Грэм Хизер - На всю жизнь http://www.libok.net/writer/5026/kniga/33835/grem_hizer/na_vsyu_jizn 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— спросила Ивица.
— Что ты хочешь этим сказать? — Бен удивленно посмотрел на сильфиду.
— Ты был королем гораздо меньший срок, чем он волшебником. Ты же видишь, с каким трудом ему все дается. Почему думаешь, что у тебя должно быть по-другому? Никому и ничего не дается легко в нашей жизни. Никто не рождается с нужными знаниями, всему приходится учиться. — Ивица погладила Бена по щеке. — А сверх того, разве раньше в твоей жизни не случалось непредвиденных обстоятельств, которые нарушали твои планы? Почему же в новой жизни должно быть иначе?
Он вдруг почувствовал, насколько нелепы его переживания.
— Пожалуй, ты права. Я сам себе насочинял гору неприятностей, — ответил Бен. — Но знаешь, кажется, я не тот, кем меня все считают. Я.., словом, просто я — это я.
Ивица снова улыбнулась:
— Каждый о себе может сказать так. Но это не значит, что люди перестанут ожидать от нас чего-то большего.
— Людям следовало бы задуматься над подобными вещами, — с улыбкой ответил Бен.
Они продолжали путь в молчании, и король, оставив бесплодные раздумья о тяжести королевской короны, стал размышлять о том, как получить назад бутылку от Щелчка и Пьянчужки. Было около полудня, когда вернулся Сапожок.
— Сапожок обнаружил гномов. Ваше Величество! Похоже, они попали в беду.
Путники пришпорили лошадей и поскакали в том направлении, которое показал им кобольд. Проехав вдоль гряды холмов, они достигли бугорка, заросшего травой. Сапожок указал на старый дуб, росший на бугре. На одной из его ветвей вниз головой висели Щелчок и Пьянчужка, словно два стручка причудливой формы.
— Что, черт возьми, здесь происходит? — спросил Бен. Он остановился в нескольких десятках ярдов от большого дерева и спешился.
— Кобольд говорит, что у них ничего нет, — заметил Тьюс. — Бутылка вместе со Злыднем куда-то исчезла.
— О дорогой наш король! — слабым голосом произнес Щелчок.
— О наш славный повелитель! — вторил за ним Пьянчужка.
Было похоже, что оба гнома едва дышат. Они были забрызганы грязью и являли собой самое жалкое зрелище, которое Бен мог бы вспомнить в своей жизни.
— Следовало бы оставить их здесь, — пробормотал король себе под нос, думая о том, куда могла пропасть бутылка.
Похоже, гномы услышали его слова.
— Не бросайте нас. Ваше Величество, пожалуйста, не надо! — захныкали они в унисон.
Бен поморщился и махнул рукой. Он повернулся к кобольду:
— Ладно уж. Сапожок, перережь веревки. Кобольд выполнил приказание. Щелчок и Пьянчужка упали головой прямо в грязь. «Так вам и надо», — подумал Бен.
Ивица поспешила на помощь гномам. Она перерезала веревки, опутывавшие их по рукам и ногам, и осторожно помогла Щелчку и Пьянчужке сесть, после чего стала растирать им голову, шею и плечи, чтобы восстановить кровообращение. Оба гнома плакали, как маленькие дети.
— Простите нас. Ваше Величество, — глотая слезы, сказал Щелчок.
— У нас в мыслях не было ничего дурного, — захныкал Пьянчужка.
— Это все из-за бутылки, она очаровала нас.
— Во всем виновата эта ничтожная тварь, она околдовала нас.
— Но потом она услышала, что мы хотим отдать тебе бутылку.
— Тогда она вызвала троллей!
— Она приманила их колдовским светом.
— А тролли нас схватили.
— И связали как собак.
— И повесили здесь…
— А сами ушли… Бен замахал руками:
— Тише, тише. Я ничего не могу понять. Расскажите обо всем по порядку. Да не спешите, прошу вас. И объясните, куда девалась бутылка.
