А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Браун Картер

Рик Холман - 26. Порноброкер


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Рик Холман - 26. Порноброкер автора, которого зовут Браун Картер. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Рик Холман - 26. Порноброкер в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Браун Картер - Рик Холман - 26. Порноброкер без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Рик Холман - 26. Порноброкер = 73.25 KB

Рик Холман - 26. Порноброкер - Браун Картер -> скачать бесплатно электронную книгу



Рик Холман – 26
OCR
Оригинал: Carter Brown, “The Pornbroker”
Перевод: О. Тарасова
Картер Браун
Порноброкер
Глава 1
Она была воплощенной мечтой половозрелого юнца.
Изысканно очерченные изгибы обнаженного тела подчеркивались ровным загаром, белокурые волосы волной рассыпались по бархатным плечам. Она занималась любовью небрежно, с коробящей непринужденностью. Видимо, оба партнера отличались особой выносливостью, потому что это занятие продолжалось черт знает сколько времени — так долго, что у самого привычного зрителя стекленели от усталости глаза. Наконец они раскатились в стороны и улеглись, глядя друг на друга.
Блондинка трепетно улыбнулась, и ее партнерша — брюнетка с мальчишеской фигурой и армейской стрижкой — широко и так же трепетно улыбнулась ей в ответ.
Раздался щелчок выключаемого проектора, затем комната снова озарилась мягким светом настольной лампы.
— Это стоит пятьдесят долларов, мистер Холман, — бесцветно произнес Варгас. — Столько я уплатил по чеку, когда неизвестный доброжелатель прислал мне эту пленку. К ней приложен список других увлекательных домашних фильмов за ту же цену. Как минимум в трех из них в центральной роли фигурирует та же белокурая секс-бомба, Мариза. Я цитирую краткое содержание.
— А что вам за дело до этой Маризы? — спросил я.
— Она моя дочь, — напряженно выговорил он.
Он замолк, глядя перед собой, словно надеясь, что проектор вдруг покажет что-нибудь такое и ему не придется больше ничего объяснять.
Клод Варгас был философом, но при этом он еще обладал идеальной для философа внешностью в представлении большинства населения. Густая грива седых волос, широко расставленные добрые серые глаза, длинный прямой нос и твердо очерченный рот с таившейся в уголках усмешкой — все это объединялось в такой со. — вершенный образ, какой создатели рекламы могли бы искать сто лет, затратить миллион долларов и все же не найти. Достаточно было одного взгляда на его продуманно помятый костюм, чтобы инстинктивно почувствовать, что такой ум редко спускается в мирские пределы, населенные менее значительными существами.
Из рядового профессора одного еще более рядового университета он за прошедшие два года внезапно превратился в фигуру национального масштаба. Его книга «Homo Sapient» («Человек Мудрствующий») возглавила список бестселлеров научно-популярной литературы, и с того момента к прежней жизни возврата уже не могло быть. Он стал любимцем телевидения и всевозможных шоу, и доход от этого вида деятельности во много раз превысил то, что он получал за чтение лекций. Я попытался про себя пожалеть его. Как он сам сказал, чем человек больше, тем более он уязвим. И вот он обнаружил, что его дочь стала подпольной порнозвездой, и теперь сидел передо мной с таким лицом, словно истекал кровью внутри.
— Ее мать умерла, когда Мариза была совсем маленькая, — сказал он.
— Вы вызвали меня, чтобы расписывать полный психоанализ вашей дочери? — проворчал я.
— Нет. — Он запустил пятерню в свою гриву, и седина серебряно сверкнула в свете лампы. — Я вызвал вас, чтобы вы прекратили это. — Он мотнул головой в сторону молчавшего проектора. — Это просто отвратительно!
— Если вас беспокоит, что подобная слава повредит вашей репутации, то сейчас уже поздно, — развел я руками. — Ваш неизвестный доброжелатель, приславший пленку, вполне возможно, задумал вас по-дружески шантажировать. И он лишь первый в длинном ряду подобных вымогателей. Даже если бы мне каким-то образом удалось помешать вашей дочери сниматься в дальнейшем, исправить тот вред, который уже нанесен, немыслимо. Единственное, что вам осталось, — научиться жить с этим. Я знаю пару других отцов, столь же известных в своих областях, как вы в своей философии, которые поступили именно так.
