Ли Линда Фрэнсис - Хоторны - 3. Гордая и непреклонная http://www.libok.net/writer/7166/kniga/23307/li_linda_frensis/hotornyi_-_3_gordaya_i_nepreklonnaya 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я вызову свидетелями девушек и вышибал; они расскажут, как вам всем было страшно. – Адвокат достал сигарету и закурил.
– Не угостите? – попросил Джек.
Сесил швырнул ему пачку «Олд голд», почти полную, и коробок спичек, сказал, что он может взять все.
Пока свидание себя оправдывало.
– Как твои девки с виду – хорошенькие?
– Для шлюх – да, – кивнул Джек.
Некоторое время оба молча курили. Вдруг Сесил поморщился.
– Ммм... до сих пор в животе урчит. Вчера вечером был в «Кребсе», ел спагетти и фрикадельки. А говорили, лучший итальянский ресторан в городе. Сиди тихо, – сказал Сесил и встал. – Через пять минут я приду. – Прихватил журнал, ссутулился, побежал в туалет.
Джек подождал, пока адвокат скроется в ванной, прокрался к спальне, в которой ждал Фаусто. Дверь была открыта. Фаусто, растянувшийся на кровати, начал подниматься.
– Ты уже все?
– Мы только начали. У Сесила понос от итальянской стряпни.
Фаусто снова уронил голову на подушки. Джек заметил, что он подложил одну подушку под другую. Куртка его висела на спинке стула, шляпа лежала на сиденье, кобура болталась на подлокотнике, а автоматический пистолет открыто лежал на тумбочке у кровати.
Фаусто проследил за взглядом Джека:
– Только притронься, и сразу едем назад. Понял?
Джек шагнул направо, к тумбочке, не спуская глаз с Фаусто.
– Отойди от пушки! – прикрикнул тот.
Дурак, сам облегчил задачу. Теперь Джек понимал, как Нестору Лотту удалось запереть Фаусто в собственной камере. Этот итальяшка, бывший начальник полиции, скоро станет бывшим заместителем начальника тюрьмы. Джек молниеносно схватил пистолет и с размаху опустил его на голову Фаусто Басси. Возможно, он слишком сильно его ударил – на лбу выступила кровь. Фаусто выпучил глаза. Джек сдернул простыню, обтер ствол. Потом обшарил карманы Фаусто. В них оказалось двенадцать долларов с мелочью. Потом взял со стула шляпу, надвинул ее на голову. Тесновато, но сойдет. Когда он почти дошел до входной двери, в туалете зашумела вода, и откуда ни возьмись объявился Александер.
– Смыться решил, да? – спросил он.
Джек показал ему пистолет:
– А тебе какое дело?
– Никакого. Я тебя не видел. Только не дожидайся, пока адвокат выйдет из сортира. Он будет очень недоволен: ты оставил его без большого куша.
Джек не останавливался. Холл, коридор, вниз по лестнице – одиннадцать этажей. Спустился в вестибюль, толкнул парадную дверь, пересек Вторую авеню, затесался в толпу шахтеров, которые толкались и пихались, стараясь сесть в трамвай, отходящий на восток. Джек работал локтями, не обращая внимания на тычки и ругань; влезть в трамвай для него было вопросом жизни и смерти. Взобравшись по ступенькам, он бросил горсть мелочи в кассу и, расталкивая попутчиков, вцепившихся в кожаные поручни, пробился в середину вагона. И тут у самого своего уха услышал:
– Джек Белмонт?
Тони Антонелли, писака из «Настоящего детектива», смотрел на него снизу вверх с деревянной скамьи.
* * *
Первое, что сказал ему Джек, было:
– Приятель, ну и тошнит же меня! Наверное, теперь вовек не отмоюсь от вони!
Тони приподнялся:
– Садитесь...
– Не вставай, – отмахнулся Джек, сталкивая с сиденья рядом шахтера. Схватил его за грудки, проговорил, глядя в почти беззубый стариковский рот: – Спасибо, что уступил место, дружок. Если я не сяду, то сейчас упаду. Тошнит меня! – Уселся рядом с Тони, вытащил пачку «Олд голд», закурил.
