Вака Рауль http://www.libok.net/writer/14447/vaka_raul 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Я присела на лавку, Адриан устроился рядом. Элли подала нам чай и тарелку с печеньем. Взгляд ее слегка косящих глаз остановился на нас, она моргнула.
– Уверена, вам надо подкрепиться после вашего… м-м-м… сна.
Мои щеки зарозовели от ее невысказанного умиления. Мелиссанда поджала губы и промокнула салфеткой пролитый чай. Белинда доброжелательно улыбнулась нам, а Кристиан бросил в сторону Адриана взгляд, который мог понять только мужчина.
– Деймиан сейчас спит, – нарушила тишину Мелиссанда.
– Да, я знаю, – сказал Адриан.
– На тебе все еще лежит проклятие? – спросила она, приподнимая одну бровь. – Но разве…
Мне не нравилось напряжение между ними. Я знала, как сильно Мелиссанда привязана к брату Адриана, но ничего не могла с этим поделать.
– Послушай, Мелиссанда, – начала я. – По поводу Сейера…
– Мы должны победить его, – сказал Кристиан усталым голосом. Элли устроилась рядом с ним на длинном кожаном диване, положив голову ему на колени. Боковым зрением я заметила, что на его груди, шее и лице лежит какое-то заклинание. Любопытно: она опасалась его встречи с Адрианом? Видимо, поэтому он выстоял, когда Адриан держал его за горло. – Прости, Мелиссанда, но Сейер зашел слишком далеко, теперь он собирает армию. И хотя его намерения сокрыты от нас, они не могут быть добрыми.
– От меня его намерения не сокрыты, – тихо сказал Адриан, его теплая рука лежала на моей шее, поигрывая с локоном волос.
– Вот как? – Кристиан заинтересованно посмотрел на Адриана. – Ты не просветишь нас?
– Мне не нравится, что мы обсуждаем Сейера в таком тоне, – вмешалась Мелиссанда, после чего встала и нервно прошлась по комнате. – Он всегда был преданным братом и любящим дядей. Я признаю, что его поступки требуют объяснений, но мы еще не слышали его точки зрения на происходящие события. Вполне может статься, что он ни в чем не виноват и мы просто неправильно интерпретировали его действия. – Она бросила на Адриана быстрый взгляд.
Но Адриан не обратил на ее слова внимания.
– Сейер хочет лишить Асмодея силы, – сказал он Кристиану.
– Ну вот видите? – начала снова Мелиссанда.
– Путем жертвоприношения Белинды. После чего сам он займет трон Асмодея, – закончил Адриан.
Единственным звуком были странные стоны мумий.
– Полагаю, на этом вопрос о невиновности Сейера снимается, – мягко сказала я, глядя на Мелиссанду. Она побледнела, но лицо ее при этом приобрело упрямое выражение, так хорошо мне знакомое. Бог мне свидетель, я видела мужскую копию этого выражения лица.
– Ты не можешь знать наверняка, что он непременно поступит так, как ты предполагаешь, – сказала она.
– Я знаю наверняка, – ответил Адриан, от боли, что сжигала его изнутри, у меня сжалось сердце. Я прильнула ближе к нему, чтобы забрать часть его страданий. Его пальцы на моей шее сомкнулись сильнее. – Кто, по-твоему, организовал похищение Деймиана?
Мелиссанда уставилась на него с нескрываемым ужасом в глазах.
– Ты же не хочешь сказать… ты ведь не думаешь, что Сейер… что он выдал бы своего племянника… он же мой брат! Не жди от меня, что я поверю, будто он мог совершить столь бесчеловечный поступок!
– Но ведь для тебя не составило труда поверить, что я способен на это, сестра, – сказал Адриан. В его бесцветных на сей раз глазах мелькнула издевка.
– Ну это же совсем другое, – отрезала она, остановившись перед Адрианом. Ее ноздри раздувались от гнева. – Ты Предатель. Такие неслыханные пакости для тебя каждодневная работа.
