Стаут Рекс - Ниро Вульф - 73. Вторжение в особняк http://www.libok.net/writer/2916/kniga/9129/staut_reks/niro_vulf_-_73_vtorjenie_v_osobnyak 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Я рада, парни, что вы наконец-то меня нашли, но все это так странно, что словами и не передать, – сказала я, выбираясь из груды их тел. Я поднялась на колени позади сиденья Деймиана. Адриан расчистил нам путь за счет тяжести фургона. Он ударил по тормозам, затем резко повернул руль и снова выжал педаль газа до упора. Фургон лихо развернулся, и мы оказались перед только что расчищенным коридором. Мы выехали на проезжую часть, рядом завизжали тормозные колодки, заскрипели шины об асфальт. Мумии повалились на пол, так и не успев подняться. Я вцепилась в сиденье Деймиана и едва не сошла с ума, когда от обочины к пассажирской двери ринулась черная тень.
Адриан прилип к ветровому стеклу, его глаза побелели от ярости.
– Дядя Сейер! – воскликнул Деймиан по-немецки, откинувшись назад и выставив перед собой руку, желая защититься от удара.
Адриан выругался и вывернул рулевое колесо, намереваясь раздавить Сейера. Мы проскочили перекресток на красный свет, едва не столкнувшись с грузовиком. Послышался скрежет металла и звон разбитого стекла: кому-то повезло меньше нас. Я помолилась, чтобы никто не погиб вэтой аварии, и пошарила вокруг рукой, пока не нашла знакомый кожаный переплет. В неровном тусклом свете уличных фонарей я нашла заклинание катапультирования. Я схватилась рукой за плечо Адриана, чтобы черпнуть из него черной пустоты, и бросила заклинание в Сейера.
Я не учла, что на мне все еще было кольцо. В подвалах музея оно сберегло и меня, и Адриана, усилив многократно мои возможности. Сейчас Сейера, который держался за машину, пытаясь вытащить Деймиана через разбитое стекло, отбросило заклинанием на несколько метров. Он отлетел к стене Британского музея, от которого мы отъехали уже почти на квартал.
Адриан обернулся и посмотрел на меня. Я сидела на бесформенной куче мумий с книгой в руках.
– Напомни мне не выводить тебя из себя, когда ты носишь кольцо.
Я улыбнулась, но тут увидела сквозь треснутое ветровое стекло знакомую фигуру, которая встала у нас на пути.
– Адриан! – крикнула я и указала рукой на дорогу. Он прищурил глаза, окинув взглядом Кристиана. Тот стоял посреди дороги, выставив вперед руку, словно в попытке остановить нас. Фургон прибавил ходу, когда Адриан нажал на педаль газа, очевидно, решив наехать на вампира.
– Нет, не делай этого! – закричала я и вцепилась в его плечо, – Не убивай его.
– Почему нет? – прорычал Адриан, крепче сжав рулевое колесо. Фургон летел прямо на Кристиана. Глупец стоял как ни в чем не бывало, словно приглашал Адриана раздавить его. Но я не могла допустить этого. Не то чтобы я питала к этому вампиру какие бы то ни было теплые чувства – он ведь едва не убил Адриана, – просто когда мы так близко подошли к возвращению Адриану души, я не могла рисковать всем из-за его глупой жажды мести.
– Потому что ты еще не обрел свою душу!
– Я уже говорил тебе, что, если бы не проклятие Асмодея, я бы мог обрести душу. Но пока меня связывают эти узы, ничего не выйдет.
– Ничего ты не обретешь, если будешь… – Я посмотрела на Деймиана, который вжался в кресло и с ужасом смотрел, как вырастает перед нами фигура Кристиана. – Если ты будешь убивать направо и налево без справедливой причины. Ты не можешь просто так наехать на него, Адриан. Прошу тебя, не делай этого. Не рискуй всем ради минутного удовольствия.
– Папа? – подал голос Деймиан, наблюдая с побелевшим лицом, как Кристиан все приближается и приближается.
А вампир стоял, спокойно ожидая, дадим мы Адриану убить его или нет.
