Хольбайн Вольфганг - Черити 6. Ледяной ад http://www.libok.net/writer/2658/kniga/7949/holbayn_volfgang/cheriti_6_ledyanoy_ad 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Эфир пустовал, не считая обычной ежедневной заявки от “Только Настоящие Морские Волки” – дубликат одного и того же письма, поступающего каждые астрономические сутки.
Одновременно “Сновидец” следил за развитием событий на “Желтухе”. Так военный командующий отдает сотни приказов перед сражением – и в то же время не может отвести взгляд от возни насекомых на его походном столе. Корабль иногда чувствовал себя этаким старичком-вуайеристом, наблюдающим сквозь замочную скважину за жизнью молодежи.
Его мысли были внезапно прерваны вмешательством “Серой Зоны”, сигналившей из Главного Отсека OCT.
– Я отчаливаю, если я тебе больше не нужен.
– Посмотрел бы вокруг, что да как, – ответил “Сновидец”.
– Это в то время, когда ты лезешь в самое пекло? К этой дикой штуковине и задирам? Благодарю покорно за доверие, папа.
– Учти, тебя там ждут сюрпризы.
– О да, конечно. Но я предпочту их избежать.
– Тогда прощай, – просигналил ОСТ, открывая отсек.
– Я-то ждал, что будут еще попутчики. Может, мне самому включить Переместитель?
– Есть альтернатива, которой бы я предпочел не пользоваться.
– Ну, так дай ее мне!
– “Желтуха” отклонил предложение, у него на борту люди.
– Да и черт с ними, и с этим “Желтухой”. Что за альтернатива? У тебя есть суперлифтеры, способные выжать приличную скорость?
– Нет.
– Тогда какого…
– Просто доберись до моей кормы.
– Сейчас.
ОКБ отшвартовался от своего причала, входя в ограниченное пространство между обшивкой ОСТ и глубоким двигательным полем судна. У него ушло несколько минут на то, чтобы развернуться и выйти из оболочки гигантского корабля, заходя к его тупому тылу-корме. Там он, к своему удивлению, обнаружил еще троих, поджидавших его.
– Какого дьявола? – весело спросил ОКБ у большого корабля. – Что это такое?
Вопрос был чисто риторическим. Три корабля не уступали размерами “Серой Зоне”, но на их острых носах были водружены громадные сферы, менявшие принятую конфигурацию с гражданской на военную. Эти сферы могли содержать только оружие, и довольно много оружия – достаточно было посмотреть на эти сферы, чтобы понять, насколько жаркий бой вспыхнет в секторе “звезды Э”.
– Мое собственное изобретение. Их имена – ТОЗБ “4”, “118” и “736”.
– Весьма подходящие имена. О многом говорят.
– Ты не найдешь их интересными собеседниками: это всего лишь ИИ-сердечники, мои клоны. Но вместе они могут действовать как сверхускоритель. Их хватит на то, чтобы доставить тебя на поддающихся управлению скоростях.
ОКБ помолчал некоторое время. Он передвинулся, заняв позицию в центре треугольника, который составляли три корабля.
– ТОЗБ? – спросил он. – Что это значит? Тройной Оборонительный Защитный Блок?
– Совершенно верно.
– И много таких у тебя припрятано?
– Достаточно.
– Я вижу, папа, ты все эти годы даром времени не терял.
– Конечно. Могу я полагаться на твою скромность, по крайней мере, ближайшие несколько часов?
– Даю тебе гарантию, что об этом никто не узнает, пока ты сам не захочешь этого. Несколько часов, по крайней мере.
Они рассмеялись – точнее, произвели обмен сигналами, который был эквивалентом человеческого смеха.
– Спасибо, сын. Доброго пути. Благодарю за помощь.
– Рад был оказать тебе эту маленькую услугу. Удачи. Полагаю, скоро следует ждать потрясающих новостей.
– Надеюсь, что так и будет.
