А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я его Возлюбленная, и я единственная, кто может остановить его.
Я скрючилась, хватаясь за колени, чтобы не упасть.
– Да что с вами, люди? Все или ничего? Умереть готовы за своих? У нас в Америке так не принято, черт возьми. И я не собираюсь стоять и смотреть, как ты совершишь самоубийство во имя чести. Все это чушь! Ты нужна Деймиану. Ты нужна мне. Надо полагать, у вас с Адрианом есть какое-то расписание по присмотру за ним. Ведь если нет, то я останусь один на один с этим монстром. Я не хочу быть ему мачехой без твоей помощи!
Ее слегка обескуражило то, что я назвала Деймиана монстром, но затем она бросилась мне на шею, заключая меня в объятия.
– Ах, Нелл, ты такая чудная! Я так рада, что Адриан повстречал тебя. Ему уже давно нужен был кто-то вроде тебя. Я знала это, когда мы были вместе. После секса у него всегда был такой потерянный взгляд. – Я высвободилась из ее объятий и выставила вперед руку. Она остановилась, икнув пару раз. – Что, это слишком личное?
– Вот именно. Я была бы очень признательна тебе, если бы ты стерла из своей памяти все интимные воспоминания, связанные с Адрианом. Я еще могу смириться с тем, что у вас общий ребенок, но мне бы не хотелось вдаваться в подробности, как он появился на свет.
Она странно усмехнулась и смахнула слезы, что катились по ее щекам.
– Ладно, сотру.
– Большое спасибо. А теперь, если ты закончила разыгрывать из себя святую Белинду, то, может, вернемся в дом? Адриан там уже с ума сходит, а с ним гораздо легче, когда он спокоен.
– Но Сейер…
– Мы разберемся с этим. Ты забыла, у нас же есть кольцо, а у него лишь кучка человеконенавистников.
– Да, но…
– Никаких «но». Пойдем, у нас мало времени. – Я потащила ее в направлении, откуда только что пришла. Поначалу она сопротивлялась, а потом засеменила следом.
– Ты даже не представляешь, как разозлится Сейер, когда узнает, что вы объединились с Кристианом. Он рассчитывал на поддержку Кристиана, когда пойдет войной на Адриана.
– Поздно. Кристиан теперь в команде Нелл. – Я бросила на нее взгляд. Она поджала губы. – То есть в команде Адриана. Так что Сейеру остается лапу сосать.
Она рассмеялась, и мы прибавили ходу. Я почувствовала легкое покалывание на загривке, как будто в воздухе было полно статического электричества.
– А ты быстро освоила науку о Темных и их стремлении доминировать.
– Я прошла интенсивный мастер-класс у одного из лучших в своем ремесле. Эй, ты чувствуешь…
Я так и не договорила, потому что Адриан вошел в мое сознание, не только его голос, но словно он сам, всем своим существом слился со мной воедино, ярость и беспокойство кипели в нем.
Возлюбленная, услышь меня. Не возвращайся в дом! Белинда предала нас! Сейер в доме, и это она провела его. Кристиан тайно вывез Деймиана и будет защищать его ценой своей жизни. Я же воспользуюсь кольцом против Сейера. Но, Hasi , я должен знать, что ты в безопасности, прежде чем сойдусь с ним в битве. Что бы ты ни делала, не предпринимай попыток найти Белинду! Она приведет тебя прямиком к Сейеру.
Я споткнулась и упала на колени, ужас из сознания Адриана заполнил все мое существо. Мне сделалось дурно. Неужели Белинда нас предала? Ее милая болтовня, и забота, и желание помочь нам – все это лишь трюк? Она снова объединилась с Сейером против нас? Да, конечно, она оставалась его Возлюбленной, но означает ли это, что она могла пойти против нас?
– Нелл, с тобой все в порядке? Давай я тебе помогу.
