Уильямсон Джек - Игрушки http://www.libok.net/writer/2101/kniga/29887/uilyamson_djek/igrushki 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Это Восточная Анатолия. – Адриан опустил в автомат монеты и забрал билеты на ближайший поезд.
– А, так это в Турции, поняла!
– Статуэтка изображает демона с головой грифона. Эта фигурка использовалась при обряде поклонения у алтаря, возведенного в честь Асмодея. Когда он лишился кольца, то оказался прикованным к статуэтке, поскольку она была ближе всего к Асмодею.
– Ха, так, значит, он застрял в Британском музее в статуэтке! Тогда где нам искать Сейера?
– Полагаю, там же, где и его Возлюбленную, – ответил Адриан, поторапливая меня к поезду, который только что прибыл.
Я уже немного устала удивляться тому, что он говорил, так что не стала останавливаться и требовать немедленных объяснений. Я выдержала, пока мы не сели на заднюю скамью в последнем вагоне, и вот там я спросила самым что ни на есть обыденным тоном:
– Он нашел ее, но они еще не воссоединились? Во всяком случае, именно это я узнала, когда последний раз о нем слышала.
Адриан беспокойно озирался по сторонам, изучая пассажиров. Занимался рассвет, но, очевидно, меня это волновало больше, чем его, он продолжал наблюдать за происходящим. Большинство людей, что ехали вместе с нами, судорожно пили быстро остывающий кофе из дорожных термосов и читали утренние газеты, моргая спросонок.
Я сжала руку Адриана в своей ладони:
– Слушай, ангелочек, я знаю, что ты хочешь меня защитить и обезопасить наше путешествие, но здесь нам наверняка ничто не угрожает. Никто не знает о том, что мы в Англии, более того, я совершенно уверена, что всем пассажирам наплевать на нас.
Он изумленно приподнял брови и посмотрел на меня, сжав губы в тонкую линию:
– Ангелочек?
Я вздохнула и примирительно подняла руки:
– Я пытаюсь подобрать уменьшительно-ласкательное имя для тебя, но ничего не подходит. Ты хоть представляешь, как это трудно – найти любовное имя вампиру? Вы ведь, ребята, предпочитаете имена типа Предатель, или Острый Зуб, или какой-нибудь Отрыватель Голов, или в лучшем случае Влад, которые никак не сократить, не превратить в милое доброе прозвище.
Брови Адриана поползли еще выше.
– Влад? Ты, вероятно, имеешь в виду Влада Закалывателя, человека, которого потом стали называть Дракулой?
– Не важно. Дело в том, что «милый» звучит как-то уж слишком слащаво, а «дорогой» или «сладенький» тебе явно не подходят. Вот и остаются варианты вроде «ангелочек», «пончик» и в крайнем случае «любимый».
– Лучше уж «любимый», – ответил он, стараясь выглядеть сурово и надменно, как настоящий Предатель, которого боялись не одно столетие, но я видела, как подрагивают уголки его губ, готовые расплыться в милой улыбке.
– Знаешь, чем чаще ты будешь это делать, тем легче у тебя будет получаться. Я имею в виду твою улыбку. – Я поцеловала его в губы.
– В моей жизни было не много того, что заслуживало улыбки, – вымолвил он, уставившись невидящим взглядом в пространство перед собой. Памятуя о том, что мы не одни в вагоне, я перенесла поцелуи с губ на щетинистую щеку.
– Знаю, что не много, но это скоро изменится. Теперь у тебя есть я, а все мои друзья говорят, что я эксцентричная девчонка, так что ты со мной не соскучишься. Я – именно то, что тебе нужно.
На секунду мне показалось, что он собирается оспорить это заявление, но отчего-то он передумал. Я прижалась к нему, чтобы быть рядом, чтобы чувствовать, что он чувствует, чтобы слышать, что он думает.
Так Влад был одним из вас?
Темным? Нет, что ты.
