Губарев Виталий Георгиевич - Путешествие на утреннюю звезду (с иллюстрациями) http://www.libok.net/writer/6712/kniga/21031/gubarev_vitaliy_georgievich/puteshestvie_na_utrennyuyu_zvezdu_s_illyustratsiyami 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Демилль Нельсон

Джон Кори - 1. Тайны острова Плам


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Джон Кори - 1. Тайны острова Плам автора, которого зовут Демилль Нельсон. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Джон Кори - 1. Тайны острова Плам в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Демилль Нельсон - Джон Кори - 1. Тайны острова Плам без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Джон Кори - 1. Тайны острова Плам = 317.06 KB

Джон Кори - 1. Тайны острова Плам - Демилль Нельсон -> скачать бесплатно электронную книгу



Джон Кори - 1

Нельсон Демилль
Тайны острова Плам
Трое могут хранить секрет, если двое из них мертвы.
Бенджамин Франклин, «Альманах бедного Ричарда», 1735 год
Лэрри Киршбауму, другу, редактору и азартному партнеру
От автора
Что касается Центра по изучению болезней животных министерства сельского хозяйства США на острове Плам, то я допустил некоторый авторский вымысел. Эта вольность касается как описания самого острова, так и исследований, которые там проводятся.
Глава 1
Через бинокль просматривалась палуба современной яхты длиной футов в сорок, стоящей на якоре в нескольких сотнях ярдов от берега. Две пары лет тридцати развлекались как в старые добрые времена: нежились на солнышке, потягивали пиво... Женщины в миниатюрных девичьих трусиках и без лифчиков. Один из мужчин подошел к борту, сбросил с себя плавки, потянулся, прыгнул в воду и поплыл вокруг судна. Чудная страна. Я опустил бинокль и хлебнул «Будвайзера».
Стояло позднее лето, не просто август, а сентябрь, перед самым осенним равноденствием, начиналось бабье лето.
Я, Джон Кори, по профессии выздоравливающий полицейский, сижу на веранде дома моего дядюшки, развалясь в плетеном кресле и почти без всяких мыслей в голове.
Старомодная веранда тянется вдоль трех стен викторианского сельского дома девяностых годов прошлого века. С места, где я сижу, на юге просматривается зеленый склон лужайки, простирающейся до залива Грейт Пеконик. Солнце низко над горизонтом, там, где ему и положено быть в шесть сорок пять пополудни. Парень я городской, но мне действительно нравится на природе, небо и все такое...
На мне простая белая маечка и обрезанные по щиколотку джинсы, которые были мне впору до того, как я сильно похудел.
Я не любитель звуков природы, поэтому на столе у меня портативный магнитофон, в левой руке банка «Будвайзера», на коленях бинокль, а под правой рукой на полу мой неслужебный «смит-вессон» 38-го калибра. Но это так, к слову...
В две секунды тишины между песнями из магнитофона я услышал или почувствовал скрип старых половиц на веранде. Поскольку никого не ожидал, то правой рукой переложил 38-й на колени. Не подумайте, что я параноик. Дело в том, что я выздоравливаю от трех пулевых ранений. В меня вошли две девятимиллиметровые пули и одна из «магнума» 44-го калибра. Но дело не в калибре пуль, а в том, куда они попали. Как видим, попали они куда надо, иначе я бы не выздоравливал, а разлагался.
Посмотрел направо, туда, где веранда заворачивает за западную стену дома. Из-за угла появился человек и остановился футах в пятнадцати от меня, пытаясь стать так, чтобы солнце не слепило глаза. Его фигура бросала длинную тень, в которую попадал и я. Так что, пожалуй, увидеть меня он не мог. Но и мне мешало солнце, поэтому я не мог разглядеть лица или понять намерений визитера.
– Вам помочь?
Он повернул голову в мою сторону.
– О, привет, Джон. Я тебя и не углядел.
– Садись, начальник.
Я засунул револьвер за пояс под майкой и уменьшил звук магнитофона.
