Карышев Валерий Михайлович - Адвокатский роман. Приговоренные без суда http://www.libok.net/writer/4925/kniga/47340/karyishev_valeriy_mihaylovich/advokatskiy_roman_prigovorennyie_bez_suda 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Представляешь, как он обозлится, – засмеялась Лули, – если узнает, что денежки Вирджила хранятся у его папаши?
23
В воскресенье Уолтер решил разбить лагерь на нефтеносном участке. Насосы были остановлены, на буровых – никого. С утра пораньше они выволокли из большого сарая трубы и буровые инструменты и загнали туда «кадиллак». Позже прокрались в пекановую рощу и нашли хорошее укрытие, из которого можно было вести наблюдение за домом.
Джек собирался неожиданно напасть на Карла. Улучить момент, когда он выйдет на веранду с отцом, и выскочить из-за угла. То-то Карл удивится, когда Джек крикнет: «Если мне придется вытащить оружие, я буду стрелять на поражение!» Коронная фраза. Потом Джек вытащит пистолет и застрелит его. А после наведет пушку на папашу: пусть выносит денежки, если не хочет получить пулю прямо в лоб.
– Тогда нам не придется рыться по всему дому, – растолковывал Джек Уолтеру. – Старик сам отдаст денежки, и мы сразу смоемся.
– Если хочешь пристрелить маршала, – ответил Уолтер, – я пас. При мне только один раз так стреляли, я обделался от страха. Тот парень меньше чем за пять секунд уложил четырех вооруженных людей. Знаешь, когда его лучше всего замочить?
Уолтер замолчал, ожидая, что Джек спросит: «Когда?»
– Когда он будет спать в своей постели. Был один громила, которого шпики так боялись, что дождались, пока он захрапит, и застрелили через окно. Слыхал?
Днем Вирджил подогнал к дому свой «нэшвилл», и все вышли на веранду: Карл, Лули и еще одна женщина.
– Вон он, – сказал Уолтер. – Чего ты ждешь?
– Как я его достану отсюда из 45-го калибра?
– Почему не взял ружье?
– Потому что хочу стрелять из этого.
– Подойди поближе.
Если подползти к опушке той рощи, которая выходит к фасаду дома, он будет в пятидесяти – шестидесяти ярдах от машины. С такого расстояния можно достать Карла, если, конечно, повезет. Джек твердо решил убить Карла из 45-го калибра, чтобы иметь возможность напомнить маршалу его коронную фразу.
Они сели в машину с сиденьями, обитыми материей в цветочек, и укатили. Вот придурки! Джек один раз угнал такую, но быстро бросил: ему казалось, что в ней он похож на педика.
Они поднялись. Уолтер скрестил руки на груди; бицепсы вздулись, как футбольные мячи.
– Идем в дом?
– Я же говорил, как мы все проделаем. Убьем Карла и наставим пушку на папашу.
– А папаша настучит на нас копам.
– Если хочешь, я и папашу убью.
– А его подружку и ту, другую бабу?
– Мы не знаем, куда они поехали и когда вернутся, – сказал Джек. – Ты же не хочешь, чтобы они застали нас врасплох, когда мы будем в доме.
– Господи боже, – вздохнул Уолтер, – мы тут торчим уже два часа. Ты видел, как Карл полез в бумажный мешок, который несла та баба? Взял горсть попкорна, а она шлепнула его по руке. Сегодня воскресенье, они поехали в кино. Хватит ходить вокруг да около, пошли!
Они выломали филенку кухонной двери и вошли в дом. Сначала порыскали кругом, желая убедиться, что в углу не сидит какая-нибудь старая бабка. Радио молчало. Они приступили к делу. Обыскали все места, где можно спрятать крупную сумму наличными, – от чердака до подвала. Перевернули кухонную утварь. Джек сообщил, что однажды хранил деньги в жестяной коробке из-под печенья.
В ящике письменного стола в гостиной нашли скатанные трубочкой четыреста восемьдесят долларов, перетянутых резинкой, и немного мелочи.
Уолтер сказал:
– А тот индеец, который насвистел тебе про деньги, случайно, не...
– Мой сокамерник, – кивнул Джек. – Он работал здесь и слышал о деньгах. Сказал, как только выйдет, сразу заберет их.
