А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Простите, ребята, где бы вы ни были. Разберемся с вами позже, а пока мне надо позаботиться об Адриане.
Просто удивительно, на что способно кольцо силы, когда нужно просочиться сквозь полицейские кордоны. Сначала я решила, что мне ни за что не выбраться из дома Кристиана, поскольку все окрестности кишели полицейскими машинами, но то ли полицейские были предупреждены о том, что Возлюбленная спешит спасать своего вампира, то ли кольцо обладало способностью делать меня невидимой. Повсюду горели проблесковые голубые маячки, выли сирены, полицейские требовали полной сдачи нацистов.
Я прошла мимо двух снайперов, засевших за кустом рододендрона. Они скользнули по мне глазами и продолжили наблюдение за домом.
– Здорово! – прошептала я, покрутив кольцо вокруг пальца, словно оно было талисманом. Другие полицейские, которые загоняли любопытных соседей по домам, тоже отчетливо видели меня, но я, похоже, не фиксировалась в их мозгу.
Что меня совершенно устраивало.
Я сняла кольцо, когда поняла, что таксисты тоже не замечают меня. Я как раз пыталась привлечь внимание одного водителя, коих скопилось немало у здания вокзала в полумиле от дома Кристиана. Теперь, когда я ехала по удивительно пустым улицам Лондона к Британскому музею, прошло достаточно времени для любого, самого апокалипсического сценария с Адрианом.
И все я представила себе в полном цвете и стереозвуке, пока мы добирались до места.
Я, конечно, догадывалась, что вокруг музея будет больше полиции и охраны, чем обычно, учитывая последние события, но я не ожидала увидеть там целую расквартированную армию.
– Прости, подруга, но ближе мне не подъехать, – сказал таксист, притормаживая за квартал до музея. Он кивнул в сторону больших черных полицейских фургонов, перегородивших дорогу. – Видимо, там каких-то террористов ловят.
– Похоже на то, – согласилась я, протягивая ему пару фунтов, которые одолжила у Белинды. Я надела кольцо, посмотрела вслед удаляющемуся такси и направилась к музею мимо полицейских, мило улыбаясь.
Я нагло подошла к музею, уверенная в силе кольца. Полиция и британский спецназ в черной обтягивающей крепкие фигуры униформе, в бронежилетах и с огневой мощью, способной стереть с лица планеты небольшую страну, заполонили все подступы к музею. Посреди людской толпы монолитами стояли командный пункт, пара диспетчерских центров и несколько туалетов (даже спецназовцам надо иногда по нужде).
Я шла по этому лабиринту, огибая машины, и задержалась лишь, чтобы подслушать переговоры по рации. Изнутри докладывали, что в секторе не зафиксировано никакого движения, но из сверхчувствительных микрофонов доносятся какие-то странные звуки.
Мужчина, выслушивающий этот доклад, бросил на меня взгляд. Я улыбнулась ему и прошла к главному входу. Когда я обернулась у входа, то увидела, что он, нахмурившись, смотрит туда, где я только что была, озадаченно покачивая головой.
– Да уж, к этому можно и привыкнуть. – Скрестив на удачу пальцы, я пошла к главной двери в надежде, что она не заперта. Перед дверью топтался небольшой робот размером с терьера. Я услужливо открыла ему дверь и вошла внутрь не оглядываясь.
Едва я оказалась внутри, меня захлестнуло гневом, да таким сильным, что мне захотелось убежать. Это был гнев Адриана.
– По крайней мере ты жив, – сказала я, с каждым шагом преодолевая сопротивление Адриана. Я понимала, что он пытается защитить меня, но идти от этого легче не становилось.
К тому времени как я добралась до центра главного холла, я вспотела, сердце мое гулко билось в груди и я ничего иного не слышала. Я так тяжело дышала, словно пробежала среднюю дистанцию. Я остановилась и попыталась успокоить сердцебиение, предприняв заодно попытку заблокировать пульсирующий в голове гнев Адриана. Но ничего не вышло. Я взвесила свои шансы и решила, что волшебное колечко вкупе с недавно приобретенным бессмертием делают меня практически неуязвимой для Сейера и Себастьяна, так что я решила обнаружить свое присутствие.