Сильвестр Максвелл, или просто Макс, представлял закон в этих краях. В голубом блейзере, белой рубашке, застегнутой на все пуговицы, светлых хлопчатобумажных брюках, прогулочных туфлях и без носков. Так что я и не понял – на службе он или нет. Он двинулся ко мне и разместился на перилах веранды.
– В холодильнике есть что попить.
– Спасибо.
Он наклонился и достал со льда «Будвайзер».
Потягивая пиво, наконец спросил:
– Ты владелец этого дома?
– Дом дядин. Он хочет мне его продать.
– Ничего не покупай. У меня такая философия: лучше арендуй все, что летает, плавает или трахается.
– Спасибо за совет.
– Сколько ты собираешься здесь пробыть?
– До тех пор пока ветер не перестанет свистеть в моих легких.
– Ну и как чувствуешь себя сейчас?
– Неплохо.
– Хочешь размять свои мозги?
Я промолчал. Зная Максвелла уже лет десять, виделся с ним изредка, поскольку не жил здесь постоянно. Тут я должен рассказать о себе. Я – полицейский из Нью-Йорка, детектив по расследованию убийств. Работал на Северном Манхэттене, пока меня не подстрелили. Случилось это двенадцатого апреля, и происшествие наделало много шума. До этого детективов по убийствам здесь не подстреливали лет двадцать. Месяц провел в пресветерианском госпитале «Коламбиа», потом несколько недель в своей квартире на Манхэттене, затем дядя Гарри предложил свой летний домик как подходящее место для героя. Почему бы и нет? Вот я и прибыл сюда в конце мая.
– Думаю, ты знал Тома и Джуди Гордон, – сказал Макс.
Я посмотрел на него. Наши взгляды встретились, и все стало понятно.
– Оба? – спросил я.
Он кивнул:
– Оба. – После минуты тишины, соответствующей моменту, он продолжил: – Хочу, чтобы ты осмотрел место.
– Почему я?
– А почему бы и нет? Окажи мне услугу. До того как кто-нибудь другой появится на этом месте. Да у меня и нет специалистов по «мокрым» делам.
Действительно, полицейский департамент городка Саутхолд не имел детективов по убийствам, поскольку здесь редко кого убивали. А когда такое случалось, то за дело брались полицейские из графства Суффолк, а Макс в этом не участвовал. Он не любил подобных дел.
Немного об этих местах. Это – северная часть острова Лонг-Айленд, штат Нью-Йорк. Городок Саутхолд, согласно указателю на шоссе, основан какими-то людьми из Нью-Хейвена, штат Коннектикут, где-то в тысяча шестьсот сороковых годах. На южной части Лонг-Айленда, которая по ту сторону залива Пеконик, обитают писатели, художники, актеры, издатели и другие подобные типажи. Здесь, на северной части, живут фермеры, рыбаки... И возможно, один убийца.
Итак, домик дяди Гарри, если быть совсем точным, расположен в поселке Маттитак, около сотни миль от Западной 102-й улицы Нью-Йорка, где два джентльмена, похожие на латиноамериканцев, выпалили четырнадцать или пятнадцать раз в вашего покорного слугу, три пули попали в двигающуюся мишень с расстояния двадцати-тридцати футов. Не очень приятная сценка, но я никого не виню и не жалуюсь.
Короче говоря, Саутхолд занимает почти всю северную часть Лонг-Айленда, включая восемь маленьких городков и один большой – Гринпорт. На всю эту местность приходится около сорока профессиональных полицейских, и Максвелл у них начальник.
– Ничего с тобой не случится, – замечает Максвелл.
– Как раз случится. А если меня под присягой заставят давать показания? За это мне никто не заплатит.
– Вообще-то, я позвонил в мэрию и получил добро нанять тебя официально как консультанта. Сто баксов в день.
– Ого. Звучит как работа, для которой меня берегли.
– Ха, это покроет твои расходы на бензин и телефон. Ты все равно ничего не делаешь, – позволил себе улыбнуться Макс.
– Почему же? Я стараюсь залечить дырку в моем правом легком.
– Большой работы тебе не предстоит.
– Откуда ты знаешь?