Я посмотрела на руку, которую она протянула мне, понимая, что стою на коленях посреди туманной улицы, но мне, как ни странно, было все равно. В какой-то момент глаза мои застила ярость. Мне хотелось сделать что-нибудь ужасное – проклятие или что-нибудь еще хуже, уж и не знаю, – моя память просматривала страницы книги, которую мне подарила Гигли, в поисках страшной кары для Белинды. Вся моя ярость, вся моя злость на эту женщину, что угрожала жизни моего любимого, сконцентрировались в один момент, наполнив меня силой и могуществом, стекавшимися к кончикам моих пальцев. Я подняла на нее взгляд, на моих губах застыли слова разрушительного проклятия. Белинда испуганно отпрянула. Я потянулась к тьме внутри Адриана, поскольку мне нужна была связь с демоном, чтобы наложить проклятие. Я стала высасывать силу из всего, что окружало нас. Ближайший к нам уличный фонарь вспыхнул чуть ярче и начал постепенно гаснуть. Сила внутри меня приняла форму, и я уже начала направлять ее на Белинду, но тут жуткая боль вспыхнула в моем сознании, с легкостью пронизывая каждый атом моего тела. Перед глазами встала белая пелена, предупреждение о том, что мой мозг снова на грани перенапряжения.
Я рухнула наземь, рыдая от бессильной злобы. Сила и боль одновременно угасали во мне. Без защиты кольца на пальце я не могла обращаться к темным силам. Я была немощна, от меня не было никакого проку для Адриана. Лишь одной ответственностью больше. Еще одна причина пожертвовать собой.
А ведь я намеревалась убить человека, которого считала своим другом.
– Нелл, что случилось? С тобой все в порядке? У тебя был какой-то припадок. Ты что, эпилептик? Мне позвать врача? – Я почувствовала, что она склонилась надо мной, но у меня не было сил повернуться к ней лицом. Меня потрясла собственная реакция на ярость Адриана. Все было так, словно она овладела мной, управляла мной. Я лежала посреди улицы и благодарила Бога за то, что мой мозг не дал мне убить второй раз. – Я приведу Адриана, – сказала Белинда.
– Нет! – закричала я, отталкиваясь от мокрого асфальта. Она тут же подскочила ко мне, помогая встать. Остатки ярости Адриана боролись во мне с невозможностью поверить в ее измену. Противоречия раздирали меня, но его гнев оказался сильнее.
– Нелл…
Я схватила ее за руку, встряхнув слегка. С большим трудом я удерживала себя в руках.
– Ты предала нас?
– Что? – Мы стояли в бело-голубом колодце света уличного фонаря, вспыхнувшего с новой силой. Свет смыл все краски из окружающего мира, серые глаза Белинды стали черными, а ее кожа мертвенно-бледной. – Что я сделала?
– Ты предала нас? Ты выманила меня из дома, чтобы разделить нас и тем самым ослабить Адриана? Ты для этого все сделала? Ты предала нас ради своего Темного?
– Нет! – ахнула она, стуча зубами. – Клянусь тебе, я ничего такого не делала! Я бы никогда не поставила под угрозу жизнь Деймиана!
У меня опустились руки. Усталость, которая всегда сопутствовала моему колдовству, навалилась на меня пятидесятитонным грузом, к которому добавились сожаления по поводу моей ярости к Белинде из-за отношения Адриана к ней. Здравый смысл снова взял верх, и я поверила ей. Все в ней: ее голос, ее взгляд – утверждало о ее невиновности. Она любила Деймиана, и я знала это наверняка. Не было у меня сомнений и на другой счет – Белинда понимала, что для Сейера Деймиан лишь разменная монета, которую можно предложить любому Повелителю демонов в обмен на покровительство. И как бы ни тяжело ей было разорвать отношения, она не станет рисковать жизнью Деймиана.
– Пойдем, – сказала я, развернулась и пошла по улице к дому Кристиана. – Сейер нашел способ пробраться в дом, обойдя защиту. Кристиан забрал Деймиана в безопасное место, но нам надо помочь Адриану. Мне кажется, мы ему понадобимся, несмотря на кольцо. Я совершенно не доверяю Сейеру, а если Себастьян с ним, то это двое против одного.
