Касарес Адольфо Биой - Шесть загадок дона Исидро Пароди http://www.libok.net/writer/12568/kniga/51382/kasares_adolfo_bioy/shest_zagadok_dona_isidro_parodi 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— А коли так, тогда надо запечатать бутылку и лишить Злыдня силы.
— Вся трудность была в тем, чтобы ведьма не поняла нашего замысла и не смогла помешать этому, — вновь заговорил Бен. — Необходимо было забрать у нее бутылку во что бы то ни стало. Поэтому пока Паладин сражался с ведьмой и Злыднем, советник Тьюс сделался почти невидимым, с помощью волшебства уменьшился во много раз и, добравшись до бутылки, сам превратился в ее пробку! При этом он создал себя призрачным на прежнем месте, чтобы обмануть Ночную Мглу. Когда она все же разгадала, что волшебник лишил Злыдня силы, то решила напасть на Тьюса, но перед ней было только видение.
— Надо было нас хоть подготовить, — вмешался Абернети, — А то напугали до смерти! Мы уже подумали, что старик.., словом, что он сгорел!
— Волшебник запечатал бутылку, — продолжал Бен, не отвечая на эту взволнованную речь. — Таким образом, Злыдень лишен был силы, а Ночная Мгла ничем не смогла помочь ему. Все получилось, как мы и задумали. Ведьма слишком поздно поняла, что произошло. С их тварью было покончено, Злыдень слишком ослаб, а Паладин был уже близко. К тому же советник Тьюс снова, к изумлению ведьмы, возник рядом с нею и выхватил бутылку. Так что она ничего не смогла поделать.
— Мы только недооценили значение этой бутылки для Злыдня, — сказал советник Тьюс. — Оказывается, от нее зависела не только его волшебная сила, но и сама жизнь. Он и не выжил, потому что не смог вернуться в бутылку.
Все четверо, словно сговорившись, посмотрели на кучку праха примерно в десяти шагах от того места, где они сидели. Легкий ветерок уже разносил пыль в разные стороны.
Глава 22. ДОМА
В понедельник около полудня в Сиэтле в одном из залов ожидания аэропорта «Си Так Юнайтед Эйрлайн Аннекс» сидел Майлз Беннетт и ждал прибытия самолета из Чикаго. Этим рейсом прилетал отец Элизабет. Большую часть уик-энда Майлз потратил на то, чтобы найти этого человека и уговорить его срочно вернуться. Сразу после встречи они оба должны были принять необходимые меры, чтобы начать дело об имуществе Микела Ард Ри.
Рядом сидела Элизабет и читала какую-то книжку под названием «Всякая всячина». Она была в черно-желтой вязаной юбке и блузке. Погруженная в чтение, девочка не заметила, что Майлз посмотрел на нее и улыбнулся. Затем стал просматривать газеты «Сиэтл Тайме» и «Пост Интеллидженсер», лежавшие у него на коленях. События ночи Хэллоуина казались теперь Майлзу очень далекими, словно все это тогда происходило и не с ним вовсе. Для него сейчас они были чем-то вроде «новостей из-за рубежа», которые он никогда не воспринимал как прямо его касавшиеся. Впрочем, на деле это было не так даже с зарубежными новостями, а тем более с этими.
Заголовки статей были, в общем, похожи: «Призраки Хэллоуина вторглись в Сиэтл», «Шабаш в суде», «Война привидений над морем» и прочее, и прочее.
В подзаголовках говорилось о таинственных разрушениях в административном здании, о свидетельствах полицейских, пожарных, городских чиновников и людей с улицы, о таинственном феномене той ночи, а также о странном состоянии некоторых юристов и помощников шерифа, обнаруженных в зале суда, который пострадал, словно во время второй мировой войны.
