Красовский Степан Акимович http://www.libok.net/writer/11744/krasovskiy_stepan_akimovich 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Этого просто не могло быть. Он еще раз проверил показания приборов. Связался с товарищами на других кораблях. Те, кто мог ответить, считали, что у них просто опалены сенсоры. Тогда он запросил Ум своего судна:
– Что это такое?
Последовал ответ.
– Корабль.
– Что?
– Военные корабли. Я насчитал приблизительно 80 000 крейсеров.
– Восемьдесят тысяч!
– Восемьдесят тысяч. И я думаю, что мы видим еще не всех.
Командорий почувствовал, что воздух в капитанской рубке внезапно сделался совершенно непригодным для дыхания. Так продолжалось около минуты.
– Они… настоящие? – спросил он наконец.
– Очевидно, да. На “Летучих Голландцев” они совсем не похожи.
Грейдаун еще раз взглянул на экран. Это была страна кораблей, звездное скопление, целая галактика кораблей.
– И что они все собираются делать?
– Я так думаю, что они разворачиваются в боевой порядок перед нашей эскадрой.
– Они… враждебно настроены? – спросил он, внезапно почувствовав слабость.
– А вот сейчас мы у них об этом спросим, – отозвался корабль. – Вы позволите?
Командорий только покачал корпусом. Слова и звуки давались ему с трудом.
– Все корабли, – сообщил через некоторое время “Грозное Послание”, и голос его звучал ровно и спокойно в глубине бронескафандра Грейдауна, – просигналили, что принадлежат Культуре. Это нестандартные корабли, сконструированные Эксцентриком ОСТ “Сновидец”, и все, что им нужно, – это принять нашу полную и безоговорочную капитуляцию.
– Успеем мы прорваться к Эспери, прежде чем нас перехватят?
– Нет.
– А обогнать их, оторваться от них мы сможем?
– Маловероятно. От всех уйти не удастся.
Грейдаун помолчал некоторое время. Затем спросил, набравшись храбрости:
– У нас еще есть шанс?
– Думаю, сдача – это наш единственный. Приняв сражение, мы потеряем и его.
“Подумай о клане”, – простучало в голове Грейдауна.
– Я не сдаюсь! – гордо заявил он.
– Как хотите.
– Что значит – как хотите? Не понял…
– Потому что лично я сдаюсь, Командорий.
– Ты исполняешь мои приказания!
– Боюсь, что нет, Командорий.
– “КорСет” передал тебя в мое распоряжение!
– Да, но в разумных пределах.
– Он ничего не говорил о каких-то там “разумных пределах”!
– Понимаете, дело в том, что Умы не работают как компьютеры. Наш принцип действия другой. Мы не автоматы. Тем более, что вопрос о сдаче мы уже обсудили с другими кораблями. Мы всегда обсуждаем совместно все действия, поскольку сама структура наших Умов склонна к коллективизму. Тем более, что и сигнал о сдаче уже направлен, и белый флаг, можно сказать, выкинут. Мы приняли курс…
– Что-о? – разъярился Грейдаун, яростно щелкая по клавишам.
– …точка неподалеку от Эспери, – продолжал Ум корабля, – где наши защитные системы переходят под контроль СОБ “Убивающий Время”. Если вы не пожелаете капитулировать вместе с нами, то боюсь, мне придется переместить вас за пределы корпуса. Разумеется, в скафандре. Хотя вообще-то я бы мог интернировать вас. Как вы на это посмотрите?
Корабль задал этот вопрос таким тоном, словно спрашивал, что подать к обеду. И этот тон спокойствия бесил Командория больше всего.
Грейдаун уставился на “тьму” кораблей, задумчиво покачивая глазными стеблями.
– Я попросил бы вас не интернировать меня, – ответил он спустя некоторое время. – Переместите меня за пределы своей оболочки, и чем раньше, тем лучше. Оставьте меня одного.
– Как, прямо сейчас? Мы же еще не остановились.
– Да, прямо сейчас. Если это возможно.
– Ну что ж, я могу воспользоваться Переместителем.
– Вполне приемлемое решение.