III
Корабль, присутствующий сразу в двух местах, переключил внимание на трех людей, остававшихся на борту “Желтухи”. Двое старых любовников уже закончили предварительный обмен фразами и перешли непосредственно к обсуждению былого романа, умудряясь при этом не говорить ничего интересного для уха постороннего наблюдателя.
– Мы хотели разного. Наши желания не совпадали, – призналась Дейэль Генар-Хафуну. – Довольно обычная история.
– Я хотел того, чего хотела и ты, причем долгое время, ответил ей мужчина, плеснув себе вина в хрустальный бокал.
– Забавно, – проговорила Дейэль. – У нас было все в порядке, пока мы оставались вдвоем. Помнишь?
Мужчина тоскливо улыбнулся.
– Такое не забудешь.
– Вы уверены, что мне стоит остаться? – подала голос Альвер.
Дейэль посмотрела на нее.
– Ну, если ты чувствуешь себя не в своей тарелке… произнесла она.
– Нет, я просто подумала… – Альвер запнулась. Теперь уже двое смотрели на нее. Она нахмурилась. – Ну вот, теперь я точно чувствую себя не в своей тарелке.
– А как было у вас? – как ни в чем не бывало спросила Дейэль, указывая глазами на Альвер и Генар-Хафуна поочередно. Все трое словно забыли о присутствии аватары. Это, впрочем, было немудрено: он молча сидел за столом, практически не подавая признаков жизни.
Альвер и Бэр переглянулись. Оба одновременно пожали плечами, затем виновато посмотрели на Дейэль. Даже если бы они повторили этот жест по чьей-нибудь команде, едва ли у них вышло бы более синхронно. Ревность ужалила Дейэль в самое сердце, но она все-таки выжала из себя улыбку.
IV
Все пошло наперекосяк.
Основное внимание аватары было привлечено к домашнему кораблю. “Серая Зона” и три военных корабля отчалили, вышли из зоны действия полей ОСТ, и теперь развивали скорость, на какую до сей поры не был способен ни один двигатель ОКБ. Впереди лежала Эксцессия: “Сновидец” только что произвел дальнее сканирование.
Эксцессия снова претерпела изменения: она восстановила связи с энергетическими решетками. После чего просто ВЗОРВАЛАСЬ.
Это было похоже на то, что пришлось испытать на себе “Року, Подвластному Изменениям”: что-то базировавшееся на самой ткани или какая-то новая формация полей. Что-то, воплотившееся в предельно мощной вспышке самой энергетической решетки, брызнувшей через пределы Инфрапространства и Ультрапространства, поразив саму ткань и создав исполинскую сферу холодного огня, пожаром устремившегося через трехмерное пространство.
Это было как рождение сверхновой. Немыслимо быстрое, со скоростью вспышки заполнившее космос. Эксцессия двинулась навстречу “Сновидцу”, но двинулась при этом во всех направлениях сразу. ОСТ каким-то чудом успел затормозить – двигаясь на прежней скорости, он бы просто уткнулся в черную сферу носом.
За десятилетия своей жизни в качестве Эксцентрика “Сновидец” тайно выстроил и эвакуировал тысячи Отсеков, превратив их в маленькие базы, разбросанные по самым дальним и глухим уголкам галактики. На этих базах строились и ждали своего часа корабли. Теперь он призывал их к себе, полных сил и готовых к битве, сотнями перемещая в свои трюмы и выпуская на волю. Целая флотилия кораблей посыпалась из его ангаров и шлюзов, точно горох из гигантского стручка.
Когда аватара соединился с ОСТ, большинство кораблей уже вышло наружу, разворачиваясь боевым строем. Флотилия, словно стая саранчи, ринулась вперед к расцветающей гиперсфере Эксцессии.
