Евдокимов Алексей - [Голово]ломка http://www.libok.net/writer/6594/kniga/43592/evdokimov_aleksey/golovolomka 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Монорельсовый фургон стал замедлять ход, пока не вошел в плавный поворот. Здесь он окончательно сбросил скорость и завибрировал.
Генар-Хафун вырос на Орбитале Культуры, где вибрировать, визжать и скрипеть могли только спортивные авто и механизмы, построенные любителями старины. Как правило, транспортные системы редко издавали какие бы то ни было звуки, разве что интересовались номером этажа или пожеланиями относительно музыки в салоне.
Вагончик, наконец, миновал поворот и въехал в новый гигантский ангар, где высились остовы недостроенных кораблей, подобные скелетам-призракам, окутанным саваном тумана. Вагончик понесся прямиком на острые пики ракетных носов и лезвия фезюляжей.
– “Ой-ей!” – взвизгнул спецжилет.
Рад, что это тебя так забавляет, подумал ГенарХафун.
– “Надеюсь, вы понимаете, что если мы сейчас врежемся, даже я не смогу предотвратить многочисленные ушибы и переломы!” – осведомился спецжилет, явно нервничая.
Если не можешь сказать ничего полезного, лучше заткнись, подумал Генар-Хафун.
Вагончик стрелой пролетел через наполненный туманом ангар, где помещались уже почти законченные корабли задир. Вагончик затрясло еще больше, замотало из стороны в сторону, он со скрежетом притормозил у подножия этих монстров. Жилет отвердел на всех частях тела, и был готов принять любой внезапный удар, но Генар-Хафун все равно чувствовал себя хуже некуда. Его внутренности сплющило под воздействием чрезмерной гравитации, голова кружилась, содержимое желудка просилось на волю. Вагончик лихо промчался через пару воздушных шлюзов – и выскочил у самого края оболочки хабитата, где располагались ячейки доков. Здесь царило освещение ранних сумерек, и несколько ярких звезд были ясно различимы на темном небе. В доках стояли, в основном, корабли задир, но присутствовали и две-три иноземные посудины: с некоторыми расами галактики задиры поддерживали дружеские отношения. Но, конечно, прежде всего привлекали внимание три гиганта-крейсера, и каждый напоминал пузатую бомбу из далекого прошлого, когда такие снаряды сбрасывались на противника еще с планеров. К округлым корпусам кораблей, как ростры на триумфальную колонну, было приварено всевозможное металлическое оружие еще более ранних эпох: палаши, ятаганы, мечи и кинжалы. Эти монстры занимали почти все свободное пространство. Вагончик еще раз резко свернул и – устремился к ним.
– “Суда называются “Мешкорез II”, “Ужас-Пика” и “Клятва на Клинке””, – объявил жилет, когда фургон вновь притормозил и черные тела кораблей, похожие на очень разъевшихся акул, проступили сквозь вездесущий туман.
Мило, подумал Генар-Хафун, подхватывая свой вещмешок.
Обшивка крейсеров носила следы множества повреждений, корабли явно были ветеранами. Тонкий узор линий, проступавший светлой паутиной по всему корпусу среднего корабля, несомненно являлся следом от удара плазменного бластера – даже ГенарХафун, не слишком разбиравшийся в таких вещах, определил это без труда. На его соседе справа Генар увидел шрамы, похожие на круги, расходящиеся по воде. Эти отметины, равно как и четкие прямые борозды на последнем из троицы, указывали на то, что корабли когда-то подверглись обстрелу из каких-то уже вовсе неведомых Генару орудийных установок.
Конечно, корабли задир, как и суда любой достаточно развитой цивилизации, имели систему самовосстановления. Отметины умышленно не были затерты, – на боевые способности корабля они практически не влияли, но считалось, что корабли вправе носить эти свидетельства воинской доблести, добытые в бою. Поэтому, когда дело доходило до ремонта обшивки, система восстановления умышленно затягивалась. Тем самым задиры лишний раз и весьма наглядно демонстрировали возможности и славное прошлое своего флота.