– У тебя есть шанс показать себя достойным гражданином Саутхолда.
– Я житель Нью-Йорка. И я не обязан быть достойным гражданином. Вообще.
– Ты хорошо знал семью Гордон? Вы были друзьями?
– Что-то вроде этого.
– Итак? Это должно заставить тебя согласиться. Давай, Джон. Вставай. Двинемся. Я буду тебе обязан. Соглашайся.
По правде говоря, мне здесь уже становилось скучно. Кроме того, Гордоны были хорошими людьми ... Я встал и допил пиво.
– Берусь за работу официально – за доллар в неделю.
– Здорово. Ты об этом не пожалеешь.
– Конечно пожалею.
Выключил музыку и спросил Макса, много ли там крови.
– Не много. Раны в голову.
– О'кей, поехали.
Мы обогнули дом и вышли к дороге, где Макс оставил свой белый джип «чероки» без полицейских опознавательных знаков, но с характерно торчащей полицейской радиоантенной. Я сел в кабину.
Теперь чуть-чуть о моей нетрудоспособности. Я имею право на пожизненную пенсию, которая составляет три четверти оклада, и без вычета налогов...
– Ты слышишь меня? – спрашивает Макс.
– Что?
– Я говорю, они были обнаружены в пять сорок пять вечера соседом...
– Я что, уже приступил?
– Конечно. Оба убиты выстрелами в голову. Сосед нашел их лежащими на лужайке у дома...
– Макс, я не хочу всего этого видеть. Лучше расскажи о соседе.
– Конечно. Его зовут Эдгар Мэрфи. Такой пожилой джентльмен. Он услышал приближение катера Гордонов около пяти тридцати, а через пятнадцать минут зашел к ним и увидел их убитыми. Выстрелов не слышал.
– Он что, глуховат?
– Нет. Я спрашивал его об этом. Эдгар сказал, что и жена хорошо слышит. Похоже, здесь не обошлось без глушителя. А может быть, они слышат хуже, чем сами думают?
– Однако они услышали шум катера. Эдгар уверен, что точно засек время?
– Он вполне уверен. Да и позвонил он нам в пять пятьдесят одну, так что, видимо, все точно.
Я посмотрел на свои часы. Было семь десять. Идея зайти за мной после посещения места убийства родилась у Макса довольно быстро. Я предположил, что детективы из Суффолка были уже там.
Мы двигались вдоль главной дороги восток-запад, по направлению к месту под названием Нассау-Пойнт. Там живут Гордоны, вернее, жили.
Местных в этих краях не много, тысяч двадцать. Однако в это время года здесь немало отпускников и выезжающих на уик-энд, да и новые винные подвальчики привлекают приезжающих всего на день.
Нассау-Пойнт стал летним курортом где-то с двадцатых годов этого столетия, и постройки здесь самые разные – от простых бунгало до солидных особняков. Отдыхал здесь и Альберт Эйнштейн. Кажется, в тридцать четвертом он написал Рузвельту знаменитое «Письмо из Нассау-Пойнт», убеждая президента поторопиться с созданием атомной бомбы. Все остальное, как говорится, история.
Интересно, что и сейчас Нассау-Пойнт остается пристанищем для многих ученых. Некоторые работают в тридцати пяти милях на запад в национальной лаборатории в Брукхейвене – что-то атомно-секретное, другие трудятся на острове Плам, в суперсекретном биологическом центре, который настолько страшен, что его разместили именно на острове. Остров Плам расположен в двух милях от мыса Ориент-Пойнт, последнего клочка суши на северной части Лонг-Айленда, следующая остановка – Европа.
Так что нет ничего случайного в том, что Том и Джуди Гордон были биологами и работали на острове Плам. Будьте уверены, что и Сильвестр Максвелл и Джон Кори думали об этом обстоятельстве.
– Вы пригласили кого-либо из федеральных ведомств? – спросил я Макса.
Он покачал головой.
– А почему нет?
– Убийство – преступление не федерального масштаба.
– Но ты ведь догадываешься, что я имею в виду, Макс.
Макс промолчал.