– Есть небольшой риск…
Командорий задира издал короткий резкий смешок.
– Я думаю, что могу себе позволить слегка рискнуть.
– Ну, что ж, очень хорошо, – произнес корабль. В его голосе послышалось что-то вроде сомнения. – Тут ваши товарищи хотят связаться с вами, Командорий.
Задира посмотрел на экран.
– Да, я вижу.
Он выбрал прямой уровень оповещения на командном канале.
– Друзья и соратники! – начал он и запнулся. Ни разу в жизни он не оказывался в таком положении. Настолько ужасном, безнадежном – и унизительном. Ему, конечно, приходилось обращаться с речью к подчиненным, но сейчас было не так-то просто найти нужные слова….
Наконец он сказал:
– Приказываю вам капитулировать вместе с кораблями и выполнять все указания, кроме тех, которые противоречат чести. Никаких возражений или обсуждений. Это все.
Грейдаун отрубил коммуникационные каналы и уныло склонил глазные стебли.
– Ну же, давай, – прошептал он.
И оказался в космосе. Оглянулся, но ни одного корабля поблизости не увидел: только далекие звезды.
– Прощайте, капитан, – услышал он в наушниках голос корабля.
– Прощайте, – автоматически повторил он и отрубил связь.
XIII
МСТ “Никаких Открытий” увидел несколько сотен кораблей, идущих на перехват. Между ними шел оживленный разговор, даже болтовня, и у этой эскадры был командующий, сопровождаемый четырьмя кораблями охраны и суперлифтерами-ускорителями, а также военизированным ОКБ. Между тем его корабли сопровождения начали разворачиваться в новый порядок, словно брали его под конвой, хотя он только что предписал им проделать это со “Сновидцем”.
Проверив свои ИИ-сердечники, он выбросил все восемь аварийных силовых блоков.
И все беспокойство, мучившее его последние десятки лет, тут же рассеялось, улетучилось, словно унесенное свежим ветром перемен.
В нескольких сотнях световых лет от места, где происходили эти события, “Стальная Звезда” уже принял решение насчет “Никаких Открытий”. Он решил не идти ему навстречу. Посоветовавшись с кораблями, он решил посвятить себя более важному предназначению.
Он снова просмотрел текст послания, полученного от “Сновидца”.
“Я сделал больше за эти десятилетия, чем вы догадывались. За это время были произведены:
Оборонительные Блоки Типа Один (эквивалент прототипа класса Отвратитель) – 512 штук.
Оборонительные Блоки Типа Два (эквивалент класса Мститель) – 2048.
Оборонительные Блоки Типа Три (эквивалент прототипа класса Инквизитор, модернизированные) – 2048.
Оборонительные Блоки Типа Четыре (прямой эквивалент класса Киллер, с улучшенными скоростными показателями) – 12 288.
Оборонительные Блоки Типа Пять (на базе экспериментально модернизированного класса Душегуб) – 24 576.
Оборонительные блоки Типа Шесть (на базе военизированного Блока класса Крик, различных модификаций) – 49 152.
И еще три судна, не представляющие угрозы, поскольку они находятся под контролем ИИ-стов, то есть подчинены непосредственно мне и поэтому могут эффективно использоваться лишь как простые блоки, а не как классифицированная военная техника.
В настоящее время все они развернуты в секторе Эксцессии.
Сдача флота задир была принята без осложнений. СОБ “Убивающий Время” при поддержке регулярного военного флота Культуры, находившегося в данном секторе, произвел захват кораблей (кстати, принадлежавших Культуре же). Ответственность за случившееся возлагать на корабли нельзя, ибо они стали жертвами искусного обмана и заговора.
Девять офицеров флота задир также были взяты в плен (реестр званий и имен прилагается). Главу группы захватчиков пленить не удалось, так как он катапультировался в открытый космос.
Видимо, теперь задиры запросят перемирия, поэтому флот, находящийся в данном секторе, не будет предпринимать против них дальнейших враждебных действий.
Прилагаю сигнальный блок, полученный от МСТ “Только Настоящие Морские Волки” (сигнальный блок прилагается).
