Вудхауз Пэлем Гринвел - Дживс и Вустер - 22. Этот неподражаемый Дживс http://www.libok.net/writer/3863/kniga/11357/vudhauz_pelem_grinvel/djivs_i_vuster_-_22_etot_nepodrajaemyiy_djivs 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я прошла мимо мастерских, мимо комнат, где восстанавливали японскую керамику, а также мимо анфилады комнат с доспехами, которые я порывалась осмотреть. Но мысли об Адриане заставили меня идти дальше, в самую последнюю комнату, где, по словам женщины из информационной службы, находилась статуэтка, в которой сидел в заточении Асмодей.
Когда я, пройдя незапертые стальные двери, оказалась на лестничном пролете, меня схватили, зажав рукой рот, и оттащили в темноту под лестницей. Мой крик потонул в пальцах зажимавшей мой рот руки. Я хотела укусить захватчика, но тут сознания моего дотронулось знакомое прикосновение.
Я отнюдь не против, чтобы ты искусала меня, Hasi , ноя готов подсказать тебе с десяток более интересных мест, нежели моя рука.
– Адриан! – Я вырвалась и развернулась к нему, бросаясь в объятия. Под моим натиском он ударился спиной о стену, но не стал жаловаться, а только крепче прижал меня к себе, покрывая поцелуями мое лицо. От него так знакомо пахло Адрианом. Я улыбнулась и нашла губами его губы. Он обнял меня за талию, и я чувствовала, как в нем закипает кровь. Страсть накатывала на нас волнами, точно прилив океана, лаская своим теплом. Настал миг, когда я уже не могла думать ни о чем, кроме физической близости с ним.
– Ты голоден, – сказала я наконец, оторвавшись от поцелуя. – Я чувствую твой голод. Ведь я тоже голодна…
Я позволила ему дотронуться до моего сознания. Его глаза окрасились цветом индиго.
– Hasi, я мечтаю о том, чтобы овладеть тобой прямо здесь и сейчас, но мы должны держать себя в руках. Наша встреча с Данте сегодня утром означает, что он заодно с Сейером. К гадалке не ходи, оба будут здесь с подкреплением. Я нашел, где держат Деймиана. Надо освободить его и скрыться до того, как зайдет солнце.
– Ладно, я не стану срывать с тебя одежду прямо здесь, но ты должен хотя бы поесть. Это займет лишь пару минут, а мне понадобятся все твои четыре ракетные тяги, чтобы ты занял наших друзей, пока я буду общаться с Асмодеем.
Его взгляд обласкал меня, прежде чем он провел языком по моей шее. Я напряглась в ожидании сладостного момента боли, когда его клыки войдут в мою плоть. Наконец миг настал, и меня залило жаром страсти и желания. Ничего подобного до этого момента я не испытывала.
Насытившись, Адриан не достал клыки из моей шеи. Я не знаю, что это было, но в течение секунд он довел меня до состояния, близкого к оргазму. Я уже серьезно подумывала о том, чтобы сорвать с него одежду и заставить заняться со мной любовью, когда он втянул клыки и лизнул ранки.
– Ты – моя жизнь, Hasi, – сказал он просто, и я почувствовала его искреннюю благодарность.
– Главное – помни это, когда заикаешься о своем поражении перед Сейером, – ответила я. Голос мой дрожал также сильно, как и мои ноги. Чувство неудовлетворенности трепетало во мне после того, как он напился моей крови. Мне хотелось закончить начатое.
Адриан сдвинул брови и погладил пальцем место укуса. Я знала, что даже без погружения в меня он чувствует мой пульс.
– Нелл…
– Нет, – сказала я, оттолкнув его, и постаралась взять себя в руки, – ты прав, сейчас не время. Но я обещаю, что, когда мы останемся наедине, я тебя просто изнасилую.
На лице его заиграла мальчишеская улыбка.
– Ловлю на слове, Hasi, – сказал он и махнул рукой в сторону лестницы: – Деймиан в подвале.
