А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Тесс скорее плыла, чем шла.
Открыв дверь, она обернулась. Взглянула на меня.
— Если вы передумаете, то я остановилась в отеле “Ориентал”. Можете найти меня там.
И дверь за ней тихо закрылась.
На следующее утро, в десять тридцать, меня разбудил мой китаец-бой Чарли. Я сел в кровати и взял чашку кофе с подноса.
— Где тебя черти носили ночью? — спросил я.
— У меня был выходной, — смущенно улыбнулся Чарли. — Вы помните, босс?
— Забыл, — признался я. — А здесь произошло убийство.
Он усердно закивал:
— Я слышал!
— Забери ковер из гостиной и постарайся сделать так, чтобы на нем не осталось пятен крови.
— Да, босс.
— Но сначала сделай вот что. Сходи в Абердин и найди Леунга Квана. Скажи ему, что я хочу видеть его как можно скорее.
— Привезти его сюда на машине, босс?
— А почему ты решил, что можешь взять машину?
— Босс!
Я платил жалованье Чарли каждый месяц, но настоящая жизнь для него заключалась в вождении машины — причем в самоубийственном стиле, как это принято у гонконгских китайцев.
— Я пошутил, — сказал я, и его лицо сразу же прояснилось. — Конечно, возьми машину и вези Леунга.
— Хорошо, босс! — Чарли кинулся к двери.
— Да, вот еще... Попробуй связаться по телефону с мисс Дав.
Я успел допить кофе, встать с кровати и закурить, прежде чем появился Чарли.
— Ее там нет, босс. Никто не отвечает.
— Так. Поезжай в Абердин.
Когда он ушел, я побрился, принял душ и оделся. Только я собрался выпить еще чашечку кофе, как появился посетитель, но совсем не тот, которого я ожидал. Это был снова субинспектор Кросс.
— Доброе утро, — приветствовал я гостя. — Вы забыли что-нибудь, инспектор? Вы ведь забрали труп. Если хотите забрать и пятна крови, то вам придется заплатить за ковер.
Кросс улыбнулся.
— Доброе утро, мистер Кэйн. Мне хотелось бы задать вам еще несколько вопросов, если вы не возражаете.
Я провел его в гостиную и уселся напротив. Инспектор был совсем еще молодым человеком с мальчишеским лицом и открытым взглядом. Его акцент свидетельствовал о том, что он учился в английской средней школе. И пять лет, проведенных в Гонконге, научили его тому, что под солнцем не может быть ничего нового, включая Энди Кэйна.
— Мы проверили этого Картера, — начал Кросс. — Он только два дня как приехал из Манилы. Судя по документам, он из Чикаго, поэтому мы запросили тамошнюю полицию, надеясь, что они нам что-нибудь сообщат.
— Ваша логика внушает трепет, инспектор! Он вежливо улыбнулся в ответ.
— Так как Картер пробыл здесь всего два дня, — продолжал Кросс, — то кажется очень странным, что у кого-то появилась причина убить его. Вы вполне уверены, что не встречали его раньше, мистер Кэйн?
— Совершенно уверен, — ответил я.
— Зачем бы он к вам ни приходил, это обстоятельство представляется очень важным, — задумчиво проговорил инспектор. — И не только для него, но и для убийцы.
— Возможно, вы правы, — согласился я.
— У вас здесь, в колонии, сложилась определенная репутация, мистер Кэйн, — продолжал Кросс. — И вот я думаю: может, Картер приходил к вам с каким-нибудь предложением?
— Вполне возможно, — пожал я плечами. — Откуда мне знать?
Он закурил сигарету.
— Я предполагаю, Картер хотел, чтобы вы с ним куда-то поехали.
— На этом острове далеко не уедешь, а доехать на пароме до Макао он и сам бы смог.
— А я имею в виду не Макао. Я имею в виду материк, мистер Кэйн. Вы побывали там не раз.
— Это я-то?