– Черт бы вас побрал! – выругался Адриан по-немецки и вывернул рулевое колесо в последний момент. Шины фургона засвистели по асфальту, не приспособленные к таким нагрузкам. Нас развернуло почти на сто восемьдесят градусов и бросило на обочину, где стояли припаркованные автомобили. Раздался скрежет металла, меня снова бросило на пол, Деймиан закричал, двигатель кашлянул, зашипел и заглох. Стало тихо.
Но тишина длилась недолго, ночь прорезал вой сирен преследовавших нас полицейских машин.
– Быстрее, идите за мной!
Я столкнула с себя мумифицированное тело, которое разлеглось на мне, и, не веря глазам своим, уставилась на человека, который открыл искореженную дверь со стороны, где сидел Деймиан, и вытащил мальчика.
– Что… – начала было я, но Адриан перепрыгнул через сиденье, где только что был Деймиан, дверь с его стороны была надежна заблокирована машинами, в которые мы врезались, и ринулся на Кристиана с такой ненавистью, что у меня волосы на затылке встали дыбом. – Адриан, не смей, я запрещаю тебе убивать его! Черт возьми, да слезьте же вы с меня, тряпки ходячие!
Мумии запротестовали, слабо застонав, но я не обращала на них внимания, мне нужно было выбраться через переднюю дверь. Я увидела, что Адриан и Кристиан сцепились друг с другом, Адриан схватил противника за горло.
– Отпусти его, Адриан, – сказала я, глядя, как к нам приближаются проблесковые маячки. – Мы не сможем драться со всеми.
– Вам и не придется, – сказал Кристиан сдавленным, хриплым голосом. Надо отдать ему должное: мало кому удалось бы говорить со стальными пальцами Адриана на шее. – Я не враг вам, я пришел, чтобы помочь.
– Я не верю тебе, – прошипел Адриан, – ты лжешь.
Я лишь покачала головой и потянула его за руку. Деймиан стоял позади отца и с любопытством наблюдал за происходящим. Кристиана он, похоже, не боялся, в отличие от Сейера.
– Сейчас не важно, врет он или нет, – сказала я. – Нам надо уходить отсюда. Пробка, которую ты оставил позади себя на последнем перекрестке, ненадолго задержит полицию.
Кристиан поднял руку:
– Теперь я знаю, что это Сейер виноват в том, что твой сын оказался в плену у Асмодея, и именно поэтому ты выкрал кольцо. Я предлагаю тебе мою защиту от твоего брата.
Мумии самостоятельно выбрались из машины и всем гуртом поспешили к нам с радостными криками. Приближающаяся машина осветила странное трио фарами. Испугавшись, водитель ударил по тормозам, включил заднюю скорость и поехал назад, очень быстро врезавшись в позади идущий грузовик.
– Почему ты предлагаешь свою помощь сейчас, после того, как столько раз пытался уничтожить меня в прошлом? – спросил Адриан, злоба темнела на его лице.
– Я понял правду благодаря твоей Возлюбленной.
– Она твоя Возлюбленная? Ну нет. Теперь нам никогда от нее не избавиться, – простонал Деймиан.
Не обращая внимания на протестующие возгласы Адриана, я встала между ними и посмотрела ему в глаза. Теперь ему пришлось обратить на меня внимание.
– Слушай, ведь на самом деле не важно, почему он вдруг передумал. Просто нужно извлечь из этого пользу, потому что те парни, – я указала на перекресток, где полицейские пытались растащить пробку, возникшую из-за аварии, – очень скоро освободятся и займутся нами. Нам надо срочно убираться отсюда, иначе остаток жизни мы проведем в тюрьме за кражу исторических ценностей.
– Есть угроза и пострашнее полицейских, – добавил Кристиан. Он посмотрел своими черными глазами прямо в глаза Адриану. – Твой брат созвал целую армию, и к нему примкнул Себастьян. Вместе они жаждут уничтожить тебя, твою Возлюбленную и твоего сына.