– Я представляю себе положение дел, Адриан! – завопила я на весь холл, сложив ладони рупором, хотя необходимости в том и не было, поскольку мой голос отрикошетил от стеклянного купола и стен и разнесся далеко по лестницам и залам. – Спасибо, конечно, что пытаешься защитить меня, но это уже не важно. Кавалерия прибыла!
На лице моем тут же высветилась лазерная точка. Я подняла голову и увидела сквозь стеклянный купол силуэт снайпера. Точка от лазерного прицела задержалась на мне на секунду, затем скользнула на пол и хаотично забегала по холлу в поисках мишени.
Сопротивление Адриана значительно снизилось. Я печально улыбнулась, понимая, что, когда мы встретимся, Адриан будет очень недоволен, но я также отдавала себе отчет в том, что нам не выпутаться из этой передряги, если он не примет мою помощь.
– Ты оставил мне кольцо, – пробормотала я и быстро преодолела оставшуюся часть главного холла, направляясь к лестнице, ведущей в подвал и хранилище. – Ты сказал сестре, что только я могу им воспользоваться, а теперь ты возмущаешься, что я пришла. Ох уж эти мне вампиры! Без всякого сомнения, вы самые нелогичные существа. Ай! Что за…
На ступенях, на полпути в подвал лежало тело мумии, без рук без ног, пытаясь ползти. Ее конечности передвигались самостоятельно. Зрелище было просто ужасное!
– Что они сделали с тобой? – закричала я, подбирая шевелящуюся руку мумии и перепрыгивая через ступеньки к торсу. – Бог мой! Они же разорвали тебя на части! Стой, не шевелись.
Я собрала остальные конечности, пока мумия радостно всхлипывала, пытаясь поцеловать меня своими иссохшими губами.
– Лежи смирно, я соберу тебя, – сказала я и толкнула металлическую дверь. – А что они сделали с остальными… о нет!
Сцена в коридоре подвала напоминала кадры из фильма ужасов про мумий. Из очень малобюджетного фильма. Ко мне со всего коридора сползались разорванные фрагменты обернутых в марлю ссохшихся тел. Они ползли на мой голос.
– Стойте! – закричала я, в ужасе глядя, как они приближаются. Знакомая голова без глазниц подкатилась к моим ногам, удивленно улыбаясь беззубым ртом. Я положила фрагменты тел на стол. – Никому не двигаться! Это приказ. Я вернусь, как только доделаю одно важное дело. А когда вернусь, то склею вас заново. Я видела здесь целую бочку сверхпрочного клея.
Одна из мумий провыла что-то вопросительно.
– Ах, не беспокойтесь, – сказала я им, отрывая раздавленный палец в марле от свитера и кладя его на стол. – Вампир, который сделал это с вами, заплатит за все. А сейчас держитесь вместе и ждите меня.
Я пошла к комнате, где хранилась статуэтка Асмодея, но остановилась и обернулась к мумиям:
– Можете сползтись к стене на тот случай, если войдут полицейские, – я не хочу, чтобы вас раздавили.
Три неразборчивых голоса протянули что-то в ответ.
– Ладно, – сказала я и пошла к двери. Кольцо Асмодея пульсировало на пальце. – Пора надавать кое-кому по шее.
Глава 22
Себастьян поджидал меня перед дверью, что вела в комнату хранения, где находилась статуэтка из слоновой кости в виде фигурки с головой грифона, в которой томился в заточении Асмодей.
– Я знал, что ты придешь. Сейер сомневался, но я знал, что ты должна прийти. И я рад встрече. Смерть Адриана будет гораздо слаще, если я буду знать, что ты станешь тому свидетелем.
Я улыбнулась ему.