– А как ты пробрался? – спросила я, стуча каблуками по полым металлическим лестницам. – Ты сделался невидимым или отвел всем глаза?
Я почувствовала, как он разочарованно качает головой.
– И откуда ты берешь все эти глупости о Темных, ума не приложу. Я не могу становиться невидимым, Hasi. Я просто позаимствовал пропуск у одного из работников.
– Фи, как неинтересно. А мне нравилось думать, что ты можешь становиться невидимым. А как же этот фокус с волосами? Ты ведь можешь обернуться стариком со смешными седыми волосами на голове, как в фильмах про Дра-кулу?
Он открыл стальную дверь с табличкой «Произведения древнего искусства: хранилище». Его губы скривились, хотя он и не хотел поддаваться на мои колкости.
– Я бы предпочел обсудить с тобой свои возможности позже, Hasi. А сейчас нам надо сосредоточиться на Деймиане и на задании, которое нам предстоит выполнить.
– Тебе виднее, – удивленно сказала я, проходя вслед за ним вниз по ярко освещенному проходу. Один или двое из работавших в отделе бросили на нас удивленные взгляды, но я нацепила на лицо ту же деловитую маску, что и Адриан, и лишь поправила пропуск, который висел на груди.
Адриан остановился перед еще одной дверью, нервно осмотрелся по сторонам, прежде чем открыть ее, и махнул мне рукой. Я задержалась лишь на несколько секунд, готовя себя внутренне к тому, что мне предстоит там увидеть. Несмотря на минувшее время, воспоминания о трагедии были все еще сильны во мне. Я действительно не хотела столкнуться с подобным снова.
– Hasi, – мягко позвал меня Адриан, его пальцы массировали мне шею. Сожаление в нем все еще было сильно, но надежда была сильнее.
Я кивнула:
– Ладно, давай сделаем это.
В комнате было темно, но Адриан включил свет, когда я прошла не больше пары шагов. Я оглянулась, когда он подтащил деревянный ящик к двери.
– А ты не можешь просто закрыть ее? – спросила я, потирая руки через жакет. В комнате было прохладно, словно кондиционеры работали в режиме охлаждения. Не знаю, чего я ожидала, но комната оказалась именно тем, что и гласила вывеска, – складом. Вдоль стен с пола до потолка тянулись металлические стеллажи, заставленные коробками, деревянными ящиками с наклеенными бирками, гласящими о содержимом, идентификационном номере и дате консервации. В дальнем углу к стене прислонили длинный деревянный ящик, за ним виднелись три ящика поменьше. Мальчика нигде не было видно.
– Мне пришлось взломать замок. Ты можешь заколдовать дверь?
Я продолжала растирать руки, оглядываясь на длинный ящик. Я сделала пару шагов к нему и замерла. Казалось, холод исходил от него. Помимо этого, от ящика исходило что-то еще – знакомое чувство благоговейного трепета и ужаса.
– Вряд ли, – сказала я, сгорая от желания держаться подальше от ящика или, что еще лучше, схватить Адриана и бежать из музея. – Там Деймиан, верно?
– Да. – Голос Адриана был настолько лишен каких-либо эмоций, что я невольно отвела глаза от ящика и посмотрела на него.
Его глаза были бледны, как молодая луна.
– Он мертв?
– Нет. Он погружен в то, что вы, ученые, называете временным прекращением жизненных функций. Он не жив, но и не мертв.
Я поежилась и снова посмотрела на ящик.
– Это то, что могут вампиры, или это дело рук Асмодея?
– И то и другое. Ты должна помочь ему, Hasi. Ты его единственная надежда.
– Я знаю, – сказала я, начиная потеть, несмотря на холод. – И я сделаю все, что смогу, Адриан, чтобы помочь твоему племяннику. Но это очень сложно. – Он начал говорить что-то, но я прервала его. Мне нужно было, чтобы он понял, ито я не трушу. Точнее, дело было не только в этом. – Здесь все пропитано Асмодеем. Меня от этого тошнит. Все как в ту ночь, когда я пыталась снять проклятие с проклятой плащаницы и поднялся Асмодей и забрал Бет. Боюсь, я и сейчас все испорчу. Я не хочу, чтобы Деймиан умер. И… я сама тоже не хочу умирать, не хочу превратиться в овощ.