Вагончик замер перед центральным исполином, обвитым, как лианами, зарослями гигантских труб и мелких трубок. Послышались глухие удары, шипение, струйка пара выстрелила в воздух, и дверца вагончика раскрылась вверх, приглашая к выходу.
Сразу от монорельса начинался коридор. Часовой приветственно вскинул винтовку: впрочем, приветствовал он не Генар-Хафуна, а двух задир – Пятирука и его сопровождающего в мундире офицера флота. Оба медленно плыли к вагончику, размахивая конечностями.
– А вот и наш гость! – завопил Пятирук. – Генар-Хафун, позволь представить тебе командория Громобоя VI-го клана Оружейников, капитана боевого крейсера “Клятва на Клинке”. Ну что, человече, готов прокатиться?
– А то, – ответил Генар-Хафун.
IV
Альвер Шейх, цветущая двадцатидвухлетняя красавица, в три года признанная вундеркиндом, а впоследствии получившая звание Самой Успевающей Студентки, разбившая за последние 5 лет курса больше сердец на Фаг-Роиде, чем кто-либо со времен ее легендарной пра-пра-пра-прабабушки, была насильственным образом выдворена с выпускного бала неким дроном по имени Чарт Лайн.
– Чарт! Как ты мог! – сказала она, сжимая кулачки. – Я танцевала с ужасно симпатичным юношей! Он был ужасно, ужасно милый…
Они шли по коридору, с каждым шагом удаляясь от бального зала. Дрон торопливо проскочил вперед, чтобы открыть древние, на петлях, двойные двери, ведущие в кабину металлоискателя. На ходу дрон оправлял ей платье.
– Нет слов, как жаль, Альвер, – бормотал он. – Теперь, пожалуйста, давай без задержки.
– Ты еще будешь меня торопить, – хмыкнула она.
– Прошу прощения.
– Он был просто великолепен, – настаивала девушка, цокая каблучками по каменным плитам университетского холла. Холл напоминал галерею в рыцарском замке – не в последнюю очередь за счет массивных картин и напольных ваз с гигантскими цветами. Дрон семенил следом. – А еще ему понравились мои ноги, – продолжала она, демонстрируя разрез своего бального платья. Ее длинные, стройные ноги действительно прекрасно смотрелись в черных прозрачных колготках. Фиолетовые туфельки были на тон темнее нижней юбки, шлейф верхней волочился, подпрыгивая в такт шагам девушки, как юркий лисий хвост.
– Ноги прекрасные, спору нет, – согласился дрон, предупредительно забегая вперед.
– Да черт с ними, с ногами! – вспылила она и тряхнула головой. – Главное – он был великолепен.
– Да, конечно. Еще бы.
Альвер внезапно остановилась.
– Я пошла обратно. – Круто развернувшись на каблуках, она едва не оступилась.
– Куда?! – завопил Чарт Лайн и метнулся вперед, обгоняя ее, так что девушка чуть не споткнулась о неожиданное препятствие. – Альвер! – закричала машина. Голос дрона мигом утратил учтивые интонации. Его электронное поле-аура вспыхнуло белым, что свидетельствовало о крайнем напряжении. – Ну что такое, в самом деле!
– Уйди с дороги. Он был великолепен. Он мой. Он заслуживает моей любви. Я иду обратно. – В гневе она снова сжала кулачки и притопнула маленькой ногой в фиолетовой туфельке.
– Альвер, Альвер, – сказал дрон мягко и просительно. Ну, пожалуйста, Альвер.
Она пригнулась к темной линии сенсоров дрона, похожих на ультрамодные солнечные очки, и скорчила самую противную гримасу, на которую только была способна.
