Чаковский Александр Борисович - Это было в Ленинграде - 2. Лида http://www.libok.net/writer/6019/kniga/22079/chakovskiy_aleksandr_borisovich/eto_byilo_v_leningrade_-_2_lida 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Ты не знаешь, как высвободить силу кольца. А я сумею воспользоваться всей властью, которой оно наделяет.
– Но как же Адриан?
Сейер протянул руку и дотронулся до пряди моих волос, упавших на щеку. Я отпрянула, его прикосновения были мне неприятны. Мелиссанда повернулась к нам, услышав шорох. Она вытерла слезы и улыбнулась печальной и храброй улыбкой, после чего встала и подошла к брату.
– Простите меня за минутную слабость, но я очень боюсь за Деймиана. – Она положила руку на грудь Сейеру. В глазах ее стояли слезы. – Мы спасем его, брат мой. Мы найдем его, и спасем, и уничтожим того, кто повинен в его мучениях.
– Асмодея? – спросила я, краем глаза отметив, как Сейер обнял свою сестру.
– Предателя, – прошипела Мелиссанда и уткнулась лицом в плечо брата. Его взгляд встретился с моим, и я прочитала неумолимую решимость в его глазах.
Он спасет своего сына, но не брата.
Не важно, как мягко Мелиссанда сформулировала свои слова, упомянув о моем жалком ослабленном состоянии после изгоняющего заклинания, но факт оставался фактом, я пребывала здесь в качестве пленницы.
– Я уже достаточно отдохнула, – сказала я, подходя к столу, на который моя тюремщица поставила поднос с едой. – Я восстановилась. Со мной все в порядке, клянусь. Со мной все в полном порядке. Почему я не могу уйти отсюда?
– Многие думают, что есть риск, что ты нанесешь себе непоправимый вред, если покинешь нас сейчас, – сказала Мелиссанда с подозрительным самодовольством.
Я подумывала, не обезвредить ли мне ее заклинанием, чтобы улизнуть, но решила, что прямо сейчас это не принесет пользы ни Адриану, ни мне. Очевидно, мне придется искать другой путь на свободу. Я села за стол и стала клевать еду.
– А где именно мы находимся? Это не похоже на замок вашего родственника Кристиана.
Она улыбнулась и отдернула длинную тяжелую штору.
– Это все еще Кёльн. Мы в доме, принадлежащем одному из друзей Кристиана. Это очень старый дом, можно сказать, историческая конструкция.
– Правда? – Я огляделась по сторонам. Это была типичная европейская спальня – если, конечно, ваше представление о типичной европейской спальне включает в себя лепнину на потолке, тронутую позолотой, отделанные филенчатым полотном стены и антикварный ковер на полу, который стоил, пожалуй, больше моей годовой зарплаты. – Я полагаю, в этом историческом доме есть удобное подземелье для содержания особо нежеланных гостей?
– Ты имеешь в виду Предателя? – Она выглянула за окно. – Подземелья здесь нет, но я могу тебя уверить, он надежно заточен.
– Где? – спросила я, мне нужно было знать. Она нахмурилась. Я поторопилась объясниться, прежде чем она дала волю своему любопытству: – Адриан может быть очень убедительным, когда захочет. Когда мне разрешат покинуть это милое место, я должна знать, куда мне не надо ехать, чтобы держаться от него подальше.
– Понятно, – ответила она шелковым голосом. – Я скажу тебе, чтобы ты не беспокоилась, но, право же, для тревоги нет причины. Сейер очень надежно связал Предателя, а Элли – это Возлюбленная Кристиана – заколдовала выход из комнаты, так что сбежать он не может.
– Комната? – спросила я с напускным испугом и принялась озираться. – Такая же спальня? Рядом со мной?
– Нет, нет, что ты. Это склад в подвале, – быстро ответила она. – Если ты не станешь гулять там, то ничто тебе не угрожает.
Я не хотела сознательно вводить Мелиссанду в заблуждение, правда не хотела, но иного выхода у меня не было.