— Да будет вам! В прошлом году вы ездили туда по крайней мере три раза. Кантон и Вейхайвей. А насчет третьего места, где вы были, мы пока не очень уверены. Мы присматриваем за людьми, мистер Кэйн, особенно за такими, как вы.
— Может быть, вы и правы. Только Картера убили прежде, чем он успел мне что-то сказать, — улыбнулся я. — Чего бы он ни хотел, одно теперь ясно окончательно: он никогда этого не получит.
— Конечно, — согласился Кросс. — Но мы кое-что узнали. По слухам, Картер задумал что-то.., очень серьезное, за что и был убит.
— Гонконг — отличное место для слухов.
— Судя по слухам, вы знаете, чего хотел Картер. Поэтому ситуация становится очень опасной для вас. Особенно опасной, потому что “Братья Золотой Лилии” заинтересованы в этом деле, а они не терпят соперничества.
— “Братья Золотой Лилии”? — Я слышал о них, но хотел прикинуться дурачком перед инспектором. — А где у них сборный пункт, в Шантри-Ла?
— Вы меня удивляете, мистер Кэйн, — ответил Кросс. — Но вы должны отнестись к ним серьезно.
Ваша же полиция в Сан-Франциско серьезно относилась в свое время к событиям в Тонге, как я понимаю.
— Но это было так давно... Тогда все думали, что каждый китаец такой же злодей, как сам Фа Манчу!
— Вам следовало бы принимать этих “Братьев” всерьез. И так как наш разговор сейчас неофициальный, мистер Кэйн, то думаю, что должен сообщить вам то немногое, что мы о них знаем.
— Так начинайте же.
Он откинулся на спинку кресла.
— Это тайное общество. Разумеется, ничего нового в этом нет. Гонконг кишит такими тайными организациями — и политическими, и мистическими, и криминальными. Но добрая половина влиятельных китайцев в Гонконге принадлежит к “Братьям Золотой Лилии”. Кто там руководит, мы не смогли узнать. Зато знаем, что многие члены были вовлечены туда силой и у них вымогали значительные взносы. Мы подозреваем, что они держат под контролем значительную часть организованной преступности и контрабанды.
— Но если вы так много знаете о них, то почему бы вам не разгромить их?
— Восемнадцать месяцев назад, — ответил Кросс, — возникло движение противодействия под руководством одного решительного китайского торговца. Он получил образование в вашей стране и вознамерился остановить это безобразие. К нему присоединились еще четверо или пятеро. В течение трех недель всех их убили.
— И вы так и не поймали убийц? Инспектор покачал головой.
— В каждом случае у трупа лежал клочок пергамента, на котором была нарисована лилия. И всегда это — отличная работа, вы же знаете сами, какой красоты линий и красок могут добиться китайские художники.
— Вы хотите запугать меня? — спросил я.
— Поверьте, вовсе нет! Но если в этих слухах есть хоть доля правды, то я советую вам хорошенько побеспокоиться о своей безопасности.
— Я подумаю об этом. Благодарю за предупреждение.
— Вы вполне уверены, что не хотите ничего добавить к тем заявлениям, которые уже сделали?
— Совершенно уверен.
— Ну хорошо. — Он пожал плечами. — Если вы измените свое мнение, то, разумеется, знаете, где меня найти. И я все-таки надеюсь, что вы передумаете, мистер Кэйн.
Через полчаса Чарли привез Леунг Квана. Леунг был рыбаком и родился в колонии, но его предки пришли с севера, поэтому он был высокого роста, более шести футов, и крепкого сложения. Леунг не отличался сообразительностью, но зато считался отличным моряком, хотя и никудышным рыбаком.
А был он никудышным рыбаком потому, что не имел времени заниматься рыбной ловлей. Его джонка, по указаниям владельца, использовалась главным образом для целей, далеких от рыбной ловли. А владельца звали Энди Кэйн.
— Еще одно путешествие, хозяин? — спросил Леунг.
— Еще одно путешествие. И я хочу, чтобы ты был готов.
— Куда на этот раз, хозяин?