Глава 2
Мы приблизились к дому Гордонов, угнездившемуся на узкой полоске западного берега мыса. Это был фермерский дом, построенный в шестидесятых годах и обновленный по стандартам годов девяностых. Гордоны были выходцами откуда-то с Запада. Они не определились со своей карьерой и поэтому арендовали этот дом, не исключая в будущем его покупки, как они мне говорили. Да если бы я имел дело с тем материалом, с которым работали они, я бы тоже не строил каких-либо долгосрочных планов.
Перед домом были припаркованы три полицейских машины из Саутхолда и еще две без опознавательных знаков. Судебно-медицинский фургон блокировал въезд во двор. Это хорошая полицейская практика – не въезжать и не парковаться на месте преступления, чтобы не уничтожить вещественные доказательства.
На улице стояли также фургоны телевизионщиков. Многочисленные репортеры беседовали с соседями, суя микрофоны любому, кто открывал рот. Это еще не был репортерский цирк, но он состоится, как только остальные акулы пера унюхают связь происшедшего с островом Плам.
По гравийной дорожке мы прошли на задний дворик, который почти весь был покрыт кедровым настилом. Он имел много уровней и каскадом спускался от дома до залива, где расположился длинный причал. Около него стоял катер Гордонов.
Я оглядел обычный контингент судебно-медицинских экспертов, трех полицейских в форме из Саутхолда и женщину в легком костюмном пиджаке и юбке, белой блузке и повседневных туфлях. Поначалу подумал, что она может быть членом семьи, вызванным для опознания тел, но затем заметил блокнот и ручку в руках, отметил ее официальный вид.
Том и Джуди лежали на спине рядом друг с другом на серебристо-сером кедровом настиле.
Я стал рассматривать тела. Обоим немногим более тридцати. Выглядели они великолепно – даже мертвыми были удивительно очаровательной парой. Когда они обедали в хороших ресторанах, их даже принимали за каких-то знаменитостей.
Подозреваю, что Макс видел немного убитых, но он, вероятно, видел многих, умерших естественной смертью, самоубийц, жертв автокатастроф и тому подобного, так что он не позеленел при виде трупов. Выглядел он мрачным, озабоченным, печальным и деловым, продолжал рассматривать тела, как бы не веря в то, что это действительно жертвы убийства лежат на таком обычном настиле.
Что касается меня, то, работая в городе, где в год происходит тысяча пятьсот убийств, я видел немало. Конечно, я не видел все тысячу пятьсот смертей, но насмотрелся достаточно, так что не испытывал удивления: меня не мутило, я не был в шоке, не был даже опечален. И все же, когда подобное случается с теми, кого знал и кто тебе нравился, это совсем иное дело.
Я прошел по настилу и остановился около Тома. На переносице зияла пулевая рана. У Джуди рана была на левом виске. Если предположить, что убийца был один, то, скорее всего, Том, будучи крепким мужчиной, первым получил единственную пулю в голову. Затем Джуди, не веря в случившееся, повернулась к Тому, и следующая пуля преступника была ее. Обе пули, вероятно, прошли навылет и упали в залив. Не повезло баллистикам.
Оглядевшись вокруг, я не обнаружил подходящего места, где мог бы притаиться преступник. Раздвижная стеклянная дверь дома была открыта. Может быть, стрелок прятался за ней, но это на расстоянии двадцати футов от тел. И не так много людей могут попасть в голову из пистолета с такого расстояния. Я сам тому живое свидетельство. С двадцати футов обычно целятся в тело, а уж потом приближаются, чтобы прикончить выстрелом в голову. Таким образом, возникает два варианта: либо стрелок использовал винтовку, а не пистолет, либо ему удалось приблизиться к жертвам, не вызывая их подозрений. Это мог быть обыкновенно выглядевший человек, не вызывающий страха, и, может быть, он даже был знакомым. Гордоны покинули свой катер, вошли на помост, увидели кого-то и продолжали двигаться навстречу ему или ей. Он же поднял пистолет на расстоянии не более пяти футов и просверлил обоих.
– Что ты думаешь? – спросил Макс.
