Кристи Агата - Песенка за шесть пенсов http://www.libok.net/writer/1094/kniga/51446/kristi_agata/pesenka_za_shest_pensov 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Его дыхание щекотало мои губы.
– То, что тебя заставляли делать, породило его ненависть к нам, – прошептала я, касаясь его губ, позволяя его эмоциям течь через меня. – Но это не значит, что ты должен ненавидеть в ответ. Каждое преступление, совершенное тобой, было содеяно под влиянием чужой воли. Так не совершай же еще одно, только повинуясь своей злости. Прошу тебя, Адриан, прояви милосердие там, где никто не проявил его к тебе.
Он набрал полную грудь воздуха, закрыл на мгновение глаза, а затем открыл, и на этот раз они были глубокого голубого цвета. Он пришел в себя. Адриан снова повернулся к Себастьяну, лицо его было словно каменное.
– Когда ты в следующий раз захочешь убить мою Возлюбленную, помни о том, что ты жив только благодаря ей.
Себастьян ответил лишь слабой улыбкой. Адриан убрал нож и потащил своего окровавленного врага в ту же комнату, в которой недавно сидел в заточении сам.
– Здесь нет замка, так что тебе придется заколдовать дверь, – сказал Адриан, оставив Себастьяна внутри на раскладушке с грязным матрасом.
Я запаниковала.
– Я не умею заколдовывать двери! Он нахмурился:
– Теперь не время для ложной скромности, Hasi. Когда ты говорила, что вообще не умеешь колдовать, ты остановила их, связав заклинанием. У тебя получилось наложить изгоняющее заклинание, просто произнеся его. Я знаю, что ты не хочешь заглядывать в ту часть своего сознания, где таятся великие силы, но ты должна заколдовать эту дверь.
Я заломила руки:
– Да ни при чем здесь моя скромность. Я просто не знаю, как заколдовывать двери. Ты же видел мои воспоминания. Меня научили лишь нескольким заклинаниям, да и те я едва помню. Но… – Я перестала заламывать руки и задумчиво посмотрела на дверной проем. – Мне кажется, я помню, как эта дверь была заколдована, когда я снимала заклинания. Как минимум я помню самое сложное из них.
У меня получилось с третьей попытки. Одно заклинание я не успела закончить, потому что Себастьян попытался сбежать – к счастью, дверь выдержала. Второе заклинание я успела заплести лишь наполовину, но оно было таким сложным, что запуталось в своих узлах и заморозило дверную ручку. Наконец с третьего раза мне удалось наложить полноценное заклинание.
– Ну вот, все готово, – сказала я и облегченно вздохнула. Себастьян навалился на дверь, тщетно пытаясь взломать мое заклинание. – Пошли отсюда.
Мы выбрались из подвала, поднялись по лестнице и через заднюю дверь вышли на темную аллею, никем не замеченные. Хотя я понимала, что скоро придет в себя оглушенный мускулистый охранник да и Себастьяна рано или поздно хватятся.
– Значит, мы сейчас летим в Лондон, правильно? – спросила я. Мы втиснулись вдвоем в телефонную будку в нескольких кварталах от дома, из которого только что сбежали. – Мы найдем твоего брата и отнимем кольцо?
Адриан достал из ранца черную тетрадку и стал пролистывать страницы.
– Дотянись до моего кармана и найди мелочь, чтобы позвонить. Мы пойдем за Сейером, но сначала нам не помешает найти помощников.
Я порылась в кармане его шерстяного плаща, пока он искал нужный ему телефонный номер.
– Помощников? Каких помощников? Разве нам не нужно висеть у Сейера на хвосте? У него же фора в два часа…
– У меня нет денег, – напомнил Адриан. – Я не могу доставить нас в Лондон без денег. Здесь, в Кёльне, у меня есть друг, который поможет мне. Раздобудем деньги, тогда полетим в Лондон.
