ее собственные волшебные силы. Правда, сильфида настолько ослабла, что ей было очень трудно сделать это, но другого выхода не оставалось. Она положила руки на голову Абернети, закрыла глаза, сосредоточилась и стала выводить отраву из его тела, пропуская ее через себя. Ивица сразу же почувствовала силу мерзкого зелья и стала отчаянно сопротивляться его действию. Но сил у самой оставалось мало. Защита оказалась быстро сломленной. К постоянному чувству тошноты добавилась острая боль. Ивица содрогнулась, и ее вырвало на солому.
— Ивица! Ивица! Пожалуйста, не надо! — вскрикнула испуганная девочка.
Прижавшись к девушке, Элизабет шептала ей что-то, упрашивала. Сильфида, как сквозь сон, заметила, что красный клоунский нос опять отвалился. Она никак не могла сосредоточиться, мысли путались, в глазах помутилось.
И вдруг случилось чудо — она услышала, как заговорил Абернети:
— Ивица! Как ты сюда попала?
«Теперь все будет хорошо!» — подумала сильфида.
***
Только когда все трое благополучно убрались из подвального коридора, Элизабет потрогала свое лицо и с ужасом убедилась, что она потеряла клоунский нос. Ей захотелось вернуться, но она тут же передумала. Было уже поздно. Ивица, в ее теперешнем состоянии, не смогла бы вернуться в подвал и ни за что не отпустила бы Элизабет одну. Девочка ничего никому не сказала. С фонариком в руке она шла впереди и освещала лестницу, которая вела наверх, в кладовку, Ивица и Абернети брели позади, поддерживая друг друга.
— Ну вот, еще немного, — шептала Элизабет, чтобы подбодрить друзей.
Наконец они добрались до нужной площадки, открыли потайную дверь в стене и оказались в кладовке. Ивица была очень бледной, лицо ее покрылось испариной.
— Все в порядке, Элизабет, — заверила сильфида встревоженную девочку, но та была не так глупа, чтобы этому поверить.
Когда все трое оказались в спальне Элизабет, девочка с Ивицей стали быстро приводить в порядок Абернети. Они почистили его, насколько это было возможно, и расчесали ему шерсть. Они также попытались снять с него всю рваную одежду, но Абернети категорически отказался раздеться полностью, тогда ему разрешили остаться в штанах и в сапогах.
Такое не входило в планы Бена, но Ивица слишком устала, чтобы спорить. Силы ее продолжали убывать. Но все же сильфида удивлялась себе: будущая гибель не так пугала ее, как то, что может случиться с ними в случае неудачи.
***
Телефон звонил, как показалось Бену и Майлзу, страшно долго, прежде чем привратник снял трубку. Разговор был кратким, а окончив его, он объявил:
— Мисс Элизабет просила вам передать, что она сейчас придет.
— Наконец-то! — сказал Майлз сдавленным голосом. — Уже черт знает что подумалось! Привратник снова ушел по своим делам.
— Теперь мне пора идти, — прошептал Бен. — Что делать, ты, надеюсь, помнишь, Майлз.
Он встал, вышел во двор, сел в машину. Там снял костюм собаки и, оказавшись в новом наряде, опять вернулся в холл.
Привратник открыл рот: рядом с гориллой на скамейке сидел скелет.
— Это мистер Эдрюс, — торопливо пояснил Майлз. — Он ждал нас в машине, но устал ждать. А мистер Баркер поднялся наверх, чтобы помочь своей жене и Элизабет.
Привратник рассеянно кивнул, все еще глядя на Бена. Он уже хотел что-то сказать, когда Элизабет, зеленая леди и большая лохматая собака спустились в холл.
— Все в порядке, Джон, — радостно сказала Элизабет, обращаясь к привратнику. — Теперь нам надо спешить. Да, чтобы не забыть: я останусь ночевать у Ниты Коле. Скажите об этом Микелу, ладно? Пока.
Привратник слабо улыбнулся и попрощался. Вся компания — горилла, скелет, зеленая леди, клоун и огромная собачища — поспешно удалилась.
Привратник задумчиво смотрел им вслед. Он пытался вспомнить, была лохматая собака раньше в штанах или нет.
***
Когда Бен Холидей остановил машину около школы имени Франклина, там уже собирались ведьмочки, волки-оборотни, привидения и прочие темные силы. Вылезая из машин, они бросались к дверям школы, точно и вправду были одержимыми.
Дождь лил по-прежнему. Погода этой ночью разочаровала многих любителей повеселиться.
Бен повернулся к Элизабет, которая сидела рядом.
— Пора расставаться, девочка, — сказал он. Элизабет кивнула. Она выглядела грустной, даже несмотря на разрисованное веселое лицо клоуна.
— Хотела бы и я поехать с вами, — плаксиво сказала девочка.
— Сейчас пока нельзя, дорогая, — улыбнулся Бен. — Ты ведь знаешь, что надо делать после карнавала, не правда ли?
— Конечно. Я буду вместе с Нитой и ее родителями и останусь там до тех пор, пока папа за мной не приедет.
— Правильно. Папа позаботится о том, чтобы все было хорошо. Но, что бы ни случилось, не возвращайся в замок до его приезда. Хорошо?