Тогда кто он такой? И почему Врем Стокер думал, что он вампир?
Дракула был стригой, членом редкого клана. Стриги питались кровью по собственному выбору.
А вы, Темные, вынуждены пить ее?
Адриан провел большим пальцем по моей скуле нежным жестом, который растопил мое сердце.
Темные не могут вырабатывать кровь. Мы должны брать ее из других источников, но мы не питаемся ею. Я пью твою кровь, и она соединяется с моей, давая мне жизнь.
Мне причудились эротические образы, от которых по спине пробежали мурашки. Я знала, что не стоит думать об этом слишком много, или пассажиры утреннего поезда увидят самое страшное в своей жизни зрелище.
– Давай вернемся к твоему брату. Почему бы ему не пройти Воссоединение со своей Возлюбленной?
На его лице отобразились одновременно сожаление, боль и что-то очень похожее на смущение, после чего он отвернулся к окну.
– Сейер всегда был нацелен на обладание громадной силой. Я сделал все, что мог, чтобы помешать ему получить безграничное могущество, но сил моих, судя по всему, недостаточно.
Я посмотрела на него, слегка озадаченная его словами. Он сжал челюсти и кулаки, что выдавало его желание скрыть от меня очередной приступ гнева. Но я знала, что он не мстительный человек, я чувствовала это своим сердцем.
– Ты совершил немало плохих поступков, Адриан, – мягко сказала я едва слышно, чтобы никто, кроме него, не услышал меня. Его тело напряглось, но он все же повернулся и посмотрел на меня. Я улыбнулась, чтобы он видел любовь в моих глазах. – Но ты не виноват в этом. Ты не просил, чтобы Повелитель демонов проклял именно тебя. Ты не получал удовольствия от того, что тебя заставляли делать от его имени. Ты не злой человек, а посему я знаю, что у тебя были причины мешать брату.
Он смотрел на меня недоверчиво какое-то время. Его глаза горели печалью.
– Ты единственный человек в моей жизни, кто верит в меня, Hasi. Ты единственная, кто меня не боится. И я клянусь всеми богами, что если бы я был в силах изменить неизбежное, то я бы это сделал. Я бы отдал душу, которую ты так стараешься мне вернуть, чтобы изменить свое будущее, но это невозможно.
Я наклонилась к нему, чтобы поцеловать, но в последний момент изменила направление и вместо этого лизнула его в нос. Он ошарашенно посмотрел на меня, чего я и добивалась.
– Знаешь, я никогда не была среди тех, кто так легко покупается на это уловку с судьбой. Я всегда верила, что жизнь – это то, что ты сам творишь своими руками. А поскольку я намереваюсь провести остаток своей жизни с тобой, то я была бы тебе очень признательна, если бы ты бросил свои упаднические настроения. Вместо того чтобы кричать с утра до вечера, что ты Предатель и все пропало, лучше подумай, как победить брата в поединке, потому что я не собираюсь сдаваться вместе с тобой. Так что давай поговорим о Сейере и о его слабых сторонах. Я уже поняла, что он рвется к могуществу, а с кольцом Асмодея у него есть все шансы достичь его. Но что за история с его Возлюбленной? И почему он не воссоединится с ней, если это вернет ему душу?
Адриан протяжно вздохнул, отчего я лишь улыбнулась про себя. Я знала, с каким трудом он удерживает свой имидж плохого парня, но я также знала, что его деньки в роли Предателя скоро закончатся. Пора ему понять, что власть на корабле поменялась и теперь все будет иначе.
– Для Темного воссоединиться со своей Возлюбленной означает слияние их душ на веки вечные. Они не смогут больше разъединиться.
Я проигнорировала его красноречивый взгляд и лишь кивнула.
– Поэтому любые решения, которые он принимает, скажутся на ней и наоборот. Власть и могущество, которых так жаждет Сейер, будут стоить ему не только его души, но и души его Возлюбленной.