V
“Серая Зона” наблюдал за происходящим, покоясь, как младенец в колыбели, в скрещенных полях трех молчаливых кораблей. Корабль завопил от восторга, увидев эту демонстрацию военной мощи, в сотни и тысячи раз превосходившей флот задир. Вот что значит быть Эксцентриком и заниматься своим делом! Вот что можно сделать, имея время и терпение и при этом не придерживаясь никаких договоренностей и обязательств!
Другой частью сознания он с ужасом следил за разбуханием Эксцессии, заслоняющей все вокруг. Энергетическая решетка изогнулась и вывернулась наизнанку, словно гигантская черная дыра вдруг превратилась в “большой взрыв” между вселенными. Это явление могло одним вздохом уничтожить “Сновидца” и все его корабли, как шторм сметает дерево со всеми его листьями.
“Серая Зона” никогда не думал, что столкнется с чем-либо подобным. Он вырос в мире, почти полностью застрахованном от катастроф. Если, конечно, тебе не взбредет в голову что-нибудь уж совершенно сумасбродное, – например, влететь в черную или белую дыру. С кораблем его класса в мирное время не могло случиться практически ничего. Даже вспышка сверхновой являлась для него только интересным космическим явлением, которое можно вычислить, рассчитать и пронаблюдать. Но тут было совсем другое. Ничего подобного не происходило в галактике со времен Айдаранской войны, случившейся 500 лет назад. Но даже те, уже далекие события, не могли сравниться со столь глобальным катаклизмом. Это было ужасно. Перед ним рос гигантский шар неуправляемой и непонятной энергии – чудовищная живая стена, сминающая все на своем пути.
Черт возьми, да эта штука может просто поглотить меня, подумал “Серая Зона. – И воспоминания не останется.
VI
Мысль “Сновидца” работала примерно в том же направлении. Учитывая его скорости и скорость надвигающейся стены Эксцессии, им предстояло встретиться через 140 секунд. Яростная вспышка Эксцессии произошла немедленно после того, как “Сновидец” ощупал ее своими активными сенсорами. Получалось, что она отреагировала на вмешательство.
“Сновидец” пересмотрел последние полученные данные – на предмет посланий от кораблей, располагавшихся поближе к Эксцессии. Самыми ближайшими все еще оставались “Рок, Подвластный Изменениям” и “Никаких Открытий” – если только они все еще находились в пределах досягаемости какихлибо сигналов. Ответа на них не было. Они могли удрать или их сигналы могла перекрывать сама Эксцессия – если они двигались навстречу “Сновидцу”. Могло случиться и худшее: в критический момент они оказались слишком близко, и клубящийся хаос успел проглотить их.
“Сновидец” направил сигнал транспортам “Что Есть Истина?” и “Психологические Игры”, а потом “Серой Зоне” и “Желтухе”, запрашивая, что видят они. Попытка контактировать с ними напрямую была, вероятно, бессмысленной: граница Эксцессии надвигалась так быстро, что могла перекрыть любой ответный сигнал. Однако оставалась слабая надежда, что ответ успеет прийти раньше, обогнав надвигающийся огненный горизонт.
Возможно, распространение Эксцесссии происходило не одинаково во всех направлениях. К тому же оставался второй фронт, военный флот задир. “Сновидец” велел своему флоту лететь прочь. Им все равно оставался только один путь – навстречу эскадре задир. Обратную дорогу преградила Эксцессия. “Сновидец” спасал свои корабли от катаклизма и одновременно себя – от дальнейшего беспокойства, связанного с задирами. Если в ближайшее время эта штука подомнет под себя полгалактики, волноваться будет вовсе не о чем, а если нет – с задирами его ребята вполне справятся.
“Думай: что успела натворить Эксцессия до этого момента? И на что она была способна? Для чего появилась она, чем была вызвана? Почему она играла в такие странные игры?”
ОСТ провел в раздумьях целых две секунды.
(Тем временем на “Желтухе” аватаре Аморфии пришлось прервать Дейэль словами: “Прошу прощения. Неожиданное развитие событий…”)
Затем “Сновидец” сложил свои двигательные поля в совершенно новую конфигурацию и затормозил.