– Знаешь, в чем твоя проблема?
Злорадный блеск в его глазах слегка померк, брови сдвинулись. А я продолжала улыбаться ему.
– И в чем же, волшебница? В том, что ты вот-вот меня уничтожишь?
– Неверно, – мягко сказала я и выбросила вперед кулак с кольцом на большом пальце. Он и глазом моргнуть не успел, как я со всей мочи врезала ему в челюсть. Очевидно, кольцо добавило немного силы, потому что он отлетел на пару футов и ударился головой о железную дверь. Секунду его глаза совершенно ошарашенно смотрели на меня, затем закрылись, и он сполз по двери на пол. – Твоя проблема в том, что ты недооцениваешь всю силу рассвирепевшей Возлюбленной.
Я переступила через распростертое тело Себастьяна и толкнула дверь.
– Одним меньше, осталось двое.
Эта комната была раза в три больше той, где держали Деймиана. Всюду стояли металлические стеллажи, заполненные ящиками и коробками с архивными фотографиями. Я знала, что не ошиблась дверью, – я чувствовала присутствие Адриана, оно словно накрывало меня теплым одеялом.
Невероятно рассерженным, но теплым и умиротворяющим одеялом.
Полагаю, мне не стоит ждать от тебя благодарности за то, что я люблю тебя сильнее жизни и предпочту умереть с тобой, нежели прожить жизнь в одиночестве?
Ответа не последовало, хотя волны отчаяния нахлынули на меня. По какой-то причине он не захотел идти на мысленный контакт. Несомненно, одна из его предосторожностей. Я прошла несколько стеллажей и вышла в ту часть комнаты, которую очистили от мебели. Там стоял лишь стол, накрытый черно-пурпурной тканью, а возле него стояли двое мужчин, один из которых походил на подушечку для иголок.
Сейер развернулся, услышав мои шаги. На мгновение в глазах его мелькнуло удивление, затем на губах заиграла мерзкая улыбка. Он наигранно поклонился, в одной руке сжимая острый длинный меч.
Но я не обратила на него внимания, взгляд мой был прикован к Адриану. Его прибили к стене клинками различного размера и вида, кровь стекала по его телу и скапливалась у ног. Его глаза были цвета голубовато-серебряной луны, но, судя по всему, жизни его ничто не угрожало. То, что Сейер не достал клинки, было хорошо, потому что они закрывали раны, и, хотя кровотечение ослабляло Адриана, не было похоже, чтобы он находился на грани жизни и смерти.
– Привет, милый, как у тебя дела? Ну, если, конечно, не считать всех этих мечей в твоем теле.
Адриан посмотрел на меня:
– Почему ты опять не послушалась меня?
– Ну, во-первых, у нас был план, и в этот план не входило твое жертвоприношение. Во-вторых, я не из тех девочек, которые во всем слушаются своих парней, особенно когда их любимый готов отказаться от всего, что у них было, только из благородства.
Его глаза вспыхнули гневом, зрачки расширились и потемнели.
– Не такой уж я благородный! Это ты у нас страдаешь от этой проказы. Ты не желаешь признавать поражения и все пытаешься спасти меня, хотя прекрасно понимаешь, что это невозможно.
Я посмотрела на пять клинков, торчащих из его торса.
– Да ну? А из кого из нас торчат мечи? Его оскал был бесподобным зрелищем.
– Hasi, я настаиваю на том, чтобы ты немедленно ушла отсюда.
– Нет.
– Делай, что тебе говорят!
– Не-а. Не в этот раз.
– Нелл, я не стану снова объяснять тебе! Ты ничего не можешь сделать. Уходи немедленно!
Я наклонилась к нему и осторожно, избегая лезвий, поцеловала его в кончик носа.
– А ты заставь меня.
– Что? – Я подумала, что его глаза вот-вот вылезут из орбит.
– Я сказала «заставь меня». Что, не можешь? Вот потому-то я и пришла, глупышка. Сначала я помогу тебе размазать Сейера, а потом мы позаботимся о проклятии, которое, как я вижу, все еще тлеет сквозь кровь.
