Полюх Александр - Голдмейкер http://www.libok.net/writer/10665/kniga/41479/polyuh_aleksandr/goldmeyker 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

“Зевающий Ангел” согласился составить эскорт “Сновидца”. Задача была чрезвычайно ответственной, но и интересной, иначе на нее не пошел бы ни один достаточно проницательный ГСТ. Сопровождать такого выдумщика и трюкача, позволив ему странствовать, где заблагорассудится, но в то же время под ненавязчивой дружественной опекой, было делом нелегким и почетным. Единственное качество, которое требовалось для слежки за “Сновидцем”, это была надежность. В пер – вую очередь, естественно, в отношении 00. А также готовность идти с этой организацией до конца, даже если это потребует разрыва с кем-нибудь другим, с Культурой, например.
Вот уже год “Зевающий Ангел” нес эту вахту и пока что находил ее легкой и слишком простой для своих возможностей. Разумеется, было скучно не выбиваться из собственного графика, но, имея дело с нестандартным Умом, приходилось постоянно быть начеку. Поведение Эксцентрика может быть обманчивым, даже если он не подозревает о слежке.
Вот, например, эта неожиданная остановка на Дриве – казалось, “Сновидец” идет заранее намеченным курсом, который должен остаться неизменным еще как минимум месяц – и вдруг он оказался здесь. “Зевающему” пришлось сбросить несколько кораблей, принять на борт пару других и загрузиться дополнительным личным составом. На это потребуется время, “Сновидец” даже не догадывался об эшелоне кораблей, которые шли за ним следом, и не отсылал своих координат с тех пор, как 40 лет назад превратился в Эксцентрик. Однако он имел определенные обязательства по отношению к спящим Сохраняемым на его борту, он должен был доставить их по назначению, к месту, где они желали проснуться в определенное и заранее оговоренное время. Поэтому время его пребывания в посещаемой системе всегда оговаривалось.
В Дриве ему предстояло остаться на неделю. Необычно долго: нигде и никогда он не тормозил больше чем на три дня. По прогнозам группы кораблей, признанных экспертов поведения “Сновидца”, и, принимая во внимание, что сам ГСТ говорил о своем все более сужающемся круге общения, получалось, что он готовился к полной разгрузке, то есть собирался освободиться от всех спящих на Сохранении и всех крупных морских, воздушных тварей, а также обитателей газового гиганта, которых он собрал за десятки лет.
Дрив был для этого идеальной системой: вот уже 4000 лет он оставался системой Культуры, включая в себя 9 более-менее диких миров, а также 3 Орбитала-кольца.
Это были 3 гигантских браслета в несколько тысяч километров шириной и по десять миллионов км в диаметре, которые спокойно вращались на своих орбитах. Население составляло почти 70 миллиардов душ, причем некоторые были далеки от человеческого облика, одна треть Орбитала была отдана экосистемам, специально сконструированным для необычных жизненных форм. Обитатели газовых гигантов размещались на одном кольце, метановые атмосферианцы – на другом, высокотемпературные силиконовые существа на третьем. Фауна “Сновидца”, собранная с разных газовых гигантов, могла бы комфортабельно разместиться в подсекциях Орбитала, устроенных специально для таких животных, а морские и воздушные существа тогда нашли бы пристанище в одном из соседних миров.
Прошла неделя. “Зевающий Ангел” подумывал, что было бы неплохо дать увольнительную экипажу. Правда, существовала опасность, что на борт потом могут вернуться далеко не все. Кому-то, возможно, понравится жить на Орбиталах, а кто-то найдет себе занятие поинтереснее, чем слежка за кораблем. Одним из наболевших вопросов была текучесть кадров. ГСТ могло потерять лицо среди равных себе из-за высокого процента обмена экипажа. Сверяясь с последними неутешительными цифрами, “Зевающий” понимал, что от этой проблемы ему не уйти, особенно в последнее время, с тех пор, как он приступил к слежке за Эксцентриком. Люди говорили, что зря простаивают и проедают казенный хлеб. Так продолжалось неделю за неделей и месяц за месяцем, и в конце концов у экипажа созревало решение при первой возможности перебраться на другой корабль или на твердую землю. От протестов толку не было ровным счетом никакого. Единственное, что действовало – побыть недельку в такой космополитической, усложненной и гостеприимной системе. Возможно, это сняло бы массу проблем, а, возможно, только бы их прибавило. Многие члены экипажа поговаривали о том, что пришла пора расстаться со стариной “Зевакой”, как они фамильярно называли его.