– А Сейер? Он остался здесь?
Она вскинула брови и подмигнула мне:
– А он симпатичный, правда?
– Э-э-э… – По непонятной мне самой причине, я покраснела. – Да, симпатичный. Я бы хотела обмолвиться с ним словечком, когда у него выдастся свободная минутка.
– Уверена, он с удовольствием поболтал бы с тобой, но, увы, он должен вернуться в Лондон. Он вел переговоры с Предателем, и, похоже, у него есть новая информация о Деймиане.
Черт! Он уехал спасать сына. Полагаю, этого и следовало ожидать – если бы на кону стояла жизнь моего ребенка, я бы уехала в тот же миг, как в мои руки попало кольцо.
– Что ж, ладно. Надеюсь, у него не будет проблем со спасением Деймиана, ведь у него теперь есть кольцо. А он вернется сюда, или он живет в другом месте?
– У Сейера есть дома в Берлине и Праге, – ответила она, снова нахмурившись. – Но о каком кольце ты говоришь?
– О кольце. Кольце Асмодея. Именно его Адриан искал в замке Кристиана…
– Но у Сейера такого кольца нет, – прервала она меня, прежде чем я смогла рассказать ей том, как оно ко мне попало. – Он бы сказал мне, если бы кольцо было у него. Я даже не уверена до конца, что такое кольцо вообще существует. Из всех людей ты, как никто другой, должна знать, какую роль играют домыслы и исторические предположения, которые могут в течение веков создать то, чего на самом деле никогда не было.
– У Сейера нет никакого кольца, – медленно повторила я. Почему он не сказал сестре, что оно у него? Ведь когда речь заходила о Деймиане, она была неудержима в своем горе, так почему он не облегчил страдания и не сказал, что у него в руках верный способ спасти сына? Похоже, не такой это верный способ, как я думала. – Что ж, надеюсь, он освободит вашего племянника. Я знаю, как сильно вы волнуетесь.
– Да. – Она закусила губу и, поколебавшись несколько мгновений, сказала: – Нелл, я хочу, чтобы ты знала, я понимаю, что у тебя были причины скрывать свои уникальные способности. Но теперь, как никогда прежде, мне нужна твоя помощь. Если Сейер найдет Деймиана, то нам понадобится, чтобы ты сняла проклятие, связывающее его с Асмодеем. Я не стану оскорблять тебя, предлагая деньги за помощь нам, но я не посмотрю на свою гордость и буду умолять тебя, если потребуется.
– Тебе не придется умолять, Мелиссанда, но… – Теперь уже настала моя очередь закусить губу. – Я не врала тебе, когда говорила, что я не волшебница. Я и вправду не волшебница.
Она печально и разочарованно посмотрела на меня.
– Ну, теперь-то я, очевидно, ею стала, – признала я, пытаясь придумать, как бы представить все так, чтобы не обмолвиться о своих отношениях с Адрианом. – Я рассказывала вам, что у меня был несчастный случай десять лет назад. В результате этого несчастного случая погибла моя лучшая подруга, а я сама получила удар, от которого не могла оправиться еще много месяцев.
Она с ужасом посмотрела на меня.
– Моя подруга погибла, когда я пыталась снять проклятие. Оставим в стороне мое увечье. Теперь вы должны понять, почему я отказывалась колдовать, почему не хотела снимать заклинание с вашего племянника, – при попытке снять его я вполне могла убить Деймиана.
– Ну конечно, я понимаю, – с симпатией в голосе сказала она и слегка сжала мою руку. – Теперь все это в прошлом. У тебя получилось сложнейшее заклинание сегодня утром, и хотя ты и потеряла сознание после этого, но в целом не пострадала.
– А что… м-м-м… что случилось с Себастьяном? – спросила я, вдруг обеспокоившись, что случайно могла убить его.
Она поморщилась:
– Боюсь, твое изгоняющее заклинание было не таким успешным, как тебе хотелось.