– Бесконечно рад, что и меня не забыли в этой милой семейной сцене, – сказал Сейер сухо. Он стоял позади меня, скрестив руки на груди. По-прежнему держа меч в одной руке.
– Ах, прости, я как-то забыла о твоем существовании. Пытки, Сейер? Неужели в этом действительно была необходимость? – Я посмотрела на него, оглянувшись через плечо.
– Вовсе нет, – ответил он с улыбкой и мечом указал на Адриана. – Я просто хотел получить удовольствие.
Во мне закипела злоба – моя собственная, а не Адриана. Я развернулась, чтобы оказаться лицом к лицу с Сейером. Как он мог шутить о таких вещах?! Как он мог пытать брата, который всю свою жизнь провел в муках и страдании?!
– Знаешь, я уже натерпелась от тебя. Скажи «до свидания», Сейер. Пора тебе платить по счетам.
– И кто же, интересно знать, собирается меня наказать? – Он обошел вокруг меня, как бы невзначай задев кончиком меча. Я покрутила кольцо вокруг пальца. Интересно, защитит ли оно, если Сейер решит проткнуть меня насквозь. – Уж не ты ли? Третьесортная колдунья, которая даже не может произнести заклинания и не ослабить себя до бессознательного состояния при этом?
Адриан зарычал. Я еще никогда не слышала, чтобы человек рычал так, как он. У него получалось по-животному, как предупреждение, от которого волосы вставали дыбом. Краем глаза я видела, как он обнимает себя, сжав кулаки. Глаза его побледнели от гнева.
– Ты даже не можешь сотворить заклинание, которое продержалось бы хоть сколько-нибудь, – добавил Сейер с отвратительной ухмылочкой.
– Знаешь что, я, возможно, и не великая заклинательница, но пока у меня есть кольцо, я практически неуязвима.
Сейер, который все кружил вокруг меня, дотронулся мечом до моей шеи. Я резко развернулась и отбила клинок, затем вытянула вперед руку, чтобы показать ему кольцо.
– У тебя кончилось время, малыш,-добавила я и произнесла заклинание.
Когда слова с проклятием усыхания сорвались с моих губ, я вложила в них весь свой гнев и потянулась к тьме внутри Адриана, чтобы придать заклинанию форму. Я швырнула проклятием в Сейера.
Между нами вспыхнул ослепительный свет, проклятие окутало Сейера, меч выпал из его руки, а сам он отлетел на пару шагов назад. Но не успела я глотнуть воздуха, как он ринулся вперед и впечатал меня в стену в шести футах за моей спиной.
Комната наполнилась яростью, подобной которой мне еще не доводилось осязать. Адриан зарычал. Я моргнула и потрясла головой, чтобы зрение прояснилось. Я поняла, что-то пошло не так. Проклятие, которое я использовала, должно было вытянуть из Сейера всю силу. Он не мог после этого отшвырнуть меня через всю комнату.
– Что ж, братец, вот и тебя привлекли к делу, – усмехнулся Сейер, поднял меч и приставил кончик холодного металла к моему горлу. Боль ужалила меня, когда лезвие надрезало кожу. Мое зрение наконец-то прояснилось, и я видела Адриана за спиной у Сейера. В его кровоточащем теле не было мечей, а в руках он сжимал изогнутый сарацинский клинок. – Мне всегда было любопытно, сможет ли твоя Возлюбленная вложить в тебя хоть каплю здравого смысла. Ведь его у тебя никогда не было…
Лезвие в руках Адриана мелькнуло в свете ламп. Голова Сейера слетела с плеч. Тело стояло три секунды, затем рухнуло к моим ногам.
Я посмотрела на обезглавленные останки вампира и подумала: а не пора ли закричать?
Hasi , Возлюбленная моя, как сильно ты ранена? Заглянув в его взволнованные глаза, я подняла руку, чтобы дотронуться до кровавых пятен на его рубашке.