“Сновидец” выровнялся по орбите, принимая удобную позицию для разгрузки людей и животных по всем трем мирам. Разрешение на разгрузку было наконец получено от последнего из Орбиталов, и “Сновидец” начал опоражнивать отсеки.
“Зевающий Ангел” наблюдал издалека за этой процедурой. Гигантское судно отделило тягловое поле от энергетической решетки под реальным пространством, закрыло свои первичные и передние сканирующие поля, выбросило занавеси-экраны и совершило прочие многочисленные приготовления, обычные для любого корабля, собирающегося встать на временный причал. Внешне “Сновидец” оставался таким же, как и был – серебристый эллипсоид 90 км” в длину, 60 – в поперечнике балансира и 20 – в высоту. Через несколько минут, однако, изпод зеркального барьера экранов стало возникать судно размером поменьше, которое сразу устремилось к трем Орбиталам с грузом Сохраненных людей и седатированных животных.
За всем этим проницательно наблюдал “Зевающий”, уже дога – дывавшийся о намерениях “Эксцентрика”-ГСТ. Насколько мог, разумеется.
Считая, что все идет своим чередом, “Зевающий Ангел” подплыл поближе, сливаясь на равной скорости с орбитой и спрятавшись за Териокре, средним из Орбиталов, где находилась среда, подходящая для газового гиганта. Он пришвартовался под самой густонаселенной секцией Орбитала и выпустил бюллетень с графиком увольнительных, а также совместных праздников на борту, чтобы выразить признательность хозяевам Орбитала за их гостеприимство.
Тайное стало явным уже на следующий день.
Нежданно-негаданно, лишь забрезжил рассвет над той частью Орбитала, где швартовался “Зевающий Ангел”, тела и гигантские животные стали возникать буквально из воздуха на поверхности Териокре.
Люди в рваных, залитых кровью кителях, взятые прямо с панорамы, где они возлежали, играя роли сражавшихся, раненых и умирающих, внезапно, ни с того ни с сего, стали появляться в спортивных залах, на пляжах, террасах, тротуарах и мостовых, в парках, на площадях, пустырях и прочих свободных местах, которые имелись на Орбитале. Несколько случайных свидетелей этих необычайных событий видели, что тела вышли из коконов Переместителей: появлению каждого из них предшествовало крошечное пятнышко света приблизительно в метре от земли, затем оно быстро разрасталось, превращаясь в двухметровый серебристый шар, который тут же лопался, оставляя на своем месте бездвижного Сохраняемого.
Эти замершие окоченевшие тела были оставлены на сырой от росы траве или сидящими на скамейках, или же разбросанными сотнями на площадях, словно разнесенные чудовищным взрывом. Автоматические дворники, спиралями продвигавшиеся по привычным пространствам, впали в замешательство, наткнувшись на неожиданные препятствия.
Морские создания, в специальных капсулах погруженные в море, тоже начинали просыпаться. Капсулы сохраняли оболочку непроницаемой в течение нескольких часов. Постепенно регулировалось давление и температура и затем ожившие обитатели морских глубин выпускались в естественную среду океана. В воздухе вдруг возникли косяки птиц, кувыркающихся неустойчиво на ветру.
Нечто подобное происходило и на широких пустырях Орбитала, где во множестве бродили неуклюжие после длительной спячки животные.
После наносекундной задержки, которая потребовалась на запрос и получение разрешения в мониторинговых системах Орбитала, “Зевающий” с растущим ужасом наблюдал, как сотни, тысячи, десятки тысяч Сохраняемых тел людей и животных со звуком лопнувшего шарика появляются на свет. Это походило на сказку или на начало Творения.
“Зевающий” поставил все системы на “полный контроль” и затем переключил внимание на “Сновидца”. Громадина ГСТ уже стартовала из системы. Его двигательные поля вновь связались с энергетической решеткой, его сканеры вошли уже обратно в “он-лайновый” режим, и весь многослойный полевой комплекс быстро изменял конфигурацию для продолжительного путешествия в глубоком космосе.
“Сновидец” стартовал неспешно и как будто даже лениво. Теперь его Переместители больше срабатывали на “обратно”, чем на “туда”; в считанные секунды они перебросили почти весь флот небольших кораблей из системы, ибо их истинная миссия завершилась. Все маленькие суда, работавшие под видом почтовиков, ринулись следом.