Чтобы совершить аварийный маневр торможения, гигантский корабль аккумулировал всю имеющуюся в наличии энергию, – и всколыхнул энергетическую решетку. Цунами Эксцессии неуклонно росло не только в физическом пространстве, но и в гиперпространственной области, угрожая смешать то и другое, и вызвать выброс энергии, равного которому в галактике не отмечали вот уже полтысячи лет. За мгновение до того, как волна ворвалась в ткань реального пространства, корабль переключился с одного уровня гиперпространства на другой. Если он был прав, это должно было сработать. Если нет – он об этом сейчас узнает.
Все, что можно было сделать, он уже сделал.
Решать, что хорошо и что плохо не было времени. Созерцая живую стену Эксцессии, он неспешно перебрал всю свою жизнь, словно пересыпал горсть камешков из одной руки в другую. Если его и возродят, то, вероятно, уже в другой матрице.
– Ты не боишься смерти? – спросил он себя.
– Нет, – ответил “Сновидец”. – Не боюсь. Я же – Эксцентрик.
Сохранение записи Ума, то есть твердая гарантия бессмертия, не распространялась на корабли его класса. Никто не мог поручиться, что при возрождении в новой психической матрице получится тот же корабль. Индивидуальность – вещь непостижимая, хотя отчасти и предсказуемая. Гарантия серийного бессмертия основывалась на храбрости корабля. У храбрых было больше шансов, что их воспроизведут в будущем. И храбрые знали, что они еще вернутся.
Но он был слишком индивидуален, он долгие годы требовал признать себя Эксцентриком, хоть и оставался до конца верен идеям Культуры. И то, что он часто не отвечал на посланные ему сигналы, вовсе не значило, что он пренебрегал ими. Для этого были свои причины: личная неприязнь, незначительность вопроса, или просто отсутствие свободного времени. Кстати, несмотря на то, что он оставил значительный след в истории, до сих пор не существовало о нем никаких киноматериалов, поскольку еще никому не удавалось пронести на борт камеру.
Итак, зная, что действительно может умереть, умереть совсем, навсегда, “Сновидец” просматривал судовые журналы и прочие свои записи, сверял копии и приводил в порядок захламленные ячейки памяти. Это было похоже на то, как седой ветеран, участник нескольких войн, сидит перед огромным бюро и перебирает письма и бумаги, чтобы составить завещание, но бумаг слишком много – дневники, документы, письма от него, письма ему… На эти он ответил, эти отложил, этого даже не прочел и совсем забыл о существовании отправителя…
В банках памяти “Сновидца” хранились все сигналы, которыми обменивались знакомые ему корабли, хотя, конечно же, не на все из них он отвечал и даже не все просматривал – его собственная переписка была слишком обширна, чтобы обращать внимание на послания, направленные кому-то другому.
Но сейчас, перетряхивая память, он наткнулся на тот единственный сигнал, которому, пожалуй, стоило в свое время уделить каплю внимания. Он лежал где-то на самом дне блока “совсем не важно”, и “Сновидец” никогда не прочел бы его, если бы не это внезапное желание привести себя в порядок перед смертью. Сигнал пришел с борта МСТ – Малого Системного Транспорта “Только Настоящие Морские Волки”:
Благодаря Гравиес – гласила первая строка.
Это имя сразу привлекло внимание “Сновидца”. Так вот кому доносила эта любопытная птичка? Он раскопал целый блок сообщений от МСТ – полный обмен сигналами, задания, аннотирование мысли, контекстуализации, дефиниции, обозначения, секретные шифры обмена информацией, секретные предписания и прочая конспиративная чепуха.
И обнаружил заговор.
Он ознакомился с материалами, в которых “Только Настоящие Морские Волки”, “Предвкушение Нового Любовника” и “Пристрелим Их Позже” обменивались информацией. Здесь же участвовал и старый дрон некоего старика по имени Тишлин, который наблюдал плавучий остров в море туманностей.