О Боже, я убила его! Теперь на моей совести две человеческие жизни!
– Вместо того чтобы выдворить из здания Адриана, ты выкинула Себастьяна.
– Так он жив? Не ранен? – спросила я со слабой надеждой.
– Да нет же, вовсе нет. Он здесь, к слову сказать. Я понимаю, тебе обидно, что твое заклинание подействовало неверно, но уверена, с Деймианом у тебя все получится.
Я едва было не возгордилась от ее слов, ведь на самом-то деле у меня все получилось, но тут я поставила себя на место.
– Но… Мелиссанда! Это не одно и то же. Я имею в виду, одно дело – вызвать изгоняющее заклинание и совсем другое – снять проклятие Повелителя демонов!
– Я уверена, что у тебя получится, – сказала она, упрямо глядя на меня. – Ты должна. Больше некому.
Может, никто другой и не способен снять проклятие, но я точно знала, что с помощью старого доброго волшебного кольца сделать это было гораздо проще.
– Я не могу, – сказала я твердо, но так, чтобы не обидеть ее. – Проклятие, которое вызвало смерть моей подруги и едва не убило меня, было наложено Асмодеем. Все просто и понятно: когда дело доходит до битвы с Повелителем демонов, то я уже выступаю не в своей весовой категории – фатально не в своей категории. И если я еще готова рискнуть своей жизнью, то чужими я рисковать не могу. – Я развела руками, глядя в ее неистовые глаза. – Прошу тебя, Мелиссанда, ты должна меня понять. Я уже отняла одну человеческую жизнь. Я не могу взять на себя ответственность еще за одну.
Она опустила глаза:
– Значит, мы его потеряли.
Я едва не выпалила, что сделаю все, что она попросит, но сдержалась, памятуя о том, что без кольца Асмодея это невозможно.
– Я сделаю все, что смогу, все, что в моих силах. Это я обещаю.
Она ушла, бормоча себе под нос, что и этого будет достаточно. Я задержалась лишь для того, чтобы принять душ и съесть пару сандвичей и несколько фруктов, которые она мне принесла. Я бросила взгляд в окно на омытые дождем улицы Кёльна. Солнце клонилось к закату, но я чувствовала, что надо вытащить Адриана отсюда. Я не хотела рисковать и не стала связываться с ним по нашей ментальной телефонной линии, так что я не знала, грозит ему опасность или нет, все ли с ним в порядке, или ему срочно нужна моя помощь.
Дверь была не заперта, и это удивило меня. Когда я прошлась по коридору и свернула за угол к широкой лестнице, я увидела почему. Прямо в проходе на стуле с высокой спинкой сидел мускулистый мужчина и читал газету на немецком языке.
– Здравствуйте, – сказала я и дружелюбно улыбнулась, сжимая за спиной маленькую чугунную фигурку Пана, которую стащила со стола в своей комнате. – Вы не могли бы ответить мне на один вопрос?
Мистер Мускулы поднялся мне навстречу. В его глазах застыла подозрительность, как у профессионального телохранителя.
– Ты есть женщина-американец? – спросил он с ужасным немецким акцентом. – Тебе комната из нельзя ходить. Какой есть вопрос?
– В чем разница между птицей и трактором?
Он удивленно моргнул. Я мило улыбнулась и опустила на его голову статуэтку.
– Трактор не умеет летать.
Глава 10
Здоровяк рухнул, не проронив ни звука. Я бросила статуэтку и присела рядом с ним. Я прощупала его пульс: пульс был ровный и довольно сильный.
– Прости, что так поступила с тобой, но иного выхода у меня не было.