— Вы спешите с выводами, мистер Холман, — возразил он. — Меня не волнует моя репутация. Меня волнует судьба моей дочери. Я уверен, что она занимается этим не по доброй воле.
— С чего вы взяли? — терпеливо спросил я.
— Да просто она не такая! — Он яростно поглядел на меня, осмелившегося противоречить ему. — Я понимаю, что кажусь вам недалеким провинциальным папашей, но я говорю правду! Она, случалось, выкидывала всякие штучки, и выкидывает до сих пор, но такими вещами никогда бы не стала заниматься добровольно.
— Вот речь настоящего мудрого отца! — воскликнул я с иронией.
— Я уверен, она чувствовала себя счастливой, пока мы жили в своей тихой академической заводи в Канзасе, — медленно проговорил он. — После того как вышла моя книга, наш стиль жизни полностью изменился. Маризе это не нравилось. Наверное, ей не хотелось делить меня со множеством чужих людей, неожиданно ворвавшихся в наш мир. Она — мое единственное дитя, и с тех пор, как умерла ее мать, мы очень сблизились. По-видимому, изначально во всем виноват я — не понимал, что происходит, пока не оказалось слишком поздно.
— Слишком поздно? — выполняя служебные обязанности, я выводил его на нужную линию.
— Полгода назад она убежала из дома. Оставила короткую записку, где говорилось, что поскольку я в ней, очевидно, больше не нуждаюсь, то она попробует найти свою дорогу в жизни сама. — Он посмотрел на тлеющий кончик своей трубки. — Ирония судьбы! Она всего лишь последовала совету, который я изложил в книге, а потом так щедро повторял в своих интервью: вытолкните птенца из гнезда, пусть он сам заботится о себе, никто не учится на чужих ошибках, и так далее, и тому подобное!
— Значит, вы ничего не предприняли после ее ухода?
Он устало пожал плечами.
— А что я мог сделать, кроме как выставить себя полным дураком? Она уже взрослая, ей двадцать два года. Я все надеялся, что она подаст какую-нибудь весточку — позвонит или хотя бы открытку пришлет. Но первая и последняя новость о ней за эти шесть месяцев заключалась в этой анонимной посылке.
— Вы сами сказали, что она уже взрослая, — проворчал я. — Так что ни вы, ни я не имеем права указывать ей, что делать.
— Все, о чем я вас прошу, — выясните, сама ли она выбрала свой путь или же ее заставляют это делать, — отчетливо проговорил он.
— Я могу попытаться, — безо всякого энтузиазма отозвался я. — Шесть месяцев — долгий срок. У нее есть близкие друзья?
— Все ее друзья остались в Канзасе, — ответил он. — Мне следовало бы раньше задуматься и об этом. После отъезда оттуда я все время был так занят, что даже не нашел времени спросить ее, чем она занимается и как ей живется. Мне казалось, что эта огромная квартира и вся роскошь должны радовать ее.
— Ах, — с чувством произнес я, — да если бы вы знали!
Он покраснел, затем неохотно усмехнулся.
— Ненавижу шпика, особенно когда он прав. Насколько мне известно, она не завела новых друзей. Куда она направилась, выйдя отсюда, с кем виделась — я теперь только гадаю.
— А этот список порнофильмов, — напомнил я, — на нем, вероятно, есть обратный адрес.
— Магазин «Новинки Вилсона», на Стрипе, — быстро ответил он. — Сначала я хотел отправиться туда сам, но потом понял, что здесь нужен специалист. У вас, мистер Холман, в Голливуде репутация человека, умеющего достигать результатов, соблюдая максимальную осторожность. — Он криво усмехнулся. — Моя проблема тоже некоторым образом относится к области кино.
— Да уж, самым непосредственным, — подтвердил я. — Скажите, у вашей дочери не возникало каких-нибудь особых причин убегать из дома?