– Альвер, – повторил он, – пожалуйста. Ну послушай же, это…
– Ну что, что ЭТО!.. – закричала она почти сквозь слезы.
– Я говорил тебе: ты должна увидеть сама. Это секретное сообщение адресовано непосредственно тебе. Мы должны его прочесть.
– Хорошо, но почему не здесь? – Она оглядела залитый мягким искусственным светом холл, пестрые цветы, лианы и пальмы в керамических вазах. – Здесь же все равно никого нет!
– Потому что здесь нет аппаратуры, – сказал Чарт Лайн, уже раздраженно. – Альвер, ну, пожалуйста – это важно. Разве ты не хотела вступить в Контакт?
Она вздохнула.
– Ну, хотела, – сказала она, закатывая глаза. – Вступить в Контакт, приступить к освоению миров…
– Ну, вот. Это же твой пригласительный билет.
Она снова нагнулась к дрону. Ее густые черные локоны были уложены довольно хитроумно, – множество наполненных гелием маленьких золотистых шариков, вплетенных в узел, поддерживали прическу в воздухе. Черные волосы колыхались, точно грозовое облако с золотыми молниями.
– Ты обещаешь, что это не помешает мне вернуться к тому обаятельному молодому человеку? – спросила она, сердито сдвинув брови.
– Альвер, если ты будешь делать то, что тебе говорят. Контакт пригонит специально для тебя целую флотилию кораблей, загруженных ВЕЛИКОЛЕПНЫМИ И ОБАЯТЕЛЬНЫМИ молодыми людьми. А сейчас, пожалуйста, пойдем.
Альвер вздохнула и оглянулась в сторону бального зала. Оттуда еще неслась музыка танца, который ей пришлось так срочно прервать.
– Хорошо, только ради Контакта.
Дрон схватил ее руки своими силовыми полями и потащил в направлении люка.
– Моя юная леди, – говорил он вкрадчиво, – я никогда не обманывал вас. И сейчас я скажу две вещи, в которые вы должны поверить. Первое: в вашей жизни вы встретите еще очень много обворожительных молодых людей. И второе: у вас не будет более благоприятного случая вступить в Контакт, и, может быть, даже получить работу в отделе Особых Обстоятельств. Вы понимаете? Девочка, это твой великий и быть может единственный шанс.
– Только без “девочек”, – оборвала его Альвер.
Дрон Чарт Лайн был другом ее семьи на протяжении почти тысячи лет, и программы его персональноеT были заложены еще допотопным домашним компьютером. У дрона не сложилось старческой привычки постоянно напоминать домочадцам, что по сравнению с его жизненным опытом все они сущие мотыльки-однодневки, тем не менее, он не упускал случая пользоваться преимуществом возраста, когда этого требовала ситуация. Альвер прищурила глаз и посмотрела на машину:
– Мне показалось, ты сказал: Особые Обстоятельства?
– Да.
Она отступила.
– Хм-м, – произнесла она, все еще щурясь.
За ее спиной с готовностью звякнула панель трубопровода. Она повернулась и решительно двинулась в распахнутый люк.
– Ну что ж, тогда поехали, – бросила она через плечо.
* * *
Фаг-Роид скитался по галактике вот уже девять тысяч лет и потому считался одним из древнейших освоенных Культурой астероидов в пределах этой солнечной системы. Когда-то там велась добыча металлов, минералов и драгоценных камней. Затем его внутренние полости были загерметизированы и закачаны воздухом. Астероиду было придано вращение для создания искусственной гравитации, и он стал хабитатом, вращающимся вокруг своего прежнего солнца.
Позже, с развитием технологий и возникновением политических условий, способствующих выходу во внешний космос, астероид был снабжен реактивными ракетами и ионными двигателями-для запуска в межзвездное пространство. И опять-таки, в силу политических условий, запускавшие позаботились вооружить его сигнальными лазерами, а также некоторым количеством ракет массового поражения. Несколько лет спустя, покрытый шрамами, но, в общем, целый и невредимый, астероид стал одной из первых автономных космических баз, провозгласивших начало новой сверхцивилизации. И имя было той цивилизации Культура.