– А с арийцами и того больше.
Мы выбежали из-за угла в переулок, где стоял дом Кристиана, и остановились, замерев в изумлении. Сначала мы просто не поверили своим глазам. Дом мыл облеплен нацистами, вдоль по улице в беспорядке припарковались около двадцати машин, образуя хаотичную баррикаду для каждого, кто захочет подобраться к дому. На каждой машине крепился красный вымпел с бело-красным волком. На ближайшей к нам машине вместо номера висела табличка с надписью: «МЫ – АРМИЯ БЕЛОЙ РЕВОЛЮЦИИ – ОБЪЯВЛЯЕМ ВОЙНУ!» За машинами, перед оградой разгуливала группа молодых людей с бейсбольными битами и прочими твердыми предметами в руках. В доме горели огни, и через занавески в одном из окон на первом этаже я видела, что по дому ходят какие-то люди.
Вдалеке послышались сирены полицейских машин, прорезавшие ночь своим воем. Похоже, кто-то из соседей видел этот десант армии Сейера на участке Кристиана.
– Ничего себе армия! – выдохнула я, и мы двинулись к ним. Мои руки так и чесались наколдовать что-нибудь ужасное на их головы.
– Стой, Нелл, подожди! – воскликнула Белинда и схватила меня за руку, чтобы я не наделала глупостей.
Я стряхнула ее руку.
– Ждать? Нет уж, я так не думаю. Это мой вампир сражается со всем этим полчищем в одиночку. Я нужна ему, так что я пойду.
Она снова схватила меня за руку и затащила в тень рядом стоящего дома. Нацисты не заметили нас, но мне было совершенно все равно, обеспокоены они нашим появлением или нет. Для меня они были не больше придорожной пыли.
– Мы не можем так просто взять и подойти к дому! – сказала Белинда. – Мы должны придумать какой-нибудь план. Надо найти способ отвлечь этих парней и проскользнуть внутрь, а там уже сделать все возможное, чтобы победить Сейера и Себастьяна.
– План-шман, – фыркнула я и оттолкнула ее, чтобы пойти напрямик к дому Кристиана. – Мы же бессмертные, забыла? Они не могут нас убить. Можешь оставаться здесь, если хочешь, но я собираюсь надрать этим нацистам уши. А потом дойдет очередь и до Сейера.
– Нелл…
Отчаяние в ее голосе было неподдельным, но у меня не было времени подбадривать ее. Я решительно зашагала к дому, сжимая и разжимая кулаки, гадая, какое из двух заклинаний, упомянутых в книге, мне стоит применить: превратить их в мышей или сделать их импотентами. Я решила, что последнее помешает им обзавестись потомством, но первое все же в данной ситуации будет лучше.
– Нас же могут убить, как ты не понимаешь? – воскликнула Белинда, побелев от страха. – Если нам отрезать голову, то все.
– Проще простого. Полевые мыши не умеют отрезать людям головы.
– Мыши? – спросила Белинда, переходя на бег, чтобы поспеть за мной. Один из нацистов, видимо, тот, что отвечал за внешний периметр, заметил нас и окликнул своих приятелей.
Я помахала им рукой, на что они приняли защитные позы.
– Даже не полевки, а настоящие водяные крысы. Это единственное заклинание из тех, что я знаю, которое не убьет их. – Я замедлила шаг, натягивая уверенное выражение на свое лицо.
– Ты не можешь превратить этих людей в водяных крыс, – сказала Белинда, совершенно очевидно шокированная моими намерениями.
Я остановилась на секунду и серьезно посмотрела на нее.
– Если мы не превратим их в водяных крыс, то очень не скоро попадем в дом. И хотя я готова поспорить, что убить нас нельзя, но когда нас будут избивать, нам будет наверняка больно. Весьма. Не говоря уж о том, что мы не сможем помочь Адриану. Кроме того, тебе предстоит более неприятное мероприятие, чем смотреть на то, как я буду превращать этих гнусных типов в водяных крыс.