– Деймиан не умрет, потому что ты ничего не испортишь. – Адриан обнял меня и прижал к своему крепкому и такому надежному телу. Его сознание было открыто для меня, и я чувствовала его уверенность во мне. Он влил в меня силу и целеустремленность, успокоив мои расшалившиеся нервы. – С тобой все будет хорошо. Кольцо защитит тебя. У него много свойств, и пока ты колдуешь, оно не даст тебе навредить ни окружающим, ни себе. Я знаю, ты справишься, Hasi. Это то, ради чего ты живешь на свете.
Я прижалась на мгновение к нему, впитывая его тепло, его решимость и силу, греясь от его уверенности. Затем я кивнула, отступила на шаг, достала кольцо из-под свитера и надела его на палец.
Снова стало тепло, гораздо теплее, чем можно было ожидать. С кольцом на большом пальце я повернулась к ящику. Адриан обошел меня и встал рядом с ним. Я кивнула. Он оторвал крышку, открывая взору тело маленького мальчика, уложенного в солому. Глаза мальчика были закрыты, лицо застыло, словно покрытое воском. Если бы Адриан не сказал, что он жив, я готова была бы поклясться, что он мертв. Переборов желание убежать из комнаты, я заставила себя сделать шаг к ящику. Тело била постоянная дрожь от холода, который снова окутал меня, проникая в кости, замедляя кровь, замедляя биение сердца…
– Hasi!
Я очнулась от транса благодаря резкому окрику Адриана. Я поняла, что это до меня дотянулись эманации проклятия временного прекращения жизненных функций. Было так холодно, что это причиняло боль. Мои суставы заскрипели, когда я отошла на шаг, все тело пронизывали иглы боли. Но я, не обращая внимания на боль, наклонилась ближе, чтобы изучить узор проклятия, которое опоясывало мальчика.
– Книгу. – Я не посмотрела на Адриана, а только протянула руку. Я слышала, как он достал книгу из ранца, и почувствовала, как кожаный переплет лег мне в ладонь. Я нашла нужную страницу, на которой объяснялось, как снимать тюремное проклятие Повелителя демонов. Кольцо удавкой затянулось на пальце, когда я начала читать заклинание, рисуя символы очищения поверх рун проклятия. – Да будет благословен тот, кто связан. Силой моего искусства да переменится то, что сотворено. Да будет освобождено дитя моей кровью. И обниму я тебя любовью, и укрою защитой во всех мирах.
Кольцо сжалось еще сильнее, пока мои слова висели в тишине. Я почувствовала, как Адриан придвинулся ближе к мальчику. Я боялась, что это лишь игра моего воображения, но мне показалось, что плоть Деймиана теряет налет воска.
– Да пребудет с тобой благословение сие, – пробормотала я и провела рукой по проклятию. Рунический узор побагровел, вспыхнув огнем, затем слегка потемнел, остывая до насыщенного фиолетового оттенка. Кольцо вдруг сделалось тяжелым и потянуло мою руку вниз до тех пор, пока пальцы не коснулись изначальной точки узора. Я едва не отдернула руку от холода, который пополз вверх по руке, сдерживая инстинкт самосохранения. Адриан рассчитывал на меня, я должна спасти его племянника. Я не могла смалодушничать в этот ответственный момент. Прикусив до боли язык, я повела палец вверх по узору, распутывая его поворот за поворотом. Проклятие вспыхивало там, где его касался мой палец, и растворялось в воздухе. Боль поднималась по руке, впиваясь в тело с такой силой, что меня опять начало трясти. Мои пальцы дрожали на рунах проклятия. Я сражалась с болью, в любой момент ожидая, что она прольется в мой мозг. Но этого не случилось.