Изможденный старик шахтер отвернулся и закашлялся – надрывно, как будто ему раздирало грудь.
– Угольная пыль, – заметил Джек, но тут же переменил тему: – Слушай, хочу поблагодарить тебя за то, что позволил нам с Хейди взять твою машину.
Тони смотрел на него не отрываясь, но ничего не говорил; его изумление вдохновило Джека.
– Как только мы слиняли с Лысой горы, сразу поехали в Канзас-Сити. Хейди и сейчас там – ей хочется осмотреться, – а я вернулся назад. Но представляешь, кто-то угнал твою машину, и мне пришлось ехать на поезде. – Джек затянулся и попытался выпустить дым колечком.
Наконец Тони опомнился:
– Мне вернули машину. Пришлось забирать ее из Канзас-Сити.
– Угонщика взяли?
– Нет, но с машиной все в порядке. – Тони решил выложить все как есть. – Только она не заводилась. Пришлось повозиться с мотором, сменить свечи зажигания.
– Я собирался тебе заплатить, – улыбнулся Джек, – если ее не отыщут. Вот, вернулся, нашел работу – буду чистить нефтехранилища.
– По-моему, этим вы занимались перед взрывом, перед тем как вас посадили, – уточнил Тони.
– Я тогда чуть не умер. Да, мне уже приходилось чистить цистерны, вот меня и взяли на такую работу – ведь у меня уже есть опыт.
– Может, я чего-то не понял? – переспросил Тони. – Семь месяцев назад вас обвинили в убийстве и дали двадцать лет. Когда я в последний раз наводил о вас справки, вы были в Макалестере.
– Меня выпустили под залог, скоро будет пересмотр дела. Папаша, благослови его Бог, нанял мне ловкого адвоката. Его зовут Сесил Гайтон.
– Отец нашел вам самого лучшего адвоката, – кивнул Тони. – Вы помирились с отцом?
– Посмотрим, как дальше пойдет. Все считают, что тогда меня засудили.
– Да, верно. Но ведь вам известно, что вы все равно будете сидеть. – Плечи Тони подпрыгивали в такт движению трамвая. – Не верю собственному счастью – надо же, как я на вас наскочил. Мне необходимо узнать ваше мнение о процессе. Я собираюсь написать репортаж о нем, как только закончу серию статей об Объединенном профсоюзе шахтеров и их митингах. Пишу для «Уорлд» в Талсе. Беру интервью у парней, которые живут в шахтерских городках и копают уголь... Джек, – спросил он чуть погодя, – если не секрет, куда вы направляетесь?
– На шахту «Мессина» – кажется, так она называется? Крэг-Вэлли, рядом с Хартшорном. Только сейчас там никого нет, все в суде. Поэтому я просто езжу и осматриваю окрестности. По-моему, у меня живот болит от вони. Старые мулы все время пускают газы.
– Вам правда плохо?
– С тех пор, как я попробовал копать уголь. Наверное, надо вернуться на работу к отцу.
– Я все стараюсь понять, – продолжал Тони, – как вам удалось столько всего проделать после перестрелки в борделе. Вы поехали прямиком в Канзас-Сити, но там не задержались.
– Смотрел достопримечательности.
– Ограбили банк?
– Откуда ты знаешь?
– Об этом писали все газеты.
– У тебя, случайно, нет с собой экземплярчика?
– Я вырезал статьи и послал их в редакцию «Настоящего детектива», пока возился с машиной. Просто невероятно, что вы на свободе!
– Я же говорил. Меня выпустили под залог.
– Разве вас не должны были экстрадировать в Канзас-Сити?
– Откуда мне знать? Я ведь не маршал.
Трамвай шел и шел; Джек курил.
– На свидание с Гайтоном меня привезли в отель «Олдридж», – похвастался он.
– Где вы жили в Канзас-Сити?
– Мы с Хейди сняли дом.
– А я так понял, что вы сразу вернулись.
– Говорю тебе, я осматривал достопримечательности.