— Особых причин? — нахмурился он. — Что вы имеете в виду?
— Между вами не произошло какого-то крупного спора, стычки, ссоры?
— Нет, — отрезал он. — Ничего подобного у нас не было.
— Что ж, я пороюсь в этом деле, если хотите, — согласился я, — но гарантировать ничего не могу. А время мое стоит дорого.
Он кивнул.
— Я понимаю и ценю вашу честность, мистер Холман.
Мой агент придумает какой-нибудь способ внести ваш гонорар в список расходов...
Он внезапно замолк, потому что дверь в гостиную отворилась и вошла рыжеватая блондинка лет тридцати, с бледно-голубыми глазами под тяжелыми веками.
Широкий рот ее был скорее решительным, чем чувственным, хотя выступающая нижняя губа придавала ему забавный вид. Черный сатин плотно обтягивал пышную фигуру дамы, а воротник-хомут свисал чуть не до пупа, открывая взору ложбину значительного бюста. Она остановилась, выставив одну ногу вперед, так что черный сатин с точностью рентгеновского снимка обрисовал ее крутое бедро. Переведя взгляд с проектора на меня, она наконец остановила его на Клоде Варгасе.
— Прошу прощения, — грудным голосом произнесла она. — Я не знала, что у тебя сегодня ночь холостяцкого кино.
— Я считал, что ты вернешься не раньше полуночи. — Варгас даже не пытался скрыть раздражения.
— Пьеса страшно скучная, и я ушла с середины первого акта.
Она подошла и уселась в ближайшее свободное кресло. Ее духи били на десять шагов. Не слишком нежный, запах звучал скорее как призыв к действию — после трех попыток победитель получает право выбора следующей позиции.
— Меня зовут Гейл Коринф, — произнесла она с вызовом. — Раз уж Клоду не пришло в голову представить нас.
— Рик Холман, — назвался я.
Она состроила гримасу.
— Не звучит, правда? Рик Холман... Вы, случайно, не гомосексуалист? У нас было несколько ночей, когда я засомневалась в Клоде.
— Прекрати, Гейл! — рявкнул Варгас. — Мы вели деловой разговор, и он как раз закончился, когда ты вошла.
— Кажется, мне пора. — Я решил проявить тактичность.
— Не уходите, мистер Холман, — ободряюще улыбнулась блондинка. — Клод сейчас принесет нам выпить.
Тогда мы познакомимся поближе. Посудите сами, пока мне о вас известно только то, что вы деловой гомосексуалист. Это так скучно. А ведь в вас есть что-нибудь более привлекательное. Я уверена, на свете нет неинтересных людей.
Варгас молчал с таким видом, словно его сейчас хватит апоплексический удар.
— Как вам это удалось? — спросил я его. — Не иначе, вы откусили пирожок с сюрпризом, и оттуда выпало это счастье?
— Я хочу, чтобы Гейл вышла за меня замуж, — чопорно проговорил он. — Правда, ей эта идея не, внушает энтузиазма.
— А как ваша дочь отнеслась к вышеупомянутой идее? — спросил я.
— Ага! — Блондинка уставила на меня указующий перст. — Ну вот вы и попались, Рик Холман. Вы тот самый белый рыцарь в сияющих доспехах, который прискачет и освободит прекрасную принцессу от порнографического дракона. — Она торжествующе засмеялась. — Вот все и объяснилось, включая и проектор, и смущенный вид Клода, когда я появилась в неподобающий момент.
— Ладно, давайте правда выпьем, — вздохнул Варгас. — Что вы предпочитаете, мистер Холман?
— Бурбон со льдом, — ответил я.
Он открыл бар и зазвенел стаканами и бутылками.
Улыбка сползла с лица блондинки. Пальцами левой руки она начала выстукивать медленный ритм на подлокотнике кресла.