– Ладно, хватит! – Я вскочила так неожиданно, что Мелиссанда попятилась. – Перво-наперво, Адриан больше не Предатель. Далее, вы, ребята, кажется, думаете, что ему нравилось все то, что он делал?
– Hasi, оно того не стоит. Не важно, что они обо мне думают…
– Для тебя, может, и не важно, а для меня очень даже важно, – сказала я, давая волю своему ирландскому темпераменту, и оглядела всех присутствующих. Даже Белинда, самая невинная из всех, кто здесь находился, не смогла поднять на меня взгляд. – Адриан проклят. Вы что, не понимаете, что это значит? Повелитель демонов, которого Сейер собирается низвергнуть, связал тело и душу Адриана. У него нет выбора. Он должен подчиняться приказам своего хозяина. Нет выбора. И даже смерть не поможет избежать ему этого, поскольку, покуда проклятие связывает его, Адриана нельзя убить.
– У него был выбор! – крикнула Мелиссанда, удивив всех нас своей внезапной вспышкой. Она погрозила Адриану пальцем. – Он сам пошел в услужение к Асмодею в обмен на Темные силы.
– Чушь собачья! – взревела я, и мне было совершенно наплевать на грубые слова.
– Нелл…
– Нет, – сказала я, стряхивая руку, которую Адриан положил на мою ладонь. Он встал, очевидно, намереваясь остановить меня, но с меня уже было довольно. – Они не понимают, никто из них, и настало время сказать им кое-что. – Я повернулась к Мелиссанде, скрестив на груди руки и подняв подбородок, чтобы смотреть ей в глаза. – Вы знаете, почему был проклят Адриан? Он в этом был совсем не виноват. Ваш папаша отдал его в рабство в обмен на власть обольщения. Когда он был еще совсем ребенком, ваш отец взял сына, плоть от плоти своей, кровь от крови, и отдал его Повелителю демонов и даже глазом не моргнул. Его продали в рабство, Мелиссанда, и продал его человек, который должен был защищать его.
Hasi …
Мелиссанда уставилась на меня, на лице ее застыло недоверие.
– Нет, этого не может быть… он сам сделал выбор…
– Ему было два года! Как он мог сделать осознанный выбор?! Из-за своего отца он стал изгоем! – кричала я, с трудом сдерживая слезы, которые навернулись невесть откуда на глаза. Мумии, почувствовавшие мое состояние, жалобно заныли. – Его ненавидели и презирали за то, что он вынужден был совершать, за поступки, о которых он жалел всем сердцем. Но хоть кто-нибудь из вас спросил его, почему он делал то, что делал? Нет, вы лишь продолжали осуждать его и чернить, даже не потрудившись выяснить, почему его прокляли. От вашей правильности меня просто тошнит! Адриан был одинок пять столетий, проведенных им в мучениях, и никто не протянул ему руку помощи, никто не предложил дружбу!
Мумии, которые по-прежнему сидели, подчиняясь моей команде, гладили меня по ноге. Я оттолкнула их, вытирая слезы. Я не сожалела о сказанном, досадуя лишь, что не сдержалась и разревелась.
Адриан поцеловал меня в шею.
Спасибо, Hasi . Никто еще не вступался за меня, особенно так красноречиво.
Я приняла из его рук носовой платок, поглаживая неосознанно мумию по голове, чтобы успокоить ее, а может, и себя.
Они того заслужили. Все они.
К тому моменту как я закончила свою тираду, Мелиссанда опустилась на стул, зажимая рот рукой.
Кристиан поднялся и протянул Адриану руку. Поначалу он выглядел так, словно ему было неловко.
– Мне стыдно, что я никогда не интересовался, почему ты стал Предателем. Этого, конечно, недостаточно, чтобы искупить вину, но я предлагаю тебе свою помощь сейчас.