— Залив Куан-по.
— Я буду готов.
— Только это секрет, Леунг.
— Да у вас, хозяин, все секрет.
— Но этот — особенный, — сказал я. — Если нет... — И я выразительно провел пальцем по горлу. — Будь готов к отплытию завтра. Возьми на борт провизии на четверых. На несколько недель. Чарли поможет тебе собраться.
— Да, хозяин. — Леунг наклонил голову. — Все будет сделано, как вы сказали.
— Чарли отвезет тебя обратно.
— Я сейчас собираюсь в Ванчау. Проведать двоюродную сестру.
Чарли широко улыбнулся, но я притворился, что ничего не заметил. Ванчау — такое место, где действительно можно найти девушку, но не родственницу, а за деньги.
— Отлично, Леунг, — произнес я. — Передай ей привет от меня, — Благодарю вас, хозяин.
Когда он ушел, Чарли вернулся в гостиную.
— Проверь снаряжение для подводного плавания, — приказал я. — Оба комплекта должны быть в отличном состоянии, с шестью баллонами сжатого воздуха. И все надо погрузить на джонку в полной готовности.
— Да, босс, — ответил Чарли, кивнув. — Чарли идет с вами?
— Думаю, что нет. Для тебя найдутся другие дела.
— Да, босс. — Он смущенно улыбнулся.
— Ты мне очень дорог, Чарли. Я хочу, чтобы ты остался здесь, при автомобиле.
— Да, босс! — На сей раз его улыбка была вполне искренней.
Я принял от него бокал с новой порцией выпивки.
— Вот выпью это и, думаю, снова лягу в постель. Звони мисс Дав, пока не застанешь. Скажи ей, что я хочу встретиться с ней сегодня в девять тридцать в саду на крыше. Если не дозвонишься ей до семи, скажи мне. Если дозвонишься, разбуди меня в восемь.
— Слушаю, босс.
— Да, вот еще что...
— Слушаю, босс?
— Почисти “бреду”.
Улыбка исчезла с лица Чарли.
— Вы берете эту штуку с собой, босс?
— Думаю, что да, — ответил я.
— Босс, этот пулемет может убить массу народа!
— Для этого он и создан, — согласился я.
Глава 3
Я занял столик у парапета сада на крыше и заказал первую порцию выпивки ровно в девять тридцать. На небе снова была словно вырезанная из картона луна, а снизу, с улицы, доносился гомон голосов и шлепанье сандалий по тротуару.
Вот уже десять вечера — и все еще никаких признаков Натали Дав. Чарли совершенно определенно сказал, что дозвонился ей и она обещала явиться ровно в девять тридцать. Но я не успел как следует подумать об этом, потому что рядом возник Вонг с сияющей улыбкой на лице.
— Добрый вечер, Энди, — вкрадчиво сказал он. — Вы не позвонили мне утром?
— Сожалею, но я общался с полицией. Вы же слышали, что случилось у меня в доме этой ночью?
— Ужасная история, — сказал он. — Что бы это могло значить?
— Я сам хотел бы знать, — ответил я, пожимая плечами. — Его убили прежде, чем он успел что-либо сказать.
— Еще загадочнее. Надеюсь, полиция разберется, кто виноват.
— Думаю, им придется туго. Нет свидетелей, никто ничего не видел, и этот тип, Картер, приехал сюда всего два дня назад.
Он уселся за стол напротив меня, хотя я его не просил об этом. Когда человек богат, как Вонг, он может делать многое без согласия окружающих.
— Ну что, вы подумали насчет моего предложения, Энди?
— Да. — Я закурил сигарету. — Полагаю, что эта работа не для меня. Но все равно — спасибо за предложение.
— Очень сожалею, Энди, — сказал Вонг. — Вы бы понравились моему другу. А теперь мне придется искать другого человека.
— Может, я когда-нибудь еще смогу оказаться вам полезным?
— Ну конечно, — согласился он, поднимаясь из-за стола.