– И он не хочет, чтобы бедная женщина оказалась проклята, – подытожила я и снова кивнула.
Но Адриан отрицательно покачал головой:
– Я рад был бы поверить в благородство брата, но все гораздо проще: он не может один решить все за двоих. Без согласия его Возлюбленной ничего не выйдет. Она сама решает, подчиниться ей Повелителю демонов или нет. Сейер не может заставить ее сделать это, и не важно, воссоединились они или нет.
– А-а-а. – Я думала над этим, а поезд остановился на станции. Несколько человек вышли из вагона, но еще больше зашли. Адриан внимательно осмотрел каждого и успокоился лишь тогда, когда все расселись по местам. – Значит, он не воссоединился с ней, потому что она отказывается подчиниться Повелителю демонов, а Сейеру нужно могущество. Поняла. Но зачем он тогда бросился к ней сейчас?
– У него есть кольцо, – мрачно сказал Адриан, глядя в окно. Солнца не было, это был типичный пасмурный дождливый британский день. – Он воссоединится с Белиндой, затем воспользуется кольцом, чтобы вынудить ее подчиниться своей воле. Только так он может достичь того, к чему стремился все эти годы.
Мое сердце заныло. Я не только все испортила в спасении племянника Адриана, но еще и обрекла невинную женщину на вечное рабство у Повелителя демонов.
– Черт возьми!
– Вот именно, – согласился он, глядя, как появляются предупреждающие знаки о приближении к станции. – Давай выбираться отсюда. Мне нельзя долго находиться на улице в светлое время суток.
– А ты знаешь Возлюбленную Сейера? – спросила я, скорее желая отвлечься от грустных мыслей и чувства вины, нежели из желания на самом деле знать правду. Я пошла за Адрианом. Мы сошли с поезда на маленькую пригородную станцию.
Он как-то странно посмотрел на меня и поднял ворот плаща.
– Ты назвал ее Белиндой, – заметила я. – Надо полагать, ты ее знаешь.
– Да, я ее знаю. Она… она была… мы с ней совокуплялись. Будь добра, спроси у таксиста, свободен ли он. Если да, то мы поедем к Белинде в паб. Если мы поторопимся, то свет не успеет навредить мне.
Я схватила его за руку и оттащила в дальний угол крохотного зала ожидания, подальше от людей, которые входили и выходили в большие стеклянные двери.
– Вы совокуплялись с ней?
Он нахмурился, но я предвидела его реакцию, и сейчас мне было не до его эмоций.
– Да. А ты думала, что я девственник?
– Нет. Конечно, нет. Но не надо сваливать на меня это таким вот образом. И уж тем более не надо употреблять слова типа «совокуплялись». Вы же не животные.
– А это и было как у животных, – ответил он и снова нахмурился. – Сначала я думал, что она моя Возлюбленная, но как только я начал спать с ней, – я заскрежетала зубами, мне было неприятно слышать, как он отзывается о своей бывшей любовнице, – я сразу понял, что это не так. Мы встречались ради секса несколько месяцев. Только и всего.
– Так, новое правило, – сказала я, отпустив его руку, чтобы погрозить ему пальцем. – Не рассказывать мне о любовницах без предупреждения. Не использовать слово «совокупляться» и иже с ним в адрес своих бывших подруг. И никогда, слышишь меня, никогда не рассказывать мне о том, как хорошо вы проводили вместе время!
– Ты слишком близко к сердцу все это принимаешь, – сказал Адриан. – Ты тоже, между прочим, была не девственницей, но я же не потребовал от тебя рассказать мне о твоих двух любовниках, что были до меня.
– Откуда ты знаешь, что их было только двое? – спросила я, тут же забыв свою обличительную речь.
Он приподнял брови.