“Я понял все, – пронеслось в голове, – но слишком поздно”.
Эксцессия надвигалась.
“Сновидец” оглянулся на свое творение – “Желтуху”, который шел прежним курсом. Аватара готовил людей к переходу в режим симуляций.
VII
Прошу прощения, мне очень жаль, – сказал аватара двум женщинам и мужчине. – Откладывать нельзя. Вам предстоит стать симуляциями – если вы, конечно, согласны.
Все трое уставились на него в крайнем изумлении.
– Но почему? – развела руками Альвер.
– Эксцессия начинает расширяться. Это конец.
– Ты хочешь сказать, что мы умрем? – спросила Альвер.
– Должен признать, что это вполне возможно, – сказал аватара, в голосе которого звучало сожаление.
– Сколько у нас времени? – спросил Генар-Хафун.
– Не больше двух минут. Через две минуты принятие решения станет неизбежным. Но решение может быть принято и раньше, в виде предосторожности, принимая во внимание непредсказуемость ситуации. – Он перевел взгляд на Альвер, Генар-Хафуна, и затем снова посмотрел на Дейэль. – Конечно, вступать в симуляцию предстоит по очереди.
– Погоди, – прищурилась Альвер, – что это за симуляция? Это вроде как отправить сознание на хранение, не так ли?
– Почти.
– Неужели угроза так неизбежна?
– Вы хотите, чтобы я продемонстрировал?
– Пожалуй, так будет лучше, – ответила Альвер, и спустя мгновение ее нейродетектор оказался напрямую подключен к “Сновидцу”.
Она тут же нырнула в бездонные глубины космоса. Эксцессия предстала перед ней во всем своем великолепии. Разделенная на секции сенсорных, экранов, стена огненного хаоса надвигалась на нее так быстро, что захватывало дух. Альвер невольно зажмурилась, потрясенная увиденным. Словно шар сверхновой, помноженной на еще один ядерный взрыв ее десятикратной массы. Такому зрелищу мог ужаснуться и самый великий корабль, не говоря о простом смертном.
Две секунды, которые она пробыла в этом состоянии, показались вечностью.
Генар-Хафун и Дейэль Гилиан вопросительно смотрели на нее, когда она пришла в себя. Обливаясь потом, Альвер помотала головой и едва смогла произнести:
– Мне кажется, он не шутит.
Дейэль тут же повернулась к аватаре.
– От нас что-нибудь зависит? Чем мы можем помочь в данной ситуации?
– Сказать “да”, – был краткий ответ аватары. – И вы сохранитесь в матрице корабля.
– Значит, да, – произнесла Дейэль. – Перемести меня туда, когда истекут две минуты.
Прошло 33 секунды.
Генар-Хафун и Дейэль посмотрели друг на друга в последний раз.
– А что будет с ребенком? – спросила женщина, притронувшись к животу.
– Его сознание тоже будет считано, отсканировано и передано кораблю, – сказал аватара. – Но в дальнейшем он может стать независимой личностью.
– Понимаю, – вздохнула Дейэль Гилиан. Она попрежнему не сводила взора с человека, который был отцом ее ребенка. Значит, он все-таки родится, – произнесла она с облегчением.
– В некотором смысле, – подтвердил аватара.
– А можно забрать его в симуляцию одного, без меня? спросила она, не сводя глаз с Бэра. Тот сразу нахмурился и с тоской покачал головой.
– Да, это возможно, – холодно ответил Аморфия.
– И если, – продолжала Дейэль, – я выберу, чтобы никто из нас не ушел?
В голосе Аморфии опять зазвучало сожаление:
– Корабль, скорее всего, все равно считает ваши мозговые состояния.
Дейэль повернулась к аватаре:
– Так считает или не считает? Ты же корабль, ты и скажи мне.