По моей щеке скатилось еще несколько слезинок, когда я наблюдала, как Адриан серьезно обменивается рукопожатием с Кристианом. Он даже позволил обнять себя. Элли всхлипнула и достала носовой платок. Белинда улыбнулась. Она ничего не сказала, но глаза ее были полны печали. Только теперь я поняла, чего ей стоила моя пламенная речь. Я так увлеклась объяснениями о сущности Сейе-ра для Мелиссанды, что совсем позабыла о Белинде. А ведь ей ох как нелегко было услышать правду. Знала ли, нет ли, как низко мог пасть Сейер, но она оставалась его Возлюбленной. И их связь, а я знала это по собственному опыту, была гораздо глубже обычных эмоций.
– Прости, Белинда, я сказала, не подумав. – Я протянула руку, чтобы потрепать ее по плечу. – Это было жестоко с моей стороны – говорить о Сейере в твоем присутствии, но ты должна понять, что мы с Адрианом беспокоимся о тебе.
Она закивала и печально улыбнулась нам.
– Можете не приукрашивать для меня правду. Я поняла, что что-то не так, когда Сейер вернулся несколько дней назад. Он горел желанием воссоединиться, хотя много лет отказывался от этого. Я же не слепая, я всегда видела его недостатки. Я всегда знала, что он амбициозен, и всегда знала, что в один прекрасный день он использует меня для достижения своих целей.
– Мы защитим тебя от него, – сказала я и потянулась к Адриану. Его пальцы были теплыми и крепкими, когда наши руки соприкоснулись. – Мы не позволим ему снова использовать тебя.
Она кивнула, в глазах ее стояли слезы. Я отвернулась, чтобы она смогла побыть наедине со своими мыслями, и снова села на лавку рядом с Адрианом. Мумии счастливо загомонили, повернув ко мне головы. Их пустые глазницы излучали обожание.
– Нет, тебе непременно надо вернуть их в прежнее состояние, – сказал Адриан сухим голосом. – В ближайшее время.
Я покрутила кольцо, которое все еще было у меня на пальце.
– Тебе просто завидно, что они не к тебе пристают.
– Это всего лишь сила кольца, Hasi, а не твое личное обаяние.
Я ущипнула его в отместку.
– Что ж, будем считать, что начало положено. С Мелиссандой и Белиндой мы отношения выяснили, так что давайте обсудим, что нам делать с Сейером. Как я понимаю, силы кольца хватит, чтобы содрать с него три шкуры. Чего мы добиваемся? Нам надо только помешать ему или… устранить его навсегда?
Кристиан, который снова сидел, потер подбородок и бросил взгляд в сторону Мелиссанды. Она сидела на том же стуле, невидящим взором глядя на свои руки. Лицо ее застыло в невыразительной маске.
– Я полагаю, что если мы не победим его окончательно, то только отсрочим неизбежное. – Он вопросительно посмотрел на Адриана.
Ко всеобщему удивлению (кроме моего), Адриан не подпрыгнул от радости, согласно кивая. Вместо этого он продолжал обнимать меня одной рукой и гладить по волосам другой, обдумывая, что сказать. Я знала, как сильно он не хотел убивать брата. Даже несмотря на отношение Мелиссанды и Сейера к нему, он по-прежнему видел семейные узы в другом свете.
– Сейер использует свою армию, чтобы уничтожить меня. Он не сможет победить Асмодея, пока кольцо у меня или моей Возлюбленной. А значит, он нападет первым. Если нам удастся серьезно ослабить его, то мы сможем эффективно устранить его, не отнимая его жизнь и не ставя под угрозу жизнь Белинды.
Сможет ли она пережить смерть Сейера? Ты ведь говорил, что не сможешь жить без меня, но так ли это для всех Возлюбленных? Она сойдет сума или зачахнет, если ему суждено будет умереть?
Моего сознания коснулось эхо его печали.
Это Темный не может пережить смерть Возлюбленной, но она в состоянии выжить после его смерти.
Мне нет дела до других, но я точно знаю, что эта Возлюбленная не сможет.
Он не ответил мне на это, хотя я чувствовала, что он хочет возразить.