– Черт побери! – воскликнула я. – Ты копался в моей голове, не спросив разрешения, можно ли открывать папку с бывшими парнями! – Я вдохнула поглубже и напомнила себе, что сейчас это не главное. Нужно было решать дела поважнее, чем придираться к словам. – Ладно. Твои отношения с кем-либо до того, как мы познакомились, меня не касаются, но и тебя мои бывшие тоже не должны интересовать. Однако я попросила бы без подробностей о ваших сексуальных взаимоотношениях, когда мы говорим о Белинде.
Адриан кивнул в сторону двери.
– Отлично. Я проверю, свободно ли такси. Но я серьезно, Адриан, никаких разговоров о сексе с Белиндой! Потому что девушки от таких разговоров становятся бешеными.
– Ты просто ревнуешь, – сказал он с нотками самодовольства в голосе.
– Можешь не сомневаться, что я ревную! И ни к чему хорошему это не приведет, так что сотри свою самодовольную улыбочку с лица.
Спустя три минуты мы летели по улицам Лондона. Ночью шел дождь, но сейчас облака мало-помалу рассеивались, и солнце начинало всходить. Адриан достал из ранца мягкую фетровую шляпу. Он надел ее и еще выше поддернул воротник, и казалось, совсем не страдал от солнечных лучей.
Он коснулся меня рукой.
Чего ты с таким очевидным любопытством на меня смотришь, Hasi ?
Я просто жду, когда же появится дым. Я бросила взгляд за окно. Уже совсем рассвело. Я не хочу, чтобы ты начал гореть средь бела дня.
Меня окутало одеялом его благодарности. Обо мне еще никто никогда не беспокоился. Всем было наплевать, страдаю я или нет. Ноя не буду дольше держать тебя в неведении, Hasi . Хотя я бы предпочел, чтобы ты этого не делала, но когда мы воссоединились, ты дала мне некоторую устойчивость к приглушенным солнечным лучам. До тех пор, пока я буду укрыт от прямых лучей, мне ничто не угрожает.
– Хорошо, – сказала я и убрала его руку со своего запястья. Адриан ответил на вопрос таксиста, который интересовался, в какой паб нас везти, не обращая внимания на реплику, что в такой ранний час все пабы еще закрыты.
И все же любопытство взяло во мне верх.
– Итак… м-м-м… насчет этой Белинды. Ты сказал, что какое-то время считал, что она, – я посмотрела на него через водительское зеркало заднего вида в салоне, – подходит тебе. Но она не подошла тебе, зато подошла Сейеру. А он знает, что ты с ней встречался?
– Да, – ответил он. И лицо, и голос его были мрачнее тучи. – Мы никогда не были особо близки, но когда он узнал обо мне и Белинде, то просто с ума сошел от гнева и жажды мести. Последние десять лет он пытался покончить со мной различными способами. А настоящей причиной этого было вовсе не желание избавить мир от Предателя.
– Вот подонок! – воскликнула я, припоминая особенно неприятные проклятия из книжицы заклинаний. – Дай мне только срок, и я разберусь с ним.
Адриан не стал говорить очевидного – до тех пор, пока у Сейера остается кольцо, ни Адриан, ни я, ни оба мы вместе ничего не сможем ему сделать.
– Раньше я думал, что Сейер просто воспринимает ситуацию с Белиндой слишком остро, но теперь… – Он убрал упавший на мое лицо локон. – Теперь я понимаю, какие чувства пробудил в нем, когда он понял, что я был близок с его Возлюбленной.
– Погоди-ка, – негромко сказала я, не обращая внимания на приступы ревности, которые испытывала каждый раз, как представляла себе Адриана с другой женщиной. – Ты сказал, что вы с братом никогда не были близки. Я знаю, что ты Предатель и все такое, но Сейер же твой близнец! Как так получилось, что вы никогда не были с ним в хороших отношениях?
Глаза Адриана окрасились в цвет подводной части айсберга.
– Меня отдали в услужение Асмодею, когда мне не было и двух лет. Мой отец обменял меня на дар очаровывать женщин.