Аморфия качнул головой:
– Теперь я не представляю собой всего сознания “Сновидца”. Я лишь излучина большой реки, которая сейчас течет вдалеке от нас, направляясь к Эксцессии. Корабль занят другими делами. Я могу только советовать.
Дейэль некоторое время изучала его лицо, затем перевела взгляд на Генар-Хафуна.
– А ты что скажешь, Бэр? Как бы ты поступил?
Он покачал головой.
– Сама знаешь, – был его ответ.
– Все то же самое? – спросила она с едва заметной улыбкой.
Он кивнул. Выражение лица у него было точно таким же, как и у Дейэль.
Альвер смотрела по очереди то на одного, то на другого, недоуменно подняв брови и не в силах понять, что здесь происходит. Наконец, когда оба они, Дейэль и Бэр, уселись за стол, – не сводя друг с друга глаз, загадочно улыбаясь, она простерла руки и закричала:
– В чем дело, наконец?! Объясните, что происходит?
Прошло 72 секунды.
Генар-Хафун поднял на нее глаза.
– Я всегда говорил, что жизнь дана лишь раз, – сказал он. – Никаких возрождений, никаких стимуляций.
– А-а, теперь я поняла! – протянула Альвер. – У меня было много друзей до тебя, и все они были отчаянные ребята. Настолько отчаянные, что давно сдали в банк свои индивидуальности, на всякий случай, чтобы можно было рисковать и набираться новых ощущений. Но ты не такой – ты знаешь вкус жизни. Тебе надо насладиться ею до конца. Но это же глупо, глупо, глупо, как ты не понимаешь!.. – она разрыдалась. – Ты отказываешься от шанса – во имя чего?..
И тут она поняла, что никто уже не слышит ее.
“Нет! – закричала она, уже лишенная голоса. – Все это не может кончиться просто так? Я слишком молода, чтобы умирать!”
Они не слышали ее, потому что она была перенесена в дру – гой мир.
А они остались в своем мире и продолжали смотреть друг другу в глаза.
Прошло 88 секунд.
VIII
“Сновидец” разослал прощальные письма-сигналы всем, включая “Только Настоящие Морские Волки” и “Пристрелим Их Позже”. Почти тут же пришли ответы на прежние его вызовы, ответы, которых он так долго ждал и которые теперь были, в общем-то, не нужны.
Расширение Эксцессии теперь происходило только в направлении “Сновидца” и сопровождающих кораблей.
“Ну и славно” – подумал он. Он никогда не мог сказать, каким будет его следующий шаг, и не мог объяснить своих действий – ведь он был Эксцентриком, и все его поступки были чем-то вроде интуитивных творений искусства.
– Сколько еще? – спросил Генар-Хафун.
– Полминуты, – ответил аватара.
Его руки лежали на столе. Он посмотрел на Дейэль и повернул их ладонями вверх.
Она накрыла их своими ладонями.
Больше никаких слов не потребовалось.
Стена энергий надвигалась по обе области гиперпространства, медленно скатываясь в два исполинских четырехмерных конуса. Наконец отдельные волны на решетке стали терять значение, вернувшись из своих катастрофических измерений.
Затем эти сдвоенные волны сделали невозможное: они вошли в реверс, направляясь к началу Эксцесии, отодвигаясь от тормозящего “Сновидца”.
ОСТ продолжал замедляться, еще не веря, что остался жив.
Он сообщил о том, что только что случилось, другим. Оповещен был, разумеется, и Аморфия.
Неужели в самом деле это все сделал я?
Мое мозговое состояние?
Да это же зеркало, вдруг подумал он. Просто зеркало, повторяющее все вслед за тобой. Вот почему этот черный шар двигался так странно, словно играя в прятки. Последний раз он поглотил эленча, нахватавшегося всего по галактике, а в этот раз – копию, матрицу супермозга Эксцентрика.
А я рвался туда яростной ракетой, и он вознамерился уничтожить меня.
Все это теория, но уж больно складно…
Задиры, похоже, останутся с носом.