– Я всегда чувствовала необходимость оставаться свободной от Сейера из-за Деймиана, – тихо сказала Белинда. Ее голос дрожал от едва сдерживаемых слез. Наши глаза встретились, она молча спросила, и я так же молча дала ей обещание. – Но теперь, когда у Деймиана есть новая мама, то, пожалуй, лучше всего будет…
– Так, – прервала я ее, поднимая руку, чтобы она замолчала. – Новое правило. Никто не будет жертвовать собой, хорошо? Ни Адриан, ни Белинда, никто. Мы справимся со всем этим, и никому не придется становиться мучеником.
Элли улыбнулась мне.
– Ну хоть у кого-то из присутствующих есть здравый смысл. Я прощаю тебя за то, что ты пыталась испепелить моего мужа на солнце.
– Спасибо, – ответила я. – Я назначаю себя лидером этой шумной компании. Есть возражения?
– Да! – хором закричали Кристиан и Адриан.
– Нет! – так же хором ответили им Белинда и Элли. Мелиссанда по-прежнему молчала. Она, похоже, только начинала осознавать тот факт, что один ее брат, которого она считала Предателем, таковым не является, зато другой, которого она любила, как раз им и оказался. Она заслужила немного времени, чтобы свыкнуться с действительностью. Я посмотрела на мумий:
– А вы, ребята, что скажете?
– Ы-ы-ы, – в унисон протянули они.
– Это пятеро против двоих. Я выиграла. Итак, поговорим о власти кольца. – Я посмотрела на рог в золотой оправе на моем большом пальце, затем перевела взгляд на Адриана. – Почему я не чувствую холод от кольца? От всего остального, что так или иначе связано с Асмодеем, веет холодом, а кольцо теплое. И еще, когда я расколдовывала Деймиана, я испытывала удовольствие – ведь не должно кольцо Повелителя демонов приносить людям радость?
– Асмодей выкрал это кольцо много столетий назад, – ответил мне Адриан, нежно поглаживая пальцем мой подбородок. – Кольцо сделали вовсе не для него, его создал великий маг. Оно сделано из рога единорога и вставлено в оправу из золота, которое получил путем превращения один из величайших алхимиков в истории человечества.
– А, нуда, конечно, это же рог единорога, – сказала я, бросив на Адриана красноречивый взгляд.
Он кивнул с совершенно серьезным выражением лица. Я посмотрела на Кристиана, но он тоже утвердительно кивнул.
– Элли сама сняла кольцо с пальца Асмодея, а она не смогла бы сделать этого, если бы природа кольца совпадала с природой Повелителя демонов. Однажды мы потеряли кольцо, но Себастьян вернул его нам. Определенно он распознал силу кольца. Мы с Элли решили, что оставим его у себя на сохранении, пока не наступит время воспользоваться им. Когда я услышал от Мелиссанды о спасении Деймиана, я предложил использовать силу кольца. Вот что мы делали в Кёльне – мы вернулись домой, чтобы забрать кольцо.
– Это все понятно, единственное, что не укладывается у меня в голове, – это то, что оно сделано из рога единорога. Вы же не ждете, что я поверю в то, что единороги… – Я замолчала. Все смотрели на меня, словно я сошла с ума. Я решила, что нет смысла сейчас ломать над этим голову, надо думать, что делать дальше. – Ладно, это объясняет происхождение кольца, но как оно поможет нам остановить Сейера?
– Я воспользуюсь им против него, Hasi. Я нахмурила брови, глядя на Адриана.
– Погоди-ка секундочку, ты же говорил раньше, что не можешь использовать его, чтобы спасти Деймиана.
– Это потому, что Деймиана связывало проклятие Асмодея. Слуга Повелителя демонов не может восстать против другого слуги или против своего господина. Вот поэтому ты могла спасти Деймиана, а я нет.
– Спасибо, – тихо сказала Белинда.
– Да не за что, – ответила я, чувствуя себя не в своей тарелке от ее благодарности.