– Не знаю.
– Выходные отверстия большие, – информировал меня Макс – Задние части черепов снесены. Как видишь, и входные отверстия велики. Полагаю, это 45-й калибр. Мы пока не нашли пуль. Они, вероятно, в заливе.
Я промолчал.
Макс показал на стеклянную дверь.
– Раздвижная дверь, – продолжал он, – была взломана, и в доме все перерыто. Но крупные вещи – телевизор, компьютер, проигрыватель и все такое – на месте. Пропасть могли драгоценности, какие-либо мелочи.
Я на мгновение задумался. Гордоны, как и большинство яйцеголовых, живущих на государственную зарплату, не могли иметь много драгоценностей, предметов искусства и тому подобного. А грабитель схватил бы дорогостоящую электронику и унес ноги.
– Вот что я думаю, – сказал Макс. – Грабитель или грабители занимались своим делом. Он, она или они увидели приближающихся Гордонов через стеклянную дверь, он, она или они выскочили на помост, выстрелили и убежали. Правильно?
– Ну, если ты так считаешь.
– Я так считаю.
– Понятно. Звучит проще, чем ограбление дома ученых из суперсекретной лаборатории по работе с биологическим оружием, плюс убийство этих ученых.
– А что думаешь ты, Джон? Можешь восстановить картину происшедшего?
– Ну что ж. Ты, конечно, понимаешь, что преступник не мог стрелять из-за этой стеклянной двери. Он стоял лицом к лицу с жертвами. Дверь, которую ты обнаружил открытой, была закрыта, и Гордоны, приближаясь к дому, не заметили ничего необычного. Стрелок мог сидеть в одном из этих кресел, он мог подъехать на катере, чтобы никто не видел припаркованной машины. Кто-то мог подвезти его к дому. В любом случае Гордоны либо знали его, либо совсем не были встревожены его появлением на своем заднем дворике. Возможно, это была женщина, милая и хорошенькая, Гордоны двинулись к ней навстречу, а она к ним. Может быть, они обменялись парой слов, а затем очень скоро убийца вытащил пистолет и угробил Гордонов.
Макс кивнул.
– И еще, Макс, – продолжил я, – мне приходилось быть свидетелем, когда неопытные и подвыпившие грабители убивали хозяев, но ничего не уносили. Когда ребятишки под кайфом, о логике нет и речи.
Я опустился на колени перед телами, ближе к Джуди. Ее глаза были открыты, открыты широко, и в них застыло удивление. Глаза Тома тоже были открыты, но выглядел он не так настороженно, как жена. Мухи почувствовали кровь, я хотел их прогнать, но разве это имеет какое-либо значение...
Оглядел тела. Внимательно, но так, чтобы ничто не помешало работе медицинских экспертов. Осмотрел волосы, ногти, кожу, одежду, обувь. Закончив, погладил щеку Джуди и встал.
– Они были твоими хорошими друзьями? – спросил Макс.
– Недавними друзьями.
– И когда познакомились?
– Где-то в июне.
– Ты бывал в их доме?
– Да. Собираешься задать другие вопросы?
– Знаешь... Я должен спросить... Где ты был около пяти тридцати?
– Развлекался с твоей подружкой.
Он улыбнулся, но явно не развеселился.
– А ты хорошо знал их? – спросил я в свою очередь.
– Так, встречался только в свободное время, – ответил он после минуты колебания. – Моя подружка таскала меня на дегустации вин и все такое прочее.
– Вот как. А откуда ты узнал, что я с ними знаком?
– Они говорили, что встречались с полицейским из Нью-Йорка, который здесь долечивается. Я заметил, что знаком с тобой.
– Как тесен мир.
Он промолчал.
Я осмотрел двор. На восточной стороне расположился дом. На запад протянулась густая линия живой изгороди, за ней – дом Эдгара Мэрфи, который нашел тела. На север от дома протянулась на несколько сотен ярдов болотистая местность, следующий дом был едва виден. К западу настил спускался тремя уровнями до самого залива. На сотню ярдов в более глубокие воды протянулся причал. В конце причала – катер Гордонов – лощеный белый быстроход из фибергласа, кажется, это «Формула-3» или что-то подобное. Назвали катер «Спирохетой», которая, как мы знаем из начальной биологии, весьма противное существо, одаривающее сифилисом. Гордоны обладали чувством юмора.