– Да, но на это уйдет время, – заметила я. Мною двигало какое-то внутреннее чутье. Я знала, что мы должны преследовать Сейера и как можно скорее отнять у него кольцо. Только так мы спасем Деймиана.
– Я хочу ехать не меньше тебя, – взорвался он неожиданно, глядя на меня бешеными глазами. – Каждый мускул моего тела взывает к отмщению, но я не могу пойти на поводу у эмоций. Ты почему-то до сих пор считаешь меня каким-то суперменом, Нелл, но я всего лишь человек. Да, бессмертный человек, но я не могу раздвигать границы времени и пространства, как и не могу делать деньги из воздуха. Вот поэтому мне и нужна помощь.
Я обиделась, но не подала и виду, а лишь прижалась к нему и поцеловала в ухо.
– Прости. Я и правда думала, что ты умеешь творить чудеса. Это Баффи во всем виновата. Из-за этого сериала все думают о вампирах черт знает что.
– О Темных, – поправил он сердито, но уже не зло, после чего нежно поцеловал меня.
– Мне кажется, я прихожу в норму. Я уже чувствую твои эмоции при прикосновении, – сказала я, прежде чем его губы снова накрыли мои. Поцелуй длился так долго, что казался вечным. Адриан был словно укрыт вуалью желания, и мне передалось его возбуждение.
Вдруг в стеклянное окошко телефонной будки нетерпеливо постучали. Это был мужчина в плаще и под зонтом, отражавшим свет уличных фонарей. Я отпустила Адриана.
– А у твоего друга не найдется комнатки ненадолго? На его лице промелькнуло странное выражение, и он сгреб мелочь, которую я ему нашла.
– Вообще-то у нее найдется для нас комната.
Он набрал номер и, когда ему ответили, начал так быстро говорить по-немецки, что я едва успевала следить за смыслом.
– Ладно, я поняла, что твоя знакомая будет рада нас видеть, но что она говорила о Брюсселе? Где именно она живет? – спросила я, когда мы освободили телефонную будку.
Адриан обнял меня за талию, и мы не спеша пошли по темным, мокрым от дождя улицам Кёльна.
– Гигли живет на Брюссельской площади в бельгийском квартале. Мы можем добраться туда на трамвае.
Прижавшись к нему, я чувствовала, как он сосредоточен и напряжен. Он всматривался в прохожих, конечно же, выглядывая Себастьяна и Кристиана. Но никто так и не остановил нас. Мы спокойно сели на трамвай и отправились в старинную часть города, застроенную историческими домами с дорогими квартирами.
– Так кто именно эта Гигли? Что это за женщина?
– Она не женщина, она подземный гном.
– Кто? – спросила я, встав как вкопанная посреди мощеной улицы. Вампиры не общаются с подземными гномами, это всем известный факт.
Адриан потянул меня дальше.
– Кто-кто? Гигли – это гном.
– А что она делает в доме?
– Ну… раньше они, конечно, жили в шахтах, преимущественно в Уэльсе.
Я снова остановилась, но Адриан был готов к моему маневру, он подхватил меня за руку и потащил по скользким камням мостовой.
– Ты ведешь меня к гному? К подземному уэльскому гному?
– Да.
– А почему она живет среди людей?
– Они ассимилировались.
– А-а-а. – Я переваривала эту мысль, пока мы не свернули за угол. – А почему уэльские подземные гномы живут в Германии?
Адриан пожал плечами:
– Ей нравится местное пиво. Я чуть не поперхнулась.
– Только-только я начала привыкать ко всем этим чертенятам, Темным, Повелителям демонов, как ты добавляешь каких-то гномов в этот коктейль. Я тебя прошу, Адриан, дай мне отдохнуть. У меня, знаешь ли, есть некоторый предел веры в невероятное до завтрака.
Он улыбнулся мне, показав свои ямочки, и я уже готова была поверить во все, что угодно.
– А у тебя Алисы среди родственников нет?