– Я воспользуюсь кольцом и сражусь с Сейером, – решительно сказал Адриан. – Он не сможет одолеть меня, если со мной будет сила кольца.
– Хм. Это решает вопрос с тем – как, но мы все равно не знаем, где и когда. – Я посмотрела на Белинду: – Ты не знаешь, где сейчас Сейер?
Кристиан покачал головой, ответив прежде Белинды:
– Это не важно. Он сам к нам придет.
Адриан прищурил глаза, его радужка приняла голубоватый оттенок яиц малиновки. Он посмотрел на вампира, сдвинув брови:
– Ты считаешь, он нападет на нас здесь?
– Мы уже прошлись по подвалу, заколдовывая все, что можно заколдовать, – сказала Элли. – Кристиан считает, что Сейер со своими арийцами нападет на вас здесь до рассвета. – Она посмотрела на часы. – А до восхода солнца еще часа три.
– Арийцы? – спросила я, решив, что неправильно расслышала слово.
Кристиан и Элли кивнули.
– Белая раса сверхлюдей? Эти арийцы?
– Да, – ответил Кристиан.
– Неонацисты? – Я как-то не могла себе представить вампира впереди толпы поклонников Гитлера. – Скинхеды и иже с ними?
– Hasi, что тебе кажется таким невероятным? – спросил Адриан с улыбкой на лице.
– Ну, даже не знаю. Наверное, я просто ожидала, что армия, которую собирает Сейер, – это… ну, понимаете, какие-нибудь живые мертвецы, воплощенное зло. – Все посмотрели на меня. – Ладно, сдаюсь, наверное, вы правы. Неонацисты и есть воплощенное зло. Уговорили. Значит, с минуты на минуту мы ожидаем нападения Сейера с кучей неонацистов за спиной. Замечательно. Так, кто-то должен срочно прикинуться Уинстоном Черчиллем.
Глава 20
Буквально за пять минут до того, как Сейер со своей армией нацистов пошел штурмом на дом, мы обнаружили, что Белинда исчезла.
– Что значит – ее нет? – спросила я Элли, которая спешила в подвал. – А куда она делась?
– Кристиан не сказал. Антонио проверил дом и говорит, что Белинды нигде нет.
– Ну просто здорово, – простонала я, так и не дорисовав довольно сложное защитное заклинание на окне. – А где Адриан?
– На крыше с Кристианом, они расставляют там ловушки. Я хочу еще раз заколдовать подвальные окна, просто на всякий случай. – Последние слова она говорила уже, спускаясь вниз по лестнице в подвал. За ней по пятам парил призрак, который игриво подмигнул мне, пролетая мимо.
– Извини, – сказала я, махнув рукой в сторону груды рассыпающейся марли. – У меня уже есть мумии.
Привидение издало какой-то неясный звук и полетело вслед за Элли.
Я закончила заколдовывать окно, разрываясь мысленно между списком заданий, которые мне надо было выполнить до нападения Сейера, и мыслями о том, куда же могла запропаститься Белинда. Она ведь знала, что Сейер представляет для нее угрозу. Ей было сказано, что он попытается использовать ее. Она не могла не понимать, что единственный шанс для нее спастись самой и спасти Деймиана – это держаться как можно дальше от Сейера…
– Черт! – Я резко развернулась, поняв наконец, куда она ушла и зачем. Я подбежала к мумиям, которые тут же радостно загомонили. – Простите, ребята, мне надо уйти, а вы оставайтесь здесь, я вернусь через пару минут.
Я побежала наверх так быстро, как позволила мне больная нога, пробежала в дальний конец дома, крича на ходу:
– Белинды нет! Мне кажется, она решила покончить с собой, чтобы остановить Сейера. Мы должны поймать ее, пока она не наделала глупостей!