– Эдгар Мэрфи рассказал, что Гордоны иногда использовали свой катер, добираясь до Плама. Паромом они пользовались в плохую погоду и в зимнее время.
Зная об этом, я ответил кивком.
– Хочу позвонить на остров и узнать, когда они его покинули, – продолжал Макс. – Море спокойное, прилив, ветер с востока, за какое же время они могли добраться сюда с острова?
– Я не моряк.
– Но я-то моряк. Они могли добраться с острова всего за час, хотя обычно это занимает часа полтора, а то и два. Мэрфи слышали катер Гордонов около пяти тридцати, и если мы узнаем, когда они отплыли от острова, то сможем с большей определенностью говорить, что около пяти тридцати Мэрфи слышали шум именно их катера.
Я продолжал оглядывать обычный дворик с летней мебелью – стол, кресла, бар на свежем воздухе, зонтики от солнца. Маленькие кустики и трава пробивались сквозь щели настила, но не было ничего такого, где бы кто-то мог спрятаться и напасть из засады.
– Так Что же ты еще обнаружил? – спросил я Макса.
– Когда я приехал сюда, моторы катера были теплыми, как и эти тела. И кое-что еще. Швартовые концы не были привязаны к кнехтам причала, их просто набросили вон на те высокие шесты, торчащие из воды. Мне кажется, что они снова собирались выйти в море.
– Хороший глаз.
– Ну и что? Какие у тебя по этому поводу идеи?
– Никаких.
Я взглянул на тела. Женщина в легком желтоватом костюме очерчивала фигуру Джуди мелом. То же самое делали в Нью-Йорке специалисты по «мокрым» делам, и я заключил, что если и стоит помогать Максу, то дело надо иметь именно с этой женщиной.
Когда я смотрю на тела убитых, то могу углядеть то, чего не заметят люди не моей профессии. Макс потрогал двигатели катера и тела, определил, что они еще теплые, разглядел, как пришвартован катер и дюжину других мелких деталей, которые не заметил бы простой смертный. Но Макс не был истинным детективом и действовал на более низком уровне, чем тот, который требуется для раскрытия убийства подобного рода. Макс знал об этом, поэтому и пригласил меня.
Случилось так, что я был знаком с жертвами, а это большой плюс для детектива, расследующего убийство. Например, я знал, что Гордоны обычно носят шорты, майки и пляжную обувь, когда отправляются на катере на остров. А уже там они облачаются в свою лабораторную одежонку и биозащитные, или как их там, костюмы. Итак, Том в черной рубашке не выглядел так, как обычно. Да и Джуди предпочитала более пастельные тона, насколько я могу припомнить. Я подумал, что они пытались изменить свой облик, а кроссовки надели для того, чтобы было удобнее быстро передвигаться. Итак, я начинал строить догадки. А это нужно делать очень осторожно.
Вдруг я заметил частички красной почвы в рисунке подошв их кроссовок. Откуда бы это? Явно не из лаборатории, не с дорожки от парома на Пламе, не из катера, не с причала и двора у дома. Пожалуй, сегодня они были где-то еще, и одеты не как всегда, и день, уж точно, закончился для них совсем не так... Происходило что-то необычное, не знаю что, но происходило.
Нельзя исключать, что они просто натолкнулись на грабителя. То есть случившееся никак не связано с их местом работы. Но Макс нервничал и был очень озабочен именно последним обстоятельством. Его беспокойство заразило и меня, простите за каламбур. Уже до полуночи сюда прибудут люди из ФБР, военной разведки и ЦРУ. Если, конечно, Макс не успеет изловить беглого грабителя.
– Извините меня.
Я повернулся на голос. Это была леди в желтоватом костюме.
– Да, конечно, – отозвался я.
– Извините, но что вы здесь делаете?
– Я здесь с группой.