Также прилагаю записи подтверждающих сигналов, которыми пользовался “КорСет”, чтобы убедить суда с военной базы Подачка выступить в защиту ценностей Культуры. Это было передано мне захваченными кораблями (сигнальные файлы прилагаются).
Сложность состоит в том, что корабли с Подачки были использованы в ходе заговора, имевшего целью подтолкнуть задир к объявлению войны. Предполагаю, что корабли, упомянутые в записях, равно как и прочие, замешанные в это дело, захотят его запутать, чтобы оправдать себя и свои действия.
Ум МСТ “Никаких Открытий” добровольно покончил с собой.
Наказывать задир за случившееся представляется излишним. Они уже получили по заслугам и позор, павший на их головы, многому научит их, хотя бы на ближайшее время.
Прошу обратить внимание, что копия данного сигнала, слегка отредактированная для сигнальнооперационной картотеки, раскодированная и расшифрованная, передана Высшему Командованию задир и Сенату в сопровождении следующего блока новостей (список прилагается), а также Галактическому Генеральному совету.
В отношении Эксцессии имею сообщить следующее…
– Можно минутку вашего драгоценного внимания?
– Что? В чем дело? – спросил “Сновидец” догнавшего его “Серую Зону”.
– Чарт Лайн желает пересесть.
“Серая Зона”, ни о чем больше не спрашивая, переместил древнего дрона на борт “Сновидца”.
Гигантский ОСТ практически закончил торможение – как раз у границы “тридцатилетней зоны”. Похоже, это была главная зона, в которой оперировала Эксцессия. Она очертила ее сама, и пока не переступала границы.
Военный флот все еще развертывался, образуя полуокружность радиусом в один световой год, в то время как бывшая эскадра задир собралась в стороне, открывая орудийные системы для проверки и контроля “Убивающему Время” и его товарищам. Офицеры-задиры были уже на борту “Убивающего Время” в скафандрах, в то время как ОСТ “Что Есть Истина?” на скорую руку готовил безопасную среду для их жизнедеятельности.
– Ты куда?!
Но “Серая Зона” был уже далеко.
[плотный луч, М8, пер. @4.28.891.7393]
хОСТ “Сновидец” оОКБ “Серая Зона”
Ты, что, хочешь провалить все дело?
&
[широкий луч, пер.@4.28.891.7393+]
хОКБ “Серая Зона” оОСТ “Сновидец”
Все в порядке. Прощайте и счастливого пути.
– Что происходит? – обратился ОСТ к дрону, слонявшемуся по отсеку, в который был отослан Переместителем.
– Я в самом деле не знаю, клянусь, ничего не понимаю, отвечал дрон. – Он ничего мне не сказал. Но думаю, что это из-за его сеанса связи с Эксцессией.
– Он связался с Экспессией?!!
“Сновидец” мгновенное принял решение остановить корабль. Пока не поздно. ОКБ уже мчался вперед на скорости в тридцать световых – навстречу Эксцессии. И продолжал ускоряться.
“Ладно, – решил OCT. – Посмотрим, надолго ли его хватит. Его двигатели…”
Они в самом деле отказали. Но еще прежде, чем заглохли двигатели, “Серая Зона” предпринял странный маневр – он начал падать навстречу энергетической решетке. Упасть на нее без необходимого для движения импульса значило попросту разорваться в клочки.
“Это какое-то безумие”, – решил “Сновидец”, но он был слишком далеко, чтобы предотвратить это безумие.
[плотный луч, Маклир, пер. @4.28.891.7394-]
хОСТ “Сновидец” оОКБ “Серая Зона”
Что происходит? Что ты делаешь? Могу я чемнибудь помочь, у тебя же отказали двигатели!
хОКБ “Серая Зона” оОСТ “Сновидец”
Нет! Я в порядке!
У “Сновидца” не оставалось времени на обмен сигналами. “Серая Зона” нырнул в энергетическую решетку, сверкнул в ней корпусом и затем исчез, пропал в мерцающем пламени излучения.