В последующие годы, века и тысячелетия Фаг-Роид избороздил всю галактику, странствуя от одной солнечной системы к другой. Его использовали сначала в качестве торгового центра, потом – завода-производителя, а со временем сделали музеем оружия. Успехи в развитии техники позволили планомерно распределять производство по мирам, да и торговля стала относительно редким явлением.
Фаг-Роид, к тому времени уже признанный артефакт Культуры, не мир, не корабль, а что-то среднее между тем и другим, за тысячелетия странствий довольно сильно вырос в размерах, и занимались на нем, в основном, тем, что подбирали и перерабатывали межзвездный мусор. Его население увеличилось в несколько раз. Из дырявого астероида с отработанными шахтами Фаг-Роид превратился в мини-планету. Такое случалось в Культуре довольно часто, – эти малые цивилизации, обитавшие обычно на каком-нибудь крупном астероиде, называли: роиды.
Тридцатикилометровый обломок неправильной формы теперь представлял собой почти идеальный шар диаметром в семьдесят километров, на его поверхности размещались самые разнообразные конструкции и сооружения, а население составляло около 150 миллионов. Пейзаж в целом напоминал какой-нибудь музей космонавтики: стартовые ракетные ступени, радарные шахты, каркасы разных летучих монстров ранних эпох освоения галактики, сенсоры, тарелки телескопов, опоры для рельсовых орудий, кратероподобные ракетные сопла и приводящее в изумление многообразие куполов космических кораблей, – больших и маленьких, неповрежденных, слегка помятых или вдребезги разбитых.
По мере роста астероида выросла и его скорость. Его оснащали все более и более эффективными двигателями, – до тех пор, пока не было открыто перемещение методом деформации пространственновременной ткани или методом индуцированного скольжения сквозь верхнее или нижнее гиперпространство, на чем хозяева астероида и остановились.
Альвер Шейх была родом из семьи Отцов-Основателей Роида. Ее родословная насчитывала 54 поколения обитателей Фага. Альвер могла назвать среди своих предков, по крайней мере, двоих, чьи имена вошли в Историю Культуры. Впрочем, когда этого требовали веянья капризной моды, она утверждала, что начало ее родословной следует искать среди тотемов птиц, рыб, баллонов дирижабля, змей, облачков дыма и одушевленных кустов.
Впрочем, в последнее тысячелетие диковинные генеалогии прискучили, и снова стало престижным считать себя потомками людей, – конечно же, людей с невероятными душевными и физическими достоинствами. Разумеется, оставалась привычка менять внешность и пол с помощью имплантированных гормональных наркожелез. Но Альвер гордилась тем, что в ее теле менять ничего не требовалось. (Не считая вмонтированного в череп нейродетектора, без чего обучение в университете было бы просто немыслимо.) И только очень храбрый (или безрассудный) человек или дроид могли заявить Альвер Шейх в глаза, что она не обладает безупречной женской красотой и привлекательностью, и особенно – под именем Альвер Шейх.
Она осмотрела помещение, в которое привел ее дрон. Просторный полукруглый зал, планировкой напоминающий студенческую аудиторию. Но, в отличие от учебных классов, большая часть уходящих вверх ступеней-рядов были оснащены компьютерными панелями и приспособлениями, похожими на пульт управления космическим кораблем. Стену перед амфитеатром рядов занимал огромный экран.
Они попали сюда из длинного тоннеля, в котором ей еще бывать не приходилось. Тоннель перегораживало множество бронированных зеркальных дверей, которые бесшумно распахивались при их приближении и тут же закрывались у них за спиной. По дороге Альвер откровенно любовалась своим отражением, – в этом фиолетовом вечернем платье она была просто великолепна.