Вонг вразвалку пошел прочь. Я пристально смотрел ему вслед. Когда он подошел к двери, ведущей в зал для танцев, ему пришлось посторониться, чтобы пропустить пару, которая как раз выходила в сад. Девушка была высокой эффектной брюнеткой, и звали ее Натали Дав. Я не знал молодого человека, который ее сопровождал, но сразу же понял: мы никогда не будем с ним добрыми друзьями.
Пара прошла к моему столику. Когда они приблизились, я поднялся.
— Извините, что я опоздала, Энди, — сказала Натали. — Я немного задержалась.
На ней было черное платье с глубоким вырезом спереди, плотно обтягивающее ее талию и бедра и широко расходящееся ниже колен.
— Немного — что? — спросил я.
Молодой человек откашлялся, привлекая мое внимание. Он был высоким и крепко сложенным, хотя и немного полноватым в талии. Лицо — словно вырубленное топором мясника, спадающие на лоб светлые, почти белые волосы и такое выражение на лице, будто он знал ответы на все вопросы. И мне захотелось задать ему несколько вопросов, как только состоится наше знакомство.
— Это Джой Кан, — представила его Натали. — Джой, а это — Энди Кэйн.
— Очень приятно, — промямлил Джой. Мы уселись, и я заказал выпивку. Себе — то же самое, мартини для Натали и пиво для Джоя.
— Вы хотели поговорить о моем предложении? — спросила Натали, когда нам принесли напитки и официант удалился.
— Да, я подумал и решил принять его.
— О, Энди! — На ее лице появилось озабоченное выражение. — Мне так жаль. Мне действительно очень жаль. Но сегодня утром я встретила Джоя, и мы пришли к соглашению.
— Как удачно для вас обоих. Кроме того, это сэкономит расходы на отель. Лицо Джоя потемнело:
— Эй, послушайте, Кэйн!
— Наверное, у Джоя есть что-то, чего нет у меня, — сказал я, обращаясь к Натали, игнорируя Кана. — Вы встретили его утром — и к вечеру вы уже партнеры.
— Джой собирается взять меня с собой, Энди. Я сожалею, но все решено.
— Я слышал, что вы немного испугались этого дела, — сказал Джой. — Теперь можете расслабиться и ни о чем не думать.
— Вы что, выиграли его в карты? — спросил я, повернувшись к Натали. Она покачала головой:
— Пожалуйста, Энди! Будьте любезны с ним, хорошо?
— Попытаюсь. Быть любезным — это для меня нечто новое. Но вот чего я не могу понять... Вы крутились вокруг меня неделю, даже дольше, пытаясь уговорить на это дело. А теперь делаете такой резкий поворот и появляетесь с парнем, которого встретили только сегодня утром...
— Джой — мой старый друг, еще по Штатам, — ответила Натали. — Просто невероятная удача, что я его встретила сегодня утром.
Я посмотрел на Джоя.
— И вы думаете, что сможете добраться туда, в залив Куан-по, и вернуться обратно?
— Конечно! — Тонкие губы Кана сложились в насмешливую улыбку. — Можно сделать все, если у тебя есть контакты и верные люди. А у меня есть контакты!
— Ну что же, попробуйте!
Я допил свой бокал и дал знак бою, чтобы он принес еще одну порцию. Затем посмотрел на Натали.
— А вы знаете, что с вами будет, если они схватят вас? Они объявят вас вражеским агентом — и правительство ничего не сможет сделать, чтобы выручить вас.
Кан рассмеялся.
— Ничтожный вы человек, Кэйн! Из-за того, что вы не получили работу, пытаетесь запугать молодую леди! Ну, ее не так-то просто напугать, не правда ли, дорогая?
— Да, — отозвалась Натали. — Меня не так-то просто напугать.
— Тогда все ясно, — сказал я. — Пришлете мне открытку.
Они поднялись из-за стола. Я внимательно смотрел им вслед, вернее смотрел, как шла Натали. Смотрел, как переливается шелк ее платья, и думал о том, что не скоро забуду ее кокетливую нижнюю губку.