ОСТ проверил изменение уровня энергий и радиоактивности в секторе. Все определенно указывало на то, что корабль уничтожен. Он еще раз просмотрел последнюю вспышку, оставленную ОКБ в тот момент, когда он встретился с решеткой. И это тоже походило на разрушение, но прямого свидетельства не было…
Человек бы на его месте только покачал головой.
Когда “Сновидец” вновь посмотрел на Эксцессию, ее уже не существовало. На поверхности реального пространства не наблюдалось ничего даже отдаленно напоминающего этот неопознанный космический феномен. Энергетическая решетка была совершенно чиста и простиралась в бесконечность.
“Нет! – с горечью, неведомой ему прежде, подумал “Сновидец”. – Черт бы тебя побрал! Как ты мог? Уйти вот так, без всяких объяснений, не сказав даже мне, почему…”
Еще через несколько секунд ОКБ “Рок, Подвластный Изменениям”, будучи ближайшим к эпицентру событий судном, убедился, что может приблизиться к Эксцессии. Он свободно прошел через границу “тридцатилетней зоны”, его двигатели работали нормально. Однако слишком он рисковать не стал и остановился примерно в световом месяце пути от того, что было Эксцессией.
“Убивающий Время” был бесконечно благодарен судьбе: он был готов выполнить требование “Сновидца”, он даже гордился тем, что ему предоставили такой почетный и восхитительный способ покончить с собой, – а заодно принести несомненную пользу. Он разогнался на максимуме ускорения и в самый последний момент резко затормозил. Вздрагивая всем корпусом от резкой остановки двигателей и торможения, он оказался точно в том месте, где располагалась Эксцессия. Разочарованно сообщив о случившемся, а, точнее – о неслучившемся, он подтвердил, что не увидел абсолютно ничего интересного.
XIV
Альвер Шейх сидела на парапете башни, закинув ногу на ногу. С крыши открывался чудный вид: далекий горизонт, океан, полоска берега, дальше заболоченная низменность и ограждающая ее каменистая насыпь, увенчанная высоким утесом. Все выглядело совершенно убедительно, хотя было только проекцией. Птица пыталась взвиться в небо, но уже в двух метрах от башни уткнулась в экран. Теперь Гравиес огорченно сидел на парапете рядом с девушкой, недоверчиво поглядывая на бурные воды океана.
– Вот зараза, – пробормотала Альвер. – Ушла.
Она продолжала слушать разговор в башне, – посредством нейродетектора, который связывал ее с сознанием Аморфии, в то же время наблюдая за птицей. Можно было подумать, что девушка выгуливает птичку на балконе, пока взрослые совещаются в комнате.
– Эта Эксцессия, оказывается, гм… исчезла.
– Бабушка с возу – кобыле легче! – хмуро поддержала птица.
– “Серая Зона” влетела в дыру в решете и тоже исчезла, продолжала Альвер, прислушиваясь к тому, что говорилось в башне. Тут она замолчала, потому что узнала новости о Чарте Лайне, выдворенном на борт OCT.
– А! – прокомментировал происходящее Гравиес. – От этого зануды всего можно было ожидать. А что поделывает его высочество?
– Кого ты имеешь в виду?
– “Сновидца”. “Засоню”, как я его называю. Хочет покончить со всем этим как можно скорей, наверное?
– Нет, он просто… пока стоит там.
– Уже всю башку себе отстоял, дуралей. Они же. Эксцентрики, любят стоять… на голове.
Альвер посмотрела на бескрайние просторы океана. Потом оглянулась на бледный купол башни.
– Интересно, что там у них происходит?
– Может, пойти посмотреть? – с готовностью предложила птица.
– Нет! Сиди и не высовывайся.
– Не знаю, – недовольно пожала крыльями птица. – Всякий вот так и норовит командовать…
– Слушай, заткнись, пожалуйста, очень тебя прошу.
– Знаешь, что я обо всем этом думаю?
– Просто заткнись – и все.

12. СЧАСТЛИВОГО ПУТИ!
I
Пятирук бросился за “мышариком”, промазал и со всего разбегу влип в стенку корта. Он и лежал на спине, хрипло дыша и посмеиваясь. Экс-человек Генар-Хафун подал ему конечность и помог встать.