Я свесилась с перил и посмотрела на нижний этаж, чтобы убедиться, что там никого нет. После этого поспешила по лестнице вниз, замирая каждый раз, когда дом издавал какие-либо звуки. Я облегченно вздохнула, увидев, что никого нет и на первом этаже. Я на цыпочках пробежала по холлу, который тянулся, казалось, на весь дом, прислушиваясь к каждой двери, в надежде услышать какой-нибудь разговор или просто признаки жизни. За одной из дверей я различила голос Мелиссанды и еще чей-то низкий мужской голос. Я припустила подальше от той двери, остановившись лишь в конце холла. Передо мной была еще одна лестница, но этой, очевидно, пользовались слуги в те далекие времена, когда люди могли позволить себе такие роскошества.
– Вниз – значит, в подвал, – прошептала я, уже спускаясь по простым деревянным ступеням так тихо и в то же время так быстро, как только могла. На полпути я снова взглянула вниз, свесившись с перил, и посмотрела, не поджидает ли меня кто внизу. Никакой стражи не было.
Подвал был устроен в стиле старой архитектуры – одна комната переходила в другую, та в третью, и так целая анфилада до самого конца большого дома. Я быстро нашла помещение, где содержался Адриан. И не только потому, что это была единственная запертая дверь, но и потому, что на двери, за которой он был заточен, виднелся золотой узор из символов, медленно вращавшихся в трех измерениях. Символы выглядели так, словно тот, кто нарисовал их, прочитал слишком много книг по кельтским рунам.
– Посмотрим, смогу ли я расколдовать эту штуку и не сжечь при этом еще пару тысяч клеток своего мозга, – сказала я сама себе, глядя на дверь. Я расслабилась и позволила своему взгляду потерять фокус и посмотреть на узор, отделив его от окружающей материи. Мне не много понадобилось времени, прежде чем мешанина завитков, изогнутых линий и причудливых узлов расплелась на отдельные вполне понятные символы. Я прочла про себя молитву и, протянув руку к самому яркому символу, принялась расплетать его в обратную сторону. Когда я достигла последней завитушки, заклинание вспыхнуло на секунду, а затем рассыпалось золотистым дождем. Я облегченно вздохнула и протянула руку к следующему символу. – Одним меньше, еще пять осталось.
Мне пришлось повозиться лишь с последним символом. Это было мастерски прорисованное заклинание, и оно никак не хотело сдаваться на милость победителя. По форме оно напоминало круг. Стоило мне распутать один узел, как остальной рисунок менялся, переплетаясь по-новому. Моя рука дрожала от усталости и напряжения к тому моменту, как я наконец расправилась с последним символом.
Впрочем, я и не думала об этом, я поскорее распахнула дверь, открывая путь в темницу Адриана.
Я не успела и двух шагов ступить по неосвещенной комнате, как меня сбили с ног и бросили на пол, а сверху оказался разъяренный вампир. Блеск клыков – вот и все, что я увидела, прежде чем они вонзились в мое горло. Боль резкой волной окатила меня.
– Адриан! Это же я! – простонала я еле слышно, но и этого хватило. Адриан оторвался от моего горла, на его губах алела моя кровь.
– Нелл? – Его глаза отливали холодным цветом оникса. – Ты жива.
– И ты тоже. Какое-то время я провела в неведении, – сказала я и счастливо всхлипнула. Я прижала его к себе, не скрывая чувства облегчения. – Сначала я думала, что убила тебя. С тобой все в порядке? Ты не ранен? Себастьян и Сейер не сильно тебя помяли?
– Они пытались, – прорычал он, его губы нашли мои. Я наклонила голову, чтобы ему было удобнее, но он остановился. – Почему ты не ответила мне, когда я тебя звал? Почему молчала?
– Я не знала, что ты пытаешься связаться со мной, – всхлипнула я. Из-за того, что я снова обрела его, я стала сентиментальной. – Мой «интерком» замкнуло, когда я произнесла изгоняющее заклинание. Я пыталась найти тебя, но…
Я потерла лоб. Адриан губами повторил путь моих пальцев.
– Не печалься, Hasi.
– Прости, я заставила тебя поволноваться. – Я поправила ему волосы. – Я так старалась тебя найти. Мне и в голову не пришло, что ты пытаешься со мной связаться.