Как только последняя дверь встала на место, в полукруглом зале вспыхнул свет. Здесь было светло, но пыльно. Дрон пронесся мимо и завертелся над одной из парт.
Альвер задумчиво огляделась и чихнула.
– Будь здорова.
– Спасибо. Чарт, это куда мы приперлись?
– И это выпускница университета. Что за выражения?
– Ну ладно, ладно. Так куда?
– Аварийный Центр космической безопасности Фаг-Роида, объяснил дрон, когда стол замигал разноцветными лампочками и цветные огоньки повисли в воздухе, дрожа и переливаясь.
Альвер Шейх озадаченно взирала на этот странный дисплей.
– Даже не знала, что такое существует, – сказала она, протягивая над столом руку в черной перчатке. Цвета лампочек и огоньков тут же поменялись, из парты странно застрекотало. Чарт Лайн хлопнул ее по руке. Раздался щелчок – и аура над панелью вспыхнула белым светом. Альвер провела пальцем по машине, осмотрела оставшийся на перчатке слой пыли и брезгливо отерла палец о кожух дрона.
В привычных условиях Чарт Лайн обработал бы полем этот участок ее тела, и грязь отвалилась бы сама – наэлектризованная однополярным зарядом пыль не могла удержаться на гладкой оболочке. Но сейчас он, не обращая внимания на выходку хозяйки, продолжал менять цвета и положение горящих лампочек и огоньков над панелью. Альвер Шейх скрестила на груди руки и состроила скучающую гримаску.
Сразу несколько пластов света повисло в воздухе над панелью, словно проекции экранов с картинками файлов и редакторов вдруг выпрыгнули из компьютера, по ним проносились цифры и буквы. Затем все разом исчезло.
– Все верно, – сказал дрон. Голубое поле выскользнуло из тела машины и придвинуло к девушке металлическое сиденье: ей ничего не оставалось, как сесть, – поскольку от неожиданности она потеряла равновесие.
– Ой! – сказала Альвер жеманно, чтобы показать, как ей неудобно. Затем поправила выбившийся локон и с вызовом посмотрела на дрона. Но тот не обратил на это внимания.
– Вот она, – сказал он.
Над партой внезапно выскочило желтое оконце. Девушка внимательно посмотрела в него, в основном, правда, для того, чтобы полюбоваться своим отражением.
– Готова? – спросил дрон.
– Мм-ну-у, – ответила она.
– Альвер, дитя мое, – произнес дрон голосом, в который он давно уже научился вкладывать интонации, способные тронуть человеческое сердце. Его подвижные блоки снова начали вращаться.
Она привычно закатила глаза:
– Ну, что еще?..
– Альвер, я знаю, ты немного…
– Да, я пьяна, дрон, но при этом прекрасно соображаю.
– Конечно. Однако я должен быть уверен в тебе. Ты готова принять решение? То, что тебе предстоит увидеть, может в корне изменить твою жизнь.
Девушка вздохнула и поставила локоток на поверхность стола, подперев рукой подбородок.
– То же самое мне говорили несколько молодых парней, нараспев произнесла она. – И всегда это оборачивалось разочарованием или противнейшей шуткой.
– Здесь ни то и ни другое. ТЫ должна понять – то, что я тебе сейчас раскрою, сделает тебя центром внимания самой могущественной организации Культуры. Даже если ты решишь не вступать в Контакт, всю оставшуюся жизнь ты проведешь под наблюдением, – хотя бы потому, что согласилась просмотреть эту информацию. Прости, но я не могу допустить, чтобы ты, не подумав, принимала решение такой важности. Или не отдавала себе отчета в том, к каким осложнениям это может привести.
Она зевнула:
– Нельзя ли сократить вступление, господин лектор?
– Ты уверена, что поняла все, что я тебе говорил?
– Да, черт возьми! – воскликнула она, хлопнув рукой по столу. – Давай, приступай.