Бой, который принес мне добавку, доставил также и записку. Я развернул листок и прочитал:
Жизнь сама по себе гораздо более ценный дар,
Чем красивая женщина или огромное богатство.
Будь благодарен за этот дар и наслаждайся
Его цветением, как это делает лилия.
Вместо подписи была изображена красивая лилия. Я снова подозвал боя.
— Да, сэр? — вежливо осведомился он.
— Поблагодари мистера Вонга за записку.
— Мистера Вонга? — Бой покачал головой. — Извините, пожалуйста, сэр. Записка лежала на стойке бара, на ней стояло ваше имя. Я не знаю, кто оставил ее там.
— Если увидишь мистера Вонга, все равно поблагодари его.
Бой ушел. Я пригубил коктейль, но уже не почувствовал его пикантного вкуса. Вкус вернется, так всегда бывало, но теперь он исчез.
Человек часто делает глупости. Вот и сейчас я совершил ошибку — оставил записку перед собой на столе.
— Хотите вступить в члены “Братства”, мистер Кэйн? — раздался у меня за спиной мужской голос.
Я схватил записку и скомкал ее в кулаке. Потом обернулся и увидел субинспектора Кросса, который выглядел безупречно в белом смокинге и черном галстуке.
Он радостно улыбнулся мне:
— Мое жалованье позволяет раз в месяц вообразить себя джентльменом и посетить такое дорогое место, как это, мистер Кэйн. Не возражаете, если я подсяду к вам?
— Пожалуйста, садитесь, — ответил я. Кросс сел напротив меня и подал знак, чтобы ему принесли выпить.
— Я не смог удержаться, чтобы не прочитать вашу записку, мистер Кэйн, — признался он.
— Не смогли удержаться? Что вы имеете в виду?
— Я немного наклонился вперед и смог различить слова и рисунок. Это очень умелый художник, скажу я вам, мистер Кэйн.
— А вот насколько хороший художник вы сами, инспектор?
— Вы что, думаете, я член “Братства Золотой Лилии”?
— Я думаю, что вы хорошо это придумали. Чтобы попугать меня. И заказали записку своему человеку.
— Очень интригующая записка, мистер Кэйн. Жизнь действительно гораздо ценнее, чем красивая женщина или богатство.
— И что, наш разговор может иметь отношение к этому, инспектор?
— Возможно. Очень может быть. Он слегка наклонился ко мне, и улыбка исчезла с его лица.
— Я провел кое-какие расследования, мистер Кэйн. И предполагаю, что красивая леди сделала вам предложение — поехать куда-то на север, добыть для нее какой-то груз и доставить его сюда, в Гонконг. Верно?
— Это ваша версия. Вот вы и расскажите мне о ней. Он кивнул. Внимательно взглянул на меня.
— Отлично, расскажу. Картер, которого убили прежде, чем он успел что-то сказать вам, — он, бесспорно, хотел сделать вам аналогичное предложение. Я бы очень разочаровался в вас, мистер Кэйн, если бы вы приняли хотя бы одно из них.
— Почему?
— Гонконг — огромный перевалочный пункт для Китая. Через этот город проходит почти весь товар из Китая на Запад. Кое-что легально, но по большей части — нелегально. Да вы и сами принимаете в этом участие Контрабанда — прибыльный в этой колонии бизнес, мистер Кэйн.
— Если вы так много знаете обо мне, то почему же не вышлете меня с острова? Кросс пожал плечами.
— Вы ведете свои дела очень аккуратно, мистер Кэйн. И крайне трудно поймать вас с доказательствами, которые нам нужны. Я сказал: “трудно”, но не невозможно. А между этими словами есть разница.
— Все это по-прежнему только ваши догадки, инспектор.
— Вы в свое время провернули много разных дел, — продолжал Кросс. — От драгоценных камней до золота и от нефрита до антиквариата для богатых людей. Но вот контрабандой наркотиков вы еще не занимались! Мне не хотелось бы видеть, как вы испортите свое досье, сколько бы денег за это ни заплатили.