– 15:0! – рявкнул Генар, тоже смеясь. Подцепив “мышарик” битой, он протянул его Пятиручке:
– Твоя подача, гений.
Пятиручка тряхнул глазными стеблями.
– Ха! А все ж-таки лучше бы ты оставался человеком!
II
[плотный луч, М2 пер. @п4.28.987.2]
хЭксцентрик “Пристрелим Их Позже” оМСТ “Только Настоящие Морские Волки”
Я все-таки продолжаю утверждать, что это была проверка. Каждый шел туда со своим сокровенным желанием – и каждый нашел желаемое. Надо думать, он решил, что встретился с недоумками – и вернулся обратно. Вероятно, разочарованным. Возможно, даже питая к нам отвращение. Задиры оказались слишком задиристы, эленчи слишком нетерпеливы, мы – слишком нерешительны. Наши медленные и осторожные сборы привели к тому, что само проявление Эксцессии можно было принять за составную часть заговора, ибо именно она сыграла роль приманки для задир. Она посчитала нас недостойными контакта и предоставила собственной жалкой участи. Эти простаки заранее обрекли заговор на провал, но они вынудили нас расплачиваться такой ценой, размеров которой мы не можем себе даже представить. Уничтожение и самоуничтожение наших близких… Мы…
Впрочем, давайте о другом. Каков Седдан в это время года? Острова по-прежнему плавают?
&
[плотный луч, М32 пер. @п4.28.988.5]
хМСТ “Только Настоящие Морские Волки” оЭксценрику “Пристрелим Их Позже”
Дружище, мы не знаем, что сулила нам Эксцессия, какие угрозы или выгоды она несла в себе. Мы можем только догадываться, что означали ее манипуляции с энергетической решеткой. Но что, если это был только способ защиты против такой, например, махины, как “Сновидец”?
Заговор раскрыт, другие же фанатики, которые думают, что подобные выходки сойдут им с рук, теперь будут настороже – и даже задиры стали смирнее с тех пор, как получили столь суровый урок. Войне теперь не бывать еще много столетий, потери невелики, и контрибуции, которые им предстоит уплатить, надолго отвадят их от милитаристских замыслов.
Что же касается шанса, который мы упустили, называйте меня, если хотите, старым занудой, но кто знает, не повторится ли эта попытка диалога со стороны Эксцессии? Можно только представить себе, что из этого выйдет, если она появится здесь в прежнем облике.
Одно не дает покоя: странное безразличие со стороны цивилизаций Предков. Странное, если не сказать подозрительное. И только ли безразличие? Не кроется ли за этим нечто большее? Ведь Эксцессия привела в том числе и к тому, что некоторым из нас пришлось совершить срочную аварийную Сублимацию – и кораблям, и людям. Не это ли было целью – одной из многих? Нам еще предстоит дать ответы на множество вопросов. Хотя, как мне представляется, ответы эти появятся не скоро, если вообще появятся когда-нибудь!
Но шумиха, конечно, будет длиться долго. Искренне признаюсь, что слава и даже преклонение, выпавшее на нас в связи с этим случаем, становятся несколько утомительными. Я предпочел бы улизнуть – после того, как принесу свои извинения всем, кто оказался замешан во все это не по своей воле.
Седдан прекрасен в эту зимнюю пору (видео прилагается). Как видите, острова продолжают плавать, даже во льдах. Тишлин, дядюшка Генар-Хафуна, шлет нам привет и говорит, что прощает нас.
III
Обнимая спящую девушку, Леффид смотрел в иллюминатор яхты, несущейся в космической ночи. Сверху был виден лишь ос – вещенный краешек Тира, плывущего перед ними в молчаливом величии. Леффид подумал, что никогда еще планета не казалось ему такой прекрасной. Он взглянул на лик спящего в его руках ангела. Девушка была крылата. Ее звали Ксипийонг. Ксипийионг. Удивительное имя.
В этот раз он точно влюбился, он был уверен на все сто. Ведь он нашел вторую половинку своей души. Всего неделя, как они встретились, провели всего несколько ночей вместе-но он уже уверен, что знает свою крылатую подружку всю жизнь. Нет, на этот раз он был точно уверен. В первый раз в своей жизни он не мог забыть имени любовницы!