– Да? – спросила она, моргнув испуганно.
– Ага. Если они победят, то тебе придется стать Возлюбленной главного нациста.
Она поморщилась:
– Не то чтобы я не хотела тебе помочь, но… уж очень большие у них палки.
Я замерла, когда из дома, видимо, на звонок от одного из парней, высыпали еще люди. Арийцы выстроились в линию, в каждой руке по оружию. Их арсенал состоял из нескольких бейсбольных бит, одной биты для крикета, пары железных прутов с приваренным набалдашником, что делало пруты похожими на булавы. Все они отпускали язвительные насмешки в наш адрес. Теперь я понимала Белинду. Я не считала себя трусихой, но когда перед тобой стоит такая армия, то поневоле задашься вопросом: а помогут ли заклинания?
– Развернись, – велела я ей, поднимая руку с вырисованным защитным заклинанием. Я перенесла заклинание на нее и повторила все на себе.
– А это сработает? – спросила она нервным шепотом, пока мы бодрым маршем приближались к нацистам, заполнившим двор дома Кристиана.
– Конечно, поможет. Я с пеленок занимаюсь колдовством, – соврала я не моргнув глазом в надежде на то, что слова на нее подействуют сильнее заклинаний. Главное, чтобы она поверила в них.
– Что это вы задумали? – спросил один из нацистов, со смешком выступив вперед. Он постукивал битой о перчатку, осматривая нас с ног до головы взглядом, от которого мне тут же захотелось залезть в ванну и смыть с себя всю эту грязь.
Я остановилась и улыбнулась, Белинда пряталась за моей спиной. Слова проклятия вертелись у меня на языке. Я глубоко вздохнула и потянулась к тьме в душе Адриана, к тьме, которая связывала его с Асмодеем. Я указала на нацистов и медленно заговорила готическим голосом, предвестником неминуемой гибели:
– Хранители четырех сторон света, откройте мне свои души, наполненные кровью, виной и страхом. Я напьюсь от вас звериного зелья со вкусом… э-э-э… со вкусом… – Черт! Я забыла слова заклинания. Я отчаянно пыталась представить себе страницы книги заклинаний, которая осталась в кабинете Кристиана.
– В чем дело? Почему ты остановилась? – спросила Белинда взволнованным шепотом, не спуская глаз с нацистов, которые не спеша подходили к нам.
– Да у нас здесь ведьмы, парни, – весело сказал главный нацист, поигрывая битой. – А что мы делаем с этими грязными отродьями?
– Убиваем! – взревела толпа, поднимая вверх свое оружие.
– Я не могу вспомнить конец заклинания, – пробормотала я Белинде, снова пытаясь припомнить слова. – «Откройте мне свои души, наполненные кровью, виной и страхом. Я напьюсь от вас звериного зелья со вкусом…» Черт! Вылетело из головы! Никак не могу вспомнить, что там дальше.
– Пиво? – предложила Белинда, пятясь назад. Я пожала плечами:
– Что-то похожее. Сейчас, сейчас… есть! – Я лихорадочно замахала руками. Затем я быстро заговорила, протягивая мысленно ниточку к тьме внутри Адриана, вычерчивая в воздухе символы, которые медленно плыли к жертвам: – Хранители четырех сторон света, откройте мне свои души, наполненные кровью, виной и страхом. Я напьюсь от вас звериного зелья со вкусом скисшего пива!
Парни остановились, озадаченно глядя на нас. Я выжидательно следила за ними, гадая, как именно они начнут превращаться в маленьких серых созданий. Но секунды бежали, а ничего не происходило, если не считать того, что двое икнули, а третий почесал за ухом. Они по-прежнему оставались людьми.
Ну конечно, если считать нацистов людьми.
– И это все? – спросила Белинда, переводя взгляд с меня на парней. – Может, надо еще что-то добавить к заклинанию? Они разве не будут меняться? Или они только внутренне стали мышами, а с виду остались людьми?