Помолчав, Тони нерешительно спросил:
– Вам там, случайно, не встретилась Элоди?
– А как же, – хмыкнул Джек. – Она в полном порядке.
– Я не видел ее, когда приезжал за машиной, – сказал Тони. – Хотя и собирался. Она написала мне записку, спрашивала, почему бы нам не пожить вместе, но я... я не знаю.
– Помню-помню, еще здесь ты положил глаз на Элоди. Ты хоть раз трахнул ее? Хейди говорит, она любит по-собачьи – для разнообразия. Но больше она не торгует собой – так Хейди называет свое ремесло. Теперь она работает официанткой в ночном клубе. По-моему, зря.
Некоторое время они ехали молча. Вагон качало, он звенел на стрелках, Джек отпихивал шахтеров, которых кидало на него на поворотах.
– Так мне, по-вашему, стоит повидаться с ней? – спросил Тони. – Вернуться в Канзас-Сити?
– С кем, с Элоди? – переспросил Джек. – Конечно! Не упускай случая!
* * *
Они сошли с трамвая на восточной окраине Хартшорна, всего в двух кварталах от меблированных комнат, в которых остановился Тони и где он оставил машину. Он сказал Джеку, что еще два дня будет ездить на трамвае и беседовать с шахтерами. Джек сообщил, что вернулся только за вещами, которые сдал в китайскую прачечную, – вот почему на нем рабочая одежда. Остается надеяться, Прибавил он, что китаезы не испортили его шелковые рубашки.
Тони не поверил ни единому его слову.
Надо же – был в «Олдридже» с Сесилом Гайтоном, и Сесил велел ему забрать вещи и вернуться!
– Если хочешь, я расскажу тебе, как меня засудили... – предложил Джек. – Мы как раз обсуждали первый процесс с Сесилом. Он обещал вызвать свидетелей, которые расскажут, как нам всем было тогда страшно: ведь мы могли сгореть заживо. А потом меня освободят прямо в зале суда.
– А как же банк в Канзас-Сити?
– В Северном Канзас-Сити. Сесил мне сказал: оказывается, нет ни одного свидетеля, который видел, как я застрелил охранника. А я ответил: «А знаете, почему? Свидетелям заплатил один человек, который не хочет, чтобы меня посадили на электрический стул. Он хочет залить мои ноги цементом, подождать, пока раствор затвердеет, а потом утопить меня в реке Миссури. Вот как там делаются дела».
– И кто же тот человек? – поинтересовался Тони.
– Он подчиняется только Боссу Пендергасту. Хотите послушать, как в Канзас-Сити делают политику? Тот парень сказал, что я должен ему две с половиной тысячи баксов. Я ответил, что таких денег у меня нет и платить я не буду. Неужели из-за такой мелочи он явится за мной в Оклахому?
Они дошли до меблированных комнат, перед которыми был припаркован «форд» Тони. Какой-то парнишка в бриджах протирал машину тряпкой. Тони подозвал его, бросил ему четвертак, парнишка поблагодарил и помчался поскорее тратить заработанное.
– Кстати, – продолжал Джек, – перед тем как начать мучить клиента вопросами, Сесил Гайтон наливает ему выпить. У тебя выпивка есть?
– Я не собирался устраивать вечеринку, – ответил Тони.
– Сесил говорит, за бутылкой беседовать приятнее. Знаю я здесь одного бутлегера; он поставлял мне виски, когда я держал бордель. Если позволишь воспользоваться твоей машиной, я заеду в прачечную, а на обратном пути куплю бутылочку. А ты пока почитай газету. Как тебе мой план?
– Не знаю. – Тони покачал головой. – Один раз мою машину уже угоняли.
– Не волнуйся, – заверил его Джек, – когда я пойду к китаезам за рубашками, я не забуду ее запереть.
19
Боб Макмахон уверял Карла, что дела у них в последнее время идут не так плохо.
– Если не считать Джека Белмонта, – возразил Карл. – Веди он себя прилично, папаша дал бы ему столько денег, сколько он пожелает.
– Выше голову, – ответил Макмахон, просмотрев лежащий на столе рапорт. – Вчера застрелили Клайда Барроу и Бонни Паркер.
