Кафка Франц - Дневники http://www.libok.net/writer/922/kniga/12528/kafka_frants/dnevniki 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Подозрительный сигнал от Z-E перев.: эленчей-зететиков/лазер КомЛуч перев.: Коммуникативный Луч протяженностью, 2-ой Эра. хКонтакт, помеченный вызовом “I”. Никаких других сигналов не зарегистрировано.
Мои последующие действия:
установить курс и скорость, верхний слой ? первичный сканер на мимич. 50 % приближение, начать прямое полное пассивное ГП перев.: Гипер-Пространственное сканирование (синх. старт сеанса связи, как выше), послать буферный аммортизационный Гэлин II, контактировать с локацией, сканер @19 % мощности и 300 % расширения луча, чтобы проконтактировать @ 25 % первичного сканирования 2 экспоненциальных что это? НЕ ПРОЧИТАНО! медленное до полной остановки линейное маневрирование, синхронизированное с локальным местом в ткани пространства @12 % сканера слежения предела ограничения, проведен полный контроль системы согласно предписанию, выполнен медл./4НЕ ПРОЧИТАЛ колебание, затем восстановлен курс на точку предварительного тесного сближения и остановка @ стандарта.2 ? Держимся здесь.
Физические характеристики Эксцессии: вещество (анти!) перев.: антиматерия, сфера, радиус 53.34 км, масса невыяснена по пространственно-временной шкале. Материальная протяженность объекта соответствует 1.45х8 в 13-й степени t.
Поверхность черная непроницаемая, местами зернистая, внутри фрактальная. 12-1 мм, открытый вакууму, аномальное поле заключает утечку от 8 в 21-й степени КГц. Подтвержденная К7” категория HS топологии & eG каналы связи. eG связь детали не оценены. DiaGliph-файлы даны в приложении.
Совместные аномальные материалы: несколько высоко дисперсивных облаков, все в пределах 28 минут, три последовательных, согласующихся со ступенчатой деструкцией, более 1 кубического почти-эквивалентных сущности. Точная копия приблизительно 3 в 8-й степени состоит из основного – высокоусложненного уровня (атмосферы “0^”, кислород) типичных осколков расстрелянного корабля. Последний в настоящий момент находится возле Эксцессии. Перекурсирование осколочных облаков (габариты показывают обоюдный возраст 52.5 световых дней). Облако осколков сражения без колебаний (косвенным образом происходящее @) от точки 948 милисекунд до Экспессии текущей позиции. DiaGliph-файлы прилагаются. Никаких следов присутствия в течение 30 (световых) лет.
Мой статус: неприкасаемый. L8 безопасность пост-чистка (100 %).
Общая загрузка.
Кодированный повтор:
Эксцессия eG (inf. & ult.) Выход на связь налажен, подтвержден.
е-м Модулятор связь в деталях не оценена.
Действительный класс не установлен.
Режим ожидания.
…PS: Галп.
(Бинарный выбор меню документа, [1 = Да или О = Нет];)
Повторить? (.]
Проверить историю текста? [.]
Прочитать предварительные комментарии? [.]
Добавить комментарии? [.]
Прочитать дополнения? [.]
О = покинуть документ: [.]
– Сейчас мы здесь завязнем, – предупредил дрон.
О = покинуть документ: [0] Окончание чтения Прослеженной Копии документа #ЧП.с4:+
Нота Бене: Данная копия документа не подлежит прочтению/копированию/передаче без введенной программы безопасности.
Нота Бене: ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ: Передача любой части, детали, права собственности, интерпретации или принадлежности данного документа, включая его существование…
[команда “перегрузиться”]
[последокументное предупреждение: абортирован, выполнена программа “выйти”.]
– Я бы предпочел, чтобы ты перестала это делать, – пробормотал дрон.
– Извини, – сказала девушка. Она водила глазами слева направо перед колышущимся в воздухе текстом. Наконец она глубоко вздохнула, по-видимому, добравшись до конца. И почувствовала гнетущее, смутное беспокойство.