Адриан колебался. Я взяла его за подбородок и заставила посмотреть на меня. Я все еще была зажата между двумя мужчинами. Адриан по-прежнему мертвой хваткой держал Кристиана.
– Любовь моя, у нас нет выбора. Наши шансы стремятся к нулю. Мы вынуждены довериться ему.
– Ты просишь меня довериться человеку, который всего несколько дней назад планировал казнить меня? Человеку, который лишь порадуется, увидев твое мертвое тело? Почему ты просишь меня об этом?
– Я даю слово, что не причиню вреда ни одному из вас, – тихо произнес Кристиан.
Я поцеловала Адриана в губы, не обращая внимания на слова вампира. Деймиан хихикнул.
– Почему я верю ему? Все просто, милый. Он единственный, кто прислушался к моим словам.
Глава 18
– Не нравится мне все это.
– Ну не знаю, зайчик. Но я совершенно вымоталась, убегая и от полиции, и от твоего смертоубийственного братца. Кроме того, Деймиан выглядит изможденным. А что до Кристиана, так он ведь извинился за то, что пытался нас убить.
– Да я не об этом. Меня твое новое хобби – называть меня как попало в самый неподходящий момент – вгоняет в тоску, – пожаловался Адриан. – Я не зайчик.
– Полагаю, это вообще свойственно американцам. – Кристиан, который сопровождал нас по коридорам своего дома в фешенебельной части Лондона, приподнял бровь. – Пушистым кроликом она тебя еще не называла? Это совершенно унизительное прозвище, но тем не менее американские женщины любят им пользоваться. Моя Возлюбленная постоянно называет меня так.
– Пушистым кроликом? – Адриан бросил на меня испепеляющий взгляд, пресекший мои смешки. – Она не посмеет. Я же Предатель!
Кристиан задержался у двери, распахнул ее и картинным жестом пригласил нас войти.
– Чтобы не было между нами недопонимания, я бы никогда не поднял на тебя руку, волшебница, мы искали только смерти Предателя. Полагаю, здесь вам будет удобно.
Я осмотрела большую спальню, впрочем, если честно, то мне было все равно, где оказаться сейчас, хоть снова в офисе Белинды на узком диванчике. Я слишком устала, чтобы привередничать.
– Спасибо. Здесь чудесно. – Я улыбнулась и ткнула Адриана локтем в бок: – Солнышко, тебе ведь здесь нравится?
Кристиан поднял глаза к потолку. Адриан оскалился:
– Вполне терпимо.
– Да ты у нас просто мистер Признательность, – прошипела я сквозь зубы и повернулась к Кристиану: – Прошу тебя, не обращай внимания на Адриана. Он очень хороший человек, только прячет это за грубостью.
– Я Предатель. Никакой я не хороший.
Кристиан выглядел так, словно едва сдерживался от улыбки.
– Он просто не привык, что кто-то что-то для него делает, – сказала я.
– Темные боятся одного моего имени!
– И помощь он тоже пока не научился принимать, – объяснила я, чтобы Кристиан понял, насколько одинок был Адриан все эти столетия. – Провести всю жизнь в услужении у Повелителя демонов – тут не станешь доверять каждому встречному. Но он очень старается.
– Смерть и разрушение – мои спутники! – закричал Адриан, негодующе глядя на меня. Я поцеловала кончик его носа, и глаза его окрасились сапфировыми тонами.
Кристиан разразился смехом.
– Ты видишь, с чем мне приходится мири идя? спросил Адриан у Кристиана. – Эта женщина – моя Возлюбленная, с которой мы связаны душой и телом. Это женщина, которая значит для меня больше жизни. И она не желает признавать мою власть над людьми, не хочет видеть ужас, который я сею в их душах.
– Раньше сеял, – заметила я, обнимая его и целуя и подбородок. – Теперь у нас есть кольцо, и мы снимем твое проклятие. Так что бай-бай, страшный Предатель, и да здравствует счастливый Адриан!
– Она разговаривает со мной так, как будто я смертный, – продолжил возмущаться Адриан. – Со мной! А ведь я видел тьму, которая убила бы смертного наповал!