– Давно пора, – кивнул Карл.
– Возле Гибсленда в Луизиане. Тут написано, что им перегородили дорогу, но это больше похоже на засаду. Видимо, на них настучал какой-то их знакомый. Вот слова техасского рейнджера, возглавлявшего отряд: чтобы остановить их машину, пришлось выпустить по ней сто восемьдесят семь пуль.
– И все?
– Бонни ела сандвич. Самый большой их улов в банке составил полторы тысячи. Джон Диллинджер назвал их парочкой молокососов.
– А сам Диллинджер сколько уносил?
– Семьдесят четыре тысячи, – ответил Макмахон, не поднимая головы. – В прошлом году из банка в Гринкасле, штат Индиана. Он сказал, что Бонни и Клайд опозорили профессию налетчиков.
– Я очень рад, что их больше нет, – сказал Карл.
– Скорее бы избавиться от Джека Белмонта. Он меня с ума сведет. Раз у его папаши столько денег, почему бы Джеку не образумиться и не радоваться тому, что есть? Вот он уже второй раз сбегает на машине писаки из «Настоящего детектива». Сказал тому, что заедет за бельем в прачечную. Почему Тони не поехал с ним?
– Джек – болтун, – ответил Карл. – Ему нужно было придумать предлог, чтобы поехать одному. Может, сказал, что по дороге купит бутылочку? А Тони вежливый, не мог сказать: «Не кради мою машину».
– Знаешь, как он сбежал? Его привезли в город на свидание с адвокатом перед апелляционным судом.
– Сесил Гайтон, – кивнул Карл. – Я читал.
– Он, Сесил, мне позвонил. Он был почти уверен, что ему удастся добиться для Белмонта оправдательного приговора; главное, Сесил ведь и Джеку так сказал. Зачем тому было пытаться убегать?
– Он не пытался, он просто сбежал. И чуть не убил своего охранника. Он пообещал мне вырваться на волю и пристрелить меня в упор. Возможна и другая причина побега – экстрадиция в Канзас. Правда, Джек уверял, что его там не посадят. Никто не видел, как он убил старика охранника.
– Но банк ведь он ограбил?
– Не знаю, – сказал Карл. – В Канзас-Сити дела делаются по-другому, чем везде. Если Тедди Ритц сам захочет наказать Джека, например пристрелить его, тогда даже банковские служащие заявят, что в глаза Джека не видели.
– Что ж, Джека Белмонта не видели с тех пор, как он смылся из Хартшорна.
– Он сказал, они с Хейди собирались рвануть в Мексику на «ла сале» Тедди, но сначала, до своих каникул, он постарается пристрелить меня.
– А если он не шутит? Чтобы пристрелить тебя, ему надо приехать сюда.
– Он сдержит слово, – кивнул Карл. – Да и мне больше нравится находиться где угодно, только не в зале суда.
Боб Макмахон ничего не ответил, только пристально посмотрел на Карла.
– Что предпримете? – спросил Карл. – Будете держать меня как приманку, вроде козленка на привязи в ожидании льва?
– Это мысль, – усмехнулся Макмахон.
– Джек не такой тупой.
– Как ты считаешь, может он клюнуть?
– Боб, он не войдет в здание федерального суда – даже ради меня.
– Ладно, ты освобождаешься от обязанностей судебного пристава, – согласился Макмахон. – Иди и найди его!
– Первым делом мне нужно потолковать с Энтони Антонелли. Мы с ним встречаемся в «Мэйо».
– После обеда нет заседаний?
– Слушания отложены на завтра.
– Какое дело?
– Кажется, какие-то бедняги самогонщики.
Макмахон принялся рыться в наваленных на столе документах.
– Видел когда-нибудь фото подружки Диллинджера?
– Билли Фрешетт? – Карл ухмыльнулся. – Еще бы!
* * *
Карл безостановочно ходил вдоль фасада федерального суда; когда он выныривал из-за очередной колонны (всего их было двадцать восемь) и оказывался на открытом пространстве, он внимательно оглядывал улицу, но не останавливался.