– Это в самом деле так важно, как мне показалось?
– Почти наверняка. И даже намного больше.
– Ах, черт.
– В самом деле, – отозвался дрон. – Будут еще вопросы?
Она посмотрела на последнее слово о главном сигнале ОКБ.
Галп.
Галп. Ну что ж, с этим у нее все в порядке.
– Вопросы… – повторила Альвер Шейх, уставившись в голографический экран.
Она повернулась к дрону, ее бальное платье зашелестело.
– Куча вопросов. Во-первых, почему именно мы, в самом-то деле?.. Нет, подожди. Лучше перескажи мне вкратце. Без всех этих переводов и прочей дребедени: что это в самом деле ЗНАЧИТ? О чем там ГОВОРИТСЯ?
– ОКБ передает сообщение об Эксцессии посредством своего ОСТ, – объяснил дрон, – но предупреждает от передачи сообщения другому ОСТ, которое, очевидно, проконтактировало первым. ОКБ сообщает нам, что его сенсорами обнаружен артефакт, который затем приветствовал ОКБ старой приветственной формулой эленчей и даже более старшего Общегалактического Языка; после чего ОКБ провел большую работу, уделив особое внимание подробностям сигнала. Насколько он маневрен, подвижен и связан с энергетической решеткой. Он описал объект и несколько окружающих его металлических осколков и обломков, которые наводят на мысль, что здесь совсем недавно состоялось небольшое сражение – приблизительно 23 дня назад. Затем он заверил, что он в порядке и не пострадал, но готов взорвать себя или позволить сделать это кому-то другому, если его неприкосновенность будет нарушена… К этому можно добавить только то, что еще ни один из ОКБ не принимал необдуманных шагов. Однако главный и самый важный аспект сигнала, – продолжал дрон, – заключается в том, что исследуемый объект связан с энергетической решеткой в обоих гиперпространственных направлениях: уже это одно отметает в сторону все известные прецеденты. У нас еще не было опыта встречи с объектами подобного рода. Он уникален: это нечто выше нашего понимания. Ничего удивительного, что ОКБ впал в панику.
– Ладно, ладно, я так и думала, – со всей возможной учтивостью оборвала его Альвер. – Прости.
– Разумеется.
– Теперь вот что я хотела сказать: что мы конкретно можем сделать с этой дребе… с Эскцессией и прочим?
– Ну, если ты примешь определение “Эксцессия” как нечто внеположное Культуре, но представляющее для нее опасность, это один вопрос. Другое дело – если сравнишь это с обычным или пусть даже необычным Гегемонизирующим Роем, захватническим видом существ, которые покоряют все, что попадается им на пути, то это всего лишь маленькое, локализованное, неагрессивное, незахватническое, незащищенное, немобильное… в общем, почти чепуха, шишка на ровном месте. Почти что обычная болтовня кораблей, с использованием Гэлин II для коммуникации. – Дрон сделал паузу. – Решающим в таком случае становится тот факт, что этот предмет связан с энергетической решеткой, как сверху, так и снизу. Вот это, мягко говоря, интересно, потому что, насколько нам известно, никто не знает, как такое делается. Ну, никто, кроме цивилизаций Предков… вероятно. Только они не могут нам этого передать. А мы не можем у них спросить.
– Так, значит, эта штука способна делать то, чего не может Культура?
– Похоже, ты права.
– И, я так понимаю, Культуре захочется научиться делать то, чего она еще не умеет?
– О, да. Весьма вероятно. Речь идет о новых возможностях, которые могут открыться для всех нас благодаря Эксцессии.
– Возможности чего?
– Ну, – протянул Чарт Лайн, подыскивая подходящее слово, в то время как его энергетические поля переливались, выдавая замешательство, – технически… может быть… путешествия… причем без всякого труда… к другим вселенным.