“Зевающий Ангел” тоже готовился сломя голову броситься вдогонку, он перекрывал транзитные коридоры, выстреливал дронов Переместителем с Орбитала, вовсю работал с таможней и составлял расписание доставки гостей обратно на Орбитал с помощью небольшого кораблика, а чтоб не ходить порожняком и с забором своих подгулявших матросов.
Он знал, что тратит при этом уйму энергии, но все равно послал радиолокационный сигнал вослед “Сновидцу”, одновременно с этим не отрывая глаз от удалявшегося в пространство корабля.
“Зевающий” рассчитывал, выверял.
Он с недоумением просматривал полученные данные. Если скорость “Сновидца” в любой точке может быть определена значением большим, чем 54*ns в квадрате, то “Зевающего Ангела” ждут проблемы.
Впрочем, проблем все равно не миновать, и если судно определенных размеров разгоняется значительно быстрее, чем предусматривают параметры конструкции, – значит, проблемы уже начались.
Было прекрасно видно, что “Сновидец” движется именно с таким ускорением. Корабль был под контролем несущего вахту, и даже если бы “Зевающий” обождал еще день, он без особого труда мог бы выследить своего громоздкого собрата и настичь его в два дня.
Все же подозревая в этом маневре какой-нибудь хитрый трюк Эксцентрика, “Зевающий” начал обследование Перемещенных по системе гигатонн воды и атмосферы газового гиганта. Вывалив единым махом такую массу, “Сновидец” мог получить дополнительные преимущества в скорости, даже двигаясь значительно медленнее “Зевающего”.
“Зевающий” просигналил другим судам Культуры, оповещая их о случившемся, и послал один из самых быстрых кораблей, суперлифтер класса Крутой, расположенный за внешними полями как раз на такой случай, – в погоню за беглецом.
Вероятно, “Сновидцу” просто некогда было ответить на сигнал, однако “Ангел” не мог проигнорировать тот факт, что перемещение Сохраняемых на такой скорости было крайне опасно. Риск, правда, составлял в процентном отношении всего один на восемь миллионов, но использование Переместителей для живых существ вообще допускалось только в аварийном случае. Более 30 000 перемещений в минуту! Слыханное ли это дело? Даже для Эксцентрика подобное поведение недопустимо. Значит, была аварийная ситуация, решил “Зевающий”.
Он мог стартовать сейчас же, вместе с посетителями, хозяевами Орбитала. Но при этом на Орбитале остался бы его экипаж. Там члены экипажа, здесь пассажиры. Нет, так не годится.
Компромисс: он дает 8 часов на сборы. Терминалы в форме колец, ручек, ушных клипс, брошек, деталей одежды – и их встроенные версии, нейродетекторы – тут же пробудились к действию, всполошив персонал Культурников по всему Орбиталу и внешней системе. Сигнал срочного сбора. Так они и полетели. Много ли надо человеку для счастья – неделька отпуска, другая…
Между тем “Сновидец” уже покинул систему. Он начал определять курс, порхая между низшим и высшим гиперпространством. Его реально-пространственная скорость подпрыгнула почти мгновенно. И снова “Зевающий Ангел” наблюдал, не упуская из виду ни одной из манипуляций Эксцентрика. Похоже, пока никаких сюрпризов. Суперлифтер “Взгляд Милосердия” гнался за судном, особо не перенапрягая двигателей, также протискиваясь между слоев четырехмерного пространства. Процесс был сравним с движением летучей рыбки, которая выпрыгивает из воды в воздух, а потом ныряет обратно. Разница была только в том, что здесь “вода” находилась сверху, а “воздух” – наоборот, снизу.
“Зевающий Ангел” на ходу сочинил тысячи изящных извинений для собственного персонала и гостей – хозяев Орбитала. Он запланировал двухнедельный заход на Дрив, с праздниками и карнавалами, чтобы принести эти извинения, как только сложит с себя груз обязанностей, преследуя эту злополучную машину, и сможет наладить свое расписание.
Через три часа 26 минут и 17 секунд после старта ГСТ “Сновидец” достиг Терминальной Точки Ускорения. Терминальной – то есть убийственной. Здесь ему надлежало сбросить скорость, упав в один из двух гиперпространственных секторов, и продолжить рейс на устойчивой скорости.