Я продолжила расплетать проклятие, сжав книгу заклинаний в левой руке. Глаза застили слезы, сквозь которые я едва видела текст. Я почти ослепла от боли и холода, но кольцо словно направляло мою руку вдоль сложной линии узора. По мере того как все больше и больше узйов проклятия таяло в воздухе, холод усиливался. У меня было ощущение, что я стою голая посреди Арктики. Стуча зубами, я произнесла последние слова заклинания:
– Да отступит тьма, да исчезнет страсть, все, кто держал тебя, да внемлют моему гласу.
Последний завиток проклятия вспыхнул и рассыпался белыми искрами, отбросив меня в заботливо подставленные руки Адриана. Свет вспыхнул перед глазами, которые и без того ничего не видели. Свет заполнил мою голову, заполнил мою душу, заполнил всю комнату, и на краткий миг я почувствовала абсолютное счастье.
– Что это было? – услышала я свой недоверчивый голос. Мое тело все еще трепетало от остатков сладкого ощущения.
Адриан аккуратно прислонил меня спиной к металлическому стеллажу и быстро вернулся к ящику.
– Это кольцо, – ответил он и извлек тело мальчика из деревянного ящика.
Я потерла глаза левой рукой, с удивлением отметив, что в кои-то веки она стала сильнее правой. Правая же рука свисала точно плеть вдоль тела, безжизненная от холода.
– Получилось? Он жив? Я сняла проклятие?
Мое зрение прояснилось, и я увидела, что Деймиан стоит на ногах, заключенный в медвежьи объятия Адриана, который покрывал лоб мальчонки поцелуями.
Я радостно засмеялась от картинки умиления. Боль и холод стоили того, чтобы увидеть это. Если бы только Сейер смог стать свидетелем такой любви к своему сыну.
Мальчик поднял голову и посмотрел на меня. Он был таким же темноволосым и голубоглазым, как и его отец. Он даже унаследовал фамильную привычку хмурить брови.
– Кто это, папа?
От удивления я едва не потеряла дар речи.
– Папа?
Глава 17
– От нее плохо пахнет. – Деймиан поморщил нос, в его копии глаз Адриана читалось презрение.
– Папа? – снова спросила я, решив, что часть моего мозга, должно быть, замерзла, пока я колдовала. Оставалось надеяться, что он быстро оттает, потому что мне будет очень не хватать этой части. – Он считает тебя отцом? Он думает, что ты – это Сейер?
– Деймиан – мой сын, а не Сейера, – быстро сказал Адриан, затем взял мальчика за плечо и подтолкнул к двери. Вторую руку он протянул мне. – Пойдем, Hasi, нам пора уходить. Нет сомнения, что каждый бессмертный в радиусе пяти миль почувствовал силу, которую ты высвободила, снимая проклятие. Мы должны уйти как можно дальше, пока Сейер и Данте не нашли нас.
– Твой сын? – как попугай переспросила я. Я чувствовала себя еще глупее, чем обычно. Я проигнорировала его руку и заглянула глубоко в его глаза. В них отражались нетерпение и беспокойство, а еще я увидела в них благодарность, природу которой мне не хотелось исследовать, но одно было верно – он прав. Прав насчет силы, которую я высвободила, прав насчет того, что все должны были это почувствовать. – Но ведь он сын Белинды, а это значит…
– Мы обсудим это позже. – Он взял меня за запястье не болезненной, но в то же время стальной хваткой и буквально вытащил из комнаты, толкая впереди себя Деймиана свободной рукой.
– Ты назвал ее «Hasi», – сказал мальчик, оглядываясь назад, пока мы поднимались наверх. – Она что, твоя подружка?
Ужас, который он вложил в слово «подружка», мог означать только то, что он относится ко мне немногим лучше, чем к чумной бактерии.
– С тобой мы тоже обсудим это позже, – процедил Адриан сквозь зубы. Он совершенно игнорировал окружающих, пропуская нас вперед.