Я в ужасе уставилась на него. Я знала, что выгляжу глупо со стороны, но мне было все равно, я несколько долгих мгновений не могла прийти в себя от услышанного.
– Твой отец сам отдал тебя Повелителю демонов? Когда ты был всего лишь ребенком? Так вот как ты был проклят?
Он прикоснулся пальцем к моим губам, чтобы я замолчала.
Твой собственный отец, зачавший тебя, отдал тебя Повелителю демонов?! Что, вот он так просто и сказал: «На, забирай моего ребенка и дай мне искусство всех соблазнять»? Так и было?
Это уже давно в прошлом, Hasi . Я благодарен тебе за праведный гнев и негодование, которые ты испытываешь по этому поводу, но уверяю тебя, что сам я уже давно смирился со своей судьбой.
Что ж, зато я не смирилась. Я повернулась к нему, взяла его лицо в ладони и пристально посмотрела в глаза. Ты не Предатель, Адриан. Это тебя предали. Твой отец еще жив?
На его лице заиграла улыбка, и он взял мои ладони в свои руки, чтобы поцеловать их.
– Нет. Он покончил с собой много лет назад, когда устал от такой примитивной жизни.
Как ни странно, но это только еще сильнее разозлило меня.
– Он продал тебя в рабство, обменяв на секс, а потом покончил с собой, когда ему надоели его забавы?
– Вряд ли все было так просто.
– А что же Сейер? Отец и его тоже продал?
– Нет. – Адриан не встречался со мной взглядом, но мне не надо было видеть его глаз и даже касаться его, чтобы чувствовать, как ему больно. – Сейер родился первым. Почему-то отец считал, что он не стоит так дорого, как я.
– Каков отец, таков и сын, – пробормотала я тихо, но Адриан услышал меня. – Весь в отца.
– Приехали, – сказал водитель и притормозил перед старым зданием. Над дверью красовалась вывеска, на которой священник в полном облачении оглядывался через плечо на бесстыдную деваху с розгой в руках. – «Порка для епископа». С вас шесть фунтов и десять пенсов.
Я во все глаза уставилась на вывеску, а Адриан тем временем сунул водителю какие-то деньги. Мы вышли и направились к маленькой неприметной двери сбоку паба.
– У меня есть вопрос. Это настоящий паб? Или это еще одно заведение, как у Гигли?
Ямочки на его щеках очертились резче, когда улыбка тронула его губы. Он коротко постучал в дверь, взлетев по ступенькам на небольшое крыльцо.
– Ты не возражала против моего знакомства с Гигли, несмотря на ее бизнес, так какие у тебя претензии к Белинде, даже если это и бордель?
– Какие? Гигли сказала, что единственные бессмертные, которых обслуживают в ее заведении, – это полтергейсты, а посему мне не надо беспокоиться, что тебе предложат там запретные сладости. А это, – я махнула на стену паба, – совсем другая ситуация!
Дверь открылась прежде, чем он смог ответить, на порог вышла женщина, которая, очевидно, только что проснулась. Я внимательно посмотрела на нее, на ту, которую Адриан считал когда-то своим спасением. Она была красивой, гораздо красивее, чем можно ожидать от владелицы паба. Она была на несколько дюймов ниже меня, с короткими кудрявыми каштановыми волосами и карими глазами.
– Адриан! – воскликнула она в полном изумлении. Но тут же лицо ее помрачнело. – Ты слышал что-нибудь? Ты нашел Деймиана? Сейер сказал, что он у Повелителя демонов. Это так? Мы потеряли его навсегда?
– Деймиан? – спросила я, немного удивленная искренней озабоченностью в ее голосе, но тут же подумала, что если она Возлюбленная Сейера, то нет ничего удивительного в том, что она волнуется о его сыне.
– Белинда – мать Деймиана, – объяснил Адриан и снова повернулся к женщине: – Сейер здесь?