– Видимо, есть что-то еще, но я не помню, что именно. Хм. Ладно. Как насчет этого: «Наци, наци, подите прочь, станьте крысами в эту же ночь!»?
Над нашими головами раздались раскаты грома. Опавшая листва взмыла вверх маленьким торнадо. Белинда испуганно крикнула и спряталась за меня. Я закрыла лицо руками, чтобы сухие листья не выцарапали мне глаза. Нацисты все до единого попадали наземь, закрыв головы руками.
Листья были такими беспощадными, а ветер таким холодным, что я на секунду отвернулась, а когда повернулась вновь, внезапный порыв ветра исчез так же неожиданно, как и появился. Листья снова опали на асфальт. Среди них лежали бесформенные серые кучки.
– Сработало? – спросила Белинда, протягивая к ним руку.
– Похоже, что да, – сказала я.
– Но они не крысы, – сообщила она очевидный факт.
– Нет, не крысы, – вздохнула я, обходя вокруг. – У меня с проклятиями раз на раз не приходится. Пожалуй, это знак свыше бросать это дело. Хотя надо признать, что есть в этом какая-то высокопарная справедливость.
– Ты думаешь? – спросила она неуверенно, следуя за мной по пятам.
Я улыбнулась:
– Кому еще превратиться в кучу мусора, как не нацистам?
Глава 21
Дом казался слишком уж тихим, когда мы вошли. Ни звука, ни шороха, воздух был плотным и обжигающе холодным.
– Хм! Еще одним нацистом, похоже, меньше, – пробормотала я, поддев ногой бурую массу рядом с картонной коробкой, в которой лежали пивные банки. Я вытянулась, как ретривер в стойке, стараясь открыть свое сознание дому.
– Ты чувствуешь Адриана? – шепотом спросила Белинда, изо рта ее вырвался пар, подчеркивая морозность воздуха. Судя по количеству бурых кучек слизистой грязи, на которые мы наталкивались по коридору и дальше на покрытых ковром лестницах, мое проклятие оказалось всепроникающим. Так что нам не было причины перешептываться, но, как ни странно, я чувствовала себя так же, как и она. В доме было слишком тихо. Мне казалось, что если Адриан, Сейер и Себастьян сойдутся в битве, то дом будет сотрясаться до самого фундамента, но пока мы шли по темным коридорам, заглядывая во все комнаты, дом оставался безмолвным, будто затаил дыхание перед отчаянным ударом.
– Нет, я не чувствую его. А ты чувствуешь Сейера? Мы спустились по ступеням вниз. Она покачала головой, лицо ее было белее мела.
– Может, воспользуешься ментальной связью? – предложила я, растирая руки, покрывшиеся гусиной кожей, и огляделась вокруг. В доме, похоже, было холоднее, чем на улице. Нацисты недолго пробыли в доме Кристиана, но этого хватило им, чтобы раскрасить свастикой и фашистскими призывами чудесные стенные панели из красного дерева.
Она снова покачала головой:
– Я не могу.
Я оглянулась на нее, стоя на нижней ступеньке лестницы.
– Что ты имеешь в виду? Не можешь, потому что не хочешь выдать себя? Не хочешь, чтобы Сейер знал о твоем присутствии?
– Нет, не могу – значит просто не могу. Раньше, до того как мы воссоединились, у меня получалось, а теперь… – она отвела взгляд, – не могу. Что-то пошло не так после этого.
– Странно. Ну да ладно, что уж теперь делать. Обойдем дом и найдем их. – Я молча помолилась, лишь бы найти Адриана живым. Меня потрясло то, что я не могла связаться с Адрианом. Я инстинктивно понимала, что он разорвал контакт со мной, когда встретился с Сейером, чтобы защитить меня. Но даже когда я разрывала с ним связь, я все равно чувствовала его. А теперь не было ничего.
Мы нашли Мелиссанду в подвале, связанную и с кляпом во рту, ее длинные светлые волосы занавеской закрывали лицо. Она откинулась на стуле, к которому была привязана.