– Нет, да и ты далеко не Белый Кролик, так что давай не будем превращать все в Страну чудес, идет? – попросила я.
Он рассмеялся и указал мне пункт нашего назначения на другой стороне крохотной площади. Я посмотрела на него и подумала, что до того, как на него легло проклятие Повелителя демонов, он, должно быть, был очень интересным и неординарным человеком.
Глава 11
«Хаус Глитгель». Я, нахмурившись, смотрела на синюю металлическую табличку над звонком на ярко-розовой стене дома. Здания примыкали друг к другу стенами, и каждое было окрашено либо ярко-желтым, либо ярко-красным. Под окнами и над дверями черными пятнами виднелись цветочные ящики, которые сейчас были пусты, но, готова побиться об заклад, летом они благоухали разномастными цветами.
– Нет, я, конечно, все понимаю, мой немецкий носит скорее академический характер, но разве эта надпись не означает «Дом Вазелина»?
– Ну да, – ответил Адриан и шагнул вперед, когда дверь гостеприимно распахнулась, приглашая нас войти. Я лишь мельком взглянула на магазин, который располагался внизу, и Адриан поторопил меня подняться наверх по лестнице. Наверху стояла морщинистая старая женщина в бесформенном черном платье.
Адриан вежливо поклонился:
– Джада. Давненько не виделись. Почитай, несколько лет.
– Предатель, – ответила старушка мелодичным, но сухим голосом.
Ее лицо было паутиной из морщин, ее плоть осела и одрябла, словно держалась лишь на костях. Ее волосы, зачесанные назад и забранные в тугой комок, были белыми, но с несколькими черными прядями. Ее глаза тоже были белыми, подернутыми катарактой. Но несмотря на то что она была совершенно слепа, и в этом я не сомневалась, когда она посмотрела в мою сторону, меня пробила дрожь, потому что она заглянула так глубоко в мою душу, как еще никто и никогда не смотрел.
– Так ты наконец-то ее нашел?
– Это Нелл. А это Джада, она… – Адриан остановился, не в силах найти правильное слово, – она страж Гигли.
– Страж? – Я недоуменно посмотрела на старушку. Она была слепа, слаба и казалась старше здания, в котором находилась. Она словно стояла одной ногой в могиле.
– Скорее, вышибала, – поправила старушка Адриана, как будто издеваясь над моим недоверием. – Это современное словцо, но оно имеет несколько значений.
– Ага. Вышибала. Ладно. Тогда я все же Алиса.
– Ты волшебница, милочка, – ответила она. В голосе ее было столько металла, что теперь ее убежденность в своей силе не казалась мне смешной. Она подняла руку, согнула ее в локте и поднесла к моей голове, отчего у меня по спине побежали мурашки. – У тебя в голове свет, белый свет забвения. Но не он уничтожит тебя в итоге, а твой страх.
Теперь мурашки уже бежали не только по спине. Все мое тело покрылось гусиной кожей. Я никому, кроме Адриана, не рассказывала, на что был похож мой удар, а у него точно не было времени рассказать ей. К тому же я не думала, что он станет делиться с кем бы то ни было такой личной информацией.
– Да, но вовсе не страх разрушил часть моего мозга десять лет назад, – мягко сказала я и придвинулась ближе к Адриану. Он обнял меня крепко и надежно.
Старушка прокудахтала что-то и махнула нам рукой, пропуская дальше.
– Очень странная женщина, – сказала я почти шепотом, когда мы шли по темному узкому проходу. Адриан был позади меня. – Какой нормальный человек станет нанимать вышибалой слепую немощную старушку?
– Видишь ли, Джада – кохан.
Я вопросительно посмотрела на него через плечо.
– Кохан на фарси означает «древний».
– Ну да, я так и подумала, древнее некуда, – согласилась я, открывая дверь в конце прохода.