— Клод, конечно, был не прав, когда нанимал вас, не посоветовавшись сначала со своим менеджером, — заговорила она. — А его менеджер — я, да будет вам известно. Тяжело иметь дело с клиентом, который до старости витает в облаках. Он не допускает даже мысли, что его дочка снимается в порнофильмах лишь потому, что ей нравится извиваться перед камерой. Клод очень милый, он способен любить глубже, чем любой сексуальный удалец, но его нельзя выпускать одного в дождь. Это мне приходится вести его за ручку и проверять, надел ли он галоши.
— Вы действительно думаете, — спросил я, — что его дочка снимается в порнухе только ради того, чтобы пощекотать себе нервы?
— Либо так, либо она решила преподать папочке суровый урок, — передернула плечами Гейл Коринф. — Этот ужасный папочка позволил себе увлечься другой женщиной, его надо примерно наказать. Как он посмел искать тепла и любви у кого-то еще, когда у него уже есть дорогая дочурка, которая разрешала себя обожать и лелеять и полностью владела им?
Вернулся Варгас с напитками. Раздав их, он уселся и начал медленно крутить свой стакан в ладонях.
— Я хотел, чтобы мистер Холман подошел к этому делу непредвзято, — вставил он, — но ты, Гейл, лишила его такой возможности!
— Что такое непредвзятость? Пустота! — огрызнулась она. — Чепуха на постном масле! Если Холман будет иметь реальное представление о том, что ему предстоит, это сэкономит ему массу времени. А тебе, возможно, — массу денег. — Она опять нетерпеливо передернула плечами. — Послушайте же! Если Мариза хочет делать порнуху, то ни тебе, ни Холману ее не переубедить.
— Мистер Холман уже понял, что единственное, о чем я его прошу, — это узнать, хочет ли этого Мариза, — раздраженно бросил Варгас.
— Хочет ли этого Мариза? — Она гортанно рассмеялась, закинув голову назад. — Ты не желаешь поверить, что твоей ненаглядной доченьке нравится выпендриваться перед камерой? Тебе нужен какой-то злодей, который мучает и заставляет ее?
— Гейл! — Варгас побелел от едва сдерживаемой ярости. — По-моему, достаточно!
— Еще один пустячок, Клод, — жестко произнесла она. — Если Холман, как ты добиваешься, приоткроет эту банку с пауками, ты всю жизнь будешь об этом жалеть!
— Тебе лучше уйти, — хрипло проговорил он, — пока я действительно не сотворил чего-нибудь такое, о чем потом всю жизнь буду жалеть!
Блондинка обратила ко мне сверкающий взор.
— Мне придется объясниться с Клодом попозже, Холман. Есть такой Билл Вилсон. Поговорите с ним о Маризе.
— Где его найти? — спросил я.
— Магазин «Новинки Вилсона», на Стрипе, — ответила она. — Для сыщика у вас несколько замедленная реакция, вы не находите?
Варгас издал какой-то придушенный звук и быстро вышел из комнаты. Блондинка горестно улыбнулась ему вслед.
— Теперь мне не меньше часа придется успокаивать его, — без всякого выражения произнесла она. — Это не то чтобы попусту потраченное время — ведь он нужен мне не меньше, чем я ему, — но все эти встряски так тяжелы для нервной системы. А посему позвольте выйти вон, мистер Холман, чтобы я могла приступить к делу.
Глава 2
Где-то около половины одиннадцатого я нашел магазин «Новинки Вилсона». Его освещенная витрина буквально ломилась от всевозможной печатной порнографии, плакатов, иллюстрированных журналов и жутковатых приспособлений, связанных с порно. Возможно, оттого, что в такую теплую ясную ночь народ предпочитал теории практику, магазин пустовал. Пробираясь среди нагромождения вешалок и стендов, я прошел в глубину торгового зала, где стояла скучающего вида брюнетка, зажав в пальцах горевшую сигарету. Длинная челка почти скрывала ее синие глаза, а остальные волосы, подстриженные в аккуратный шлем, закрывали уши. Девица казалась на удивление голой. Подол скупо выкроенного панбархатного платья едва прикрывал ягодицы, обнажая загорелые ноги, достойные того, чтобы их ампутировать, водрузить на деревянные подставки и установить по обе стороны камина.