Смех Кристиана сошел на нет, и глаза его прищурились, глядя на меня.
– С моей Возлюбленной та же самая история. Она не испытывает никакого уважения к тому, что я Темный. Они просто не понимают, эти американцы, насколько мы опасны. Когда Элли сердится, она называет меня Клыкастик.
Они оба посмотрели на меня, как будто я была виновата в том, что Элли называет так своего мужа.
– Эй, – воскликнула я и подняла руки, – а я-то здесь при чем?
– Вот и оставайся ни при чем, – сказал Адриан, а Элли, Деймиан и мумии как раз вошли в комнату.
– Они могут остаться в кабинете Кристиана, – сказала Элли Деймиану. – Там есть телевизор. Мои призраки просто обожают смотреть телевизор, так что я думаю, что мумиям твоей мачехи это тоже придется по вкусу.
– Она мне не мачеха!
– Нет? – Элли посмотрела на Адриана: – А мне казалось, что вы двое воссоединились?
– Так и есть, – сказала я, высвобождаясь от объятий, без которых мумии просто не могли обойтись. Можно подумать, мы не виделись целую вечность, а не каких-то несколько минут. – Но мы с Деймианом не знали друг о друге, так что нам многое надо обсудить.
– От нее плохо пахнет, – раздраженно сказал мальчишка. Я гневно посмотрела на него.
Элли, которая хотела подойти к мужу, посмотрела на него и остановилась на полпути.
– В чем дело?
– В пушистом кролике, – ответил Кристиан.
– Не забудь еще про Клыкастика, – любезно подсказал Адриан и недоброжелательно посмотрел на мумию, которая взяла меня за руку. – Моя Возлюбленная никогда не дойдет до такой невоспитанности, чтобы обращаться ко мне подобным образом.
– Только если будешь хорошо себя вести, пончик, – ответила я.
Элли покачала головой и многозначительно посмотрела на мужа:
– Ах, Бога ради, пойдем, Дракула ты мой. Давай оставим счастливую пару наедине.
– Женщина, ты что, решила меня довести до безумия? – спросил Кристиан, выходя вслед за женой из комнаты.
– А она где будет спать? – спросил Деймиан, направляясь к большой кровати. – Здесь только одна постель, и я не собираюсь спать в такой вони.
– У нас есть чудесная комната совсем недалеко отсюда, – сказала Элли, вернувшись в комнату, и взяла Дейми-ана за руку. – Пойдем со мной. Ты будешь рядом с отцом, а… аромат Нелл не будет тебе мешать.
Деймиан бросил на меня недоверчивый взгляд, но позволил вывести себя из комнаты.
– Да что с этим парнем? – спросила я Адриана, когда дверь закрылась. Я старалась не подать виду, что слова маленького монстра задели меня. – Я принимала ванну. Я не… ах, ну перестаньте тормошить меня, – сказала я мумиям, которые снова подошли ко мне. Я указала им на дверь и велела выйти. Как ни странно, но они послушались меня.
Адриан посмотрел на меня, тяжко вздохнул и принялся распаковывать ранец. Мумии сами закрыли за собой дверь.
– Как бы не привыкнуть ко всей этой компании, – сказала я, поворачиваясь к Адриану. По его сдвинутым бровям я поняла, что он не в восторге от перспективы. Я улыбнулась и быстро добавила: – Нет, мы не собираемся их оставлять. Я верну их в привычное для них состояние, как только найду способ снова заколдовать их.
– Очень надеюсь, что так оно и будет. Следующие несколько часов будут достаточно трудными и без твоих мумий под ногами.
Я открыла верхний ящик комода и увидела, что Деймиан уже засунул туда свою куртку, свернутую комком.
– Да? То же самое можно сказать о твоем сыне. Почему ты не сказал мне, что Деймиан – твой сын? И чего он все время говорит, что от меня плохо пахнет?
– Ты как-то обмолвилась, что разговаривала с Мелиссандой, вот я и подумал, что ты все знаешь. Что до остального, то для Деймиана ты пахнешь иначе. Кровь Возлюбленной – это яд для всех, кроме Темного, с которым она воссоединилась. Вот на что так реагирует Деймиан.