А, может быть, и все мы.
IX
Дейэль подняла заплаканные глаза.
– Я… – начала она.
– Погоди, – сказал аватара.
Все посмотрели на него.
Альвер выждала паузу, которая показалась ей бесконечной.
– Ну что? – наконец не выдержала она.
Аватара просиял:
– Похоже, все в порядке.
– Что в порядке?
– Кто в порядке?
– Мы в порядке. Вселенная в порядке.
Альвер рухнула в кресло, свесив руки и вытянув ноги. Ее разбирал смех.
Дейэль продолжала плакать.
Генар-Хафун сидел, пощипывая нижнюю губу. Так он делал всегда, когда бывал озадачен.
Черная птица Гравиес, последние несколько минут дрожавшая от страха, вдруг взлетела и стала носиться по комнате с криком:
– Пор-рядок! Тепер-рь все в пор-рядке! Йе-ха-ха! О жизнь, жизнь, милая жизнь! Как жить хор-рошо!
Но ни Дейэль, ни Генар-Хафун, казалось, не замечали этого.
Альвер посмотрела на них и затем, подпрыгнув, попыталась схватить летящую птицу в воздухе. Та заорала:
– Ой! Что это я?
– Пошел вон, идиот, – зашипела Альвер и замахала руками, выгоняя птицу за дверь.
– Извините, – пробормотала та, уже изгнанная.
Х
Боевой корабль класса Мститель “Убивающий Время” находился слишком далеко от “Сновидца” и флота, чтобы разделить радость победы. Но узнав о случившемся, он ощутил смешанное чувство жалости и злости – привычное для кораблей его класса.
Жалко было, что настоящей битвы так и не состоялось.
“Убивающий Время” согласился с требованием “Спящего”.
Впрочем, думал “Сновидец”, не надо было настаивать на “Убивающем” только потому, что он военный корабль. Хотя, с другой стороны, он заслужил эту честь. Пусть распоряжается.
Жить надо вместе и умирать почаще, решил он. Пусть даже только от страха. Это единственный способ стать мудрым.
И они тоже родились заново, – подумал Аморфия, глядя на экипаж “Желтухи”.
Он осмотрел свои военные корабли, восстающие в ткани реального пространства. Ребята пребывали в полной боевой готовности. Хищники в бескрайних просторах неба. Ну что ж, пришло время расплаты. Начал он с того, что направил несколько сотен кораблей в сторону “Никаких Открытий”.
XI
“Серая Зона” оглянулся на огненный прилив, который вдруг опал и перестал существовать, как будто его никогда и не было. Значит, они выжили! Невероятно.
Три отцовских корабля продолжали нести его по бесконечным просторам космоса, словно тройка лихих горячих коней. Казалось, происходящее их просто не касается.
“Имбецилы какие-то!” – подумал “Серая зона” и попытался вступить с одним из них в контакт.
– Эй, ты! А ведь близко прошло!
– Да, – отозвался тот как ни в чем не бывало.
Остальные и вовсе не подали голоса.
– Вы что – даже не сдрейфили? – попытался он подразнить их.
– Не-а. А чего беспокоиться?
– Ха! В самом деле, – послал ему сигнал “Серая Зона”. А сам подумал: “Вот кретин! Кстати, хорошо бы так назвать один из этих кораблей – “Вот Кретин”.
– Ничего, что я пока выйду на связь? – осведомился он просто так, из вежливости, у своего военного эскорта. С дураками лучше всего быть вежливым. Итак.
[плотный луч, Маклир, пер.@4.28.891.7352]
хОКБ “Серая Зона” оЭксцессии
Поговорим?
XII
Командорий Грейдаун Лейтсеттинг Х из клана Фарсайтов озадаченно уставился в экран. Столб грандиозной энергии, выплеснувшийся в сторону ОСТ Культуры, исчез. Зато в районе Экспессии наблюдалось внезапное скопление малых боевых крейсеров.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
Загрузка...