Машина вновь сделала паузу, ожидая саркастической реплики. Но ожидания не оправдались, и дрон продолжал:
– Появится возможность выйти на берега времени нашей вселенной, – с такой же легкостью, как сейчас корабль входит в пространственно-временную ткань. Можно будет путешествовать вверх сквозь старшее сверх-гиперпространство ко вселенным, старше, чем наша, или сквозь ниже лежащее гиперпространство вниз, к младшим по возрасту вселенным.
– Путешествие во времени?
– Нет, но путешествие, дающее возможность избежать времени раз и навсегда. Стать недоступным возрасту и старению. Теоретически, можно пройти последовательно через более ранние вселенные… и остаться там навсегда.
– Навсегда?
– Навсегда, насколько мы понимаем это слово. Ты сможешь выбирать размер и, стало быть, возраст вселенной, в которой захочешь остаться, и в придачу посетить еще столько вселенных, сколько пожелаешь. Можешь, например, направиться сквозь старшие вселенные и добраться до еще более сложных технологий, чем эта.
Попробуй представить себе эскалатор. Сейчас ты стоишь на определенной ступени, заключенная в этой вселенной, приклеенная к данной звезде, на этом уровне. Так вот, возможно, этот артефакт указывает на то, что существует путь вверх и вниз по ступеням движущегося эскалатора, и можно успеть им воспользоваться, пока наша ступенька еще не уползла из-под ног навсегда, то есть, пока не случился Большой взрыв или что-нибудь в этом роде. Мы сможем просто перейти на следующую и дождаться, пока не вынырнет предыдущая. Ведь эскалатор – это лента без начала и конца, она идет по кругу. В результате – вечная жизнь… Установлено, что даже космические двигатели на болидах имеют свой жизненный цикл; насколько я понимаю в математике, это подразумевает, но не гарантирует вечность в самом широком смысле слова.
Шейх некоторое время смотрела на дрона, сдвинув брови.
– А нам встречалось когда-то что-либо подобное?
– Нет, еще никогда за всю историю человечества и Культуры. Есть туманные рапорты о неких странных объектах в космосе, которые исчезали, прежде чем их успевали толком исследовать. Насколько известно, еще НИКТО и никогда не обнаруживал ничего подобного.
Девушка некоторое время молчала, затем сказала задумчиво:
– Если ты получаешь доступ в любую вселенную…
– То можешь овладеть всем мирозданием, – закончил за нее дрон. – Вся вселенная станет твоей – и только твоей. Она целиком и полностью будет принадлежать лишь только тебе. Тебе одной. Можно вернуться далеко-далеко назад, к достаточно ранней, постсингулярной вселенной – и ты сможешь вылепить ее по своему усмотрению. Конечно, это почти фантастика, но кто сказал, что фантастика говорит только о невозможном?
Тяжело вздохнув, Альвер Шейх кивнула.
– И, конечно, – продолжила она, – если эта штука на самом деле представляет собой то, чем она кажется, это может быть выходом – точно так же, как и входом. В иные измерения.
– Совершенно верно. Скорее всего, и тем, и другим. Узнав, как войти, мы узнаем, как выйти.
Альвер Шейх снова кивнула.
– Черт побери, – произнесла она.
– Давай вызовем комментарии, – предложил Чарт Лайн.
– А можно запустить программу с самого начала без этого предварительного мусора?
– Ну-ка, дай попробую… Вот. Прочитать предварительные комментарии?
– И пропусти все детали, пожалуйста. Кто сказал, кому сказал…
– Как тебе удобно.
(Секция комментариев:)
“Мудрость Подобна Молчанию” (ОСТ, класс Континентал)
1.0 Согласно запросу секции 00 Экстраординарных Событий, мы. Кризисный Подкомитет (во множественном модусе), характеризуем сложившуюся ситуацию как относящуюся к классу п.
1.1 Следующее утверждает наши вводимые замечания.
