А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Я не могу его разбудить, принц Андер. Король ясно сказал: не беспокоить его, что бы ни случилось.
— И кто бы ни пришел? — вкрадчиво спросил Андер. — Даже Арион?
— Арион сегодня уехал… — начал было Гаел, но тут же умолк. Растерявшийся, он выглядел очень несчастным.
— Вот именно. Но пока я здесь. Или ты всерьез собираешься не пустить меня к отцу?
Гаел молчал. Тогда Андер шагнул вперед и распахнул дверь спальни. Юный паж бросился за ним:
— Я сам. Пожалуйста, подождите здесь. Через минуту он вышел с озабоченным лицом:
— Король примет вас, принц Андер. Но пока только вас.
Когда Андер вошел, король еще лежал в постели. Он кивнул сыну, затем велел Гаелу принести одежду. Поеживаясь от утренней прохлады, он быстро оделся, плотно затянув широкий пояс.
Хотя Эвентину Элессдилу было уже восемьдесят два года, его здоровью мог позавидовать любой юноша. Тело его было крепким и гибким, а рука — достаточно твердой, чтобы меч в этой руке был опасен для любого врага. Он был решителен и непреклонен, если того требовали обстоятельства, а они того требовали. Ум его не утратил живости и остроты и того замечательного чувства гармонии, которое всегда было присуще Эвентину, — способности видеть дело со всех сторон, судить обо всем по существу и выбирать единственно правильный путь, который принесет наибольшую пользу ему самому и его народу. Поэтому он и был великим королем. Андер имел все основания думать, что и он унаследовал от отца этот дар, в котором, правда, при данных обстоятельствах пропадала всякая необходимость.
Король подошел к дальней стене комнаты, раздвинул занавески и открыл окна, из которых был виден лес. Мягкий свет и утренняя свежесть ворвались в комнату. В глубине спальни Гаел бесшумно зажигал масляные лампы, чтобы прогнать остатки темноты из дальних углов. Эвентин задержался у окна, пристально глядя на свое отражение в стекле: блестящие глаза поразительно голубого цвета были строгими и проницательными — глаза человека, который пожил на свете и повидал немало горя. Он вздохнул и повернулся к сыну:
— Итак, Андер, что все это значит? Гаел что-то говорил об Избраннике, о каком-то сообщении?
— Да, мой король. Избранник говорит, что принес весть от Элькрис.
— От Элькрис? Когда это было последний раз — семьсот лет назад? Что за весть?
— Он мне не сказал. Он хочет говорить только с тобой.
Эвентин кивнул:
— Пусть говорит. Пусти его, Гаел.
Гаел вышел, оставив дверь слегка приоткрытой. Через секунду огромный лохматый пес скользнул внутрь и бесшумно подкрался к королю. Манкс, старый друг Эвентина. Они вместе вот уже десять лет, мало кто был так близок к королю и так же ему предан. Эвентин нежно потрепал пса по седой голове, провел рукой по спине, по бокам.
— Седой, как я, — печально пробормотал он.
Двери широко распахнулись. Вошел Гаел, за ним — Лорен. Избранник помедлил в дверях, нерешительно глядя на молодого пажа. Король кивком отпустил юношу. Андер тоже собрался было выйти следом, но отец велел ему остаться. На этот раз Гаел плотно закрыл за собой дверь. Лорен выступил вперед.
— Мой король, пожалуйста, простите… они думали, что я… что мне…— Он буквально давился словами.
— Мне не за что прощать тебя, — успокоил юношу король. Он прошел через комнату и мягко положил руку на плечо юного Избранника. — Я знаю, это очень важно, иначе бы ты не оставил Сады. Вот, садись сюда и расскажи все по порядку.
Он испытующе посмотрел на Андера, потом подвел юношу к письменному столу в глубине комнаты, усадил его и сам сел рядом. Андер последовал за ними, однако остался стоять.