Сообщались и подробности, насколько их можно было точно описать и разобраться в них. В ночь Хэллоуина, в пятницу, в административное здание были вызваны полиция и пожарные, поскольку оттуда поступило сообщение о взрыве. По прибытии они обнаружили, что внешняя стена здания на пятом этаже разрушена, очевидно, действительно в результате взрыва. Попытки попасть в зал суда изнутри здания оказались безуспешными. Существовали различные версии по поводу этого. В некоторых статьях сообщалось о слухах, согласно которым якобы перед входом в зал выросли непроходимые джунгли, которые потом исчезли. Чтобы проникнуть в здание, пришлось вызвать вертолеты. Пожарные, попавшие на пятый этаж, обнаружили, что зал суда в большей части разрушен. Несколько сотрудников учреждений, размещенных в здании, были найдены «в полубессознательном состоянии», но никто серьезно не пострадал.
Далее следовали различные «мнения очевидцев». Одни положительно утверждали, что видели дракона, другие — что это была «летающая тарелка», третьи говорили о «пришествии Сатаны». Пилоты вертолетов соглашались в том, что действительно «была какая-то штука», во всяком случае, они за чем-то гнались и что-то гналось за ними, но что именно, точно не знают. Возможно, какой-то мудреный летательный аппарат, как предположил один из городских сановников. Другой автор саркастически заметил, что эта сенсация, очевидно, родилась в ту пятницу в ночных кабаках. Поближе к Рождеству найдутся очевидцы, видевшие Санта-Клауса.
«Однако!» — подумал Майлз.
Публиковались также интервью богословов, ученых, сановников, готовых «поделиться своими соображениями». Конечно, никто из них не приблизился к истине.
И вдруг на первой странице воскресного приложения к «Тайме» Майлз увидел снимок Граум-Вит и заголовок: «Миллионер дарит свой замок нашему штату».
Репортаж гласил:
«Миллионер-бизнесмен Микел Ард Ри объявил сегодня на пресс-конференции, что решил подарить свой замок с прилегающим к нему земельным участком штату Вашингтон, чтобы эта территория была использована как парк отдыха. Будет создан специальный фонд с этой целью. Состояние мистера Ард Ри, оцениваемое приблизительно в триста миллионов долларов, будет использовано в благотворительных целях для нужд медицинских гуманитарных организаций в различных странах мира. Мистер Ард Ри объявил также, что его замок Граум-Вит станет музеем произведений искусства, собранных им за многие годы. Музей будет открыт для широкой публики. Все необходимые мероприятия будут осуществляться его личным управляющим, имя которого пока не названо. Сам мистер Ард Ри объявил, что намерен оставить бизнес и переехать в Орегон, чтобы заняться литературной деятельностью и работать над новыми (социальными) проектами. Будет создан небольшой фонд для его личных нужд». Далее кратко пересказывалась биография Микела Ард Ри, а также сообщалось о реакции некоторых представителей элиты на это событие.
Беннетт дважды перечитал публикацию, недоумевая, что же такое сделал советник Тьюс с этим человеком?! Майлз отложил газеты и вздохнул, пожалев о том, что Бена здесь нет. Слишком многие вопросы пока остались без ответа.
Элизабет вдруг подняла глаза на Майлза, словно прочитав его мысли.
— Как вы думаете, у них там все хорошо? — спросила она.
— Конечно, Элизабет. Я уверен в этом. Девочка улыбнулась:
— Я, кажется, тоже.
— Но это не значит, что мы не будем о них беспокоиться.
— И скучать. Я очень скучаю по ним. Майлз посмотрел в окно на аэродром, на город, на далекие горы, вершины которых окутывал туман.
— Они когда-нибудь вернутся, — сказал он задумчиво.
Девочка молча кивнула.
А через какое-то время объявили о прибытии самолета. Элизабет подошла к окну, чтобы посмотреть на прилетевших, и, широко улыбнувшись, радостно помахала рукой.