Я уставилась на Адриана, а он спокойно засунул ранец за стул и скинул плащ.
– Ты хочешь сказать, что я для всех Темных пахну странно?
Он кивнул.
– А Элли тоже пахнет странно для тебя?
– Да.
– А как она пахнет?
– Чем-то протухшим.
– Да ты что? Ты уверен? Ух ты! Это значит, что я так же пахну для Кристиана? Я не могу пахнуть тухлятиной! – Я схватила Адриана за рукав, но он только посмотрел на меня. – Тухлятиной? Правда? Как прокисшее молоко или как заплесневелый хлеб?
– Скорее, как что-то мертвое, провалявшееся на улице несколько недель.
Я изумленно смотрела на него, а он преспокойно снимал свитер.
– Я что, воняю, как труп?
Он поднял на меня глаза, услышав нотки истерии в моем голосе.
– Только для других, Hasi. Для меня ты пахнешь…
– Как? – не выдержала я паузы. Он пытался подобрать слова, и я решила ему помочь. – Как тина? Как раздувшаяся китовая туша на берегу? Как сточные воды?
Как полевые цветы, разомлевшие под полуденным солнцем. Как самые изысканные и утонченные пряности, которые дразнят обоняние и соблазняют попробовать их. Как выдержанное дорогое вино, которое горячит кровь и радует сердце. Ты пахнешь любовью, и надеждой, и жизнью, Hasi , и я не хочу провести ни минуты времени своей жизни без тебя.
Ах, Адриан! Явсхлипнула и бросилась ему в объятия. Это самые приятные слова, которые я слышала в своей жизни! Ты сделаешь… эй! Я слышала тебя, не прикасаясь к тебе. Мой мозг снова функционирует нормально!
Он поднял меня на руки и отнес на кровать. Он задержался только, чтобы скинуть с себя остатки одежды, и улегся рядом. Я знал, что силы вернутся к тебе, Hasi . И я рад, что ты больше не будешь из-за этого переживать. А сейчас удели мне свое внимание.
Я скинула туфли, носки, джинсы, а он стянул с меня свитер. Я задрожала от возбуждения, когда его дыхание коснулось моей груди.
– Я вся твоя, и никто не сможет нам помешать. Я короную тебя, теперь ты король секса.
А ты королева соблазнения, Hasi , любимая моя. Он ласкал меня долго и умело, доводя до грани наслаждения, но вовремя отступая, чтобы продлить удовольствие.
– Кристиан сказал, что будет ждать нас в библиотеке, чтобы продумать наши действия в отношении Сейера и Себастьяна, – сказала я, с трудом отрываясь от его сладостных поцелуев. – Может, мы… может, стоит… о Боже, Адриан, это нечестный прием!
О нет, Hasi , вот что такое нечестный прием…
Голова Адриана лежала на моем животе, грусть и печаль укрывали нас мягким одеялом меланхолии.
Я посмотрела ему в глаза и погладила по волосам.
Ты не умрешь. Я знаю, ты расстроен тем, что услышал от Кристиана по дороге сюда. Но теперь ты не один против армии Сейера. Я с тобой, и Кристиан тоже хочет помочь. Он не такой уж плохой парень, как я думала вначале. Кроме того, он сильный. Не каждый вампир смог бы выстоять против тебя.
Адриан поцеловал мой живот. Я хотел бы увидеть наших детей, Hasi .
По щекам моим текли слезы, а душа переполнялась его тоской. Я оттолкнула его, гневно вытерла слезы и вскочила с постели.
– Я не собираюсь сдаваться, и знаешь еще что? Я чертовски устала от того, что ты бросаешь все на полпути. Мы воссоединились. Мы теперь семья – ты, Деймиан и я. И я не позволю принести свою семью в жертву. Так что перестань говорить, что единственный способ спасти меня и Деймиана – это сдаться на милость Сейера.