— Твое имя Лорен, так? — спросил Эвентин.
— Да, мой король.
— Ну что же, Лорен. Теперь расскажи мне, что случилось.
Лорен выпрямился в кресле, его руки лежали на столе. Крепко сжатые пальцы побелели.
— Мой король, сегодня утром Элькрис говорила с Избранниками, — начал он почти шепотом. — Она сказала… она сказала, что умирает.
Андер похолодел. Король же, казалось, никак не отреагировал на это сообщение, он неподвижно сидел на месте, и только его глаза впились в собеседника.
— Может быть, это ошибка, — сказал он наконец.
Лорен покачал головой:
— Это не ошибка, мой король. Она говорила со всеми. Мы… мы все это слышали. Она умирает. Запрет начал терять силу. Король медленно поднялся и молча подошел к раскрытому окну. Манкс, свернувшийся на кровати, встал и подбежал к нему. Король машинально опустил руку и потрепал пса по седым ушам.
— Ты уверен в этом, Лорен? — спросил Эвентин, глядя в окно. — Совершенно уверен?
— Да… да.
Лорен плакал тихо, беззвучно, закрыв руками лицо. Эвентин не обернулся к нему; он пристально, не отрываясь смотрел на лес. На свой дом. На их дом — лес.
Андер уставился в одну точку: ужас того, что он только что услышал, постепенно доходил до него. Элькрис умирает! Запрет теряет силу. Зло снова свободно. Хаос, безумие, война! И в итоге — уничтожение всего.
Когда-то он очень тщательно изучал историю.
Очень давно, еще до Больших Войн, до расцвета древнего мира, до того как на земле появились люди, шла великая битва Света и Тьмы. Эльфы сражались на стороне Света. Война была долгой, опустошающей, ужасной. Добро тогда победило. Но природа поверженного Зла такова, что его нельзя полностью уничтожить, его можно только изгнать за пределы мира. Тогда же эльфийские мудрецы, соединив всю силу своей магии с жизненной силой самой земли, создали Элькрис и дали ей власть над Запретом, который удерживал силы Зла в заточении, не давая им снова выйти на землю. И пока Элькрис жива, Зло не может возвратиться сюда. Но в летописях сказано, что это не будет длиться вечно, ибо нет в мире силы столь великой, что окончательно победит смерть. Поколения сменялись поколениями, и постепенно стало казаться, что Элькрис бессмертна — единственный островок надежности и спокойствия в бурной реке жизни. Казалось, так будет всегда.
Король резко обернулся, напряженно поглядел на сына, затем снова сел к столу, уверенно взяв Лорена за руку.
— Расскажи мне все, что она говорила тебе, Лорен. До мельчайших подробностей. До единого слова.
Избранник тихо кивнул. Глаза его снова были сухи, лицо спокойно. Андер подсел к ним. Король в ожидании откинулся на спинку кресла.
— Мой король, вам известно, как она говорит с нами? — осторожно спросил Лорен.
— Я был Избранником, Лорен.
Андер с удивлением поглядел на отца. Он не знал этого. Лорен же, наоборот, воспринял это как должное. Он кивнул и повернулся к Андеру:
— Голос ее не звучит как наши голоса. Это образы, возникающие в нашем сознании. Образы часто мгновенны и не слишком четки, так что нам приходится самим их истолковывать. — Он помолчал, затем снова обратился к Эвентину: — Я… мой господин, до сегодняшнего утра Элькрис ни разу не говорила со мной. Она говорила с нами только в день нашего избрания. Все, что мы знали об этом, основывалось лишь на летописях Ордена и на том, чему нас учили старшие Избранники. Поэтому сегодня это было так странно.
Эвентин ободряюще кивнул, и Лорен продолжал:
— Элькрис говорила с нами очень долго. Она призвала нас и открыла, что должно произойти. Не все образы были ясны, но то, что она умирает, поняли все. Ее время на исходе; мы думали, что это невозможно, но это так. Разрушение уже началось. Запрет теряет силу вместе с ней. Есть только одна возможность — возрождение.