Кыш-гномы рассказали все как было. Несколько раз они начинали плакать и каяться, но все же из их рассказа можно было понять, что к чему. Бен терпеливо выслушал гномов, поглядывая время от времени на советника и Ивицу. Он снова недоумевал, почему ему последние дни так не везет.
Когда гномы наконец окончили свою повесть, Тьюс что-то сказал Сапожку, и тот удалился, но очень скоро вернулся. Он переговорил с волшебником, который сообщил королю следующее:
— Тролли, очевидно, ушли отсюда несколько часов назад. Но куда именно, точно никто не знает. Следы, похоже, идут отсюда в разных направлениях. Вероятно, этот Злыдень знает, что мы преследуем его, и пустил в ход свои чары, чтобы окончательно запутать нас.
Бен молча кивнул. Ничего удивительного, этого следовало ожидать. Он попросил Ивицу помочь потерпевшим, насколько это было в ее силах, а сам стал бродить туда-сюда и размышлять. Что делать?
Вновь к королю вернулись мрачные мысли, одолевавшие его с утра. Снова он попал в тупик! Чем больше он старается найти проклятую бутылку, тем дальше от него цель! А тут еще исчезновение Абернети вместе с медальоном… Один Бог знает, что с ними могло случиться в мире, где животные — не больше чем животные, а волшебные талисманы считаются орудиями дьявола. Сердце стучало, словно в груди били молотом.
Бен сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. Ну какая практически польза в том, чтобы стоять здесь и сокрушаться: ах, как плохо обстоят дела! Нужно отбросить бесплодные тревоги и сомнения, трезво разобраться в том, что произошло, и принять решение.
— Ваше Величество, — окликнул его советник, видимо, обеспокоенный отстраненностью Бена.
— Подожди минутку, — ответил король. Он уже понял, что ошибся в выборе главной цели. Конечно, вернуть в Заземелье Абернети и медальон — важнее, чем получить обратно украденную бутылку. Нужно время, чтобы выследить Злыдня и загнать его обратно в бутылку, а Абернети нужно выручать как можно скорее. К тому же у Бена нет уверенности, что с помощью волшебства Тьюсу удастся обуздать злого духа, а рисковать нельзя. Обязательно нужно заполучить медальон. Поэтому необходимо решить, как выручить Абернети и медальон, не имея в распоряжении бутылки.
— Советник! — крикнул Бен, повернувшись в ту сторону, где под сенью большого дерева собрались его спутники. Ивица уже помогла гномам встать на ноги и успокоила их. Услышав голос мужа, она повернула голову. Советник Тьюс подошел к королю и сказал:
— Слушаю, Ваше Величество.
— Хватит ли у тебя сил отправить меня в мой мир на поиски Абернети? — спросил Бен, с сомнением глядя на придворного волшебника. — Сможешь ли ты это сделать, пользуясь тем же видом волшебства, с помощью которого ты отправил туда Абернети? Или для этой цели необходим медальон?
— Ваше Величество…
— Нужен ли медальон, Тьюс? Да или нет? Тьюс постарался успокоить Бена:
— Медальон необходим только для превращения Абернети в человека. Это очень трудное заклинание, поверьте! Перенести же человека в другое место сравнительно легко.
Бен поморщился:
— Нет, нет, не говори так! Меня всегда пугает, когда ты говоришь о легкости волшебства. Скажи мне только, можешь ли ты отправить меня вслед за Абернети? Но только наверняка, без всяких выкрутасов и неожиданностей, именно туда, где он сейчас находится.
Волшебник смутился:
— Ваше Величество, я не думаю, что это самый лучший…
— Не надо рассуждений, советник. Не надо разговоров. Просто ответь на мой вопрос.
Советник потрогал потную бороду, почесал затылок и ответил со вздохом:
— Да, Ваше Величество.