Мелиссанда была на втором этаже, она аккуратно разбрасывала битое стекло перед окном. Времени заколдовывать все окна в громадном особняке Кристиана просто не было, так что мы с Элли отвечали за охранные проклятия в подвале и на первом этаже, а Мелиссанде поручили обеспечить безопасность на втором этаже подручными средствами. Она перестала разбрасывать битое стекло перед окном, выпрямилась и сдвинула брови, затем рассеянно стряхнула осколки с кожаных рукавиц и посмотрела на меня:
– Что ты говоришь про Белинду? Что с ней случилось? Я резко остановилась, чтобы не угодить в битое стекло, рассыпанное под ближайшим окном.
– Ее нет. Она такая благородная, что решила пойти на самопожертвование, чтобы победить Сейера. Черт возьми, я ведь знала, что что-то не так, когда она попрощалась со мной у кроватки Деймиана. Так не прощаются, когда проведывают ребенка.
– Белинда хочет уничтожить Сейера? – ахнула Мелиссанда и выронила железное ведерко, в котором были осколки стекла.
Я развернулась и направилась обратно в коридор. Мелиссанда последовала за мной.
Мы сбежали вниз по ступеням и резко затормозили перед входной дверью.
– Ты можешь открыть ее? – спросила она.
– Конечно. Она же заколдована, чтобы не впускать в дом, а выйти можно легко. – Я приоткрыла дверь и выглянула в щелочку, чтобы убедиться, что снаружи не стоит армия неофашистов. Но на улице было тихо и пустынно. Лишь несколько одиноких бурых листьев бесшумно и торопливо кружились в предрассветном ветерке. – Все чисто.
Мы выскользнули наружу и стали озираться по сторонам, поеживаясь от холода. Дом Кристиана стоял чуть в стороне от остальных зданий. Некогда это был особняк посла, окруженный заброшенным садом, гаражом в тылу и проржавевшей железной изгородью на передовой. В четыре утра дорожное движение в этой части Лондона было минимальным, так что вся улица была в нашем распоряжении. Мы семенили по тротуару вдоль домов.
– Куда мы идем? – спросила Мелиссанда приглушенным голосом, потирая замерзшие ладони. – Ты уверена, что Белинда решила покончить с собой? Она ведь Возлюбленная Сейера, она прекрасно знает, что ее смерть повлечет за собой и его неминуемую кончину.
– Ах, она знает, что делает. Или думает, что знает. – Я остановилась посреди улицы и обернулась посмотреть на дом Кристиана. На фоне темного неба чернели силуэты, они двигались по крыше, расставляя датчики, которые оповестят нас, если кто-то попытается проникнуть в дом через крышу. – Сначала Адриан, теперь Белинда… Прямо и не знаю, почему все думают, что лучший способ решения проблемы с вашим братом – это пожертвовать собой. Почему бы нам не разделиться? Вы идите дальше по улице до перекрестка, а я сверну в эту аллею.
– Но у нее же было минут десять форы! Нам никогда не догнать ее.
– У нее нет машины, в этот час еще не ездят ни автобусы, ни поезда, и уж точно никогда не бывает такси, когда оно просто необходимо, так что она пойдет к Сейеру пешком. Полагаю, он где-то неподалеку, и она это наверняка чувствует. Я чувствую, когда Адриан рядом.
Мелиссанда замерла, закрыла глаза и задержала дыхание на несколько ударов сердца.
– Он близко, он очень близко. – Ее глаза снова открылись, и даже при тусклом свете уличного фонаря я увидела в них страх. – Ах, Нелл, что нам делать? Если Сейер узнает, что Белинда собирается остановить его… – Она замолчала, но через несколько секунд продолжила: – Я была такой наивной, такой слепой, но теперь-то я все вижу. Прости меня, Нелл…
Но у нас не было времени на ее сожаления как по поводу отношений с Адрианом, так и по поводу безграничной поддержки Сейера, чего бы тот ни попросил. Я слегка сжала ее руку, прежде чем тихонько подтолкнуть в сторону перекрестка.
– Потом будете рвать на себе волосы, а сначала нам надо найти Белинду и остановить ее.
Она ничего не сказала, а я решила не давать ей шанса излить душу. Я развернулась и трусцой побежала по дорожке, готовая ко всяким неожиданностям. Но впереди было спокойно, а вот у себя в голове я вдруг услышала гневные мысли.