Эвентин выпрямился и крепко сжал руку Избранника. Потрясенный и обескураженный услышанным, Андер тоже совершенно забыл об этой возможности. Возрождение! Об этом говорится в древних летописях: Элькрис может возродиться и сохранить Запрет. Может.
— Значит, еще есть надежда, — прошептал принц. Эвентин пристально смотрел на юношу.
— Что для этого нужно?
— Мой король, сегодня Элькрис вверила свою судьбу Избранникам. Только мы можем помочь ей. Я не знаю почему, но это так. Образы истолковываются однозначно. Одному из нас она отдаст свое семя — кому, мы пока не знаем, она не показала. Он должен будет отнести ее семя к источнику жизненной силы земли — она назвала его: Источник Огненной Крови. Семя нужно опустить в огонь, затем принести обратно и посадить на месте старого дерева. Тогда новая сила заменит старую и Элькрис возродится.
Подробности этой легенды вспомнились Андеру. Все как сказано в древних летописях, странным, символическим языком старинных легенд, уже забытых многими, а многим и вообще неизвестных.
— Источник Огненной Крови — где он? — спросил принц.
Лорен ответил печальным взглядом:
— Она указала место, мой принц, но… мы не смогли его узнать. Образы были какие-то смутные, неуловимые, как будто она сама не могла точно вспомнить. Нет, скорее не могла выразить более определенно.
Голос Эвентина был странно спокойным:
— Расскажи мне все, что она показала вам. Все. — Лорен кивнул:
— Какой-то дикий край, окруженный горами и топями. Густой туман то появлялся, то исчезал. И в центре — одинокая вершина, а в ней — лабиринт тоннелей, ведущий в глубь земли. Где-то внутри была дверь из стекла, которое нельзя разбить, за дверью — Источник Огненной Крови.
— И ни одного названия? — настойчиво спросил король.
— Только одно. Но мы не знаем его. Оберег — так она назвала лабиринт в горе.
Оберег? Андер порылся в памяти, но название ничего не говорило ему.
Эвентин взглянул на сына и тоже покачал головой. Затем поднялся, отошел было от стола, но вдруг резко остановился и вернулся к Лорену.
— Ты все сказал? Может быть, какая-нибудь мелочь, незначительная на первый взгляд?
— Нет. Это все.
— Хорошо, Лорен. Ты правильно сделал, что сразу же пришел ко мне. А теперь подожди немного за дверью.
Когда дверь за Избранником закрылась, король медленно опустился в кресло. Его лицо как-то внезапно постарело — стало лицом старика, очень дряхлого и очень усталого. Манкс подошел к хозяину, сочувственно подняв лохматую морду. Эвентин тяжело вздохнул и погладил пса по голове.
— Я слишком долго живу, — пробормотал он. — Как мне защитить моих людей, если Элькрис умрет? Я их король, я обязан их спасти. Что ж, с этим я согласен. Но впервые в жизни я хочу, чтобы было как-то иначе… — Он поднял голову и посмотрел в глаза сыну: — Мы сделаем все, что в наших силах. Поскольку Арион в отъезде, мне нужна твоя помощь. — (Андер вспыхнул от обиды, хотя и понимал, что отец вовсе не хотел задеть его.) — Пойдешь с Лореном и подробно расспросишь Избранников. Может быть, удастся узнать что-то еще. А я пока просмотрю летописи.
— Ты думаешь, там что-нибудь есть? Или на старых картах? — с сомнением спросил Андер.
— Нет. Ты же сам недавно перечитывал их. Но что мы еще можем сделать? Если мы хотим найти Источник Огненной Крови, нам надо знать о нем побольше.
Он кивнул, отпуская сына. Андер вышел и вместе с Лореном направился в Сады, где их ждали остальные Избранники. Принц подробно расспросил их, пытаясь узнать побольше об этом таинственном Обереге. Однако напрасно. «Но, как сказал отец, что мы еще можем сделать?»