– От нее воняет, – фыркнул мальчишка.
– Я думаю, тот, кто еще несколько минут назад был мертвее гвоздя в косяке, мог бы проявить больше благодарности в адрес человека, спасшего его, – парировала я и подумала, что жизнь моя вдруг превратилась в сущий кошмар. Деймиан – сын Адриана?! Мне придется быть мачехой несносному, грубому мальчишке, который считает вдобавок, что от меня дурно пахнет. Я покачала головой, в надежде вытрясти из нее остатки холодного тумана. Нет, наверняка мальчишка такой угрюмый из-за стресса. Ведь его заколдовали, а потом освободили. Уверена, что, когда он оправится от травмы, он…
– Она ведь не будет с нами жить, пап, не будет? – спросил Деймиан через плечо. Мы все еще поднимались по лестнице. – Если она останется с нами, то мне станет плохо.
…и дальше будет таким же маленьким монстром. Я показала ему язык как раз в тот момент, когда мы вышли из подвала.
– Ты, случайно, не видел фильм «Omen – предзнаменование»?
– Быстрее к лестнице, – велел Адриан, не обращая внимания на нашу перебранку. Я решила не продолжать эту глупую перепалку, почувствовав его тревогу. Я осязала в воздухе угрозу. Что-то было не так.
Мы взлетели по ступенькам в главный холл Британского музея, огромный зал посреди музея.
И оказались посреди ада.
Люди метались по холлу, дико вереща. Их крики отражались от стеклянного потолка и возвращались в толпу, множась. Мне показалось, что мы загнаны в ловушку из бесконечного крика.
– Какого черта… – начала было я, но застыла, когда увидела наконец, от чего бежали люди. – Боже правый, это же, это же…
– Мумии, – сказал Адриан и тяжело вздохнул. – Именно этого я и боялся. Я надеялся, что твоя сила не дотянется до них, все-таки нас разделяло несколько этажей, но ты сильнее, чем кто-либо мог предположить.
– Мумии? – спросила я голосом, ставшим вдруг выше на октаву.
Адриан цыкнул на меня и потащил нас с Деймианом налево.
– Под статуей есть выход. Быстрее, пока…
– Мумии! – закричала я, поняв, что мои глаза не обманывают меня. Люди, которые бежали через главный холл, были самыми обычными людьми. Человекоподобные создания, обернутые в бурые бинты, бесцельно и слепо бродили по холлу. – Это же настоящие мумии!
– Нелл! Не говори ничего! – сказал мне Адриан, а Деймиан пошел навстречу им.
– Здорово! – сказал он.
Уровень шума снижался по мере того, как люди покидали здание. Остались лишь немногочисленные работники музея и охранники. Первые сгрудились в сторонке и смотрели, как три мумии бродили по холлу, словно потерявшиеся утята, а последние заняли позиции за статуей.
– А одна из них Имхотеп? Он высосет из всех кровь? Можно я посмотрю, как он будет это делать? – жадно спросил Деймиан.
– Ах ты, вампиреныш кровожадный! – воскликнула я не подумав, все еще глядя на происходящее. Сказала и поняла, как глупо это звучало со стороны. Деймиан с издевкой посмотрел на меня. Ближайшая к нам мумия повернула ко мне голову. При этом шея ее затрещала, и я втянула голову в плечи, ожидая, что сейчас у мумии отвалится голова.
– Нелл, ты должна хранить молчание, – сказал Адриан мне на ухо.
– Что? – спросила я, с ужасом наблюдая, как Деймиан безбоязненно подходит к мумии. Она крутила головой, словно желала рассмотреть, что происходит вокруг, и не могла. В отличие от мумий из фильмов эти вроде бы не пытались убить всех подряд. Если честно, то они выглядели скорее жалко, чем пугающе. Одна из мумий вообще ползала по полу боком, точно краб. Видимо, ей никак не удавалось встать на ноги. – Деймиан, не трогай мумий, они хрупкие, и, если ты до них дотронешься, они развалятся…
Адриан застонал в ответ на мой крик, который разнесся по всему холлу. Мумии, пол которых невозможно было разобрать из-за бинтов, повернулись ко мне. Все три издали странные звуки и двинулись на нас.