— Хорошо. До свидания, Бен. До свидания, Ивица. — Она обняла сильфиду и поцеловала в щеку. Ивица также поцеловала девочку и улыбнулась ей. Она плохо себя чувствовала.
— Ты поправишься? — спросила Элизабет.
— Да, малышка, — ответила Ивица слабым голосом, снова поцеловала девочку и открыла перед ней дверцу. Бен еще никогда не видел Ивицу в таком плохом состоянии, даже прежде, когда она не смогла совершить превращение в иву во время путешествия в Абаддон.
— До свидания, Абернети, — сказала девочка писцу, сидящему сзади рядом с Майлзом. — Я буду скучать по тебе.
— И я буду очень скучать по тебе, Элизабет, — ответил Абернети.
Элизабет вылезла из машины и побежала к дверям школы. Бен подождал, пока за Элизабет не закрылась дверь, и повел машину по улицам Вудинвилла. Вскоре они выехали на шоссе и повернули на запад.
— Ваше Величество, я уж и не знаю, как мне благодарить вас за то, что прибыли сюда ради моего спасения. Я уже считал, что для меня все потеряно, — заговорил Абернети.
Бен, которого беспокоило состояние Ивицы, старался не увлекаться скоростью.
— Я сожалею, что все так получилось, Абернети, — сказал он. — Советник Тьюс тоже очень огорчен этим.
— Мне трудно в это поверить, — ответил писец в своей прежней манере.
Действие наркотиков уже почти прошло, хотя Абернети чувствовал сильную усталость. Но настоящие опасения внушало здоровье Ивицы.
— Он все же пытался помочь тебе, — напомнил король Абернети.
— Едва ли он понимает, что значит «помочь», — проворчал писец. — Да, вот, кстати, возьмите это. — Он снял медальон и повесил его на шею Бену. — Мне гораздо спокойнее, когда он на своем месте.
Бен ничего не сказал, но подумал то же самое.
Дождь поутих, и, похоже, небо стало проясняться. До аэропорта оставалось примерно полчаса езды.
Ивица взяла Бена за руку, и он слегка сжал ее руку, словно пытаясь передать ей часть своей силы. С ними поравнялась еще одна легковая машина, ехавшая в левом ряду, и женщина-пассажирка уставилась на их компанию. Она увидела в машине скелета за рулем, гориллу, большую собаку и девушку с зеленой кожей. Женщина что-то сказала водителю, и они резко рванули вперед, Бен совсем забыл о карнавальных костюмах. Он подумал было о том, чтобы снять их, но решил не делать этого. Времени совсем не оставалось. К тому же наступил вечер накануне Дня всех святых, когда многие участвуют в карнавальных шествиях, играх и забавах. Бен читал в утренних газетах о празднествах, которые готовились в Сиэтле. Хэллоуин есть Хэллоуин.
Впереди появились огни города. Настроение у Бена улучшилось. Дождь кончился, ночное небо прояснилось. Он вздохнул с облегчением и подумал, что они уже почти у цели.
И вдруг сзади подъехала полицейская машина.
— О Боже! — простонал Бен, затормозив у обочины. Остановилась и полицейская машина.
— Почему нас задержали, док? — спросил встревоженный Майлз. — Разве мы превысили скорость или еще что-то нарушили?
Бену стало не по себе.
— По-моему, ничего не нарушали, — ответил он. Один из полицейских что-то сказал по радиотелефону, и через минуту подъехала вторая полицейская машина и встала позади первой. Полицейский подошел к автомобилю, в котором сидел Бен, и сказал:
— Позвольте вашу лицензию, сэр.
— Констебль, к сожалению, у меня нет с собой лицензии, но я могу вам сообщить ее номер. Что касается этой машины, то она зарегистрирована на имя мистера Беннетта. — Он показал на гориллу.
Майлз пытался высвободить свою голову, но это оказалось не так просто. Полицейский кивнул.
— Есть ли у вас какой-либо документ, удостоверяющий личность? — спросил он.
— У мистера Беннетта есть, — сказал Бен.
— Да, да, констебль, — поспешно подтвердил Майлз. — Он здесь, в этом проклятом костюме, подождите немного… — Он все еще старался освободиться.
Полицейский посмотрел на Ивицу и Абернети, потом снова на Бена.
— Боюсь, мне придется задержать вас, — заявил он. — Прошу следовать за мной, мы с вами едем в город. Вторая полицейская машина будет следовать за вашей.
Случилось что-то непонятное и очень скверное. Бен похолодел.
— Я юрист, — ни с того ни с сего сказал он. — Скажите, в чем нас обвиняют? Полицейский покачал головой:
— Я лично не предъявляю к вам никаких претензий. Разве что я должен буду вынести предупреждение за то, что вы ведете машину, не имея при себе лицензии, если она вообще у вас есть. Я также должен проверить регистрацию автомобиля.
— Но, простите…
— Есть еще один вопрос, который следует выяснить. Прошу вас следовать за нами, сэр.
Не вдаваясь в дальнейшие объяснения, полицейский повернулся и пошел к своей машине.
Бен опустился на сиденье и услышал, как Майлз прошептал ему на ухо:
— Худо дело, док! Что же теперь будет?
Бен покачал головой. Действительно, кто может знать, что сулит будущее.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
Загрузка...