ГЛАВА 4
День закончился сверкающим всплеском алого и лилового, небо на западе ярко пылало. Солнце, казалось, повисло на пиках Разлома, заливая светом лесные вершины, сплетая тени деревьев в мягкое покрывало сумрака и покоя. Потом солнце сорвалось с вершин, и ночь смыла краски с небосклона. Воздух медленно остывал, ночной ветерок разносил прохладу среди притихших деревьев. Эльфы разошлись по домам — спать.
В Садах Жизни Андер Элессдил задумчиво смотрел на волшебное дерево. Сейчас, в мягком сумраке, Элькрис выглядела вполне здоровой. Но еще за минуту до этого в лучах закатного солнца на ее листьях явственно проступали темные пятна.
Болезнь распространялась быстро. На нижних — ветвях гниение уже тронуло серебристую кору, сухие листья свернулись, ломкие, черные. Весь день Избранники осторожно натирали ствол травяным бальзамом, срывали увядшие листья, стараясь хоть как-то помочь, но все понимали, что это невозможно. Они не могли исцелить Элькрис. Этого не мог никто. Она умирала на их глазах, и ничего нельзя было сделать.
Андер вздохнул и опустил глаза. Он сам не знал, зачем он пришел сюда опять, ночью, один. Он без цели бродил по дорожкам Садов с отчаянной надеждой, что решение вот-вот найдется само собой. И конечно же, ничего стоящего он не придумал.
Выходя, он спиной почувствовал недоуменный взгляд воинов Черной Стражи. Охрана еще не знала о болезни Элькрис, но догадалась: что-то случилось. Поведение Избранников да и поздний визит принца сказали им достаточно. Что ж, такое не сохранишь в тайне. Скоро, очень скоро все узнают страшную правду.
Но сейчас, по крайней мере, все было спокойно. В некоторых окнах горел свет, другие были темны — там уже спали. Счастливцы! Сегодня ночью Андер вряд ли сможет заснуть. Не ляжет спать и король.
Андер снова вздохнул. Как ему хотелось сделать хоть что-нибудь для отца! Эвентин был уверен в себе, в своих силах и поэтому всегда находил правильный путь и всегда побеждал. Но сегодня Андер почувствовал, как что-то надломилось в отце. Конечно, король держался твердо, но Андер видел отчаяние в его глазах: рушится все, что Эвентин создал с таким трудом. Он столкнулся с тем, что выше его сил. Но Андер знал: отец не отступит.
Андер размышлял: что он может сделать? Весь день он расспрашивал Избранников, сначала по отдельности, потом всех вместе, но не узнал ничего нового.
Ничуть не помогли и летописи Ордена. Источник Огненной Крови не раз упоминался на их страницах. Священный огонь, дающий и хранящий жизнь на земле. Но об Обереге не было ни слова.
Не помогла и Элькрис. Андер попросил Избранников еще раз обратиться к дереву. Они подходили к нему поодиночке, затем все вместе. Но оно молчало.
Проходя мимо дома Избранников, Андер увидел, что окна его темны. Видимо следуя заведенному порядку, Избранники отправились спать. Что ж, может быть, хотя бы сон на время избавит их от тяжелых мыслей. Может быть. Иногда отчаяние и безнадежность изнуряют больше физического труда, а они пережили достаточно за этот день.
Андер поспешил во дворец к отцу, но вдруг темная тень отделилась от дерева у тропинки.
— Мой принц!
— Лорен? — нерешительно пробормотал Андер. Это действительно был он. — Почему ты не спишь?
— Я пытался, но не смог заснуть… Я… я видел вас в Садах и решил, что вы пойдете этой дорогой. Мне нужно поговорить с вами, принц Андер. Можно сейчас?