Это было все равно что открыть дверь в Страну чудес. Я оглядела большую комнату, которая пульсировала светом и мягкой музыкой. На стенах пестрели эротические картины и фотографии. Пол покрывали красные и черные ковры, но их было не разглядеть под морем движущихся в такт музыке тел. В стене были встроены маленькие альковы, закрывающиеся тяжелыми бархатными шторами красного цвета. Большинство были заняты. Но не во всех занятых альковах шторы закрывали происходящее, так что взору было на чем остановиться. Тела переплетались, не оставляя шанса воображению. Наконец-то я поняла, чем занимается эта Гигли, знакомая Адриана.
– Это публичный дом, не так ли? Этакий извращенный немецкий секс-клуб?
Адриан бросил на меня взгляд, в котором ясно читалось: «Не устраивай сцен», – и положил свою тяжелую руку мне на спину ниже талии, проталкивая внутрь. Музыка оплела нас, едва мы перешагнули порог, и я поняла, что в нее добавлено что-то еще, какое-то послание, которое заставляет посетителей плясать до утра, и не только.
– Потанцуй со мной, – сказала я, разворачиваясь, чтобы увидеть лицо Адриана. Меня переполняло томительное предчувствие. Я прижалась к нему всем телом, и мы затанцевали в такт музыке вместе со всеми. – Я хочу танцевать с тобой.
– Ты должна сопротивляться чарам, – ответил он, толкая меня вперед, и мы постепенно продвигались через толпу. – Это не для нас придумано, а для прочих. Нам сегодня ночью многое нужно сделать, Нелл.
– Да, очень многое, – промурлыкала я и потерлась о него, чувствуя его каждой клеточкой своего тела. Меня переполняло желание чувствовать его внутри себя, эмоции струились из меня.
При моих словах его глаза сделались сапфировыми, но он не без труда оторвал меня от своей груди.
– Сначала дело, Hasi. Чуть позже я позволю тебе сделать все те сумасшедшие вещи, о которых ты сейчас думаешь.
– Я придумаю еще и не то, – предупредила я, дрожа от желания дотронуться до него, обладать им. Мое тело переполняли странные ощущения. Все, что меня сейчас волновало, – это желание прижаться к Адриану. Я расстегнула пуговицы на своем жакете и бросила его на пол, а Адриан все толкал и толкал меня через толпу танцующих, которая издалека казалась такой плотной. О меня терлись другие люди, но я хотела только Адриана, только его тела жаждало мое тело. Я провела рукой по своему животу и сжала грудь, представляя, что это его рука. Я сорвала с себя свитер.
Адриан замедлил шаг, чтобы подобрать с пола и мой жакет, и свитер.
– Hasi, посмотри на меня. Ты должна сопротивляться чарам. Эти чары заставляют тебя чувствовать то, о чем позже ты пожалеешь.
– Я хочу тебя, Адриан. Я немыслимо тебя хочу. И я никогда об этом не пожалею. Люби меня, дорогой. Люби меня прямо здесь и прямо сейчас!
Он выругался чуть слышно себе под нос и вытолкал меня из толпы. Перед нами появилась дверь, выкрашенная красным, с табличкой «Посторонним вход воспрещен». Он постучал, а я обняла его за широкие плечи, покрывая поцелуями шею. Я потерлась о него бедрами в вульгарном приглашении.
– Я хочу чувствовать, как ты двигаешься внутри меня, Адриан. Я хочу, чтобы ты был грубым и горячим со мной. Я хочу чувствовать, как ты дюйм за дюймом скользишь во мне.
Моя рука опустилась вниз и нашла ширинку его джинсов. Его плоть рвалась наружу, сдерживаемая лишь молнией и его волей. Его рука легла на мою. Он хотел остановить меня, но прикосновение сказало мне все о его желании, и я бесстыдно продолжала гладить его. Страсть росла в нем вместе с нестерпимым голодом. Чернота, которая все еще заполняла часть его души, сделалась красной от возбуждения.
– Люби меня, – выдохнула я, схватила его за волосы и притянула к себе, чтобы впиться губами в его губы.