— Что вам угодно? — Она безразлично скосила на меня глаза из-под челки.
— Я одинок, — доверительно шепнул я. — Мне нужна хорошая компания, чтобы не скучать ночью одному.
В натуральную величину, из несгораемого материала и лучше всего похожая на вас.
Она громко вздохнула.
— Знаешь, почему так муторно работать в подобном месте? Никогда не поймешь, то ли клиент клеится к тебе, то ли он правда псих.
— Я правда псих, все в порядке, — заверил я ее. — Но если хорошо подумать, то живая компания гораздо лучше.
Что вы делаете сегодня вечером, когда закроете магазин?
— Вполне возможно, что сегодня вечером я окончательно свихнусь, если ты будешь продолжать меня доставать, — лениво произнесла она. — Купи себе лучше самый здоровый вибратор и устрой на нем дома королевские скачки.
— Мне нужен Билл Вилсон, — перешел я к делу. — А одного взгляда сквозь твое платье достаточно, чтобы убедиться, что ты — не он. Я надеюсь!
Она неохотно улыбнулась.
— Я Бонни Адамc. Присматриваю за этой лавочкой в его отсутствие, пока он не вернется.
— Не вернется откуда?
— Они уехали куда-то с Дэнни Бриджсом, который делает дешевые фильмы. Билл считает, что если он торгует его продукцией, то обязан лично проследить, как она производится. Мне кажется, он надеется сыграть где-нибудь главную мужскую роль.
— Но ты не знаешь, куда именно они уехали?
— Куда-то в горы, возможно. Билл как-то туманно выразился по сему поводу. Сказал, что вернется через пару дней, и пока он опаздывает всего на один день.
— Меня зовут Рик Холман, — представился я. — Мне сказали, что Билл Вилсон знает, как найти Маризу, суперзвезду порнофильмов.
— Очень увлекательно, но меня не захватывает, — отрезала она.
— И ты не знаешь, как найти Маризу?
— Понятия не имею, — категорично ответила девица. — А если бы и знала, то все равно не сказала бы. — Она устремила на меня свой темно-синий взгляд. — Когда же наконец вы, гаденыши сентиментальные, посмотрите на мир реально? Если девушка снимается в порнофильмах, это еще не значит, что она только и ждет, чтобы какой-нибудь гаденыш вроде тебя заполз в ее жизнь! А может, она давно замужем, растит пару пацанов и занимается этим делом только ради куска хлеба?
— И как это такой выдающийся философ работает на такой грязной помойке? — удивленно спросил я.
— Потому что ему тоже жрать надо. — Ее ресницы трагически дрогнули. — Я бы никогда не унизилась до такого состояния, если бы мне не надо было поддерживать мать-вдову и еще младшего брата. Да, притом он калека.
— Уж не тот ли самый Чарли Адамc? — съязвил я. — Парень, который снимался с Маризой? — Я печально покачал головой. — Слышал, они демонстрировали самую сложную позицию — номер шестьдесят восемь, Мариза нечаянно чихнула, и бедный Чарли рухнул и сломал себе позвоночник.
Девица, не удержавшись, хихикнула.
— И у бедной Маризы с тех пор в походке появился левый крен, заметил?
— Знаешь что? — предложил я. — Никто не заметит, присматриваешь ли ты за этой лавочкой или нет. Давай закроем ее и поедем ко мне что-нибудь выпить!
— А куда это — к тебе? — поинтересовалась она.
— Беверли-Хиллз, — ответил я.
Судя по видной мне второй половине ее лица, брови красотки — если таковые у нее имелись — поползли вверх под спасительной тенью-длинной челки.
— Ты, наверное, из этих богатых психов?
— Ну, мой домик довольно скромный, — признался я. — Всего один бассейн.
— Я должна это увидеть! — Она выразительно закатила глаза. — Но только обещай, чтобы без всяких поз номер шестьдесят восемь, ладно?
— Ладно, — согласился я. — Я всегда говорил, что после первых шестидесяти семи дальше уже скучно. Ты тоже всегда так говоришь?