— Так мы уже говорим, Лорен. — Но попытка пошутить не удалась. Лицо молодого Избранника оставалось серьезным. — Ты что-нибудь вспомнил?
— Да, возможно. Это не то, что говорила нам Элькрис, но я думаю, вы должны знать. Могу я пройтись с вами?
Андер кивнул. Они свернули с тропинки и медленно пошли через лес.
— Мне кажется, я один могу разрешить эту загадку, — начал Лорен через минуту. — Может быть, потому, что Элькрис сначала говорила со мной, я чувствую: найти Оберег — мое дело, мой долг. Конечно, это звучит слишком самонадеянно, но таков мой путь. Во всяком случае, я не хочу ничего упустить. — Он взглянул на Андера: — Вы понимаете, что я хочу сказать?
— Думаю, да. А мы что-то упустили?
— Ну, мне кое-что пришло в голову. Я должен кому-то рассказать об этом.
Андер внезапно остановился и в упор посмотрел на Избранника. Тот смущенно продолжал:
— Я не хотел говорить об этом с королем. Или с кем-то еще. Я не знаю, что им известно… да мы и не говорили о ней… — Он запнулся. Андер терпеливо ждал. — Об Амбель. Мой принц, она говорила с Элькрис много раз. Подолгу. — Он с трудом подбирал слова. — Она была ближе к Элькрис, чем все мы. Я не знаю, понимала ли она это сама. Мы ведь действительно никогда об этом не говорили…
Андер вдруг напрягся, Лорен заметил это и поспешил продолжить:
— Я просто подумал, может быть, Элькрис снова поговорит с ней и Амбель лучше поймет ее.
Они надолго замолчали, глядя друг другу в глаза. Андер медленно покачал головой:
— Но Амбель сейчас не может нам помочь, Лорен. Она далеко. Даже ее мать не знает, где ее искать. Мы не успеем связаться с ней вовремя.
Лорен медленно склонил голову, последний проблеск надежды погас в его глазах.
— Это было просто мое предположение, — наконец сказал он и повернулся, чтобы уйти. — Доброй ночи, принц.
— Доброй ночи, Лорен. Во всяком случае, спасибо, что сказал мне.
Юный Избранник кивнул и растворился в сумраке ночи. Андер с беспокойством смотрел ему вслед. Отец говорил, что нужно использовать любую возможность, лишь бы отыскать Оберег. Но найти Амбель было действительно невозможно. Она могла быть где угодно, в любой из Четырех Земель. Да и не время сейчас говорить о ней с Эвентином. Когда-то он был рад и горд, что его любимая внучка стала Избранником. А ее отказ от этой чести потряс его, пожалуй, даже больше, чем смерть ее отца Айне.
Он медленно покачал головой и продолжил свой путь ко дворцу.
Гаел был на своем посту, выражение усталости и тревоги не сходило с его лица. Конечно, он уже все знал, но он умел хранить тайны. Он попытался было встать при появлении Андера, но принц знаком удержал его.
— Король ждет вас. Он весь день на ногах. Если бы вы убедили его поспать, хотя бы несколько часов…
— Я попробую, — пообещал Андер.
Эвентин Элессдил оторвался от книги и взглянул на сына. Он сразу же понял, что у Андера нет ничего нового, и снова опустил уставшие, покрасневшие глаза в книгу, над которой сидел уже несколько часов, но тут же отодвинул ее в сторону, встал и подошел к раскрытому окну. Свечи тускло горели, почти не освещая комнату. На столе и на полу лежали груды древних книг и свитков.
Поглядев в темноту ночи, король вернулся к письменному столу.
— Ничего? — как будто утверждая, спросил он у сына. Андер молча покачал головой. Эвентин поморщился. — И у меня ничего. — Он пожал плечами и указал на раскрытую книгу: — Вот. Последняя надежда. Там есть про семя Элькрис и про Источник Огненной Крови. Прочти.