Hasi ! Бога ради, женщина, что ты вытворяешь? Ты совсем из ума выжила?
Я повернулась и помахала рукой в сторону крыши дома Кристиана, с фронтона которой свисала темная фигура.
Пока еще нет, хотя я серьезно начинаю подумывать о том, не предпочесть ли скучную жизнь профессора истории этой сумасшедшей, полной приключений жизни в роли Возлюбленной обольстительного голубоглазого вампира. Белинда пропала. Я думаю, она покончит с собой перед Сейером, чтобы остановить его. Мы с Мелиссандой решили найти ее, вот бродим по округе в поисках хоть кого-нибудь из них.
Голову мою заполнили красочные ругательства. Голос Адриана был знакомо раздраженным.
Даже не вздумай ничего предпринимать! Как ты не понимаешь, что за пределами защищенного дома небезопасно?! Я не позволю тебе рисковать собой, даже если это ради Белинды! Немедленно возвращайся! Я сам ее найду.
Не волнуйся, мы сумеем за себя постоять. Сказала я это с уверенностью, которой на самом деле не чувствовала.
Hasi , я настаиваю, чтобы ты немедленно вернулась! Ты даже не представляешь, как ты рискуешь!
Прости, я, видимо, вышла за пределы своего приемного устройства. Ты пропадаешь куда-то. Я слышу только какой-то треск.
Ты меня прекрасно слышишь, Нелл. Расстояние для нас не помеха. Больше ни шагу! Я спускаюсь вниз.
Нет, тебе нельзя. Ты должен остаться в доме. Кольцо ведь на тебе. Если ты уйдешь, Деймиан останется без охраны.
Послышалась очередная порция ругани.
Я поручу это Кристиану. Не уходи никуда.
Я остановилась в конце улицы. Хотя и была слишком далеко, чтобы разглядеть что-либо, я знала, что Адриан пробирается по дому. А ему непременно надо было остаться в доме, чтобы защитить Деймиана. Если Сейер доберется до мальчика… от одной только мысли мне делалось дурно.
Адриан, любовь моя, я знаю, что ты хочешь меня защитить. И я знаю, что Белинду ты тоже хочешь спасти. Но ты должен остаться там и обеспечить безопасность Деймиана. Сейер воспользуется им, и нам всем придется стоять перед ним на коленях, если мы оставим мальчика без защиты.
Hasi …
Кажется, я вижу что-то. Похоже, это женщина. Она выбежала на середину улицы. Я тебе сообщу, если это Б-линда.
Нелл, я приказываю тебе…
Вас понял, капитан, до связи!
Я закрыла свое сознание для Адриана, мне надоели его приказы и тон. Кроме того, мне пришлось сосредоточиться на своей больной ноге, чтобы не упасть.
– Черт возьми, ну и бессмертие! Полцарства за пересадку ноги, – ворчала я, с трудом переходя снова на бег. – Надеюсь, бессмертные хотя бы не умирают от разрыва сердца… Белинда! Эй, Белинда! Стой! Это я, Нелл!
Стоит ли говорить, что это действительно была Белинда и она спешила вниз по улице. Она исчезла в боковой улочке, но тут же вынырнула обратно, пересекла дорогу и свернула в переулок. Очевидно, она тоже искала Сейера по всей округе и, как ни странно, не могла найти его – судя по всему, он был не так близко, как считала Мелиссанда.
– Белинда!
Она остановилась, когда мой вопль эхом отразился от стен домов. Она повернулась ко мне, а я ковыляла к ней, запыхавшись.
– Слава… Богу… я… нашла… тебя… пока… еще… не… слишком… поздно… Что-то… я… не… в… форме.
– Нелл, – сказала Белинда и обхватила себя руками. Она выглядела именно так, как и должна выглядеть женщина замужем за одержимым властью вампиром. – Не пытайся отговорить меня. Это единственный способ остановить его.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
Загрузка...