— Наркотики? — спросил я. Он откинулся на спинку стула.
— Хватит нам разыгрывать эту сцену, словно по телевизионному сценарию, мистер Кэйн. Вы прекрасно понимаете, что это предложение связано с наркотиками, причем с огромной партией! Китай — самый крупный экспортер героина в мире, и я готов держать пари: это предложение связано с героином. Мы подозреваем, что “Братья Золотой Лилии” и есть главные агенты в Гонконге по перевозке героина через город. У них имеются люди и на материке. Они заманивают их сюда, а потом избавляются от них.
— А при чем здесь я, инспектор? Я не понимаю, о чем вы говорите!
Кросс тихо вздохнул.
— Очень хорошо. Тогда позвольте сделать предположение. Будем считать верной мою версию о том, что “Братья Золотой Лилии” держат монополию на контрабанду наркотиков. И вдруг появляется некто, имеющий, очевидно, контакты внутри Красного Китая, и он хочет самостоятельно наладить контрабанду наркотиков в обход “Братьев”. Как они будут реагировать?
— Думаю, “Братья” обидятся.
— И что же они тогда сделают? Может быть, убьют того, кто имеет контакты? Убийство Картера и та записка, которую вы получили, только подтверждают такую возможность, разве не так, мистер Кэйн?
Я молча смотрел на Кросса.
— Возможно, вы правы, — сказал я наконец. — Но кое в чем вы ошибаетесь, инспектор. Я не дотронусь до наркотиков ни за какие деньги, и в тех предложениях, которые мне делали, никогда не шла речь о наркотиках.
— Так значит, вам все-таки делали предложения, мистер Кэйн? — спросил он чересчур поспешно.
— Они хотели поехать в Амой, — ответил я. — Чтобы достать одну из амойских кошек. Вы знаете их, инспектор? Те самые, сделанные из папье-маше, с головой-маятником и хвостом, который от легкого ветерка крутится туда и сюда. У них всегда немного зловещий взгляд, словно у субинспектора полиции.
Кросс встал из-за стола и улыбнулся:
— Надо ли куда-то ехать? В Гонконге очень здоровый климат, мистер Кэйн. Думаю, что если вы останетесь здесь на какое-то время, то сами убедитесь в этом. А если, напротив, поедете, то сможете убедиться в этом еще быстрее.
Я уделил ему еще пять минут. Потом встал из-за стола. Было около одиннадцати, ночь только начиналась, и люди еще не ложились спать. Пятнадцать минут спустя я стоял у стойки регистрации отеля “Ориентал”. Клерк расплылся в улыбке, когда я назвал имя Донаван.
— Да, конечно, — сказал он. — Она занимает апартаменты на крыше.
Я поднялся на лифте и постучал в дверь. Через несколько секунд дверь распахнулась, и передо мной предстала Тесс Донаван. Она была в неглиже, с вопросительной улыбкой на лице; и то и другое выглядело так, будто их мог унести самый легкий порыв ветра. Я пожалел, что сейчас не сезон тайфунов.
— Энди Кэйн? — сказала она. — Какой приятный сюрприз!
Тесс открыла дверь пошире, и я вошел. Она пригласила меня в гостиную, где одна стена была почти сплошь из стекла и картонная луна на темно-голубом фоне висела прямо в двух футах от нее.
— Хотите выпить? — спросила она.
— Совершенно лишний вопрос, — ответил я. У нее на столе стояли джин “Гордон”, с полдюжины бутылок тоника и ведерко со льдом. Тесс приготовила мне напиток, взяла со стола свой бокал и уселась на софу. Потом похлопала рукой рядом с собой и сказала:
— Присядьте и расскажите, что там у вас. Я подошел к ней, сел и отхлебнул джина с тоником, ощутив его вяжущий вкус.
— Ну, рассказывайте, — сказала она.
— Где Корво?