– Ты отрубил Сейеру голову?
– Да. Он собирался тебя убить. Подними голову, я осмотрю рану.
– И все? Ты просто отрубил ему голову? – Я с секунду смотрела на Адриана, затем бросила взгляд на тело Сейера у моих ног. Голова его откатилась туда, где еще недавно был приколот к стене Адриан, и лежала в луже крови.
– Да, все так просто, Hasi. Если ты поднимешь голову, то я осмотрю рану.
Я снова взглянула в его ясные голубые глаза, полные заботы и любви:
– И… все? Ты отрубил ему голову и, бум, нет больше Сейера? Никаких больше пыток? Никаких угроз использовать Деймиана? Все кончено?
Все кончено, Нелл. У тебя идет кровь. Ты должна позволить мне осмотреть тебя.
Его рука на моем подбородке была теплой, но настойчивой. Я подняла голову, чтобы он смог увидеть маленький порез на моей шее. Он поцокал языком, оторвал от рубашки полоску ткани и обернул вокруг моей шеи. Я подождала, пока он закончит, и только потом закричала:
– Так почему же ты не убил его несколько столетий назад? Он слегка отстранился и нахмурился от моего крика.
– До того, как он похитил Деймиана, у меня не было причин убивать его. А когда появилась ты, то все стало еще запутаннее. Я знал, что он использует тебя против меня, как он сделал это с Деймианом. Покуда я не был уверен в вашей безопасности, я не мог нанести удар. Себастьян вернулся один. Мне нужно было удостовериться, что Сейер не нашел Деймиана, только тогда я мог впустить тебя в музей.
Я оттолкнула его и отпихнула ногой обезглавленное тело Сейера, затем приняла руку Адриана. Он помог мне выбраться из лужи крови. Объяснение Адриана имело смысл, но все же…
– Все кончено. Я не могу поверить, что все кончено. Я захожу сюда, вижу, как ты изображаешь из себя подушечку для булавок, а потом вдруг – бах! И ты уже рубишь Сейеру голову с плеч. – Я покачала головой и решила, что хватит уже качать ею, а то еще отвалится, чего доброго. Адриан прижал меня к себе. – Нет. Не может все так закончиться. Не может быть все так просто.
Hasi , тебе, похоже, трудно смириться со смертью Сейера. Ты ушиблась головой, когда он отшвырнул тебя? Ты не чувствуешь дремоты? Тебя не подташнивает?Я не двоюсь в твоих глазах?
Я высвободилась из его объятий, чтобы он видел, что я сурово нахмурилась.
– Я не сошла с ума, если именно это ты пытаешься мне инкриминировать, а я вижу, что это так, потому что вижу тебя насквозь! Да, я ударилась о стену, но если не считать синяков, то со мной все в порядке. Я просто не могу поверить, что после всей этой прелюдии все закончилось одним взмахом меча. Я видела бесчисленное количество фильмов про вампиров, и ни один из них не заканчивался настолько просто. Нет. Что-то не так. Он должен ожить или что-то в том же духе. С вампирами всегда так. Вот хоть Дракулу взять, к примеру, – он всегда возрождался из пепла, или капли крови, или его проклятое кольцо… – Я посмотрела на руку и закричала, когда увидела, что кольца нет. – Где оно? Где мое кольцо? Помоги мне найти его!
Нелл, нам больше не нужно…
– Вот черт! – кричала я, отпихивая ногами останки Сейера. Осколки кольца лежали под его телом. Я подобрала их. – Оно сломано! О Боже, я сломала кольцо! Что нам теперь делать?
– Оно нам больше не нужно, Нелл. Сейер мертв. Деймиан в безопасности. Кольцо нам не понадобится.