— Хорошо. Вот это мне и нужно.
— Но…
— Что «но»?
— Но я могу отправить только туда, но не вернуть обратно. Я лишь владею способом отправления людей в другой мир, а вот наоборот — увы! Иначе для меня не составляло бы труда вернуть сюда Абернети вместе с медальоном. — Против этого возразить было нечего. Ну, в конце концов в этом мире надо было принимать решения, как и во всяком другом. — Ваше Величество, я хотел бы, чтобы вы обдумали все это… — осторожно продолжил волшебник.
Бен поднял палец, давая ему понять, что хочет высказать свое мнение.
— Мне действительно нужно время, чтобы все продумать до мелочей, советник, — ответил он. — Давай немного подождем.
И снова король погрузился в размышления. Если он примет такое решение, то сможет вернуться в Заземелье, только если найдет медальон. Если же нет, Бену придется оставаться в своем прежнем мире. Разумеется, при том условии, что Тьюс вообще сумеет отправить его туда, куда надо, а не в другое место и в другое время…
Он снова оглядел своего придворного волшебника. Волшебника, которому, очевидно, предстояло стать власть имущим. Бен понимал, что придется оставить Тьюса своим наместником. Это тоже было делом сомнительным. Однажды, когда Бену пришлось вернуться в свой прежний мир, он уже поручал волшебнику управлять королевством вместо себя, но всего на три дня. На этот раз королю, очевидно, предстояло задержаться там надолго. Если не навсегда. С другой стороны, кому еще можно доверить наместничество? Нельзя поручить это ни Каллендбору или другим знатным людям Зеленого Дола, ни Владыке Озерного края, ни тем более Ночной Мгле из Бездонной Пропасти… Может быть, доверить власть Ивице, но она все равно будет прислушиваться к словам волшебника. С другой стороны, если сам Бен не назначит Тьюса своим наместником, его вера в себя будет подорвана.
В иерархии королевства придворный волшебник считается вторым лицом в государстве. Считается… На самом же деле может быть и не так.
Во всяком случае, советник Тьюс был другом Бену, не покидал его в самые трудные времена. Тьюс всегда делал все, о чем его просили, и готов был на большее. Его верность заслуживает поощрения.
Подойдя к волшебнику, король положил руки ему на плечи:
— Я принял решение, советник. Я хочу, чтобы ты перенес меня в мой прежний мир.
Некоторое время король молчал. Волшебник не сводил с него глаз. Видимо, Тьюс еще не принял решения. Наконец он кивнул:
— Ваше Величество, я сделаю, как вы желаете. Король и волшебник вернулись туда, где их ждали остальные. Гномы снова начали всхлипывать, но быстро успокоились, поняв, что король их простил. Сапожок и Сельдерей сидели, прислонясь к стволу дерева. Ивица стояла чуть в стороне. Она была обеспокоена, словно прочитала что-то во взгляде Вена.
— Я попросил волшебника с помощью его заклинаний отправить меня в мой прежний мир на поиски Абернети, — объявил король. — Тьюс согласился на это.
— Бен старался не смотреть на Ивицу. — Я должен сделать все, что в моих силах, чтобы помочь Абернети и чтобы получить назад мой медальон. Как только я добьюсь удачи, я вернусь в свою резиденцию.
— О повелитель! — захныкал Щелчок.
— О король! — подхватил Пьянчужка.
— Нам так жаль расставаться.
— Да, да, нам очень жаль. Бен погладил гномов по голове.
— В мое отсутствие советник Тьюс назначается моим наместником, правителем королевства, — продолжал он. — Советник, тебя я очень и очень прошу продолжать поиски Злыдня, чтобы заставить его вернуться в бутылку. Это маленькое чудовище слишком опасно, чтобы оставлять его на свободе. Попробуй уговорить Каллендбора или Владыку Озерного края помочь тебе в этом. Но будь осторожен!