Какое-то время он озадаченно обдумывал то, что я сказала. Видимо, он считал, что его мысли сокрыты от меня, но он недооценил мою силу.
– Hasi…
– Нет! – воскликнула я, подобрала его плащ, накинула его на плечи и застегнула на все пуговицы. – Не желаю ничего слушать. Мы будем прорываться через это вместе. Все мы. А когда все закончится, ты будешь очень, очень долго извиняться передо мной зато, что сомневался в моих силах. – Я демонстративно пошла к двери.
Он приподнялся на локте. Воздух наполнился его сомнением и гневом.
– Куда ты идешь?
– Надо узнать, не одолжит ли мне Элли кое-что. Оставайся здесь. Я вернусь через минуту.
Он начал возражать, но я закрыла дверь, не выслушав его доводы. Он читал мои сокровенные мысли лучше, чем я его, так что он мог просто довериться мне.
Десять минут спустя я вернулась с теплой чашкой, свежей выпечкой и обновленным чувством цели. Адриан все еще лежал в постели. Голый. Он подложил руки под голову и смотрел в потолок.
– Тебя не было больше минуты, – сказал он, а я тем временем скинула его плащ. – А именно одиннадцать минут и сорок секунд. Что ты там делала?
– Танцевала канкан с мумиями и Кристианом. – Я пихнула его коленом, чтобы подвинулся. Он бросил на меня кислый взгляд, но все же освободил мне место. Я не могла не заметить, что его возбуждение прошло. Я улыбнулась: мне не понадобится много времени, чтобы все исправить.
– Что тут у тебя? – спросил он, недоверчиво принюхиваясь. Глаза его окрасились в тона дождливого утреннего неба. – Какао?
– Да, какао, – ответила я, помешивая напиток ложечкой.
Он сдвинул брови:
– А я не люблю какао. Я облизала ложку.
– А ты его пробовал?
– Ты же знаешь, я не ем.
Я с трудом сдержала улыбку, уж очень забавно звучал его обиженный голос.
– Если ты никогда его не пробовал, то как ты можешь утверждать, что не любишь его? – Я зачерпнула немного какао и вылила несколько капель ему на живот. Он затаил дыхание, когда я нагнулась к нему и принялась слизывать сладкие густые капли. Его мышцы сокращались каждый раз, когда мой язык касался его.
Он застонал.
– Ну вот, а говоришь, не любишь какао, – проворковала я и снова помешала ложечкой в чашке.
Я обмакнула булочку в чашку и начертала в воздухе простенькое заклинание, которое вспыхнуло золотым, несмотря на свою шоколадную природу, и опустилось на его грудь.
– Жжется, – удивленно выдохнул он.
Я нагнулась к нему и языком распутала несложные узоры. Он смотрел на меня широко открытыми глазами и только постанывал, когда ему было особенно приятно.
Hasi , если бы ты только знала, что ты делаешь для меня…
А с чего ты взял, что я не знаю?
Я начертала еще одно заклинание. Это были простенькие защитные чары, но я вкладывала в них всю свою любовь.
Я заколдовала каждую частичку его тела и почувствовала, как сама возбудилась.
– Десерт был неплох, но теперь я действительно проголодалась и готова для главного блюда.
Он довольно заурчал и набросился на меня…
Минуты, а может, часы спустя я с трудом заставила себя оторваться от его груди. Мое тело дрожало от переутомления.
– Как думаешь, нас кто-нибудь слышал? – нашла я в себе силы задать вопрос.
Адриан, утомленный, лежал на спине, раскинув руки. Единственным признаком жизни, который он подавал, была его грудь, которая мерно вздымалась и опадала в такт его дыханию. Он заговорил, не открывая глаз, как будто у него даже на такую малость не осталось сил. Это польстило мне.
– Hasi, я думаю, весь Лондон слышал твои крики.
Я приподнялась на его скользкой груди и нахмурилась, глядя на него сверху вниз. Его упрямый подбородок и широкие скулы оттеняли каштановые бакенбарды. Его длинные черные ресницы внезапно распахнулись, явив миру ясные глаза цвета индиго. Я наклонилась и нежно поцеловала его.