***
Несколько недель спустя Бен Холидей и Ивица отпраздновали свадьбу. Они с удовольствием сделали бы это раньше, но королевская свадьба сопровождалась определенными обрядами, и потребовалось время, чтобы собрать о них сведения. Никто из жителей Заземелья сам не был свидетелем последней королевской свадьбы. Поэтому Абернети пришлось рыться в архивах, а советник Тьюс переговорил со старейшинами долины, после чего оба придворных восстановили старинные предания.
Бена не очень-то интересовали обряды. Он думал о том, как же долго ему пришлось идти к тому, что Ивица знала с самого начала: им следует соединить свои судьбы, стать по-настоящему мужем и женой, королем и королевой. Никогда он не позволил бы себе подобных мыслей и чувств: он счел бы все это изменой памяти Энни. Но Энни не было на свете уже почти пять лет. Теперь Бен очень любил Ивицу, не мыслил без нее своей жизни и мог больше не тревожить дух Энни. Он любил и был любимым, он помнил рассказы сильфиды, что ее судьба была предсказана еще во время ее зачатия, и не забыл предсказания Матери-Земли, что Ивица когда-нибудь нарожает ему детей.
Конечно, Бен еще не избавился от своих сомнений и страхов. Он по-прежнему боялся, что не справится с обязанностями короля Заземелья, что ему все же придется вернуться в тот мир, из которого ему так хотелось бежать. Бен очень дорожил своим счастьем и боялся потерять его. Он знал, что подобные страхи ютятся в подсознании и полностью их искоренить невозможно.
Но больше всего на решение Бена ускорить свадьбу повлияла его боязнь потерять Ивицу.
Дважды это чуть было не случилось. Но в первый раз, когда Бен еще был новым человеком в Заземелье, у него не было такого острого страха. Тогда он здесь еще не освоился, и слишком жива была память об Энни. Страх этот возник недавно, когда они едва не расстались навсегда во второй раз, после того как Ивица решила отправиться с ним в его прежний мир только потому, что любила его и готова была умереть за него!
Бен был поражен ее великой любовью. Любил ли он так же сильно? Имел ли он право идти на риск снова потерять ее, прежде чем они станут мужем и женой? Разве он должен был сделать себя и ее несчастными?
Итак, все было решено, и откладывать дальше не было причин. Свадьбу сыграли в Сердце. В гости пришли все. Пришел Владыка Озерного края, который, как всегда, чувствовал беспокойство при встрече с дочерью — она так похожа была на мать. Явился волшебный народец Озерного края, существа, иногда очень похожие на людей, а иногда призрачные, словно лесные тени. Пришли лорды Зеленого Дола: Каллендбор, Стрехан и другие, которые не доверяли всем, а особенно — друг другу, но из приличия явились вместе. Пришли тролли и кобольды с северных и южных гор. Явились кыш-гномы Щелчок и Пьянчужка, которые хвастались перед сородичами тем, что тоже поспособствовали этой свадьбе. Явились и многие простые люди, жители долины — крестьяне, охотники, звероловы, ремесленники, торговцы, купцы.
Появился даже дракон Страбон, который пролетел над головами празднично одетых людей, изрыгая огонь, видимо, очень довольный, что при виде его дети и женщины до сих пор разбегаются с визгом.
Свадебная церемония оказалась простой — Бен с Ивицей поднялись на возвышение для королей Заземелья, сказали на глазах всего народа, что любят друг друга, навсегда сохранят супружескую верность и, что бы ни случилось, будут вместе всю жизнь. Потом советник Тьюс произнес несколько старинных обетов, и Бен с Ивицей повторили их, как повторяли короли и королевы много лет назад. На том свадебная церемония и закончилась.
Гости пировали и веселились весь день, всю ночь и еще следующий день, причем все было вполне пристойно. Если и возникали ссоры, то их быстро удавалось уладить. Жители Зеленого Дола и Озерного края сидели рядом и толковали о том, как бы снова наладить добрососедские отношения. Тролли и кобольды обменивались дарами. Даже кыш-гномы захватили с собой только несколько собак.