Он сгреб меня в охапку, прижал к себе и впился в меня губами.
– Неужели ты так давно здесь не был, что забыл заколдовать себя перед входом в это гнездо разврата? – спросил голос позади Адриана.
Его тело напряглось, губы наши разомкнулись, и, прежде чем я смогла опротестовать его действия, дверь перед нами распахнулась и мы оказались в маленькой комнатке. Дверь за нами закрылась, отрезая музыку и то желание, что переполняло меня. Эффект был такой, словно меня окатили ледяной водой.
Адриан поставил меня на пол и безмолвно передал мне жакет и свитер.
– Вот дрянь! – взвизгнула я, схватила свою одежду и натянула на себя, ни на кого не глядя. Теперь я слабо припоминала, как мне кто-то рассказывал, что чары – это своего рода магическое принуждение, которое можно добавить к чему-либо визуальному или воспринимаемому на слух – например к музыке, – но я и понятия не имела, что это такая сильная штука. Что уж говорить, когда чары попадают прямо в яблочко. Мое тело до сих пор подрагивало от наведенной чарами похоти.
– Это, как я понимаю, твоя Возлюбленная. Добро пожаловать в мой дом, Нелл.
Я застегнула последнюю пуговицу на жакете и заставила себя посмотреть на женщину, которая поторопила нас войти в комнату. Не знаю, что я ожидала увидеть – никогда не видела уэльских подземных гномов, – но передо мной стояла самая обычная, как и все прочие, женщина с рыжими волосами, веснушками по всему лицу, полная и в обтягивающем ярко-красном платье, под цвет двери. Она улыбнулась с какой-то хитринкой в глазах и вяло махнула рукой в сторону зала, что остался позади, за проходом:
– Я приношу свои извинения за то, что Адриан не подготовил вас к этому. Это немного наивно, но местным, похоже, нравится.
Я вымученно улыбнулась и пробормотала извинения за свой небольшой стриптиз. Лишь потом я подняла взгляд на Адриана.
– На меня это никогда не действовало, – сказал он и пожал плечами, скидывая плащ и отправляя его следом за ранцем на черно-красный стул. – Я и не думал, что нужны какие-то меры безопасности.
Гигли улыбнулась, и я сразу растаяла, несмотря на смущение из-за того, что чуть не изнасиловала Адриана на людях.
– Раньше ты этого не чувствовал, потому что у тебя не было Возлюбленной. Твои эмоции в ее адрес сделали тебя уязвимым к чарам. Но прошу вас, садитесь. Чем я могу помочь вам?
Я села в черное кожаное кресло. Адриан стоял позади меня, и я чувствовала по его напряжению, что ему неловко и дискомфортно.
– Я ничем не смогу отплатить тебе за помощь, Гигли. Ее улыбка преисполнилась печали.
– Ты многое сделал для меня в прошлом, Адриан, и ни разу не попросил ничего взамен. И я буду счастлива оплатить свой долг перед тобой, хотя должна предупредить тебя, что у меня не много наличных денег. Мои клиенты требуют только лучшего, и не далее как на прошлой неделе мне пришлось лететь за новой группой сильфов, потому что последние девочки ушли в профсоюз и решили открыть свой собственный бизнес. – Она разочарованно фыркнула. – И это после всего, что я сделала для них! Так-то они расплатились со мной!
Адриан нахмурился:
– Мне, конечно, жаль, что у тебя проблемы с рабочей силой, Гигли, но…
– Неблагодарные, эгоистичные девки, – возмущалась Гигли. – Всегда думаешь, что они проявят к тебе хоть толику преданности, да где там. Едва научатся, как ублажать полтергейста, и фьють, только я их и видела.
– Полтергейста? – изумленно спросила я, вскинув брови, и посмотрела на Адриана.
– Они и костюмы с собой забрали. Вы хоть представляете себе, как это дорого – одеть сильфа? Это же только тончайший шелк и паутинка.