– Нет, понадобится, – прошептала я, глядя на осколки в моей руке. На глаза навернулись слезы, я посмотрела на него, на следы крови на его рубашке. Сейер тщательно выбрал, куда бить. Раны гарантировали максимум боли, хотя способность Адриана к регенерации не дала бы ему умереть. Кровь уже практически перестала течь, процесс заживления начался. – Нам нужно кольцо, чтобы снять проклятие.
Он печально посмотрел на меня.
Пять веков я был прикован проклятием к Асмодею, Hasi . Если мне придется и дальше жить с этим бременем, значит, так тому и быть.
Я прижалась к нему, обнимая его с любовью, возвращая ему весь свет, всю радость, которые он подарил мне. Внутри его все еще жила тьма. Души все еще не было, но по крайней мере я могла заполнить пустоту в его сердце. Надолго ли этого хватит?
Если вы все еще связаны, то значит, что он будет и дальше заставлять тебя выполнять его поручения, верно? Ты будешь делать ужасные вещи для него? Против своего народа?
Он долго не отвечал мне, крепко держа в объятиях. Наши сознания слились воедино, давая нам силы.
Да, мне по-прежнему придется отвечать на его просьбы. Но он не может уничтожить тебя, потому что знает – твоя смерть неминуемо будет означать и мою.
Мне все равно, убьет он меня или нет. Я потерлась носом о мочку его уха. Но мне не все равно, что станет с твоей душой.
Я уже почти обрел ее, Hasi . Ты помогла мне в этом. Я уже могу дотянуться до нее.
– Нет, еще нет, – сказала я, оттолкнув его, и вытерла слезы, что катились по щекам. – Мы оба знаем, что я собираюсь сделать, Адриан. Я знаю, ты предпочитал не думать об этом, но иного выхода у нас нет. Мы не сможем быть вместе, если ты останешься Предателем. Я люблю тебя, но я не позволю тебе потратить остаток наших дней, причиняя страдания и неся смерть своему народу. Я сделаю то, что должна была сделать с помощью кольца, – я сниму проклятие.
– Я не позволю тебе рисковать собой ради меня. Ты была права, когда говорила, что кольцо защищает тебя, Hasi. Пытаться снять проклятие без него…
– Я знаю, что это значит, – сказала я, обошла его и посмотрела на стол, где на черно-пурпурной ткани стояла статуэтка из слоновой кости. – Но выбора нет. Либо я сниму проклятие, либо… впрочем, об этом я думать не хочу.
Адриан схватил меня за руку и притянул к себе. Глаза его посветлели, он снова сердился.
– А что, если у тебя не получится? Что, если тебя снова хватит удар, Нелл? Неужели я так ужасен, что ты готова рискнуть остаться калекой или даже умереть, лишь бы не жить со мной? Неужели ты считаешь меня чудовищем?
Чудовищем? Нет, что ты. Загляни в мое сердце, любовь моя. Есть ли там что-то, кроме обожания? Я люблю тебя, Адриан, всем своим существом. Но ты знаешь, и я знаю, что, пока ты не освободишься от пут, жизнь наша будет запятнана. Да, я боюсь, что меня может хватить новый удар. Да, я не хочу колдовать без кольца.
Так и не пытайся. Мне невыносима сама мысль, что ты можешь пострадать, колдуя ради меня. Мы найдем способ, как нам избегать Асмодея. Мы станем учиться у тех, кто знает о демонах все. Тебе не стоит бояться будущего.
Я простояла в его объятиях еще лишь секунду, чтобы насытиться энергией, и отступила на шаг.
– Меня больше пугает то, что может случиться с нами, если я не сделаю этого. Нет… – Я положила ладонь на холодное пятно на груди Адриана, останавливая его. – Я так решила. Я должна сделать это. Так что вместо того, чтобы препираться ближайшие полчаса, давай просто притворимся, что мы договорились, идет?
Он открыл было рот, чтобы возразить, но вместо этого кивнул, принимая мою позицию. Более того, он предложил мне свою помощь:
– Мы встретим опасность вместе, Hasi. Всегда вместе.