– Вы офицер полиции?
Естественно, майка и шорты не делали меня похожим на официальное лицо.
– Я здесь с начальником полиции Максвеллом.
– Вижу. Но как вы попали сюда?
– Почему бы вам не проверить самой?
Я повернулся и направился на следующий уровень настила, обходя флажки полицейского ограждения. Она последовала за мной.
– Меня зовут детектив Пенроуз. Я из отдела по расследованию убийств полиции графства Суффолк.
– Поздравляю.
– И если вы не имеете отношения к следствию...
– Спросите начальника.
Я направился к причалу, где был пришвартован катер Гордонов.
Был большой прилив, и тридцатифутовый катер оказался почти на уровне причала. Я прыгнул на палубу.
– Что вы делаете? Это запрещено.
Она обладала очень приятной наружностью. Будь она страшненькая, я бы, конечно, вел себя вежливее. Одета была, как я сказал, довольно строго. Но тело под одеждой играло симфонию линий, а мелодия плоти так и рвалась наружу. Казалось, что под одеждой она припрятывает воздушные шарики. Второе, что я заметил, – отсутствие обручального кольца. Заполню анкету до конца: возраст – немного за тридцать, волосы – средней длины, рыжеватого цвета, глаза – голубые с зеленым, кожа – чистая, не так много загара для этого времени года, легкий макияж, пухлые губы, шрамов и подобного не заметно, без серег, без маникюра, отсутствующее выражение лица.
– Вы слышите меня?
Голос тоже приятный, несмотря на повелительный тон. Подозреваю, что при миленьком личике, прекрасной фигуре и мягком голосе детектива Пенроуз могли не воспринимать всерьез, и она пытается компенсировать свои недостатки грубоватой одеждой.
– Вы слышите меня?
– Слышу. А вы меня? Я же сказал: обращайтесь к шефу.
– Здесь командую я. В случае убийства, а полиция графства...
– О'кей. Мы вместе пойдем к начальнику. Подождите минутку.
Я окинул катер быстрым взглядом. Темнело, и мало что удалось заметить.
– Вам следует выставить здесь пост на всю ночь, – сказал я детективу Пенроуз.
– Благодарю за совет. Покиньте, пожалуйста, катер.
– У вас есть фонарик?
– Марш из лодки. Немедленно!
Я ступил на фальшборт, и, к моему удивлению, она подала мне руку. Кожа ее была прохладной. Она помогла взобраться на причал и тут же с быстротой кошки выхватила правой рукой из-под моей майки и пояса револьвер... Ух!..
– Стоять на месте, – сказала она, отступая на шаг и направив на меня мою же «пушку».
– Слушаюсь, мадам.
– Кто вы?
– Детектив Джон Кори, полицейский департамент Нью-Йорка, отдел по убийствам, мадам.
– Что делаете здесь?
– То же, что и вы.
– Дело веду я. А не вы.
– Да, мадам.
– У вас есть какой-либо официальный статус в этом деле?
– Да, мадам. Меня наняли консультантом.
– Консультантом? Никогда не слышала о таком статусе в делах по убийствам.
– Я тоже.
– Кто вас нанял?
– Ваш город.
– Идиотизм.
Видно, она не знала, что со мной делать дальше, поэтому, стараясь помочь, я предложил ей обыскать меня.

Джон Кори - 1. Тайны острова Плам - Демилль Нельсон -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Джон Кори - 1. Тайны острова Плам на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Джон Кори - 1. Тайны острова Плам автора Демилль Нельсон придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Джон Кори - 1. Тайны острова Плам своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Демилль Нельсон - Джон Кори - 1. Тайны острова Плам.
Возможно, что после прочтения книги Джон Кори - 1. Тайны острова Плам вы захотите почитать и другие книги Демилль Нельсон. Посмотрите на страницу писателя Демилль Нельсон - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Джон Кори - 1. Тайны острова Плам, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Демилль Нельсон, написавшего книгу Джон Кори - 1. Тайны острова Плам, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Джон Кори - 1. Тайны острова Плам; Демилль Нельсон, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...