***
Еще через несколько дней, когда жизнь в Заземелье стала входить в нормальную колею, король снова решил расспросить волшебника, что тот сделал с Микелом Ард Ри. Они вдвоем сидели в палате замка Чистейшего Серебра, где хранились летописи Заземелья, пытаясь истолковать некоторые древние законы о земле. Когда работа была закончена, Бен, сидя за стаканом вина, стал вспоминать все, что произошло за последние недели. Конечно, он не мог не вспомнить и о Микеле, а также о том, что советник Тьюс ничего тогда так и не объяснил.
— Так что же ты с ним сделал, волшебник? — начал он донимать Тьюса, заметив, что тот уклоняется от ответа. — Откуда ты узнал, какой вид волшебства пустить в ход? Помнится, ты сам говорил, что всякое волшебство в том мире непрочно.
— Да.., по большей части, — согласился Тьюс.
— Но как же ты тогда управился с Микелом?
— Ну, к Микелу я применил не совсем обычное волшебство.
— То есть как? Ведь я же помню, ведь он же… — не унимался Бен.
— Он был с самого начала не правильно воспитан, если вспомнить всю эту историю, — закончил за него волшебник. — Ведь это мой братец прежде всего в ответе за то, что Микел вырос такой отвратительной личностью.
— Так что же ты сделал? — нахмурился Бен. Советник пожал плечами:
— В него нужно было вдохнуть истинные ценности души, не так ли, Ваше Величество?
— И что же?
— Ну… — повременил волшебник, — я и вернул ему совесть.
— Что вернул?!
— Я вернул совесть из глубины души Микела, который не давал ей выхода. С помощью волшебства я дал ей освободиться от невидимых оков. — Волшебник улыбнулся. — Чувство вины было для него невыносимым… Но кроме того, я еще сделал ему крепкое внушение. Я внушил Микелу, что он, чтобы искупить свою вину, должен немедленно отказаться от всего, чем владеет. Я это сделал для того, чтобы Микел уже не смог отступить, если действие чар кончится прежде, чем совесть окончательно займет в его душе подобающее место.
Король широко улыбнулся:
— Да ты просто изумляешь меня, советник Тьюс! Не перестаю удивляться!
И оба они пришли в отличное расположение духа. Внезапно советник Тьюс подскочил:
— О небо! Я чуть не забыл! У меня есть новость, Ваше Величество, которая действительно изумит вас. — Он снова сел и продолжил:
— Что, если я скажу, как я нашел способ действительно снова превратить Абернети в человека?
Бен некоторое время молчал, потом спросил:
— Ты говоришь серьезно?
— Конечно, Ваше Величество.
— Превратить его в человека?
— Да, Ваше Величество.
— Это что, как раньше?
— Нет, нет, по-настоящему.
— Силой волшебства?
— Конечно.
— А ты проверил, можно ли это сделать?
— В общем, да…
— Хорошо проверил?
— Пожалуй…
— Или это всего лишь твой замысел?
— Но основанный на точном знании, Ваше Величество. На этот раз все пройдет успешно.
Бен пристально посмотрел волшебнику в глаза:
— Говоришь, все пройдет успешно? А Абернети ты уже говорил?
— Нет, Ваше Величество, — покачал головой советник Тьюс. — Я подумал, может быть.., эээ.., вам лучше это сделать?
Бен снова задумался, потом сказал шепотом:
— Думаю, нам обоим пока рановато ему об этом рассказывать. Сначала тебе еще надо как следует позаниматься опытами. А ты что скажешь?
Волшебник сосредоточенно нахмурился, потом задумчиво ответил:
— Пожалуй.., вы правы. Ваше Величество. Король Заземелья встал и положил руку на плечо волшебника.
— Доброй ночи, советник, — сказал он и вышел из палаты.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
Загрузка...