Древний том — один из сотен томов эльфийской истории — был в кожаном переплете с медными застежками, его страницы хранили предания о днях, уходящих в далекое прошлое. Большие Войны, гибель древнего мира. Первая Битва Народов, за ней — Вторая; вся история эльфов хранилась в этих книгах.
Андер опустил глаза на открытую страницу летописи: чернила выцвели от времени, бумага пожелтела. Слог писания был древний, но читалось легко:
«И тогда семя древа поручат Избранному, и он возьмет его к Источнику Огненной Крови и опустит в пламя. И семя вернется на землю: древо возродится, и Запрет вновь обретет силу. Так говорил Мудрый своему народу. И когда все погибнет, это Знание будет жить».
Андер поднял глаза, и Эвентин продолжил:
— Я просмотрел все, каждую строчку. Это, пожалуй, самое полное описание. Этот том самый древний. — Король машинально перебирал страницы. — История древней битвы Света и Тьмы, имена героев, история Запрета. Но ни единого слова об Обереге. Ничего. Ни единого слова о природе магии, дающей жизнь Элькрис и силу Запрету.
Что ж, последнее вполне понятно, подумал Андер. Мудрецы древности редко доверяли бумаге секреты своего волшебства. Такие вещи передавались устно, из поколения в поколение, чтобы враги не завладели эльфийской магией. Иногда чары были настолько сильны, что их можно было использовать всего один раз, в определенное время и в определенном месте. Очень возможно, что волшебство, создавшее Элькрис, было именно таким.
Король снова сел за стол, с минуту полистал книгу, потом захлопнул.
— Придется довольствоваться тем, что мы узнали от Элькрис, — сказал он спокойно. — Этого, конечно, мало, но… Нам надо подумать о всех возможных местах, а потом обыскать их.
Андер кивнул, хотя это казалось безнадежным. Вряд ли им удастся найти Оберег по таким смутным, отрывочным указаниям.
— Если бы Арион был сейчас здесь… — вдруг пробормотал Эвентин.
Андер промолчал. Понятно, что сейчас королю нужен старший сын. Арион обладал всеми необходимыми качествами для быстрых и активных поисков, да и одно его присутствие успокоило бы отца. Теперь не время для обид.
— Тебе надо поспать, отец, — наконец сказал он. — Впереди много забот, отдохни.
— Хорошо, Андер. — Король попытался улыбнуться. — Пришли мне Гаела. Но и у тебя был тяжелый день. Иди домой и попробуй заснуть.
Дома, против всех ожиданий, Андер заснул. Усталость, физическая и душевная, взяла верх. Посреди ночи он очнулся, спасаясь от кошмара, который преследовал его во сне. Но ужас быстро забылся, и до утра принц спал спокойно.
Проснувшись на рассвете, Андер был полон решимости. Выход обязательно найдется, не может быть, чтобы все было так безнадежно. Элькрис должна помочь. Или Избранники. Или что-то еще.
Андер вышел из дома. Свет солнца пробивался сквозь сплетение листьев: день начинался. Сначала он пойдет к Избранникам, сейчас они должны быть в Садах Жизни. Может быть, за ночь они вспомнили какие-то подробности, о которых забыли вчера. Или Элькрис сказала что-нибудь еще.
По пути он хотел было заглянуть к отцу, но Гаел молча поднес палец к губам: король еще спал. Андер не стал его беспокоить. Отец так нуждался в отдыхе — пусть поспит подольше.
Проходя через королевский сад, Андер удивился, не увидев Вента. Он удивился еще больше, когда заметил, что садовые инструменты, с прилипшей на них грязью, в беспорядке разбросаны между клумбами. Это не похоже на Вента — бросать работу на середине. Если у него болит спина, надо освободить его от работы в саду. Но это может подождать. На сегодня есть более важные и неотложные дела.