2.0 Должны предупредить, что мы вынуждены с самого начала, принимая во внимание создавшиеся экстраординарные условия…
– Вот придурок. Что, эти “Континенталы” все такие зануды?
– Мне спросить у кого-нибудь?
– Да. Может быть, тогда мы получим наконец прямой ответ.
– Ну так вот…
– Хм-м. А эта ерундистика продолжает загружаться.
3.0 По-видимому, это дело крайней важности. Расследование должно вестись по всем направлениям, которые способен инициировать столь пан-эволюционный критический объект.
– Пожалуйста, еще раз то же самое, но другими словами, раздраженно сказала Шейх. – И что это вообще за “множественный модус” класса “Континентал”?
– Обычное объединение трех Умов.
– Вот почему он все повторяет по три раза…
3.1 Эксцессия при рассмотрении беспрецедентная, но также что явно – статическая, то есть бездвижная, а также (на данный момент, и опять-таки явно) по всем намерениям и целям неактивная. Таким образом, осторожность в обращении с объектом могла быть принята за основополагающую директиву. В качестве временной меры, и с одобрением Группы и Подкомитета, принимается ряд мер для соблюдения секретности. Все дискуссии и коммуникационные каналы рассматриваются как вынесенные в список шифров в соответствии со стандартом М32.
3.2 Максимальная длина М32-секретности интервала должна быть соблюдена в 128 днях стандарта от п с Длительностью в 96 дней и окончательной резолюцией Подкомитета в течение 32 часов.
3.3 Ближайшая расположенная к данной Эксцессии звезда известна под названием Эспери. (Согласно Стандартно Адаптированной Номенклатуре). Однако в соответствии с процедурой М32 мы предлагаем кодовый термин Таусиг, опять-таки в соответствии со всем вышесказанным.
3.4 На этом наши вводные заметки заканчиваются.
4.0 Следующие комментарии должны быть расположены в порядке значимости; контекстуальные графики доступны в обычных приложениях.
4.1 Мы готовы открыть дискуссию по поводу Тауссига.
&
х Лазерный сигнал от “Предвкушение Нового Любовника” (ОСТ, класс Тарелка):
Правильно. Во-первых, это вовсе не секрет, и никогда не было секретом. В то мгновение, когда натыкаешься на самый, можно сказать, важный предмет во вселенной, первое, о чем вспоминаешь – это о существовании 00. Оно впадет в паранойю и на полную катушку запустит такой режим секретности, что уже никакой график полетов со стороны Культуры не будет иметь смысла. Так что лучше всего не сдерживать информацию. Чем больше о ней будет известно, тем труднее станет действовать 00. Мы можем уложиться в 128 дней.
&
Кстати говоря, если мы действительно придержим данные на какое-то время, я могу себе представить реакцию 00. А если в этом месте соберется мегафлот, вы представляете, какой резонанс примут события?
&
х”Тактическая Молитва” (ОКБ, класс Эскарп):
Совершенно согласен с вышесказанным и подтверждаю. Давайте просто расстреляем его из пушек, да и пес с ним.
&
х”Вотра” (судно Орбитала, системы Шипарс-Овили, [соло]);
Какая тоска! Грядет конец нашей Наивности. Должно быть, Предки уже прошли через это. Они достигли Бессмертия, ну и что? Друзья мои, если мы чему-то и служим, так это великому богу Хаосу. Что еще защищает Разум от ужасных откровений абсолютного Всезнания? Может быть, мы сейчас смотрим на нашего бога. Неужели мы станем богоборцами?
&
х”Стальная Звезда” (ОСТ, класс Равнина):
Замечательно. Годами ничего не слышишь и тут вдруг – с Ума сойти можно. Ну да ладно. С позволения упомянутой гм-м… Комиссии предлагаю немедленную и полную ремилитаризацию всех жизнеспособных блоков в течение, скажем, 64 дней. Не столько потому, что нам предстоит решать проблему Тауссига, а потому, что придется противостоять тому, что это событие постараются скрыть от широкой огласки.