– Ради всех святых, женщина, ты будешь меня слушать? – прошипел Адриан, схватил Деймиана за шиворот, меня за руку и потащил нас обоих к боковому выходу.
– Что? А что я такого сделала? И почему они нас преследуют? – спросила я, пока мы торопливо спускались по лесенке к пожарному выходу. Оглянувшись через плечо, я увидела, что мумии по-прежнему движутся за нами.
– Ты подняла их, – мрачно ответил Адриан.
– Ничего я не поднимала!
– Не отпирайся. В обычной ситуации у тебя не хватило бы могущества снять более одного проклятия, но с силой кольца ты сняла все проклятия в здании, включая те, что лежали на мумиях.
– Мумии были прокляты? – Нам в лицо повеяло свежей вечерней прохладой, когда Адриан вышиб ногой дверь пожарного выхода. Меня ослепило голубыми проблесковыми маячками и оглушило сиренами. Я снова оглянулась назад. Мумии продолжали нас преследовать. За ними, правда на почтительном расстоянии, шли работники музея и охранники с ружьями наперевес. Некоторые из них отдавали приказания по рации.
– Некоторые. Не все. Те три, что идут за нами, судя по всему, были прокляты. Идите быстрее, охрана вызвала полицию, и здание будет оцеплено через пару минут.
– А почему я не вижу одну из мумий? – спросил Деймиан, как раз когда мы выбежали из дверей. Уже совсем стемнело, и улицы заполнились людьми, спешащими в пригороды из шумного центра как пешком, так и на машинах. Мы свернули на маленькую стоянку для автомобилей сотрудников музея. Здесь в основном стояли малолитражки.
– Я понимаю, что я сняла проклятия с мумий своими чарами, но вот чего я не понимаю, так это почему они преследуют нас? – спросила я Адриана, который подбежал к ближайшей машине и попробовал открыть переднюю дверь. Но она оказалась заперта.
– Мумии идут на твой голос, – бросил он мне и ударил ногой в боковое стекло машины. Стекло треснуло, но выдержало. – Это часть ритуала, которому ты следовала, снимая проклятие.
Я припомнила слова, которые читала в книге заклинаний. Да отступит тьма, да исчезнет страсть, все, кто держал тебя, да внемлют моему гласу.
– Ну здорово! – вздохнула я. Адриан все-таки выбил стекло со второго раза, поморщившись от того, что осколки усыпали все внутри. – Я, видать, единственная девушка во всей Англии, которой удалось управлять мумиями благодаря своему голосу.
– Залазь в машину, – сказал Адриан Деймиану, когда открыл изнутри переднюю дверь. Я обогнула машину, села на переднее пассажирское сиденье и подождала Адриана, который просунулся внутрь и смахнул осколки стекла с водительского сиденья.
– Я хочу ехать впереди, – заныл Деймиан. Я хмыкнула.
– Эй, а на Деймиана колдовство так же действует, как и на мумий? Он тоже пойдет на мой голос? И будет делать все, что я ему прикажу?
– Это уж вряд ли! – фыркнул Деймиан.
– Нет, на него это не действует. Он существо чувствующее. А мумии уже ничего не чувствуют. – Адриан красочно выругался по-немецки, когда на парковку вышли три потрепанные мумии. -Деймиан, живо в машину!
Слепые глаза мумий смотрели на меня, из их забинтованных ртов раздавались звуки, похожие на мольбу и стон одновременно. Я колебалась не больше секунды, прежде чем открыть дверь машины и выйти к беспомощным мумиям.
– Нелл!
Я махнула рукой в сторону мумий:
– Адриан, посмотри на них! Они такие беспомощные, и в этом только моя вина. Как по-твоему, что сотрудники музея с ними сделают? Они их замучают, выясняя, что произошло! Я должна вернуть их в прежнее состояние.