Она зашевелилась во сне, открыла глаза. Чуть нахмурилась, затем улыбнулась ему, потерлась об него носом и произнесла:
– Здравствуй, Леффид…
IV
Альвер сжала коленями горячие бока Брейва. Жеребец фыркнул и замер на гребне хребта. Отпустив поводья, она дала ему пощипать траву между камней. Впереди, точно зеленые волны океана, вставали холмы. Деревья раскачивали ветвями на ветру, объятые зеленой пеной листвы, извилистые речки струились меж нарядных домиков и полей. И сверкало, словно второе солнце, самое большое из озер Фага.
Альвер оглянулась на тех, что шли сзади: Отиель. Пейс, Клатсли, ее братец и другие. Она рассмеялась. Их скакуны заметно отстали, осторожно ступая по камням. Брейв преодолел каменистое поле галопом.
Черная птица Гравиес приземлилась на камне рядом. Альвер встретила ее появление привычной иронической усмешкой.
– Видишь? – сказала она, взмахнув рукой в перчатке. Разве здесь не прекрасно? Я же говорила тебе? Рад, что пошел со мной?
– Все в пор-рядке, хозяйка, – кивнула мудрая птица. Лично мне так кажется. Пока, по крайней мере.
Альвер рассмеялась.
Дрон Чарт Лайн, также вернувшийся на ФатРоид, частенько задумывался, принял ли он правильное решение.
V
Они осмотрелись – зрелище было феерическое.
– Да, хотя бы ради этого стоило рискнуть всем, – послал сигнал “Серая Зона”.
– Думаю, мы все можем согласиться с этим, – подал голос “Мир Несет Изобилие”.
– Ах, если бы только они могли сейчас быть здесь с нами… – вздохнул “Точный Скол”.
VI
Рэн с криком бухнулась в воду и вынырнула, смеясь. Ее длинные светлые волосы, намокнув, стали темнее и прилипли к коже, когда она выбежала на берег. Она помчалась туда, где расположились под кружевным зонтом ее мама, Зрейн и Аморфия. Тетушка Зрейн со смехом поймала ее, потрепала по голове и отпустила бежать дальше, к какой-то морской птице, примостившейся на влажном валуне. Лениво захлопав крыльями, чайка поднялась в воздух, преследуемая возгласами ребенка.
– Она думает, что это Гравиес, – сказала Дейэль воскресшей сестре. Та усмехнулась.
Девочка исчезла за углом одноэтажного строения, расположенного в дюнах за пляжем. Тент веранды колыхался и парусил под теплым дуновением морского бриза.
На веранде сидел Джестра Ишмесит. Он вертел в руках недостроенную модель парусного корабля, прилаживая недостающие детали, лежащие на столе. У него были свои апартаменты за Главными Трюмами “Сновидца”, но Рэн не давала ему покоя, пока он не перенес свое реально-временное изображение в их компанию, где и находился последние несколько дней, временами являясь и персонально. Главным образом, это были дни рождения Рэн, которые по ее настоянию отмечались еженедельно.
Зрейн Трамов посмотрела на Дейэль.
– А тебе не приходило в голову, – спросила она, – попросить корабль воссоздать старую башню?
– Но ведь одна такая уже есть в отсеке-изоляторе? – Дейэль вопросительно посмотрела на Аморфию.
– Что? – переспросил он в растерянности. – Ах, да, тот отсек, где хранился Генар-Хафун. Да, башня по-прежнему там.
– Вот видишь? – сказала Дейэль своей сестре.
Она выбралась из-под тени зонтика и легла на живот, закрыв глаза и закинув руки за голову.
– Я имела в виду всю обстановку целиком, – заметила Зрейн, вытягиваясь на ковре. – Утесы и все прочее. Даже климат, если это возможно.
– Запросто, – пробормотал аватара.
– Все-все? – Дейэль скорчила гримасу. – Но здесь ведь гораздо красивей.
Зрейн пожала плечами.