Советник молча кивнул. Остальные не сводили удивленных глаз с короля, ожидая продолжения его речи. На какое-то время все замерли.
— Кажется, я все сказал, — закончил Бен. Ивица подошла к нему. Выражение ее лица отчетливо говорило о том, какое решение она приняла в отношении затеи Бена.
— Я отправляюсь с тобой, милый мой Бен, — сказала сильфида.
— О нет! — Он помотал головой. — Это слишком опасное путешествие. Я могу навсегда остаться там, Ивица, могу попасть в безвыходное положение. И тебе придется в таком случае разделить мою участь.
— Поэтому-то я и собираюсь туда вместе с тобой, Бен. Я не могу допустить, чтобы мы расстались навсегда. Пусть у нас с тобой будет одна судьба. Ведь мы
— единое целое. Это было предсказано шепотом цветов в моем родном саду. Даже сама Мать-Земля соединила нас. — Она взяла мужа за руку. — Помнишь, что тебе говорила Мать-Земля, дорогой? — Бен кивнул. Он почти забыл о Матери-Земле, о стихии, которая помогла ему отыскать черного единорога. — Тебе было сказано, что ты мой защитник, — продолжала Ивица. — Но и я должна защищать тебя, Бен. Иначе моя любовь к тебе теряет смысл. Не пытайся разубедить меня, это бесполезно. В твой мир я отправляюсь с тобой.
Бен смотрел на Ивицу, чувствуя, что никогда еще в жизни так не любил ее, как в эту минуту. Они действительно стали единым целым, и это произошло незаметно. Это было правдой, и самое удивительное, что такое вообще могло существовать!
— Ивица, я… — начал Бен.
— Не надо, любимый. — Ивица приложила палец к его губам. — Это решено. — Она поцеловала его, и он поцеловал ее и крепко обнял. Видимо, действительно дело было решенным.
***
Бен пожелал отправиться в путь незамедлительно. Прежде всего они с Тьюсом с помощью волшебства позаботились о том, чтобы придать Бену и Ивице соответствующий вид, снабдив их спортивными костюмами. Ивица получила также особую ленту для волос, чтобы поддерживать густую длинную гриву, и солнечные очки, чтобы скрыть ее изумрудные глаза. Что до зеленого цвета ее кожи, то с этим ничего нельзя было поделать. Бен не мог позволить советнику применить здесь свое волшебство. Оставалось только придумать какую-нибудь историю, если в другом мире цвет ее кожи вызовет недоумение. Король также велел волшебнику сотворить некоторую сумму денег для оплаты расходов, которые могут возникнуть во время поисков Абернети. Сам Бен надеялся, что нужды в деньгах не возникнет. Чем раньше он найдет пропавшего придворного писца, тем лучше. Но, судя по невезению последнего времени вряд ли удастся найти Абернети и медальон так уж скоро. Тьюс обрядил их в красные спортивные костюмы и кроссовки. А деньги, созданные им, были неотличимы от настоящих. Хорошо, что Бен прежде показывал ему образцы.
— И вот еще о чем я попрошу тебя, Тьюс, — добавил король. — Сделай так, чтобы Ивица в том мире могла говорить по-английски. — Ивица стояла рядом с Беном, обняв его за талию. Бен хотел было спросить, не изменила ли она своего решения, но вовремя понял, что его вопрос будет встречен в штыки. — Все готово, советник, — объявил король.
Он поглядел на серое небо, бросил взгляд на омытую дождем лужайку, оглядел гряду холмов, покрытых лесом. «Жаль, что нет возможности поглядеть на все это в ясный день», — подумал Бен. Ему хотелось получше запомнить все, что он видел, может быть, в последний раз.
Советник Тьюс вышел вперед, а остальных заставил отойти к дубу. Кобольды скалили зубы, гномы хныкали, будто их снова хотели подвесить за ноги. Волшебник простер руки вверх.
— Осторожнее, пожалуйста, — предупредил его Бен, обнимая Ивицу. Тьюс кивнул:
— Успехов вам. Ваши Величества!