– У Гигли свои клиенты, – ответил Адриан на мой вопрос и нахмурился, став чернее тучи.
– А еще они забрали специальные плетки. В них вплетены поднебесные нити сладострастия, только так можно доставить удовольствие полтергейсту.
– Правда? – Я покосилась на дверь, воспоминания о переплетенных телах все еще были свежи. – Так там что, одни полтергейста? Ну-ну. А мне они совсем не показались призрачными.
– Это потому, что они вовсе не полтергейсты. Гигли использует холл как прикрытие для настоящих клиентов.
– Для привидений, – подытожила я таким тоном, словно ничего необычного в публичном доме для призраков не было.
– Вот именно.
– Они удивительно хорошо платят, – добавила Гигли, видимо, устав возмущаться поведением своих сильфов. – Не деньгами, конечно, всем известно, что они не понимают, что такое материальные ценности. Нет, они доки по ловле кобольдов. А прирученный кобольд на рынке стоит сумасшедших денег.
– Кобольды? – переспросила я, изо всех сил стараясь не выглядеть полной идиоткой.
– Это один из видов домашних чертей, – ответил Адриан. – Может, вернемся к сути разговора…
– Они пользуются большим спросом среди богатеньких, – сказала Гигли доверительным тоном. – Взрослый обученный кобольд запросто уйдет на рынке от четырех тысяч евро. Теперь понимаете, почему так важно, чтобы полтергейсты были всем довольны?
– Да, теперь я, конечно, понимаю, – согласилась я и подумала, не пора ли моей голове распухнуть от бесконечного потока удивительных вещей, что нахлынул на меня за последние трое суток. – Это очень даже логично. Сначала вы нанимаете сильфов, чтобы они ублажали полтергейстов, чтобы обязать их, в свою очередь, охотиться на кобольдов. Чего тут непонятного?
Рука Адриана опустилась мне на плечо и слегка сжала его.
– Гигли, ты пугаешь Нелл.
– Мне вовсе не страшно. Я беспокоюсь, да, беспокоюсь, как бы не сойти с ума от всего этого, но я вовсе не напугана.
– Нам нужно два билета до Лондона, – сказал Адриан, не обращая внимания ни на мой повышенный тон, ни на попытки Гигли свести все к шутке. – Если ты нам купишь эти билеты, то будем считать, что ты мне ничего не должна.
– Идет, – сказала она и подняла с черного стеклянного столика, что стоял в углу, черный телефон. Она набрала номер и прикрыла трубку ладонью. – Мне нужны ваши паспортные данные.
Я посмотрела на Адриана. Он посмотрел на Гигли.
– Что? – спросила она, ее рыжие брови сошлись на переносице. – Не говорите мне, что у вас нет с собой паспортов.
– Мой паспорт при мне, – медленно сказал Адриан и перевел взгляд на меня.
– Но мой паспорт остался в замке у Кристиана. Гигли опустила телефонную трубку на место, взгляд ее серых глаз внезапно сделался убийственно жестким. Она оглядела меня с ног до головы, затем посмотрела на Адриана:
– Кристиан? К. Дж. Данте? Он коротко кивнул.
– Если у тебя нет паспорта, то как вы попали из Чехии в Германию?
– Адриан заставил меня надавить на кондуктора в поезде. Вообще-то получилось чудесно, хотя я и понятия не имела, как заставить человека делать то, что я хочу, с помощью ментального воздействия, но… – Я закусила губу и воровато посмотрела на Адриана. Его лицо словно окаменело, он не сводил напряженного взгляда с Гигли. – Но на вокзале в Кёльне у нас произошел сбой, так что снова у нас это не получится.
– А нельзя сделать так, чтобы Данте выслал тебе паспорт?
– Вы шутите? – Я вымученно улыбнулась, а пальцы Адриана крепче сжали мое плечо. – Кристиан спит и видит, как бы нас убить. Не думаю, что он станет помогать нам убежать из Германии.