&
х” Мудрость Подобна Молчанию” (ОСТ, класс Континентал):
Все это очень интересно, но давайте будем немного собраннее.
&
х” Пристрелим Их Позже” (Эксцентрик)
Я согласен со “Стальной Звездой”, хоть это и печально. Мой голос – за.
&
х” Мудрость Подобна Молчанию” (ОСТ, класс Континентал):
Как это понимать?! Среди нас Эксцентрик? Почему меня не предупредили? Кто передает ему сигнал. немедленно отключитесь! Я…
&
х” Лемминги” (ОСТ, класс Океан)
И еще я.
&
х”Мудрость Подобна Молчанию” (ОСТ, класс Континентал):
Та-ак. Эксцентрик, “Лемминги”. “Предвкушение Нового Любовника”, вы должны были меня хотя бы предупредить, что…
&
х”Никаких Открытий” (МСТ, класс Пустыня)
Это что, геноцид? Отключаться не буду.
&
х” Мудрость Подобна Молчанию” (ОСТ, класс Континентал):
Что это? Кто это? “Никаких Открытий” был уничтожен еще в 2.31! Я требую идентификации, и такой, чтобы я поверил… Да что же здесь происходит?
&
х” Пристрелим Их Позже” (Эксцентрик)
Хе-хе.
&
х” Мудрость Подобна Молчанию” (ОСТ, класс Континентал):
Так. Все ясно. Пожалуйста, те, кто был изначально включен в Комиссию…
&
х”Никаких Открытий” (МАЛЫЙ СИСТЕМНЫЙ ТРАНСПОРТ, класс Пустыня)
Обойдемся без зануд. Кстати, надо будет вызывать наших общих друзей. Ну, вот что. К объекту сейчас ближе всего я, так что…
&
[Смена сигнала. Создание нового уровня М32-секретности.
Переформирование группы Комиссии.
Состав: все прежние участники обсуждения, исключая “Мудрость Подобна Молчанию”.]
&
Конец доступной части сеанса связи.
&
(Бинарный выбор меню документа, [1 = Да или О = Нет];).
Повторить? [.]
Проверить историю текста? [.]
Прочитать предварительные комментарии? [.]
Добавить комментарии? [.]
Прочитать дополнения? [.]
О = покинуть документ: [.]
Голографический экран исчез.
– И что же все это означает? – спросила девушка. Чарт, похоже, не сразу обрел дар речи.
– Альвер! – сказал он ошеломленно. – Это же Банда. Это же призраки!
– Кто? Что? – она повернулась к дрону и свела темные брови.
– Дитя мое, в этой дискуссии принимали участие те, кого я не видел пять веков. Некоторые из этих Умов просто легенды!
– Мы говорим о Банде Интересных Времен, я так понимаю?
– Так они называют себя сами, – осторожно ответил дрон.
– Пусть называют так, как хотят, но я все же хочу знать, в чем тут дело.
– Что ж, расскажу тебе. Это группа вполне обычных, может, чуть более продвинутых Умов. Они собрались на коммуникационном канале для обсуждения происходящего. Последний раз такая перекличка проводилась во времена Айдаранской Войны.
– Да ну? – деланно удивилась Альвер, зевая и прикрывая рот рукой в черной перчатке.
– Да, например, МСТ “Никаких Открытий” не подавал о себе вестей уже несколько столетий. Они решили, видимо, взять это дело в свои руки.
Альвер снова нахмурилась:
– Когда все это случилось?
– Сейчас-сейчас, если ты не отключила функцию “ время/дата “… – бормотал дрон, окутываясь панической морозно-голубой аурой.
Альвер вновь закатила глаза.
– Открытие Эксцессии было объявлено по стандартным каналам позавчера.
Девушка пожала плечами:
– Я пропустила.