Он начал бормотать свои заклинания, звучавшие странно для всех, кроме него самого. Потом он начал жестикулировать, и снова появилась серебристая пыль, освещенная таинственным светом. Из поля зрения Бена и Ивицы постепенно исчезали серое небо, деревья, кобольды, гномы, холмы и сам волшебник Тьюс. Теперь они были одни.
— Я люблю тебя, Бен, — прошептала сильфида. Но тут вспыхнул ослепительный свет, и оба они зажмурились, не в силах вынести этого сияния.
***
Какое-то время они плыли в пространстве, будто во сне. Потом постепенно, словно при переходе от сна к бодрствованию, свет померк, а их плавное движение прекратилось. Окружающий мир снова обрел реальность.
Они стояли на дороге в каком-то городе, оглушенные шумом моторов и гулом голосов. Ивица прижалась к Бену, затем уткнулась ему в грудь. Она очень испугалась. Бен, уже сам давно отвыкший от такого шума, в недоумении огляделся. Господи, до чего же здесь жарко, точно из осени они попали прямо в лето! Но ведь там, куда им было нужно, так не…
— Боже всемогущий! — воскликнул Бен, когда понял, куда они попали. Он узнал бы это место из тысячи.
Они оказались на шоссе в Лас-Вегасе.
Глава 9. ЗАТОЧЕНИЕ
Советник Тьюс задумчиво смотрел на то место, где только что стояли Бен Холидей и Ивица. Наконец он удовлетворенно потер руки и сказал:
— Ну, похоже, они попадут на место без всяких происшествий.
Сапожок и Сельдерей подошли поближе, посмотрели на пустое место и проворчали что-то, видимо, в знак согласия. Они заморгали желтыми глазами, что было очень похоже на мигание маленьких сигнальных лампочек.
— О мудрый король! — запричитал Щелчок сквозь слезы.
— О наш повелитель! — всхлипывая, заголосил Пьянчужка.
— Ничего, ничего, с Его Величеством все в порядке, — успокоил их волшебник, хотя про себя он подумал: «А не напутал ли я с заклинанием, которое касалось места, куда они должны попасть?» Однако он решил, что с этим все в порядке. По крайней мере он был в этом почти уверен.
— А теперь надо заняться делами, которые ждут нас, — заявил советник так, словно разговаривал сам с собой. — Минутку, сейчас я разберусь, что к чему.
Волшебник приосанился и с важным видом стал смотреть вперед. Дождь все лил и лил, и вся земля была покрыта лужами. Небо было затянуто темными тучами. Похоже, стало даже еще темнее. Долина впереди была окутана туманом. Волшебник задумался. Конечно, лучше всего сейчас было бы вернуться в замок Чистейшего Серебра, вовсе не помышляя о поимке проклятого Злыдня…
Однако в замке у него не было неотложных дел, а король взял с советника слово сделать все возможное, чтобы вернуть бутылку. И главное, хотя мысль была неприятна Тьюсу, он все же понимал, что все произошло по его вине. Надо было исправлять собственные ошибки, тем более что король оказал ему, Тьюсу, такое высокое доверие.
— По-моему, нам надо продолжать поиски, — объявил волшебник. — Сапожок! Сельдерей! Вы готовы еще немного погоняться за Злыднем?
Кобольды ответили утвердительно.
— Замечательно. — Советник повернулся к кыш-гномам. — На месте короля я поступил бы с вами, Щелчок и Пьянчужка, гораздо более сурово. Но раз он вас помиловал, можете идти куда пожелаете.
Оба гнома были, видимо, не на шутку обескуражены, услышав его слова.
— Милый, добрый советник Тьюс… — начал Щелчок.
— Славный наш волшебник… — подхватил Пьянчужка.
— Мы хотим остаться с вами.
— Мы хотим вам помочь!
— Пожалуйста, разреши нам остаться.