Я повернулась к нему лицом, он дал мне руку, и мы встали перед статуэткой, наши сердца, как и наши сознания, стали одним целым. Статуэтка безжизненно стояла на столе, но краем глаза я видела лучики энергии, что рвалась из нее наружу.
Готов? Вместо ответа Адриан сжал мне пальцы, и я подняла свободную руку, чтобы начать распутывать узор проклятия на его груди.
Я люблю тебя, Hasi . Его глаза были полны подтверждением его слов. Я даже заколебалась на мгновение, но лишь сильнее прижала палец к узору. Правда, мне пришлось тут же отдернуть его, так как он онемел от холода.
– Внемли мне, Асмодей, Повелитель Тьмы, Демон Ночи. – Холод пополз вверх по руке к голове. – Внезапно тепло встало на пути у стужи. Это Адриан положил свою руку, не давая холоду добраться до моего мозга.
Мои пальцы расплетали первый из шести узлов, составлявших проклятие. Я продолжала говорить:
– Своей кровью я разрываю эти чары, снимая их с человека, что стоит перед тобой. Силой своей я не позволю тебе воспарить.
Когда я принялась за второй узел, мою кожу ужалила боль. Рука дрожала от страха и холода, мне с трудом удавалось удерживать палец на узоре проклятия.
– Сердцем своим я развею твою волю.
Свет, наполненный криками и яростью, заполнил мое сознание. Ужасное ощущение, которое я впервые испытала десять лет назад, снова разрывало меня на части, но я держалась из последних сил, потому что ценою всему была жизнь Адриана.
Ты уже спасла меня, Hasi . Ты не можешь подвести меня, что бы ни случилось. Ты подарила мне любовь, и остальное уже не важно.
Слова Адриана, такие мягкие и теплые, пробились сквозь боль и свет, смягчив и то и другое, позволив мне сосредоточиться.
Пальцы мои тем временем уже распутывали четвертый и пятый узлы.
– Где была лишь боль, да воцарит радость! Где была лишь тьма, да воцарит свет!
С криком, который едва не порвал мои барабанные перепонки, из статуэтки вырвался Асмодей, воплощение зла, столь ужасного, что невыносимо было даже смотреть на него. Я попыталась отвернуться, но он смотрел прямо на меня, и тело мое пронзила агония. Я выгнулась в руках Адриана, мое сознание начало меркнуть отсвета, разрывавшего мою голову. Тело мое онемело, скованное страшным холодом, а душа моя кровоточила, внемля словам Асмодея, что набатом звенели в моей голове.
Ты скорее умрешь, чем получишь моего раба.
Тогда я умру. Я кричала, стараясь поднять руку, стараясь распутать последний узел. Но она не повиновалась мне. Асмодей заморозил меня.
Боль подкосила мои ноги, но я не упала и, хотя я не могла видеть, знала, что это Адриан держит меня. Это тепло его руки я чувствовала на своей ладони, это его любовь давала мне силы бороться и сопротивляться боли. На грани потери сознания, зная, что каждая секунда промедления сжигает мой мозг, я заставила двигаться свой палец, заставила его завершить последний изгиб проклятия.
– Разорвала, расплела и проклятие я сняла.
Что ж, тогда умри!
Месть Асмодея смяла меня, оторвала от Адриана, бросила на пол, заполнив все мое существо агонией боли. Свет застил все вокруг, перелился через меня. Я погрузилась в него, понимая, что проиграла.
Я не могу пошевелить ногами.
Разве?
И руками тоже не могу пошевелить.
А почему, как думаешь?
Хм. Дай-ка подумать. Может, потому, что на мне лежит огромный вампир?
Темный, Hasi . Я Темный, а не вампир. Я уже устал повторять тебе это раз за разом. Но ты упрямо называешь меня этим ужасным словом. Кроме того, это пот от трудов праведных. Ты не можешь презирать меня за это.
Я открыла глаза и улыбнулась Адриану. Мы лежали без сил после сладких любовных утех.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
Загрузка...