– Я люблю тебя, Адриан. Я не знаю, как именно мы победим Сейера, но я обещаю, что не дам тебе умереть.
Его рука сжала мое бедро.
У нас может не быть выбора.
Всегда есть выбор. Нужно лишь найти его.
Адриан сжал меня в стальных объятиях, покрывая поцелуями мое лицо.
За тебя, Hasi , я буду сражаться до смерти. Ты свет, и любовь, и жизнь. Ты увидела во мне добро, когда никто другой не увидел. Не думай, что я сдаюсь так легко. Я люблю тебя, люблю всем сердцем. Я люблю тебя каждым атомом своего существа.
Мои слезы капали на его лицо. Я готова была отдать ему все. Нас связывали узы любви, которые не могла разрушить никакая сила.
Или мне хотелось так думать.
Глава 19
– Надо избавиться от Сейера, – объявила я, входя в длинную Г-образную комнату, которую хозяин дома, Кристиан, обозначил как свою библиотеку. За мной шли Адриан и кадровый состав из мумий. Конечно, эта комната не шла ни в какое сравнение с библиотекой в замке Кристиана, но и здесь было на что посмотреть. Я задержала свой взгляд на неполном боевом облачении в углу комнаты, прежде чем обратить взор на Кристиана и Элли. – Я безумно люблю Адриана и не могу позволить Сейеру уничтожить его. Кто-то должен проиграть, и я хочу, чтобы это был Сейер.
Мелиссанда и Белинда подняли головы, а Элли перестала разливать чай.
– Ой! – удивленно воскликнула я, глядя на них, и застряла в дверях. Мумии затоптались на месте, а Адриан мягко подтолкнул меня в спину, чтобы я проходила в комнату.
– Мелиссанда. – Адриан кивнул сестре и встал рядом со мной. – Ты хорошо выглядишь.
Ее рука дрогнула, и чай из кружки, которую она сжимала, расплескался.
– Спасибо, Адриан, – сказала она и обернулась ко мне, рассеянно переводя взгляд с меня на Адриана. – Я… Как вы… Поздравляю с помолвкой.
Мы что, помолвлены? спросила я Адриана, используя нашу тайную связь.
Темные часто женятся на своих Возлюбленных. Я почувствовала в его мыслях сомнение. Хотя если ты по каким-то причинам не желаешь…
– Спасибо, мы и сами очень рады. Мы поженимся, как только оставим от вашего второго брата мокрое место, – сказала я Мелиссанде. – Мы приглашаем вас на бракосочетание, хотя, признаться, я не имею ни малейшего понятия, когда оно произойдет, где именно и у кого мы будем потом жить…
– Мы будем жить в моем доме, – сказал Адриан, обнимая меня за плечи и прижимая к себе.
У тебя есть дом?
Я же не в пещере живу, если ты об этом спрашиваешь, Hasi .
Я широко улыбнулась, когда Элли пригласила нас за стол.
– А у вас есть какие-нибудь газеты? – спросила я. Элли озадаченно посмотрела на меня.
– Это для мумий. Она начинают сыпаться прямо в доме, так что если мы постелем для них газеты, то будет не так грязно.
Она пару раз моргнула, прежде чем указала на стопку свежих газет.
Hasi , они же не щенята. Но я уже расстелила несколько газет.
Конечно, они не щенята. Я никогда и не говорила, что они щенята. Щенята милые и забавные, и у них большие глаза. А мои мумии просто милые, и глаз у них нет. Но они ведь раньше были людьми, а значит, заслужили уважение. Мы должны сделать для них хотя бы это, Адриан.
– Сидеть, – велела я мумиям, указывая пальцем на газеты. Они сели.
Белинда выглядела уставшей, но в целом ничуть не удивилась, увидев нас здесь, а вот Мелиссанда… она определенно чувствовала себя неловко из-за того, что статус Адриана так кардинально поменялся с Предателя, которого боялись и ненавидели, на любимого и всеми уважаемого человека.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
Загрузка...