Он этого не сделал. Вместо этого он выдал еще большее ускорение: цифра 54 резко поднялась до 72, что являлось допустимым максимумом для класса Тарелка.
“Взор Милосердия” обсудил такой поворот событий с “Зевающим Ангелом”, который испытал шок, затянувшийся почти на целую миллисекунду. Он проверил все свои внутрисистемные корабли, дронов, сенсоры и внешние рапорты. Невероятно, чтобы “Сновидец” мог незаметно вывалить излишек массы гденибудь в зоне действия сенсоров “Зевающего Ангела”. И все же это случилось. Когда же он успел? И куда? Может, у него есть секретно встроенные Переместители дальнего действия? Но это невозможно: на их создание тоже потребовалось бы время.
А может быть… нет, не хотелось даже думать об этом….
“Зевающий Ангел” сократил время сбора вдвое. Теперь до старта оставалось 33 минуты. Ситуация, как он попытался разъяснить всем и каждому, требовала безотлагательных действий.
Ускорение “Сновидца” оставалось постоянным. Он держал его на максимальном уровне еще 20 минут. “Взор Милосердия” не спускал глаз с подопечного, находясь на расстоянии всего нескольких световых дней. Суперлифтер докладывал о странных связях силовых полей “Сновидца” с энергетической решеткой.
“Зевающего” охватил страх. Происходящее было выше его понимания.
Вы только посмотрите на этих людей! Как можно эту ледниковую медлительность назвать жизнью? Эпоха проходит, виртуальные империи встают и гибнут за то время, пока они раскрывают рот, чтобы сказать очередной вздор.
Спокойствие, только спокойствие, следует оставаться спокойным. При этом не упуская из виду главнейшие и важнейшие цели.
Когда пришел новый сигнал от “Взора Милосердия”, он совсем растерялся.
Он ожидал чего угодно, но только не этого.
Фактор ускорения “Сновидца” начал резко возрастать. Почти в то же самое время он превысил свою нормальную максимально допустимую скорость.
Потрясенный “Ангел” выслушивал комментарий суперлифтера. Он мгновенно принял решение и переключился в последовательность действий и команд, которые должны были привести его к почти мгновенному отбытию.
Расстыковка. Старт. Вперед.
“Взор Милосердия” сообщал о том, что “Сновидец” в несколько раз сократил свои объемы. Это был уже другой корабль, способный на иные скорости и ускорения.
“Зевающий Ангел” рванулся с орбиты, пробиваясь в гиперпространство, игнорируя протест Хаба и слыша за собой изумленные крики людей, которые мгновением раньше шли по транзит-коридору в гостеприимное фойе ГСТ, и вдруг обнаружили себя в полях аварийной ЭМ-герметизации, когда вокруг них не стало ничего, кроме мрака и звезд.
Суперлифтер продолжал докладывать о развитии событий: ускорение “Сновидца” росло медленно, но неизбывно, затем замерло, упав до нуля, – при этом скорость судна оставалась постоянной.
“Зевающий” не верил своим сенсорам. Разве такое возможно?
А затем скорость “Сновидца” снова стала расти, а вместе с ней и процент ускорения.
НО ЭТО НЕВОЗМОЖНО!
Ужасная мысль посетила “Ангела” за несколько мгновений до того, как он нашел подтверждение своей догадке.
Главные отсеки! Елки-палки, да ведь “Сновидец” заполнил свои главные отсеки двигателями.
“Взор Милосердия” доложил об ускорении “Сновидца” и новой остановке. “Взор Милосердия” вынужден был соответственным образом увеличить свое ускорение, чтобы не отстать.
“Зевающий Ангел” погнался за обоими, уже ожидая самого худшего. Вычисляем, вычисляем. “Сновидец” заполнил как минимум 4 главных отсека дополнительными двигателями, приводя в действие по два одновременно, чтобы сбалансировать добавочный импульс….
Еще одно возрастание.
Шесть. Как насчет инженерного пространства позади? С ним тоже произошли реконструкции?
Давай, давай. Производи вычисления, складывай, умножай, возводи в куб, извлекай квадратный корень. Сколько массы было на борту этой чертовой штуковины? Вода, атмосфера газового гиганта под высоким давлением. Около четырех тысяч кубических километров одной воды; четыре гигатонны. Спрессуй ее, измени, трансмутируй, преврати, конвертируй в сверхплотные экзотические материалы, двигатель, способный качать энергию из энергетической решетки, которая служит подкладкой Вселенной и давит на нее… но хватит, хватит, хватит, более чем достаточно! Это займет месяцы, даже годы – построить комплекс дополнительных двигателей подобной мощности… Или всего два-три дня, если ты провел, скажем, несколько последних десятилетий, подготавливая почву.