Джек обещал прийти по его душу и не шутил. Более самонадеянного типа Карл еще не встречал. А может, Джек просто трепло. Или дурак. Да, надо быть дураком, чтобы сбежать от такого папаши; оказавшись на самом дне, Джек набрался коварства и мерзости. Правда, попытки шантажа и похищения провалились, но Джек твердо вознамерился сделаться изгоем. Ему нравится стрелять, он скор на решения. Ему нужна машина. Он не может долго ездить на машине Тони. И еще – ему нужна крыша над головой.
Где в Талсе он может найти жилье? Думай. Может, у какой-нибудь проститутки, которую знал раньше – с юности. Допустим, какая-то дура любила его, знала, кто его отец, и видела в Джеке свое будущее. Он ездит на ее машине. Она пользуется популярностью у богатых нефтяников, у нее есть свои деньги, она может его содержать. Считает его ловкачом...
Карл перешел дорогу и направился к отелю «Мэйо» на углу Пятой и Чейенн-авеню. Швейцар в ливрее отдал ему честь:
– Здравствуйте, мистер Уэбстер!
Как только Карл вошел в тамбур, сзади раздался выстрел. Стекло двойной двери перед ним зазвенело и раскололось; еще одна пуля засела в медной дверной раме, третья разбила стекло в двери, которая закрылась за ним. Стреляли с улицы, из оружия крупного калибра, из машины, которую он заметил раньше. Она была припаркована во втором ряду наискосок от отеля, выстрелы следовали друг за другом – значит, у стрелявшего полуавтоматический пистолет. Карл упал на мраморный пол вестибюля, перекатился и вскочил, успев выхватить кольт. Он перешагнул осколки, увидел, как с места происшествия на полной скорости уезжает черный двухдверный «форд». Машина отъехала стремительно – Карл не успел запомнить номер, а такие черные фордики были у половины жителей Талсы.
* * *
Сидя в вестибюле с детективами из Талсы и репортерами газеты «Уорлд», Карл рассказывал, как семь месяцев назад в Канзас-Сити Джек Белмонт поклялся застрелить его в упор. Он обещал, что ради этого сбежит из тюрьмы. И он не шутил.
Нет, он не может сказать наверняка, кто был в той машине; он не успел запомнить номер. И швейцар тоже. К счастью, ни одним из выстрелов не задело постояльцев, сидевших в вестибюле. Полицейские извлекли две пули из стульев, еще одну нашли в земле, в разбитом цветочном горшке.
– Я уверен, это Джек Белмонт, – сказал Карл репортерам. – Выстрелил в меня три раза и струсил. Не смог довести дело до конца. Прошу вас, запишите мой номер телефона и напечатайте его. Тогда Белмонт сможет мне позвонить. Я скажу ему, где встретиться, чтобы он попробовал еще раз.
Репортерам нравилась его манера поведения – чистой воды бравада дерзкого молодого маршала, который уже успел застрелить восьмерых опасных преступников. А вот теперь он бросает вызов беглецу, укрывающемуся от правосудия. Бобу Макмахону такое не понравится, но Карл был уверен: его план сработает. Он обдумывал подробности.
Как только полицейские и репортеры ушли, Карл подошел к Тони Антонелли и сел спиной к колонне. Они находились на просторном балконе второго этажа. Здесь на мраморном полу стояли мягкие кресла с гобеленовой обивкой – красные и зеленые в цветочек.
– Джек обещает застрелить тебя, – сказал Тони, – и он не шутит. Но разве вся полиция Оклахомы не идет за ним по пятам? Почему его до сих пор не взяли? По-моему, он недалеко уехал от Хартшорна. Как только в спальне отеля обнаружили тяжело раненного замначальника тюрьмы, приметы Джека разослали во все отделения, разве не так? Слава богу, тот человек выживет. Говорят, Джек едва не проломил ему череп. А через несколько минут мы с ним встретились в трамвае. Он жаловался на тошноту. Теперь я понимаю, почему ему было плохо.
Карл терпеливо слушал, куря «Лаки страйк».