– Мелиссанда! – Белинда подскочила к ней и опустилась на колени. Я обошла стул и нахмурилась, увидев, чем именно связали Мелиссанде руки. Я дотронулась до ткани и нахмурилась еще сильнее, когда на меня нахлынули воспоминания. – Что с тобой случилось? Ты в порядке? Бедная Мелиссанда! Кто это сделал?
Я развязала ей руки, а Белинда вытащила такой же кусок ткани, который использовали как кляп. Когда Мелиссанда подняла голову, Белинда ахнула и отпрянула назад, с ужасом глядя на нее.
Я обошла стул, чтобы посмотреть, поглаживая пальцем теплую ткань. Зачем Адриан разорвал свою рубашку и связал Мелиссанду? Вопрос, который едва не сорвался с моих губ, отпал сам собой, когда я увидела то, что так напугало Белинду.
Я слишком хорошо была знакома с символом, горящим на левой щеке Мелиссанды. От одного его вида меня бросило в дрожь. Мне сделалось дурно от воспоминаний, связанных с этим.
– Асмодей!
Мелиссанда закрыла глаза, из-под опущенных век потекли слезы. Они текли по прекрасной фарфоровой коже щек, пока не докатились до красного вздувшегося клейма.
– Асмодей? Повелитель демонов?
Мне стало совсем нехорошо. Теперь я понимала, почему в доме так холодно. Кто-то воззвал к Асмодею. А если учесть, что мы с Белиндой обшарили весь дом и не нашли никаких следов Адриана, Сейера или Себастьяна, то, судя по всему, Адриана постигла неудача, когда он воспользовался кольцом.
– Ах, надеюсь, он жив. Мелиссанда, кто сделал это с тобой?
Я стояла перед ней, смущенная гневом в ее глазах, когда она посмотрела на меня:
– Мой брат.
Я отвела взгляд, не желая признавать правду. Мне хотелось объяснить его жестокий поступок.
– Вероятно, Адриан…
– Не Адриан, – прервала она, голос ее пульсировал болью. – Сейер. Он сделал это со мной. Он сделал это после того, как я согласилась впустить его в дом. Он пометил меня символом власти, которую обрел, но сначала он пообещал мне спасти Деймиана.
– Спасти? – Я фыркнула и поморщилась. Мне пришлось крепко сцепить пальцы рук, чтобы удержаться и не схватить ее за шиворот, как я непременно сделала бы с Белиндой. Но с Мелиссандой я сделать этого не могла, кровь от ожога на ее прекрасной щеке все еще сочилась. – Спасти от кого? От его собственного отца? Вы что, не понимаете, что Адриан любит Деймиана? Неужели вы не видите, что он готов пожертвовать всем ради этого мальчика? Неужели предрассудки так ослепили вас, что вы не понимаете, что это Сейер хочет причинить мальчику вред, а не Адриан?
Она поднялась и медленно протянула руку. Ее пальцы разжались, открывая взору маленький бело-золотой предмет.
– Я понимаю это теперь. И мне ужасно жалко, что я не видела правды раньше.
Я недоуменно переводила взгляд с кольца Асмодея на ее заплаканное лицо.
– Это Сейер дал вам?
– Нет. – В ее глазах я увидела боль, которую так часто замечала в глазах Адриана. – Сейер не знает о том, что оно у меня. Адриан дал его мне, чтобы я передала его тебе.
– Адриан дал вам кольцо, но почему?
– Они забрали его, – сказала она, протягивая мне кольцо. Мои пальцы автоматически взяли кольцо, его тяжесть и тепло сразу успокоили меня. Я надела его на большой палец. – Сейер и Себастьян схватили Адриана. Он пытался спасти меня, несмотря на то, что я сделала, но ему не удалось. Сейер сказал, что убьет меня на месте, если Адриан откажется сотрудничать. Себастьян ушел за Кристианом, но Сейер остался. Он выжег мне клеймо и заставил Адриана смотреть на это. Затем он связал меня и оставил умирать.