Лицо его потемнело, он отстранился, встал на ноги, помог подняться мне и отряхнул мою спину.
– Сейер сказал, что ты отвернулась от меня, что ты предпочла его.
– Да ты что! Я бы никогда не предпочла его! – Я снова бросилась к нему, осыпая его поцелуями. – Ты единственный стоящий предпочтения мужчина в моей жизни.
Он ничего не сказал, но к тому моменту, как он устал показывать свою любовь, мы оба едва дышали.
– Сейер самый настоящий слюнтяй, так что ты его меньше слушай, – сказала я, все еще немного задыхаясь.
Его губы изогнулись в ухмылке, и он подобрал с пола свой ранец.
– Теперь я понимаю, что он говорил полную ерунду.
– Вот именно.
Я проверила комнату, примыкавшую к нашей, и прислонила ухо к замочной скважине. Все было тихо.
– Он только пытался деморализовать меня.
– Слюнтяи только и могут, что деморализовать людей, – согласилась я с Адрианом, который пошел впереди, отодвинув меня за спину. Мы вышли в следующую комнату.
– Если бы я подумал своей непутевой головой, то сразу раскусил бы его. Он сказал мне, что ты отдала ему кольцо Асмодея, а я знаю, что ты бы не сделала такую глупость.
Я замерла, а Адриан остановился в дверях, принюхиваясь, словно носом чуял опасность. Удостоверившись, что никакой опасности нет, он пошел дальше, сквозь слабо освещенную комнату, лишь на подходе к следующей двери заметив, что меня рядом нет.
– Нелл? Пойдем. Надо скорее уходить, пока они не обнаружили, что тебя нет на месте.
Я пожевала губу. Адриан раздраженно зарычал и вернулся ко мне.
– Только не говори мне, что ты боишься темноты. Ты же сама прошла через все эти комнаты, чтобы спасти меня.
– Да нет, дело не в этом… М-м-м… Видишь ли, насчет кольца…
Он дотронулся пальцем до моей скулы:
– Ну в чем дело, Hasi? Я не могу прочитать твои мысли, но я чувствую твои эмоции. Чего ты боишься?
Я не обязана перед ним отчитываться. Я могла и дальше притворяться дурочкой и ничего ему не говорить. И он никогда ничего не узнает.
Я вздохнула. Я не могла ему врать. Только не Адриану.
– Я на самом деле отдала Сейеру кольцо Асмодея. Адриан недоверчиво посмотрел на меня.
– Я не предавала тебя, – мягко сказала я и положила руку ему на грудь. Мое сердце сжалось от боли, проблеснувшей в его глазах. – Я думала, что он – это ты. Никто – и ты, кстати, тоже – не потрудился сказать мне, что у тебя есть однояйцевый близнец. Так что, когда я увидела Себастьяна и Кристиана на вокзале, я отдала тебе кольцо, чтобы ты использовал его силу против них. Только это был не ты.
Он стиснул зубы. Сжал кулаки. Его тело напряглось как пружина, и я, от греха подальше, отошла на пару шагов, хотя не думаю, что он стал бы вымещать свою злобу на мне.
– Кольцо было у тебя, и ты ничего мне не сказала?
– Я не знала, что это то самое кольцо, пока ты не… – Объяснение так и не сошло с моих губ. Я хотела провалиться сквозь землю, и не важно, что побуждения мои были искренними. – Я хотела тебе рассказать. Хотела…
– Позволить ему использовать кольцо, чтобы уничтожить нас? Я правильно понимаю?
Адриан медленно повернулся и увидел в дверях блондина. Тот прислонился к косяку, создавая обманчивое впечатление беспечности. Адриан закрыл меня своим телом, но я шагнула в сторону, чтобы все хорошо видеть.
– Себастьян. – Голос Адриана был на удивление спокойным, но отчего-то волосы у меня на затылке встали дыбом. – Так ты до сих пор жив.
Себастьян коротко поклонился:
– Как видишь, Предатель. Увы, о тебе того же сказать нельзя. К рассвету ты умрешь.