— Нет психа хуже, чем на сексуальной почве, вот что я всегда говорю, — ответила она. — Но ты, я вижу, самый психованный сексуальный псих на свете!
И вдруг нас оказалось трое. То ли он подошел в домашних тапочках, то ли владел искусством левитации, но рядом со мной вдруг возник здоровый, бронзово-загорелый, атлетического вида парень ростом более шести футов и с плечами футболиста-профессионала. Соломенные волосы в беспорядке падали до плеч, а глаза прятались за тонированными очками. Расстегнутая до пояса лиловая рубашка открывала взору отлично развитую безволосую грудь, а вареные джинсы обтягивали бедра так туго, что ему, наверное, было очень больно сидеть.
— Хай, крошка, — густым баритоном обратился он к Бонни Адамc. — Я гляжу, ты изо всех сил трудишься в магазине. У тебя даже наличествует живой клиент.
— Хай, Билл, — понизив голос, ответила брюнетка. — Это Рик Холман. Он хотел увидеться с тобой.
— Правда? — Тонированные стекла скользнули по мне с головы до ног. — Знаешь что, Холман? — Подавленный в животе смешок прозвучал так, словно парня мучили проблемы с пищеварением. — Ступай-ка лучше куда подальше! Ты определенно не в моем вкусе.
— Вы Билл Вилсон? — терпеливо спросил я.
— Да, это я. — Он коротко кивнул. — Если тебе надо что-нибудь купить, то покупай. Если нет, то вали отсюда быстро, потому что я не намерен терять с тобой такую ночь.
— Я ищу Маризу, — сказал я.
— У каждого свои трудности, — театрально вздохнул он. — Я, например, ищу Венеру в полном вооружении!
— Как он остер! — кивнул я брюнетке. — Прямо как цианистый калий!
Она подарила мне смущенную полуулыбку и тут же стала смотреть куда-то поверх моей головы.
— Скажи девушке до свидания, — резко бросил парень. — Или ты хочешь, чтобы тебя выкинули на улицу силой?
— Я ищу Маризу, — повторил я, — суперзвезду порнографических фильмов, которые вы продаете по пятьдесят долларов за катушку. Ее отец нанял меня, чтобы разыскать ее. Гейл Коринф намекнула, что вы в курсе дела.
— Не трави, Холман, — сурово оборвал он. — Если бы Мариза хотела повидаться со своим стариком, она бы сделала это сама. Чего ему вообще надо? Хочет войти в долю? — Он смачно хмыкнул. — Объясни ему, что это не такое уж прибыльное дело!
— Вы, видимо, представляете собой новый вид порноторговцев, — сказал я, — а именно, порноторговец с большим чувством юмора, да?
— Не надо, Холман, — быстро отреагировал он. — У меня такое впечатление, что ты хочешь меня задеть, а это неразумно. У меня очень короткая выдержка. — Он развел большой и указательный пальцы на пару дюймов. — Примерно вот такая.
— Уже испугался, — хмыкнул я. — Сразу, как увидел эту чудную лиловую рубашку, а под ней такую каменную грудь и все прочее. Только вот твои тонированные ставни...
Он оказался чертовски скор на руку. Только что стоял передо мной, слушая, — и вдруг его колено с сокрушительной силой въехало мне в пах, и в теле моем взорвалась боль. Я невольно согнулся, открывшись для удара молотоподобного кулака, угодившего прямо между глаз. Хлынувшая мне на грудь черная волна была почти облегчением.
Очнувшись, я увидел над собой пару огромных синих глаз, смотревших на меня с участием. Вернувшаяся боль заставила меня застонать, и участие в глазах усилилось.
— Больно? — сочувственно спросила Бонни Адамc.
— Моей мужской гордости гораздо больней, — ответил я. — Но тело пострадало тоже.
— Я не успела предупредить тебя насчет Билла, — искренне сожалела она. — Он ужасно жестокий. Из тех, кто любит жестокость ради жестокости, если ты меня понимаешь.
— Я тебя очень хорошо понимаю, — проворчал я, пытаясь принять сидячее положение. — Где он сейчас?