– Нет, – ответила она и жестом пригласила нас пройти внутрь, в небольшое хозяйственное помещение позади пивного зала.
Нервозность Адриана ослабла капельку после ее слов. Да и я вздохнула с облегчением.
– Слава Богу, его еще не было. Мы до смерти боялись, что вы воссоединились.
Дверь закрылась с легким щелчком, и Белинда повернулась к нам лицом:
– Боюсь, вы неправильно меня поняли. Сейера сейчас нет, но он приходил раньше. И мы уже воссоединились. Сейер настоял, чтобы мы прошли последние ступени прошлой ночью, до того, как он пошел созывать свою армию.
– Армию? – слабо переспросила я, слепо пошарив рукой позади себя в поисках стула. Ноги мои подогнулись, когда я представила себе, к чему приведут действия Сейера.
– Да, – кивнула Белинда и засуетилась на крохотной кухоньке. – Он ушел созывать войска, чтобы победить своего врага и освободить Деймиана. Он совершенно уверен, что теперь ему никто не сможет противостоять. У него есть какое-то особое кольцо, и с ним он практически непобедим. Он сказал, что никто, даже сам Повелитель демонов, не может устоять перед ним теперь. – Она замолчала, переводя взгляд с неподвижной фигуры Адриана на меня, веселая улыбка не сходила с ее лица, как будто она не обрекла присутствующих в кухне на страшную судьбу. – Что будете, чай или кофе?
Глава 15
– Как ты себя чувствуешь сейчас, Нелл?
Я стянула со лба холодное полотенце и вполглаза глянула на Белинду, которая сновала вокруг меня.
– У меня живот разболелся от собственной безалаберности. Не говоря уж о чувстве вины, которое не перестает глодать меня. Это же надо, перепутать Адриана и Сейера. Из-за этого тебе придется теперь страдать всю свою бессмертную жизнь. А еще меня просто с ума сводит, что в это втянули твоего сына. И последнее, мне безумно хочется придушить отца Адриана и Сейера, но он, увы, мертв, так что мне остается только ненавидеть его посмертно.
Белинда выглядела немного обескураженной от моего эмоционального ответа.
– Я всего лишь хотела узнать, как твоя голова. Боль прошла?
Я вздохнула и села, аккуратно сложив полотенце. Только после этого я рискнула улыбнуться. Это вызвало боль, но все же улыбка получилась, и я вложила в нее все, что смогла.
– Уже намного лучше. Спасибо за аспирин.
– Да не за что. Тебе кофе черный или с молоком?
– Черный, пожалуйста.
Она кивнула и ушла на кухню, даже не бросив взгляда на Адриана, который стоял у окна и смотрел на улицу через осторожно приоткрытые жалюзи. Почувствовав мой взгляд, Адриан повернулся ко мне:
– Все пропало, Hasi. Он воссоединился, у него есть кольцо, и он собирает армию, чтобы уничтожить обоих, и Асмодея, и меня.
– М-м-м… Я воздержусь от комментариев по поводу твоего «все пропало». Мы ведь даже не можем с уверенностью сказать, что Сейер собирает армию именно против тебя.
– Я не могу позволить себе роскошь твоих сомнений. Он придет за мной с той же точностью, с которой он попытается низвергнуть Асмодея. И Сейер абсолютно прав – с кольцом он практически непобедим. Я не выдержу его атаки, а воссоединившись с Белиндой, он получил достаточно силы, чтобы победить Асмодея и уничтожить меня.
Я нахмурилась и бросила взгляд в сторону кухни. Белинда счастливо напевала что-то вместе с радио, неспешно накрывая нам завтрак.
– Вот теперь я действительно немного сбита с толку. Ты сказал, что Сейер воспользуется кольцом, чтобы вынудить ее пожертвовать своей душой ради него. Я понимаю, почему он воссоединился с ней после того, как заполучил кольцо. Но вот чего я не понимаю, так это каким образом он станет сильнее, ведь ты сам говорил, что связь будет удерживать его.