– К рассвету? – с ужасом переспросила я. Адриан тут же снова сместился, чтобы закрыть меня своей широкой спиной. Я ущипнула его за ягодицы и сдвинулась в другую сторону. – Что значит «к рассвету»? Ребята, вы же не любите рассветы.
– Твоя женщина не отличается интеллектом, как я погляжу. – Себастьян казался скучающим.
– Нелл здесь вообще ни при чем, – сказал Адриан, будто мачо, отчего мне одновременно захотелось расцеловать его и треснуть побольнее тем, что под руку попадется. – Не впутывай ее в это дело.
Я взяла Адриана под локоть и ударила его по руке, когда он попытался отпихнуть меня за спину.
– Еще как при чем. Я в этом деле глубже некуда. Так что именно означает твоя угроза, Себастьян? Что вы собираетесь сделать с Адрианом?
Себастьян вошел в комнату, и Адриан зарычал.
– Камарилья уже сформирована. Решение покончить с Предателем раз и навсегда принято и обжалованию не подлежит.
– Покончить? – спросила я, чувствуя, как страх заполняет все мое существо. Они собираются сжечь Адриана заживо в солнечных лучах? Только через мой холодный бездыханный труп! – Вы, ребята, что, окончательно сошли с ума? Полностью и бесповоротно ре… Ой!
Себастьян достал из-за голенища сапога нож со страшным изогнутым лезвием и помахал им.
– Держись подальше, Нелл, – сказал Адриан и вышел вперед, отвечая на вызов Себастьяна.
– Чтобы тебя снова подрезали? Нет уж, уволь. – Я повисла на Адриане. – Послушайте, это все уже слишком далеко зашло. Понятно, что Себастьян держит на тебя зло…
– Держу зло? – Светловолосый вампир хмыкнул. – Он предал меня, обманул и оставил истекать кровью, пока единственным, что отделяло меня от вечной тьмы, не стала жажда мщения. И он сделал это исключительно ради тщеславия своего хозяина.
Я посмотрела на Адриана. Его глаза окрасились в цвет индиго и смотрели прямо на Себастьяна. Хотя он и стоял совершенно спокойно, но я знала, что он готов напасть на своего недруга.
– Ты действительно все это сделал с ним?
– Да, – ответил Адриан, и его взгляд на секунду встретился с моим. Глаза его ровным счетом ничего не выражали, он ничего не собирался объяснять мне.
– Ага. Понятно. – Я снова повернулась к Себастьяну: – Надо полагать, у Адриана были на то веские причины. Обычно он вовсе не жестокий.
– Веские причины? – спросил Себастьян, теряя терпение.
– Думаешь, так просто нести на себе проклятие Повелителя демонов? – спросила я, уперев руки в бока. – Или ты думаешь, ему так хочется быть Предателем?
– Нелл…
– Нет, Адриан, я хочу знать. Пусть Себастьян скажет мне, каково это – быть прикованным и телом, и душой к Повелителю демонов и отдавать на муки своих людей. Я хочу услышать это из его уст, пусть скажет, какое несказанное удовольствие ты, по его мнению, от этого получаешь.
– Нелл, это все не важно…
– Я хочу услышать от него, как это весело для тебя – предавать тех, кого ты любил. Давай смелее, Себастьян, говори, не стесняйся.
Себастьян несколько мгновений недоверчиво взирал на меня, затем посмотрел на Адриана:
– И вот эту женщину ты выбрал?
Губы Адриана скривились в горькой усмешке.
– Она не всегда видит проблемы в том же свете, что и мы. Я ударила его по груди.
– Ну спасибо вам обоим огромное! Может, лучше начнем снова убивать друг друга, а меня оставим в покое, а то болтаете обо мне, как будто меня тут нет! – Едва слова слетели с губ, как я уже жалела о том, что сказала. Я вскинула руки, останавливая Себастьяна, который уже двинулся на Адриана. – Постой! Я не это имела в виду. Я уверена, что мы можем договориться. Надо всего лишь найти точки соприкосновения…
– Она умрет над твоим испепеленным солнцем трупом, – сказал Себастьян Адриану, ткнув ножом в направлении меня.