Черт возьми, если все дело в двигателе, то даже суперлифтер не сможет с ним состязаться. Средний представитель класса Тарелка мог развивать скорость около ста четырех килолет более или менее неограниченно, а судно класса, принадлежностью к которому “Зевающий Ангел” всегда гордился, могло без труда перекрыть его на 40 килолет.
Тон “Взора Милосердия” уже превратился из смущенного в восхищенный, а затем в нем стало звучать полное замешательство. Теперь он начинал раздражаться. “Сновидец” достиг отметки 2-15 и не проявлял видимого желания сбрасывать скорость. Суперлифтер мог отстать с минуты на минуту, если преследуемый не сбавит оборотов. Он запрашивал дальнейших инструкций.
“Зевающий Ангел”, выжимая из двигателей все, что из них можно было выжать, рассчитал трассу перехвата. Он не прекратит преследование, пока у него хватит сил или пока не поступит приказ прекратить, чтобы не рисковать повреждением оборудования.
“Сновидец” продолжал развивать ускорение.
“Зевающий Ангел” увеличил скорость до 40-6.
“Сновидец” наконец сбросил скорость на отметке приблизительно 2-33, 5, исчезнув в глубинах галактического пространства. Суперлифтер рапортовал, но в голосе его при этом было неверие в случившееся.
“Зевающий Ангел” наблюдал гонку двух ГСТ в бесконечной космической ночи меж звезд. Ощущение безнадежности постепенно овладевало им.
Теперь, зная, что он оторвался от преследователей, “Сновидец” стал понемногу менять курс, принимая кривую траекторию: вне сомнения, он скрывал, куда направляется. У него явно была определенная цель, а не просто желание устроить озорные гонки в космосе.
Похоже, “Сновидец” в очередной раз проявил свою Эксцентричную сущность, не выдав преследователям координаты места, к которому двигался.
В 233 000 раз выше скорости света! Ах ты, чертов сукин сын. Так думал “Зевающий Ангел”. Да это же просто неприлично – уходить на такой скорости. И куда его понесло? В Туманность Андромеды?
“Ангел” извлек курсо-вероятностный конус галактической модели, которую построил в уме.
Конечно, все зависело от того, насколько извилистым окажется курс “Сновидца”, но получалось, что он движется в направлении Верхнего Смерча. Если дело обстояло именно так, он мог добраться до места за три недели.
“Зевающий Ангел” отправился по своим делам. Всегда следует видеть в событиях светлую сторону: по крайней мере, проблема теперь вышла из сферы его компетенции.
Аватара Аморфия, скрестив на груди тонкие руки, смотрел в экран. Там открывался вид из гиперпространства в широком увеличении.
Глядеть в такой экран было все равно что пялиться на какой-нибудь широкий планетарный воздушный ландшафт. Далеко внизу находился слой сияющего тумана, представлявший энергетическую решетку. Вверху – такой же слой светлых облаков. Ткань реального пространства лежала меж ними; двумерный слой, сквозь который ГСТ ушел от погони. Далеко за ним мигала крошечная точка, которая была суперлифтером.
“Сновидец” набрал максимальную скорость и перестал метаться между двумя районами гиперпространства, окончательно переместившись в большую из двух бесконечностей, которая являлась ультрапространством. Два следующих за ним корабля повторили этот маневр, также увеличив скорости, хоть и ненадолго. Приверженец точной терминологии мог бы назвать место, где они оказались, положительным ультрапространством № 1, поскольку никому еще не доводилось попадать в отрицательное ультрапространство, № 1, как, впрочем, и в положительное инфрапространство № 1 – такая точность определений была бы, по меньшей мере, бессмысленной. По крайней мере, до сих пор. Все могло бы измениться, если бы Эксцессия оправдала возлагаемые на нее надежды…
Аморфия глубоко вздохнул.
Экран растворился в воздухе, как будто он сдул пламя свечи…
Аватара повернулся к женщине по имени Дейэль Гилиан и черной птице Гравиес. Они находились в рекреации ОКБ класса Риф “Желтуха”, расположенном в одном из грузовых отсеков “Сновидца”. Каюта была отделана по нормам Контакта: просторная, комфортабельная и стильная, уставленная кадками с растениями и с подсветкой.