— Ушел, — ответила она. — Велел закрывать магазин и убираться вон, забрав тебя с собой. Сказал, что если ты — единственный клиент, которого я смогла заманить за три дня, то мне придется до самой старости ждать; пока он заплатит. — Она глубоко вздохнула. — Мне и раньше казалось, что я его ненавижу. Теперь я знаю это точно!
Я поднялся на ноги, все еще скрючившись, затем медленно распрямился.
— Где он живет?
— Не будь еще большим идиотом, чем ты только что был, — жестко возразила она. — Он тебя там ждет, да еще с парой дружков. В следующий раз ты очнешься в больнице, если очнешься!
— Я никогда не стремился стать героем, — ответил я, — даже в лучшие свои времена. Как ты насчет того, чтобы, отвезти меня домой и все же что-нибудь выпить?
— О'кей, — кивнула она. — Хочешь, навались на мое плечо.
— Возможно, потом, — пообещал я, — но сначала выпить.
Мы доехали до моего дома за пятнадцать минут. Бонни Адамc своим вождением свела бы с ума любого чемпиона, и я с облегчением перевел дух, когда она наконец затормозила у моих ворот. Резкая боль перешла в ноющую, но я обнаружил, что могу передвигаться на своих двоих без особых проблем. Мы вошли в гостиную, и я занялся баром. Бурбон со льдом в высоком стакане — все, что мне требовалось сейчас, и я успел сделать пару глотков, прежде чем вспомнил о брюнетке, усевшейся на стуле прямо передо мной.
— Скотч с содовой, — сказала она. — И надеюсь, что мне не придется заниматься хирургией после такой анестезии!
Я смешал ей напиток и пододвинул через стойку стакан.
— Ты знаешь Маризу? — спросил я.
Она кивнула:
— Мы встречались. И я считаю, что ее папаша сам не понимает своего счастья. Ему бы радоваться, что он от нее избавился.
— Ты ее не любишь? — проявляя догадливость, спросил я.
— Она жуткая оторва. — Бонни со вкусом потягивала свой скотч. — Охотница до мужиков, но еще больше ей нравится манипулировать ими. Ты, похоже, неплохой парень, Холман, хоть и не умеешь драться. Мой тебе совет — пойди к ее папаше и скажи, что ты ее не нашел.
— Ее папаша не желает, чтобы она снималась в порно.
Но еще больше он опасается, что это ей не нравится.
— Как это?
— Папаша думает, что кто-то заставляет ее заниматься этим, — пояснил я.
— Никому еще не удавалось заставить Маризу сниматься, если у нее нет настроения, — коротко рассмеялась Бонни. — Мариза — это гремучая смесь: ведьма и сучка в одном флаконе!
— И давно вы с ней раздружились? — спросил я.
Углы ее рта дрогнули в усмешке.
— Мне светило самой стать порнозвездой, когда вдруг появилась она. Один лишь взгляд на нее — и Билл Вилсон отправил меня присматривать за своей лавочкой.
— Ты имеешь в виду, что Вилсон делает порнофильмы?
— Делают его деньги, — пояснила она. — Он нанимает профессиональных продюсеров вроде Дэнни Бриджса.
Они снимают, а Билл их финансирует и получает прибыль.
— А кем тебе приходится этот Вилсон?
— Ну, выражаясь по-старинному, я была его любовницей, — ответила она. — А это такое положение, когда от тебя требуют много, но задаром.

Рик Холман - 26. Порноброкер - Браун Картер -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Рик Холман - 26. Порноброкер на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Рик Холман - 26. Порноброкер автора Браун Картер придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Рик Холман - 26. Порноброкер своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Браун Картер - Рик Холман - 26. Порноброкер.
Возможно, что после прочтения книги Рик Холман - 26. Порноброкер вы захотите почитать и другие книги Браун Картер. Посмотрите на страницу писателя Браун Картер - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Рик Холман - 26. Порноброкер, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Браун Картер, написавшего книгу Рик Холман - 26. Порноброкер, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Рик Холман - 26. Порноброкер; Браун Картер, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...