— Мы очень просим!
Тьюс подозрительно посмотрел на гномов. Они, конечно, просили его только потому, что боялись на ночь глядя оставаться одни, пока Злыдень на свободе. Тьюс подумал немного, потом махнул рукой. В конце концов кыш-гномы были не лучше и не хуже остальных — у каждого есть свои слабости.
— Смотрите только не вмешивайтесь, когда мы повстречаемся с троллями, у которых эта бутылка! — предостерег он.
Гномы наперебой стали его заверять, что и не подумают. Тьюс невольно улыбнулся. На этот раз они, судя по всему, говорили правду.
Итак, маленький отряд снова направился на север на поиски троллей. Сапожок ушел на разведку, волшебник поехал верхом впереди отряда, а Сельдерей вел в поводу Криминала и лошадь Ивицы, а также, как обычно, присматривал за вьючными животными. Дождь шел не переставая, и стало еще темнее, потому что туман не исчез, а день клонился к вечеру. Троллей нигде не было.
Сапожок вернулся только на закате. В это время путники устроили привал под большими вечнозелеными деревьями у речки, разлившейся от дождей. Это место было относительно сухим, и волшебник сумел разжечь костерок с помощью своих чар. Сельдерей приготовил великолепный ужин, который был тут же съеден. Вдохновленный собственным успехом, советник решил сотворить одеяла и подушки. Вместо того чтобы на этом остановиться, Тьюс пустил в ход еще одно заклинание, чтобы создать для путников надежное укрытие, где было бы сухо и тепло и где даже можно было бы помыться. Но на этот раз его ждала полная неудача. Одно из больших деревьев просто свалилось на землю, так что несколько человек оказались под дождем. Пришлось переместить стоянку в глубь рощицы и воспользоваться влажными подушками и одеялами. Но что поделаешь? Всем свойственно ошибаться.
Советник, конечно, принес свои извинения, но от этого легче никому не стало. Когда все заснули, Тьюс почувствовал, что ему не спится. Он лежал и думал о превратностях судьбы волшебников. Увы, овладеть искусством волшебства было делом очень нелегким! И все же он, Тьюс, должен сделать все, что от него зависит. В конце концов он, пусть и временно, занял место короля и отвечает теперь за благосостояние всего Заземелья!
Новый день был таким же холодным, сырым, туманным, как и вчерашний. Дождь только усилился. После завтрака вся компания снова отправилась в поход, на этот раз — по равнинам Зеленого Дола. Сапожок ушел вперед, все еще надеясь найти следы трал"» лей. Все промокли до нитки, и настроение у многих было подавленное. Волшебник хотел было высушить одежду — свою и своих друзей, но сразу отказался от такого замысла. Он решил прибегать к волшебству только в тех случаях, когда был совершенно уверен в успехе, либо в случае крайней необходимости. Надо будет поупражняться в простейших заклинаниях и приемах, чтобы потом было легче, если потребуется делать более серьезные вещи.
После полудня путники уже далеко углубились в пределы Зеленого Дола. По обе стороны дороги они видели хорошо возделанные поля. Большая часть их уже опустела, урожай был убран, и черная мокрая земля являла собой унылое зрелище. Тут и там виднелись домики крестьян, окруженные садами, и каких только цветов там не было! Проезжая по омытой дождем равнине, советник Тьюс прикинул расстояние до Риндвейра, крепости Каллендбора, самого могущественного из правителей Зеленого Дола. Оставалось километров пятнадцать. Волшебник с удовольствием подумал, что этим вечером он сможет лечь спать под крышей в настоящей кровати, что можно будет принять ванну, согреться и на время забыть о непрерывном ненастье.
Было уже далеко за полдень, когда из тумана вдруг появился Сапожок. Он чуть ли не бежал (что для него было весьма странно), а когда подошел к волшебнику, тот заметил, что кобольд с трудом переводит дыхание и взгляд его стал беспокойным.