— Филипп? Он пошел повидаться с человеком, который, может быть, сможет помочь нам добраться до залива Куан-по. Это китаец по имени Вонг, хотя их всех зовут Вонг, правда?
— Если он тот самый Вонг, о котором я думаю, то Корво попал не в ту компанию!
— Я так не считаю, — возразила Тесс. — Теперь, когда мы вдвоем, почему бы вам не рассказать, о чем вы думаете?
— О заливе Куан-по. Я изменил свое решение и могу доставить вас туда.
Тесс придвинулась ко мне.
— Вот как? — сказала она и улыбнулась. — Очень интересно...
— Я могу доставить вас туда. На джонке.
— На джонке? — Она сморщила носик.
— Если вы предпочитаете военный корабль, то я закажу его в Перл-Харборе.
— Но джонки все грязные, вонючие и к тому же ужасно тихоходные!
— А вот эта — очень чистая и вовсе не тихоходная, — возразил я. — У меня машина в пять сотен лошадиных сил, и лодка делает пятнадцать узлов, даже чуть больше.
Она успокоилась.
— Я знала: вы как раз тот человек, который нам нужен.
— Скажем так: вы только наполовину правы. Мы с Корво — разные люди и не нравимся друг другу. Этот ваш миллион, — продолжал я, — лежит на глубине двенадцати футов. Вы придумали, как достать его оттуда?
— Думаю, что мы могли бы нанять ныряльщиков, — с неуверенностью в голосе ответила Тесс.
— Чемодан лежит в заливе уже много лет. Даже если он все еще там, его могло занести двухфутовым слоем ила. Или снести на четверть мили от того места, где его бросили. Может потребоваться целый месяц, чтобы найти его.
Она пожала плечами:
— Нам придется оставаться там, пока мы его не найдем.
— Вы знаете побережье Китая так же, как я знаю Мерилин Монро, — сказал я. — Вы не сможете спокойно оставаться там целый месяц. Кто-то обязательно начнет задавать вам неудобные вопросы. Даже если ваше имя — Хрущев! Все надо сделать быстро. У меня есть снаряжение для подводного плавания, которое мы можем взять с собой, но это обойдется вам дороже.
— Разве сотни тысяч долларов недостаточно?
— Это если мы найдем ваш миллион. Но я хочу получить пять тысяч долларов прежде, чем мы начнем.
— Это значит... — Она внезапно замолчала, потому что раздался стук в дверь. Она поднялась.
— Наверное, вернулся Филипп. Извините меня. Я недолго.
— Конечно.
Я поднялся.
Тесс открыла дверь и тут же отскочила. В комнату ворвались два китайца. Один из них тут же захлопнул за собой дверь. Оба были вооружены ножами, и казалось, они собирались ими воспользоваться.
Было очевидно: здесь требовался герой.
Глава 4
Я “поднырнул” под ближнего из противников, отбил в сторону руку с ножом и ударил его по переносице ребром ладони. Китаец рухнул на пол.
Второй из нападавших схватил Тесс за ворот халата и занес над ней нож. Однако, увидев, что я приближаюсь к нему, сразу же отступил от Тесс и переключил внимание на меня. Я опустился на одно колено, схватил его за ногу и быстро поднялся, продемонстрировав свой знаменитый прием. Китаец ракетой взвился в воздух, и лишь в самый последний момент я сообразил, что надо отпустить его ногу. Он пролетел через всю комнату и врезался в стену. Медленно сполз по ней на пол и остался лежать без движения.
Первый по-прежнему валялся на полу, он прижимал ладони к лицу и тихо стонал. Я ударил его носком ботинка в голову, и стоны прекратились.
Тесс посмотрела на меня расширившимися глазами.
— Кто они? — в испуге спросила она.
— Я бы не признался, что они мне знакомы, даже если бы знал их.
— Но зачем?..
— Давайте попробуем выяснить это, — внес я разумное предложение.
Опустившись на колени около ближайшего ко мне китайца, я начал обшаривать его карманы.
1 2 3 4 5 6 7
Загрузка...