– Еще одна вещь.
– КАКАЯ? – завопила девушка.
– Ты готова к перемещению на дальние – чрезвычайно дальние расстояния в чужом обличье и, – а такое вполне возможно, – к участию в похищении человека – реального человека, даже, может быть, гражданина Культуры?
– Что я должна сделать? – переспросила она, сморщив носик и недоуменно хмыкнув.
– Для меня это звучит как отказ, – подчеркнул дрон. – Не думаю, что это так на самом деле. Придется спросить еще раз. Готова ли ты…
– Да!
– Тогда у меня нет иного выхода, как показать тебе это, с облегчением произнес дрон.
Она посмотрела на дрона так серьезно и трезво, как только могла:
– Я что-то не понимаю: что здесь, собственно говоря, происходит?
– Увидишь, – пообещал он, отступая от экрана, который до сих пор загораживал своим телом. – Итак, ты готова?
– Еще несколько минут такой подготовки – и я просто засну.
– Хорошо. Внимание…
– О да, кэп, – сказала она, щуря глаза.
– Смотри! – сказал он.
Она откинулась в кресле, скрестив руки на груди.
Текст, появившийся на экране, гласил:
(Транс-Текст Невыясненных понятий. Функция Объяснения Акронимов включена, примеры отмечены символом: .).
(Сеанс связи, принято в Фаг-Роид:)
&
1) [неразборч., Маклир стандарт: девятеричный, принял @ П.4.28.855.0065+]:
– Что значит “девятеричный”?
– Базирующийся на девяти. Обычный Мэрэйн. Господи, тебя же учили этому еще в детском саду: решетка три на три точки.
– Ах, да.
Текст разворачивался дальше:
*!с11505.* перев.: (* = передача) (! = предупреждение) Номер сектора галактики: целиком включает стандартно отформатированный Высоко-Скомпрессированный Аварийно-Предупредительный Сигнал
&
2) отклонение луча Ml Базовый Культурный Межгалактический Корабельный Язык, принят @ n4.28.855.0079-]
ЗАРперев.: Значительная Аномалия в Развитии
с2314992+52 перев.: 4-ый уровень точности галактической локации
ч(з!) из “РПИ” перев.: (Основной Контактный Блок “Рок, Подвластный Изменениям” @ n4.28.855.*.
– А мы не можем пропустить все эти столбцы цифр? – спросила она. – Ведь они же не содержат ничего такого важного, не так ли?
– Думаю, что нет. Вот.
(Команда: “Транс-текст” функция исключения длинных цифр, от пяти и выше, примеры отмечены символом:.)
&
3) [отклонение луча, М2 Стандартная Контактно-Секционная Идиома, транслировал, принял @п] хОКБ “Рок, Подвластный Изменениям” о к ОСТ “Этический Градиент”
& как затребовано:
Значительная развивающаяся аномалия.
с перев.: 8-й уровень точности галактической локации (@п).
&
4) плотный луч, М16 Секция Особых Условий Кодовой Последовательности Высшего Уровня, транслировал, принял @п
хОКБ “Рок, Подвластный Изменениям” оОСТ “Этический Градиент”
& согласно вашему запросу:
Развивающаяся аномалия предварительно оценивается EqT перев.: Эквивалент-Технология потенциальная опасность, найденная здесь с*.
Мой Статус: безопасность L5, продвигаюсь к L6^nepeB.: Контактный Ум-профилактическая система уровней безопасности Конт. Ума
Подключение остальных Экстремальных предосторожностей.
&
5) [передает Маклир, принято @п]: хОКБ “Рок, Подвластный Изменениям” оОСТ “Этический Градиент”
&* передача*
Реф. 3 предварит, компака перев.: коммуникационных пакета
[реф 1–3 и выше]
Паника прекращена.
Я ошибся.
Это Осевой Транспорт.
Извините.
Полный внутренний рапорт последовал немедленно в фактор коде Высшего Замешательства.