Адриан снова посмотрел в окно. Его лицо застыло, словно высеченное из мрамора.
– Душа Возлюбленной обладает великой ценностью. Она по природе своей кристально чиста, поскольку являет пример бескорыстной любви. Тем, кто ищет власти в темных силах, это дает практически безграничные возможности.
– Так он приобретает могущество только в силу того, что воссоединился с ней, а душа ее чиста и невинна?
– Что-то вроде того.
Я потерла лоб. Я устала, кроме того, я физически чувствовала голод и утомление Адриана. Мы словно не спали несколько дней кряду.
– Но при чем здесь Деймиан? Не станет же Сейер и его приносить в жертву?
– Нет, его он приносить в жертву не станет. Если только… да нет, не станет. Даже Сейер не сможет получить дополнительный источник силы таким путем. – Судя по голосу, Адриан совершенно вымотался. Его глаза затуманились болью и предчувствием неминуемого поражения. Это был взгляд, который одновременно наполнил мое сердце отчаянием и желанием броситься в атаку. Я решила, что последнее предпочтительнее, поскольку только так можно было хоть чего-то добиться в сложившейся ужасной ситуации. Вот только атаку не мешало тщательно спланировать.
– Это радует, но даже если Деймиан в безопасности, то все равно Сейер настоящее чудовище, раз решился воспользоваться Белиндой таким образом. Нам просто необходимо его остановить. Мы не можем допустить, чтобы он пожертвовал ею, даже во имя спасения Деймиана.
Адриан провел рукой по волосам, под глазами его темнели круги.
– Слишком поздно, Hasi. Сейер теперь непобедим.
– Возможно, убить его действительно нельзя, но я этого и не добиваюсь. – Я встала на ноги, подошла к нему, обняла его за талию и просто стояла, прижавшись к его сильному телу и вдыхая его аромат, прежде чем коснуться губами его губ. – Но ведь у меня есть книга заклинаний, которую подарила мне Гигли, и я бы с удовольствием опробовала парочку заклинаний, чтобы слегка уравнять шансы.
Но Адриан упрямо не желал менять своего мрачного настроения.
– Это не повод для легкомыслия, Нелл.
– Я говорю совершенно серьезно, любовничек. – Адриана передернуло. Я улыбнулась. – Прости, я все еще в поиске подходящего имени для тебя.
– Ищи дальше.
Я поцеловала его в подбородок.
– Я не сдамся, если ты не сдашься.
Его брови снова сошлись на переносице.
– Почему ты упрямо пытаешься обмануть саму себя и убедить нас обоих, что я могу победить Сейера? Я уже несколько раз говорил тебе, что до тех пор, пока у него кольцо Асмодея, ни я, ни ты не в состоянии взять верх над ним.
– Хм, у Сейера нет с собой кольца, – сказала Белинда и поставила на маленький круглый столик кофейник, две кружки и тарелку с гренками. Она засуетилась, раскладывая все необходимое для завтрака, совершенно не обращая внимания на повисшую в комнате тишину. Переглянувшись, мы с Адрианом все же взяли себя в руки.
– У него нет кольца? – спросила я, а Адриан одновременно со мной спросил, где же оно тогда находится.
Белинда подняла голову, удивленно глядя то на одного, то на другого.
– Конечно, у него нет с собой кольца. Он сказал, что слишком опасно вызывать миньонов с кольцом на руке, и он отдал его мне на сохранение.
Я безмолвно смотрела на нее добрых пять секунд, готовая разорваться от нахлынувшего вдруг счастья в любую минуту. Адриан схватил Белинду за руки и стал нетерпеливо трясти ее, пытаясь добиться ответов.
– Где оно? Где именно оно находится?
– У меня, – сказала она дрожащими губами и вытащила из-под халата золотую цепочку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
Загрузка...