– Твою машину нашли в Виане, – заметил он.
– Она была в лучшем состоянии, чем после первого угона, – кивнул Тони.
– Он, случайно, не упоминал при тебе Виан? А может, ты наткнулся на Виан, когда копался в его прошлом, сочиняя репортаж?
– Я еще не начал писать. Но мы с ним действительно обсуждали его детство и отрочество.
– Значит, про Виан он не говорил.
– Оттуда родом несколько бандитов, которые орудуют в Куксон-Хиллз. Возможно, в Макалестере Балмонт познакомился с кем-то из них.
Карл кивнул:
– Это легко проверить. Джек угнал в Виане еще одну машину, похожую на твою...
– Та же модель, – подтвердил Тони. – И поехал в Стилуэлл. Я думал, он уедет в горы, беглецы всегда любили там прятаться, но пару месяцев назад люди шерифа и отряд национальной гвардии провел облаву. Их собралось несколько сот человек – прочесали всю округу, как будто охотились на тигра. Давай прикинем. Из Стилуэлла он уехал в Маскоги, угнал машину – снова «форд» – обзавелся полдюжиной табличек с номерными знаками. «Форд» угнать просто, достаточно сесть в машину и соединить проводки. А после Маскоги он, похоже, приехал сюда.
– Но добрался только до Сепульпы, – кивнул Карл. – Дальше его след теряется. Он когда-нибудь упоминал при тебе Сепульпу?
– Врал, что устроился на работу – чистить нефтехранилища. Этим он занимался, когда произошел пожар и папаша упек его за решетку. Но я уверен, что он и близко не подходил к нефтяному месторождению. Еще он говорил, что якобы копал уголь в окрестностях Хартшорна, но я все проверил. Последние семь месяцев он провел в Макалестере в ожидании пересмотра дела.
– Ты бывал в Сепульпе? – поинтересовался Карл.
– Как-то проезжал мимо. Они наконец заасфальтировали все улицы.
– Знаешь, кто там живет? Подружка его отца, Нэнси Полис.
– Но вряд ли они с Джеком друзья, верно? Хотя... рядом находятся нефтяные скважины его отца; возможно, неподалеку у него есть знакомые, которые спрячут его на время. Месторождение Белмонта-старшего близко от Талсы, а нам известно, что еще час назад Джек был здесь.
– Но он не знал, что я пойду в отель, – сказал Карл.
– Нет, он никак не мог этого знать.
– Должно быть, следил за мной из машины.
Тони кивнул:
– На улице слишком много прохожих, он боялся промахнуться. Потом понял, что ты направляешься в отель, и открыл огонь.
– Да, именно так все и было, – согласился Карл. – Только в той машине сидел не Джек Белмонт.
Тони изумленно посмотрел на Карла:
– Но ведь он обещал застрелить тебя!
– Вот именно, – кивнул Карл. – И он не шутил. Только непонятно, почему он сбежал, выпустив всего три пули? Наверняка ведь думал, что попал, так чего ему было бояться? Нет, если бы стрелял Джек Белмонт, он бы обязательно подошел поближе и самолично удостоверился. Он ни за что не сбежал бы, если бы в его пушке еще оставались патроны.
– А репортерам ты сказал, что уверен: это был Джек.
– Чтобы парень, который стрелял в меня, понял, что я его не видел. А если Джек читает газеты, он догадается, что я над ним издеваюсь. Я ведь сказал, что ему не хватило духу довести дело до конца. Он примет вызов. Ставлю доллар, он мне позвонит.
– Ты знаешь, кто в тебя стрелял?
– Надо сделать один звонок и уточнить, но я думаю, стрелял один тип из Канзас-Сити – Луиджи Тесса.
Тони улыбнулся:
– Ты имеешь в виду Лу Тессу из Кребса?
– Ты с ним знаком?
– "Настоящий детектив" заказал мне про него статью. «Черная рука» возродилась и снова сеет ужас и смерть". Им кажется, что благодаря Лу Тессе тираж журнала вырастет. Они просят меня написать о «Черной руке» с тех самых пор, как я начал у них работать.