Лучше Перестраховаться (предварительно оговоренный сигнал между ОКБ класса “Эскарп” “Рок Подвластный Измениям” и ОСТ “Этический Градиент”, подтвержден.)
&
Конец связи.
– И это все?!! – заорала она, уставившись на дрона. – И ради этой ерунды ты меня оторвал от…
– Нет, это еще не все: смотри!
Она оглянулась на экран; вниз побежали новые строчки.
&
[Допуск гарантирован. Очистка – Реф. ФагРоид.]
[Журнал сеанса связи раскрыт, допуск возобновлен.]
&
(Транс-Текст функция “Запись События” отменена.)
&
Резюме сеанса связи:
&
…б) [Сбой связи, М32 00antk перев.: абсолютный уровень допуска 00 к кодовым процессам максимальной расшифровки, передал. Резервная Копия 4, принял @п, задержка, контроль, проверка для чтения:
[х].
134
Читается @п в Аварийном Центре на Фаг-Роиде:
“Транс-Текст” (опознан как архаический (Архаика, v891.4, класс текста-неодушевленный. Нота Бене: 'Транс-Текст' функция Записи События остается исключенной для Окончательного чтения документа).
Вас понял. Расшифровку подтверждаю.
&
Фаг-Куинз-Броутса Альвер Хале Сайк дэм Ифетра
Вас понял.
&
Эскаруз Чарт Лайн Би-Хандрахен Ксетил Трехеберисс
(очищено)
Следующий документ записан в чувствующей разновидности. Внимание – это живое существо. Уничтожение и внесение исправлений преследуется по законам Культуры.
Полная контрольная проверка:
[х]
[X].
Спасибо. Продолжаю: ]
Нота Бене: Внимание: следует экранная копия, записанная в формате “только текст”, динамически дешифруемый, дискретно-ассимилятивный документ, который не может вокализироваться и воспроизводиться в ином виде, письменном, устном или же отдельно существующем, оживленном, сохраненном или передаваемым по средствам массовой коммуникации или в любой доступной форме. Любая попытка повлечет за собой занесение в “серый список”.
Пожалуйста, добавьте скорость чтения:
[отсутствие/человеческое].
Нота Бене: ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ: Установленная 00 секретная методология прилагается при М32-уровневом просмотре. Любое отступление преследуется санкциями. Настоятельно рекомендуется изучить этот перечень, если вы еще полностью не ознакомились…
[загрузка заново]
[от прочтения отказались.]
– Ты не должна была этого делать! – завопил Чарт Лайн.
Альвер ткнула пальцем в перезагружавшуюся часть световой панели. Она усмехнулась.
– Ш-ш! Тихо, – сказала она, с усмешкой кивнув на экран. Ты пропустишь!
Начало прослеженной копии документа #ЧП.с4:+
хОКБ “Рок, Подвластный Изменениям” оОСТ “Этический Градиент”
& 00 (очищено):
Заметка об Экспессии @.
Назначает формальный Предупреждающий Уровень 0 по всем кораблям
[(во временной секвестрации) – текстовая заметка ОСТ “Мудрость Подобна Молчанию” @].
Эксцессия.
Подтверждает прецедент. Дыра-Разрыв Временно-пространственной ткани. Шар. Морфология невыяснена. Тип КТ^Ю. Действительный класс невыяснен. Его статус: Активный. Осведомленный. Контактифильный. Незахватнический и т. д. перев.: и так далее Местный (Локальный Статический со ссылкой к : Эспери (звезда).
Первый ПопКомм перев.: ПопыткаКоммуникации (последующий разрыв контакта методом первичного сканирования @~)
@ – в М1-а16 & Галин II плотным лучом, тип 2А. РТА перев.: Разрешение на Приближение& Приветствие прилагается (указано в приложении, х@ 0.7Уперев.: (световых) лет.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
Загрузка...