– Заголовки имели дело с резолюцией на ситуацию в Блиттеринге.
– Ага. Понятно.
Последнее время вся галактика внимала новостям о событиях затянувшейся Блиттеринго-Делуджерской Войны. Закидав Блиттеринг бомбами с запоминающими устройствами, флот Делуджеров улетел, не дожидаясь ответной бомбардировки. Все закончилось относительно небольшими потерями, но выглядело впечатляюще и даже драматично. Все ждали продолжения событий: чем ответит Блиттеринг наглецу Делуджеру.
– И что это за фраза там, в самом конце? Что-то насчет “Вызывать наших общих друзей”?
– Вероятно, пришлось пригласить другие корабли, чтобы они примкнули к группе. – Дрон на секунду задумался. – Хотя, конечно, это могло быть заранее оговоренным паролем Банды.
Шейх уставилась на дрона.
– Пароль? – переспросила она. – В секретной передаче уровня М32?
– Все может быть.
Минуту Шейх не сводила с машины пристального взгляда.
– Ты хочешь сказать, что эти Умы договаривались о чем-то настолько тайном, что не могли общаться кодом 00, кодом высшего уровня секретности Отдела Провокаций, недоступным для взлома, совершенно безопасным М32?
– Нет, я этого не говорил. Я просто сказал, что все может быть, понимаешь, малышка? – Аура дрона растерянно мерцала серым.
– Что? – глаза Шейх сузились. – Что ты сказал?
– Прости. Это мое личное мнение, – сказал дрон, наклоняя корпус как бы в учтивом поклоне и производя шум, напоминающий вздох.
– Так они затевают что-нибудь?
– Да, затевают, и, похоже, нечто весьма и весьма рискованное.
Альвер Шейх откинулась в вертящемся кресле и посмотрела на пустой квадрат экрана проектора.
– Рискованное, – пробормотала она и, тряхнув головой, попыталась сбросить странное чувство, овладевшее ею, какую-то смутную тревогу.
– Чарт, а тебе не страшно, когда боги вступают в игру?
– Вообще-то, – признался дрон, – боязно.
– И что я должна делать?
– Предполагается, что ты похожа на эту женщину.
На экране вспыхнула фотография.
Альвер внимательно вглядывалась в черты лица, неуловимо знакомые, но в то же время чужие.
– Хм-м, – сказала она, снова подперев рукой подбородок. Она старше.
– Действительно.
– К том же уродина.
– …Не буду спорить.
– Так почему же я должна быть на нее похожей?
– Чтобы привлечь внимание определенного человека.
Она прищурилась:
– Погоди, погоди – надеюсь, они не думают, что я должна ТРАХАТЬСЯ с этим парнем?
– Ни Боже мой! – заверил ее дрон, чья аура вновь полыхнула серым. – Твоя задача состоит лишь в том, чтобы быть похожей на его старую пассию.
Альвер рассмеялась:
– И всего-то! Какая жалость! – Она откатилась назад в своем кресле, оттолкнувшись восхитительно длинными ногами. А больше Особые Обстоятельства ничего не хотят?
– Успокойся! – прошипел дрон, чья аура стала темно-серой. – Ты просто должна там присутствовать.
– Еще бы, – грубо расхохоталась она и, скрестив руки на груди, поинтересовалась: – Ну, и кто же он, этот смельчак?
– А вот и он, – произнес дрон.
Другое лицо возникло на экране.
Альвер Шейх быстро наклонилась вперед:
– Подожди. Я передумала: он, кажется, очень даже ничего…
Дрон глубоко вздохнул:
– Альвер, если бы ты могла сдержать свои гормоны хоть на секунду…
– Что такое?
– Так ты согласна или нет?
Она неопределенно мотнула головой.
– Может быть.
– Отбытие сегодня ночью.
– Ха! – Она откинулась в кресле, скрестила руки на груди и уставилась в потолок. Короче говоря, она сделала все, что могла, чтобы выказать свое недовольство и пренебрежение. Забудь об этом.