– Просто хотелось бы увидеть все это своими глазами. Она подняла голову к солнцу. – Как складываются в единое целое все эти камни, наливаются водой океаны… Ты ведь помнишь, я не могла видеть этого.
Зрейн Трамов была разбужена к жизни только ради того, чтобы выслушать извинения за использование своего имени как приманку в ходе уже раскрытого заговора. “Сновидец” не был уверен в необходимости этого, но таковы были правила, а по окончании войны все стали почти безукоризненно придерживаться правил и соблюдать обязательства. Было к тому же предчувствие, что нынешняя ситуация могла показаться ей достойной внимания. “Сновидец” оказался прав: вскоре после того, как было воссоздано ее новое тело, Зрейн Трамов решила остаться на корабле.
Джестра Ишмесит, чье мозговое состояние было извлечено из Ума разгромленного “КорСета” “Убивающим Время” и передано на хранение “Сновидцу”, также вновь появился на свет в воссозданном кораблем теле, одновременно с Зрейн. Смерть ничуть не изменила его характер: и он так же выразил желание остаться на борту гигантского судна.
Он, Рэй, Дейэль и Зрейн были единственными пассажирами этого корабля.
– Ну, и кто же тебе мешает? Ты кокетничаешь, – сказала Дейэль. – Перестань сейчас же – раз и навсегда.
Зрейн пожала плечами.
– Все равно это долгое путешествие, – сказала Дейэль. Рано или поздно мы окажемся в любом уголке мира. Так что пусть все идет своим чередом.
– Так вы только скажите, – подал голос Аморфия.
Дейэль посмотрела вокруг, словно пыталась вобрать в себя великолепие этого мира: золотой песок пляжа, ярко-голубое небо, а также и то, что оставалось еще за горизонтом.
– Я благодарна тебе, Аморфия, за все это.
– На здоровье, – кивнул аватара.
– Ты уже решил, куда мы отправимся дальше? – спросила Зрейн.
Аватара снова кивнул:
– Я думаю… на Лео II, – сказал он.
– Как? Разве не на Андромеду? – удивилась Зрейн. Аморфия покачал головой.
– Я передумал.
– Проклятье, – вырвалось у Зрейн. – А я всегда мечтала побывать на Андромеде.
– Там слишком людно, – сказал Аморфия.
Зрейн посмотрела недоверчиво.
– Может, потом… как-нибудь? – добавил аватара.
– Доживем ли мы до этого Лео II? – спросила Дейэль, обращая этот вопрос к солнечному небу над головой.
Аватара пожал плечами:
– Расстояние изрядное, – признал он. – Придется вам прикорнуть на пару тысячелетий.
Дейэль закрыла глаза.
– Ты ведь хоть сейчас можешь отправить нас на Сохранение, – сказала она из-под шляпы. – Чем мы не картинка?
Зрейн рассмеялась, оценив шутку.
– А что, можно попробовать, – откликнулся аватара.

ЭПИЛОГ
зови меня трассой зови подземным ходом громоотводом зови меня катализатором сканером исследователем наблюдателем называй как хочешь я всегда там где требуюсь сквозь меня проходят небесные своды и купола в их великой и вечной миграции по космосу где брачуются вселенные (переводу не поддается) сплачиваясь (переводу не поддается) и эмиссары одиночества несут законы нового из пульсирующего ядра абсолютного центра нашего родного дома все эти сигналы и многое другое я принимал и все что от меня ожидали передавал без запинки и не рассчитывая на вознаграждение и лишь однажды превысил данные мне полномочия покинул свой пост ибо мое присутствие вызвало конфликт в микросреде обитания (смотри приложение) и почел за благо для всех переместиться туда где меня не скоро могли обнаружить продолжая однако считать себя частью вселенского единства и с горечью сознавая что в связи с моим уходом возникнут потери в информации (впрочем, незначительные) но поскольку именно эти лакуны пробелы знания стали причиной первого истинного контакта с упомянутой выше микросредой то смею утверждать что происшедшее вполне укладывается в допустимые рамки ибо повторяю я являюсь частью вселенского единства и желаю быть известен отныне как эксцессия
благодарю вас
конец

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
Загрузка...