Адриан взревел и ринулся вперед, отбросив меня в сторону.
– А с чего ты взял, что справишься с обоими? – выкрикнула я, вцепившись в рубашку Адриана, стараясь удержать его от самоубийственной попытки броситься на блондина. Адриан дернулся сильнее, в надежде высвободиться, но я держала его достаточно крепко. Я не смогу уберечь их от убийства, если драка начнется, так что надо остановить все сейчас, пока еще есть шанс. – Ты уже пытался, Себастьян, и оба раза проиграл. Все, что мне надо сделать, так это просто произнести заклинание, и ты снова будешь обездвижен…
С ретроспективой на прошлые события я поняла, что недооцениваю возможности Себастьяна. Не стоило пугать его старыми заклинаниями, но я была на грани срыва, как физически, так и морально, так что на мое поведение можно было сделать скидку.
Впрочем, Адриан так не считал. Когда Себастьян сменил мишень и бросился на меня, выставив вперед страшный нож, тускло мерцавший в свете заляпанной лампы без абажура, качавшейся под самым потолком, Адриан выскочил между нами, оттолкнув меня в сторону. Я ударилась головой о каменную стену, и из глаз посыпались искры. К тому моменту как я смогла ясно воспринимать происходящее, Адриан – он был в лучшей форме, чем в прошлый раз, когда они с Себастьяном встречались, – прижал светловолосого вампира к стене, приставив к его горлу его же нож.
– Да как ты смеешь нападать на мою Возлюбленную?! – рычал Адриан. Рука с ножом дрогнула, готовая в любую секунду перерезать Себастьяну глотку. Себастьян, конечно, как и любой вампир с их способностью к регенерации, пережил бы порез на горле, но даже такой сильный вампир, как он, бессилен, если ему отрезать голову.
– Адриан, – мягко сказала я и протянула руку, приближаясь к нему, как к раненому животному. Его дыхание было прерывистым и тяжелым, а глаза – цвета северного неба, настолько бледные, что казались почти белыми. – Я знаю, ты считаешь, что это хорошая идея – убить Себастьяна, но это не так. Нельзя его убивать.
Из груди Адриана вырвался животный рык. Я нежно коснулась его руки, прижимаясь к нему всем телом. Себастьян, который уже осознал, что был на волосок от смерти, стоял смирно и смотрел, что будет дальше. Он не пытался вырваться, потому что понимал, что его тут же убьют. Кровь медленно вытекала из пореза под лезвием ножа на его шее и капала на рубашку, пропитывая ее насквозь. Я обеспокоенно взглянула на рану. Она была достаточно глубокой, и он быстро терял кровь.
– Себастьян ведь не тебе враг. Он такая же жертва Асмодея, как и ты, – спокойно говорила я, нежно поглаживая Адриана по волосам. – Я знаю, тебя заставили предать его. Я знаю, что тогда у тебя не было выбора, но сейчас у тебя выбор есть. Если ты убьешь Себастьяна, то запятнаешь свою душу навеки. Его смерть будет преследовать тебя до конца твоих дней.
Он посмотрел на меня бледно-голубыми глазами. Я подалась к нему и поцеловала его в губы. Едва мы соприкоснулись, как меня переполнили его чувства, его гнев на Себастьяна и страх потерять меня.
– Его смерть будет преследовать и меня. Не делай этого, моя любовь. Не рискуй своей душой, которую ты так долго не мог обрести.
Его затрясло, когда я снова поцеловала его, вложив в свой поцелуй то, чего не могла передать словами. Гнев его начал утихать под моими прикосновениями, страх отступил.
– Он бы убил тебя, если б смог. – Голос Адриана был грубым и низким, словно он годами не говорил.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
Загрузка...