– Ну, хорошо – завтра.
Она повернулась к дрону:
– После обеда.
– Завтрака.
– Позднего завтрака.
– Ox, – сказал дрон, его аура коротко вспыхнула пепельным цветом от чувства безнадежности. – Ну, хорошо. После позднего завтрака. Но до полудня.
Альвер открыла было рот, собираясь возразить, но затем дернула плечиком и просто зевнула.
– Ну, ладно. Будь по-твоему. Надолго?
– Вернешься через месяц или даже раньше, если все пройдет как надо.
Она снова загадочно прищурилась и спросила уже без тени игры:
– Куда?
– На Тир, – ответил дрон.
– Ого, – сказала она и встряхнулась, как будто на нее вылили ведро воды. – Ничего себе.
До ежегодного празднования карнавала на Тире оставался всего месяц. Путь до Тира занимал, в лучшем случае, в два раза больше.
Она нахмурилась.
– Но это же два месяца полета даже на самом быстром корабле.
– Особые Обстоятельства выделят тебе свой корабль, у них есть скоростные. Тебя доставят за десять дней.
– Мне – корабль? У меня будет собственный корабль? – изумилась Альвер и захлопала в ладоши.
– Целиком и полностью твой, и даже ни одного человека на борту, кроме тебя.
– Вот это да! – произнесла она, в полном удовлетворении откидываясь на спинку кресла. – Ну, тогда держись!

4. ПРИНЦИП ЗАВИСИМОСТИ
I
[плотный луч, М16.4, прин.@п4.28.856.4903]
хОСТ “Предвкушение Нового Любовника, оЭксцентрику “Пристрелим Их Позже”
Мне это кажется, или действительно запахло жареным?
&
[плотный луч, М16.4, nep.(tra. @n4.28.856.6883]
хЭксцентрик “Пристрелим Их Позже” оОСТ “Предвкушение Нового Любовника”
О, Господи, это ты? Легок на помине.
&
Я серьезно. Это представляется… несколько странным.
&
А я – несерьезен? Да как ты мог такое даже подумать!
Ну ладно, в чем проблема?
С подобным явлением еще никто никогда не сталкивался.
Не мог поверить, что такое вообще существует в природе.
Мы не можем помочь, но не останемся в стороне.
&
Чем больше я думаю об этом, тем больше уверяюсь, что вы правы и мое беспокойство напрасно.
Все же сделаю небольшую проверку для собственного самоуспокоения. Уверен, что это окончательно развеет мои опасения.
Послушайте, вам надо чаще бывать в Бесконечно забавной Ирреальности.
&
Да, наверное. Хорошо.
&
И все же не пропадайте.
Мало ли что.
Конечно.
Поосторожнее там.
&
Удачной проверки, мой друг.
И береги себя.
II
После того, как ткань пространства срезонировала вокруг дрона Сисла Ифелеуса 1/2, прошло уже несколько секунд, а он все еще не мог решить, что делать. Пришло время собрать в камере антиматерию для реакции. Это даст немного, но все же больше, чем кропотливая сборка по крошечным кусочкам. Он выпустил все наноракеты (оставив последнюю – для себя), из которых две сотни всадил в свою изрубцованную ожогами заднюю панель – по сотне на каждую сторону реактора плазмовых камер. По счастливой случайности, разрушения на поверхности панели облегчили внедрение этих в общем-то крошечных ракет, так что в итоге только последняя их треть в миллиметр длиной торчала из панели. Оставалось еще 39 на боевом взводе, их он приготовил к мгновенной детонации при любом столкновении.
Мягкие вибрации в ткани пространства становились все более отчетливыми: что-то приближалось к нему из гиперпространства. Характеристики тембра вибрации были незнакомые, чужие.
Поток широкой волны радиации, точно яркий сноп света, не имеющий источника.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
Загрузка...