Через несколько минут он уже стоял перед воротами Садов Жизни, на самой вершине Каролана — отвесного утеса прямо над восточным берегом Поющего Родника. Отсюда Андер мог видеть всю Западную Землю: на северо-востоке — безбрежный лес; далеко на юге — туманно-серая стена Скалистого Отрога и Пикона и голубая лента Мермидона, уходящая вниз к Каллахорну; на западе — долина Саранданон. Андер с гордостью огляделся. Он должен найти выход. Он, Избранники и отец обязательно спасут все это.
Андер направился к Элькрис. Странно: дерево стояло в одиночестве. Избранников не было видно.
Андер огляделся, не веря своим глазам. Не может быть, чтобы Избранники проспали. Конечно, они были потрясены вчерашним разговором с Элькрис. Но обряд есть обряд, и при первых лучах восходящего солнца они должны быть здесь, чтобы приветствовать дерево.
Андер почти бегом направился к дому Избранников. Там было тихо и темно.
Андер остановился. Никаких признаков жизни — все будто вымерло. Неясное предчувствие охватило его. Принц осторожно двинулся вперед, не сводя глаз с распахнутой двери, и встал на пороге.
— Лорен? — тихо позвал он.
Ответа не было. Андер шагнул через порог в зловещий полумрак. Краем глаза он заметил какое-то непонятное движение за спиной. Мрачное предчувствие усилилось. Что это было?
Принц с сожалением подумал об оружии, которое оставил дома. Замерев, он ждал, что будет дальше. Но все было тихо. Андер решительно пошел вперед.
— Лорен?
И вдруг слова застряли у него в горле. Израненные, бездыханные Избранники лежали на полу в главном зале. Как будто дикие звери растерзали их в клочья. Лорен, Джейс — все мертвы. И некому больше идти к Источнику Огненной Крови. Спасения ждать неоткуда.
Андера мутило от зрелища кровавой бойни, но он не мог отвести глаз. Ужас и отвращение овладели им, и одно лишь слово вертелось у него в голове.
ДЕМОНЫ!
Через минуту, весь дрожа, он вышел на воздух. Сообщив о случившемся Черным Стражам, Андер поспешил во дворец. Будет лучше, если он первым скажет об этом отцу.
Ясно, кто убил Избранников. Только демоны способны на такое злодеяние. Видимо, сильнейшие из них уже выбрались из-за стены Запрета. Они сделают все, чтобы Элькрис не возродилась, и тут же убьют любого, кто захочет помочь этому возрождению.
Андер быстро бежал по дорожкам дворцового сада. Теперь старый Вент был на месте. Завидев принца, он поднял голову. Андер очень спешил и совершенно не обратил внимания на садовника.
Вент удовлетворенно прикрыл глаза. Лениво перебирая сухими пальцами землю, Маска продолжал работу.
ГЛАВА 5
Вечером Андер Элессдил, выходя из дома Избранников, остановился на пороге, вглядываясь в темноту. Он тщательно запер дверь, теперь надолго. Опустевший, мертвый дом: тела шестерых Избранников давно убрали. Никого нет. Но Андер не уходил, он стоял на пороге, один на один со своими мыслями.
Днем он еще раз просмотрел летописи Ордена, но опять не нашел ни единого упоминания об Обереге. Да и нужно ли это теперь? — подумал он в отчаянии. Избранники мертвы, некому идти к Источнику Огненной Крови. Однако он был рад, что у него нашлось дело на целый день, — это хоть как-то отвлекло от воспоминаний о кровавом зрелище.
Постояв с минуту, Андер направился через Сады в город. По всему Каролану горели факелы, повсюду были солдаты: Черные Стражи плотным кольцом окружили Сады, город патрулировала личная гвардня короля — военная элита Эльфийских Охотников. Эльфы были напуганы случившимся, и Эвентин поспешил выставить патрули, чтобы успокоить их. Хотя сам он был уверен, что сейчас им ничто не угрожает. Демонам нужны были только Избранники. Однако предосторожность не повредит.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36
Загрузка...