– Умирать? – переспросила Белинда. Мы обе посмотрели на стену напротив. Стул, к которому была привязана Мелиссанда, находился как раз напротив окна, где уже появились первые лучи солнца. Свет непременно сжег бы Мелиссанду, но не раньше нескольких часов ожидания смерти.
– Но я не понимаю, – сказала я, отворачиваясь от окна. Во мне поднималась паника. – Почему Адриан не воспользовался кольцом против Сейера?
– Он не мог, – ответила Мелиссанда надломившимся голосом и тяжело опустилась на стул. – Ведь Сейер тоже стал связан с Асмодеем. От кольца не было никакого проку. Но Адриан знал, что в правильных руках – твоих руках – оно принесет ему свободу. Прошу тебя, Нелл, освободи моего брата. Спаси Адриана. Не позволь Сейеру уничтожить его.
– Не волнуйся, я не позволю, – сказала я и демонстративно пошла к лестнице. Но остановилась, когда поняла, что понятия не имею, куда мне идти. – М-м-м… А куда именно Сейер забрал Адриана?
– В Британский музей. Адриан сказал Сейеру, что кольцо спрятано там. Мне кажется, он собирается призвать Асмодея до того, как Сейер совершит жертвоприношение.
Когда Асмодей поймет, что Сейер собирается узурпировать власть, Адриан попытается уничтожить их обоих.
Я лишь пожала плечами. Куда уж тут Алисе с ее чудесами!
– Нет, мне определенно придется поговорить с Адрианом о его патологической страсти к самопожертвованию. А кого Сейер хочет принести в жертву?
– Деймиана, – сказала она, бросив виноватый взгляд в сторону Белинды. – Единственный способ, каким Сейер может получить власть над Асмодеем, – это принести в жертву невинную душу.
Белинда замерла.
– Ладно. Значит, мы должны добраться до них и прижать Сейера до того, как Адриан вызовет Повелителя демонов, чтобы стереть всех в порошок. И до того, как Себастьян найдет Кристиана, которого ему придется убить, иначе Деймиана ему не видать. А в этом случае Элли тоже наверняка погибнет. А это значит, что колокол смерти прозвонит трижды еще до того, как Деймиана отдадут на заклание. А я-то думала, что американцы жестокие! Белинда?
Несколько долгих мгновений она смотрела на Мелиссанду, затем покачала головой:
– Сейер для меня потерян навсегда. Я ничем не помогу, если пойду с тобой. Он лишь использует меня как заложницу, а я не желаю больше быть источником всех этих жутких проблем.
– Да ты и ни при чем вовсе, – сказала я, подошла к ней и сочувственно похлопала ее по плечу. – Ты самая невинная из всех нас. Ты и Деймиан. Ты просто оказалась посреди братоубийственной войны.
Я посмотрела на Мелиссанду. Мне хотелось одновременно взвалить на нее вину за Адриана и прижать к груди. Я понимала, что она уже расплатилась сполна за свою преданность.
– Я не позволю плохим парням одержать верх, – сказала я, натянув на лицо жалкое подобие улыбки.
– Спасибо, – просто сказала она.
– Я останусь с ней, – сказала Белинда, поднимаясь на ноги, а я пошла к лестнице. – На всякий случай, мало ли кто зайдет. – Она закусила губу, ее лицо помрачнело. – А ты уверена, что Кристиан…
– Абсолютно. Он сильный вампир. Я знаю, мне приходилось сталкиваться с ним пару раз. С ним Деймиан в безопасности, он так же надежен, как и Адриан.
– Удачи, – сказала Мелиссандра, подняв подбородок, чтобы отогнать беспокойство. – Да пребудет с тобой Бог.
– Спасибо. Мне понадобится любая помощь.
Только поднявшись на первый этаж, я поняла кое-что: моих мумий не было.
– Вот ведь черт! – выругалась я и огляделась по сторонам, решив, что кто-нибудь мог запихнуть их в угол.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
Загрузка...