Она тяжко вздохнула и посмотрела огромными глазами на Адриана:
– Ты не сказал, что это Темный Данте преследует вас. Адриан так сильно сжал мое плечо, что мне стало не на шутку больно. Я коснулась его пальцев в беззвучной просьбе ослабить хватку. Он тут же так и сделал и погладил меня, отвечая Гигли:
– Разве это важно, кто именно пытается нас найти? Нам все равно надо попасть в Лондон.
– Но это все меняет. Ведь Данте – это… – она беспомощно развела руками, – это неограниченные ресурсы. И ты это знаешь не хуже меня. Нельзя так просто взять и заказать тебе билет до Лондона. Именно в аэропорту они и будут искать тебя в первую очередь. Если ты все же настаиваешь на том, чтобы лететь, то вам надо делать новые паспорта, а с этим я вам не помогу.
Я встала, беря Адриана за руку. Меня переполняло отчаяние, которое прошло через него и вернулось ко мне преумноженным многократно. Мне хотелось кричать от бессилия бороться с препятствиями, которые вырастали на каждом нашем шагу.
– Послушайте, я знаю, мы многого просим и я мало что могу предложить взамен, но я могу обналичить часть пенсионного фонда…
– Деньги. – Она фыркнула. – А что толку в деньгах? Это в мире смертных они имеют такую цену, а я свожу свои контакты с этим миром к минимуму.
– Что ж, это как раз тот самый случай, когда приличная куча денег решила бы проблему, – выпалила я и тут же пожалела, что позволила себе сорвать дурное настроение на человеке, который пытается нам помочь. – Простите. Я не хотела вас обидеть. Просто нам очень важно попасть в Лондон. Очень, очень важно. И мы сделаем все, что сможем, чтобы добраться туда. Так что, чего бы это ни стоило – деньги, информация, кобольды, все, что угодно, – мы добудем все, лишь бы оказаться на борту самолета через пару часов.
Адриан освободил свою руку из моей ладони и обнял со спины, прижав к своей груди.
– Ты знаешь кого-нибудь, кто может сделать нам новые паспорта?
Гигли, которая слушала мою тираду поджав губы, смягчила свой взгляд. Ее губы расслабились, приобретя естественную полноту, и она посмотрела на нас.
– Тюлень.
Я навалилась спиной на Адриана, слишком утомленная, чтобы еще чему-нибудь удивляться.
– Ручной или дикий? – спросила я.
– Да нет же, человека, который может вам помочь, зовут Тюлень, – сказала она, опуская взгляд. – Он может вам обоим выправить новые паспорта.
– Во что нам это обойдется? – спросил Адриан клокочущим голосом.
Она не посмела посмотреть ему в глаза.
– Об этом вы договаривайтесь с ним сами. Здесь я вам помочь не могу. Как только у вас будут паспортные данные, я обеспечу вам билеты на ближайший рейс до Лондона.
У меня было плохое предчувствие по поводу этого парня по имени Тюлень, но другого выхода из ситуации я не видела. Адриан тоже был в отчаянии, и я чувствовала это, отчего мне было только хуже. Гигли написала координаты Тюленя, а я растирала руки, пытаясь хоть как-то задавить ощущение надвигающейся катастрофы, которое лишь усиливалось с каждой минутой нашего пребывания в Германии.
Прежде чем мы ушли, Гигли как-то странно на меня посмотрела, после чего открыла стальной сейф и достала маленькую зеленую книжицу, которую протянула мне.
– Что это? – спросила я, пролистывая книгу. Книга была на латыни, страницы пестрели диаграммами и краткими пояснениями к довольно дурным стихам. Я перевела несколько предложений и сильно удивилась, когда поняла, что стихи – это… заклинания.
– Это книга магических формул. Как видишь, она не очень старая, и, следовательно, в букинистической лавке за нее много не дадут. Мне подумалось, что тебе она понадобится, раз ты волшебница.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
Загрузка...