Этому кораблю предстояло стать домом для Дейэль на весь остаток путешествия. “Желтуха” была чем-то вроде спасательной капсулы, готовой покинуть большое судно в любой момент в случае внезапной опасности.
Дейэль сидела в белом кресле-качалке, одетая в длинное красное платье, держа руку на округлом животе. Черная птица – на подлокотнике кресла.
Аватара улыбнулся.
– Вот, – сказал он. – И огляделся по сторонам. – Наконец снова один. – Он непринужденно рассмеялся, затем взгляд его встретил черную птицу. Улыбка мгновенно покинула лицо аватара.
– Но ты, птичка, уже никогда не будешь одна!
Гравиес вздрогнула.
– Карк? – переспросил он.
Дейэль непонимающе взглянула на Аморфию. Ведь он никогда не бросал слов на ветер.
Аморфия повел глазами в сторону. Повинуясь его взгляду, из стены вылетело небольшое устройство и подплыло прямиком к птице. Гравиес попятилась и чуть было не свалилась с подлокотника. Ее клюв с синим отливом замер в нескольких сантиметрах от конуса крошечной сложной машины.
– Это разведракета, так-то, птичка, – сказал Аморфия. Да не обманет тебя столь невинное название. Если тебе опять захочется настучать на меня 00 или кому-то другому, эта штуковина развеет тебя по ветру на молекулы, и, кроме запаха и дыма, от тебя ничего не останется. Она будет следовать за тобой повсюду. Но даже не пытайся сбросить ее с хвоста. Потому что она нацелена на датчик, имплантированный в твое тело.
– Карк? – переспросила птица.
– И если ты захочешь вытащить этот датчик и расковырять его клювом, – спокойно продолжал Аморфия, – а тебе, конечно, придет это в голову, так вот, чтобы тебе долго не искать, сообщаю: ты можешь найти его у себя в сердце – в первом главном клапане аорты.
Птица произвела скрежещущий звук и шумно вспорхнула. Дейэль отпрянула, прикрывая лицо ладонями. Гравиес хлопнула несколько раз крыльями в воздухе и ринулась в ближайший коридор. Аморфия проводил ее холодным взглядом прищуренных глаз. Дейэль сглотнула ком в горле. Черное перо проплыло перед самым ее лицом, и она поймала его.
– Извини, погорячился, – сказал Аморфия.
– Что… что все это значит? – спросила Гилиан.
Аморфия пожал плечами:
– Эта птица – шпион, – сказал он совершенно будничным тоном. – И шпионила за мной с самого начала. Она поставляла информацию, кодируя ее в бактериях и размещая их на телах людей, подготовленных к пробуждению. Я знал об этом еще 20 лет назад, но смотрел сквозь пальцы, проверяя все ее доносы. Там не было ничего важного, поскольку к важной информации я ее не допускал. А вот над ее последним донесением я немножко поработал и это помогло нам ускользнуть от бдительного ока “Зевангела”. – Аморфия усмехнулся. – Теперь она безопасна и ничего не сможет сделать – разведракета будет всюду преследовать ее. Но если это тебя огорчает, я отзову ее обратно.
Дейэль Гилиан посмотрела в холодные серые глаза существа, одетого в траурные одежды, посмотрела так спокойно, словно не услышала обращенного к ней вопроса.
– Аморфия, – сказала она, – скажи мне, наконец, что происходит? Что все это значит, в конце концов?
Замешательство лишь на мгновение отразилось на лице Аморфия. Он оглянулся по сторонам, точно из стены или небольшого зимнего садика в апартаментах могла вылететь еще одна ракета-шпион.
– Что бы ни случилось, – сухо сказал он, – помни: ты можешь покинуть меня в любой момент. Этот ГСТ полностью в твоем распоряжении, и никакой мой приказ или требование с моей стороны не повлияет на его действия.
Аморфия решительно встряхнул головой, но голос его зазвучал мягче обычного:
– Прости, Дейэль. Я все еще не могу посвятить тебя в подробности. Мы идем в одно место, это неподалеку от звезды Эспери – вот и все, что я могу тебе открыть. – Существо явно не решалось сообщить ей что-то важное. – Потому что я хочу… Потому что там для меня может найтись применение.
Он взмахнул руками, поднимаясь в воздух.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
Загрузка...