Услышав рассказ Сапожка, волшебник вздрогнул. Разведчику удалось-таки найти троллей, но при совершенно неожиданных обстоятельствах.
Отряд поехал вперед быстрее. Советник, озадаченный сообщением кобольда, пока молчал, ничего никому не объясняя. Миновав несколько полей, путники въехали в лесок, по которому протекала небольшая быстрая речка.
Тролли лежали на берегу. Все они до одного были мертвы. Одно мертвое тело лежало на другом — с перерезанными глотками и колотыми ранами. Гномы, бросив взгляд на убитых троллей, поспешно спрятались за лошадей. Даже Сельдерей был явно смущен увиденным. Волшебник пошел вперед вместе с разведчиком. Кобольд шепотом повторил свой рассказ. Гибель троллей не была вызвана нападением врагов. Они, судя по всему, сами перебили друг друга.
Тьюс выслушал рассказ, но ничего не ответил. Он понял, что здесь произошло. Волшебник хорошо знал, на что способен Злыдень. Внезапно Тьюс почувствовал, что ему стало по-настоящему страшно.
Сапожок показал на что-то едва различимое в сумерках. Один из троллей избежал гибели. Он был ранен и теперь пытался выбраться из леска. Он-то и взял бутылку.
— О Боже, — пробормотал советник Тьюс. Раненый тролль направлялся прямо к Риндвейру.
***
— Абернети!
Услышав знакомый голос, писец приподнялся на своей соломенной подстилке. В темноте он сначала ничего не разглядел.
— Элизабет? — спросил пленник.
Она вышла из ниши в противоположной стене, протиснувшись в трещину в камне. Абернети прежде не видел этой трещины и готов был поклясться, что ее там никогда и не было. Осторожно ступая, девочка пересекла коридор и подошла к его клетке. Теперь пленник разглядел ее круглое, в веснушках лицо.
— Прости, Абернети, что я не пришла к тебе раньше, — прошептала девочка.
— Я просто не могла. Нельзя, чтобы Микел или папа догадались, что я тебе сочувствую. Боюсь, Микел и так подозревает меня.
Абернети кивнул. Он был несказанно рад, что его подружка вообще пришла к нему, — Как ты сюда попала, Элизабет? — спросил он.
— Через потайной ход. — Элизабет улыбнулась. — Вон там, видишь? — Она показала на трещину в стене. — Я обнаружила его еще несколько месяцев назад. По-моему, о нем пока больше никто не догадывается. Отсюда можно выйти к южной стене.
— Поверишь ли, я даже не знала точно, где тебя искать. Только сегодня днем стражники проговорились.
— Днем? Значит, сейчас вечер? — спросил Абернети, потерявший представление о времени.
— Да, уже поздно, так что я должна торопиться. Скоро меня уложат спать. Я принесла тебе поесть.
Элизабет достала из бумажного пакета несколько бутербродов с ветчиной и с сыром, свежие фрукты, картофельные хлопья и пакетик молока.
— Элизабет! — только и смог сказать благодарный пленник.
Девочка просунула все это через решетку, а Абернети тут же спрятал еду под соломой. Он оставил только один бутерброд, который начал жадно есть. Уже три дня он получал только несвежий корм для собак и воду. Здесь, в темнице, он был один, если не считать угрюмых тюремщиков, которые приходили иногда только для того, чтобы убедиться, что он не сбежал, или чтобы принести его паек. Не приходил сюда и Микел Ард Ри. Все эти три дня Абернети не видел солнечного света.
— Как ты себя чувствуешь, Абернети? — спросила Элизабет. — Они не делают тебе больно?
Пленник помотал головой, продолжая жевать.
— Я немного расспрашивала папу о тебе, — продолжала девочка. — Правда, я не рассказывала ему о нас с тобой. Я только сказала, что нашла тебя случайно, что Микелу ты очень не понравился и что, по-моему, нельзя причинять вред животным.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
Загрузка...