– У нас нет времени, вернись в машину.
Я осмотрелась вокруг. Один из охранников музея уже выглядывал из-за угла здания. Сначала появился ствол его винтовки, только затем он высунул голову, чтобы посмотреть на нас. По всему периметру стоянки из-за высокого гранитного ограждения выли полицейские сирены. Из будки охранника на выезде со стоянки вышел сторож, обезумевшими глазами глядя на мумию, которая шла к нему.
Я заметила большой белый фургон с фанерным кузовом рядом с воротами. Он был пуст. Я захлопнула дверцу машины и на бегу крикнула Адриану:
– Мы возьмем их с собой! Я не оставлю их на растерзание. Ведь это я виновата во всем.
Мумии повернули в моем направлении, взвыв еще страшнее. Я побежала к грузовику, надеясь на чудо. Чуда не произошло, дверь была заперта.
– Черт! – выругалась я и вытащила книгу заклинаний из кармана.
Адриан и Деймиан подбежали ко мне как раз в тот момент, когда я нашла нужное заклинание и открыла дверь.
– Нелл, какого черта ты делаешь? – потребовал объяснений Адриан и отдернул меня в сторону. Вовремя: пуля просвистела мимо. – Почему ты рискуешь нашими жизнями ради каких-то мумий?
– Тебя же нельзя убить, забыл? А за мумий я несу Ответственность, так что я не могу их бросить. – Мне пришлось повысить голос, потому что к звукам сирен, которых становилось все больше, добавились крики полицейских и охранников, а также грохот выстрелов. – Мумии! Внемлите моему голосу!
Мумии пошли значительно быстрее, и когда я открыла заднюю дверь, они как раз обошли фургон.
– Залезайте! – приказала я и запрыгнула внутрь, надеясь, что они последуют за мной.
Адриан был мудрым человеком и знал, когда надо уступить. Он бросил на меня лишь короткий взгляд и закинул Деймиана на сиденье, забравшись следом на водительское место. Удача сопутствовала ему больше, чем мне, потому что он почти сразу нашел под сиденьем запасной комплект ключей от замка зажигания.
Мумии, может, и не чувствовали ничего, но они довольно быстро сообразили, что если я в фургоне, то и им тоже надо забираться в фургон.
Беда лишь в том, что все три пытались сесть на ту же скамейку, которую занимала я.
– Ай! – взвизгнула я, когда одна из мумий уселась мне на колени, вторая упала мне на плечо, уставившись на меня пустыми глазницами. От них ужасно пахло смолой и вековой пылью. Я оттолкнула их, стараясь не дышать полной грудью.
Адриан завел мотор и посмотрел через плечо назад, где последняя мумия, судя по регалиям, более высокопоставленная, чем первые две, забралась в фургон, с трудом перевалившись через высокий борт.
Я продолжала бороться с мумиями.
– Да что же это за день любви к Нелл? Слезь с меня!
Адриан так резко тронулся с места, что мы все повалились на пол фургона, и я оказалась погребена под мумиями.
В своем положении я не видела, как Адриан пытается вывезти нас со стоянки, но, судя по ругани, которая доносилась из кабины, и по участившимся ружейным залпам, задачка была не из легких.
– Папа, полиция! – воскликнул Деймиан, чем сильно помог ситуации. Я все же умудрилась оттолкнуть одну из мумий и выглянуть, чтобы хоть чуть-чуть видеть, что же творится вокруг.
Полиции и в самом деле было много, и их машины продолжали прибывать.
– Пригнись! – велел Адриан и вжал педаль газа в пол. Деймиан нагнулся, фургон пробил заграждение, вылетел на дорогу и врезался в полицейскую машину, загородив выезд со стоянки. Я и мумии подлетели и приземлились на пол, при этом мои древние египетские друзья вцепились в меня своими забинтованными руками.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
Загрузка...