– Хочешь с ним познакомиться? – предложил Карл. – Я подумаю, что тут можно сделать.
* * *
– Вот не ждал, что ты позвонишь, – удивился Тед Ритц.
– Это ты послал Луиджи в Талсу?
– Что с ним?
– Ты его послал?
– Он сам захотел. Это плата, чтобы снова получить работу.
– Ты его уволил?
– Конечно уволил. А что произошло?
– Он три раза выстрелил мне в спину и смылся.
– Лу так не терпится стать настоящим гангстером!
– Перед отъездом я сказал ему, что у него ничего не получится.
– Я говорил ему то же самое. Что ты намерен делать?
– Позвонить ему и снова раззадорить.
– В следующий раз ему может повезти.
– Ладно, дай ему мой адрес. Саут-Чейенн-стрит, дом 706.
– Приглашаешь его в гости?
– Не хочу постоянно оглядываться.
– Ты знаешь, что он родом из Оклахомы?
– Да, штат объявил его в розыск по обвинению в двух убийствах.
– Значит, он все-таки на что-то способен. Дай ему шанс!
– Обоих он убил со спины. Жертвы его не видели.
– Да, верно говорят: если человек идиот, это надолго. Что слышно о Белмонте?
– Он где-то здесь.
– Я читал, как он смылся в трамвае.
– Почему ты не натравишь на него Луиджи?
– Он все провалит.
– Ты сказал, ему может и повезти.
– Как он его найдет?
– Ты уже говорил с Луиджи?
– Он звонил, говорил, что почти достал тебя.
– Да что ты?
– Обещал скоро все доделать.
– Где он остановился?
– Если я скажу, я его выдам.
– Ну и что?
– Так нечестно.
– Нечестно?! – изумился Карл.
– Все равно как если я настучу на него.
– Тогда дай ему мой адрес.
– Ну, не знаю...
– Он ведь и сам может его раздобыть. Какая разница?
– Я не записывал.
– Саут-Чейенн-стрит, дом 706. Второй этаж.
– По-твоему, он сначала постучится?
– По-моему, он будет ждать, пока я выйду.
– И ты его уложишь?
– Хочешь знать, намерен ли я его уложить?
– Как ты там говоришь? «Если мне придется вытащить пушку, я буду стрелять на поражение»? – Тедди хмыкнул.
– Скажи ему, где я живу, – попросил Карл. – А еще передай, что с ним хочет побеседовать писатель из журнала.
* * *
Лули на кухне сбивала коктейли «Том Коллинс». Карлу без вишенки – он всегда вынимал ее и выкидывал в пепельницу, и приходилось доставать ее, пока вишенка не покрывалась пеплом. Вошел Карл; Лули спросила, закончил ли он разговаривать с Тедди.
– Да, но он уверяет, что Луиджи приехал по собственной инициативе. Тедди его уволил, но обещал подумать и взять назад, если Луиджи сумеет меня прикончить. Я спросил, где он остановился, а Тедди ответил, что выдавать его нечестно. Представляешь?
– Нет. – Лули провела языком по верхней губе, слизывая пену.
– Тедди – и вдруг рассуждает о честности! Помнишь, как он украл у тебя чек?
– Не может же он подослать к тебе киллера, а потом сообщить, где тот остановился.
– Тедди уверяет, что не посылал его.
– Но ты ведь знаешь, что посылал. Зачем Лу приезжать по собственной инициативе?
– Расквитаться со мной. Я попросил Тедди дать Лу мой адрес и продиктовал его.
– Ты сообщаешь парню, который собирается тебя убить, где ты живешь? – переспросила Лули.
– Он не подойдет к двери. Будет ждать снаружи, пока я выйду утром. Вот как он намерен сделать дело. Если бы он был мне нужен, я бы поднялся наверх и вывел его оттуда в наручниках.
– Если ты выйдешь утром, зная, что он тебя поджидает, что будешь делать? – спросила Лули.
– Что-нибудь придумаю. Но некоторое время, до тех пор пока он не обнаружился, тебе придется пожить в «Мэйо».
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
Загрузка...