– Он говорил, здесь много тысяч?
– Сколько может отложить миллионер на черный день?
– Ну не четыреста же восемьдесят долларов? Не знаю, кто глупее, ты или я, – хмыкнул Уолтер. – Мне-то простительно, я тебе поверил. Решил, если парень разъезжает на «кадиллаке» последней модели, наверное, он знает, о чем говорит. Кого ты слушал? Индейца, который перебрал томатного самогона! Ну и вонючее же пойло, доложу я тебе.
– Давай прикинем, не упустили ли мы что-нибудь, – предложил Джек. – Можно поискать под домом.
– Здесь нет подвала, – ответил Уолтер. – Я возвращаюсь в лагерь. Жрать хочу.
Они захватили с собой бутылку виски, ящик пива «Фальстаф» – Уолтер закинул его на плечо, – приглянувшийся Уолтеру дробовик «ремингтон» из оружейного шкафчика и курицу – Уолтер пообещал зажарить ее на вертеле. Джек слишком поздно сообразил, что надо было прихватить и винчестер. Он не думал, что дробовик ему пригодится.
* * *
Джек бесился от злости, глядя, как Уолтер жарит курицу, – как будто они приехали на пикник. Напарник развел костер, постоянно подбрасывал туда хворост, чтобы хорошо горело, насадил курицу на самодельный вертел и, сидя на земле, поворачивал ее над огнем.
Вертел держал в вытянутой руке – как прирос к месту, не шевелился. Прошло минут десять, Уолтер переложил курицу в левую руку. Джек решил, что парень согнет правую, разомнет затекшие мускулы, но нет. Он просто опустил руку на колени, чтобы она отдохнула, и уставился в огонь.
После возвращения Джек сразу изрядно хлебнул виски и теперь снова выпил. Он сидел на ящике с пивом позади Уолтера. Когда бывшему вышибале хотелось пива, Джеку приходилось вставать и доставать бутылки из-под себя. Они забыли прихватить из дома открывашку, и Уолтер срывал крышки зубами. Открыть с первой попытки почти никогда не удавалось.
Уолтер скинул шляпу. Сейчас, когда напарник суетился у костра, каждые пять минут перекладывая вертел из одной руки в другую, его голова напомнила Джеку деревянную чурку. Птица постепенно жарилась, корочка темнела. В День благодарения папаша Джека всегда называл индейку птицей.
Джек сказал:
– В доме денег нет.
– До тебя только что дошло? – спросил Уолтер, не отрываясь от костра.
– Эх, дождаться бы, когда индейца выпустят...
– И что?
– И разбить ему морду молотком.
– Лучше клешни отбить, – уточнил Уолтер, обращаясь к птице.
Джек глотнул еще виски. Ах, как он зол! А ведь у него имеется еще одна забота: пристрелить Карлоса Уэбстера. Подкараулить, подойти вплотную – и уложить на месте.
А потом помыть машину и вернуть маме.
Нет, лучше перегнать ее в Мексику и загнать какому-нибудь богатенькому мексикашке. А потом его ограбить. Именно так он собирался поступить с «ла салем» Тедди.
Можно вернуться в Талсу и взять Национальный банк. Правда, сейчас он назывался как-то по-другому – Джек забыл, как именно.
Но сначала нужно набрать шайку. Шайку Джека Белмонта.
Уолтер?
Турист недоделанный, хоть и любит готовить. Нет, Уолтер ему не нужен. Курица почти готова, хорошо прожарилась. Пусть дойдет. Еще несколько минут.
Джек вытащил из-за пояса пистолет. Уолтер оглянулся. Джек вытянул рубашку из брюк, принялся протирать ствол – внимательно, сосредоточенно. Уолтер наблюдал за ним.
Если метить Уолтеру в голову, и Уолтер и курица упадут в огонь. Как спасти курицу? Джек встал, обошел костер с другой стороны, оказался лицом к напарнику. Потом сел и снова принялся чистить пушку. Если он выстрелит отсюда, Уолтер упадет назад. Курицу он либо прижмет к себе, либо уронит в костер. Пока парень жарил птицу, он выпил четыре бутылки «Фальстафа», а открывая последнюю, поранился.
– Зачем чистишь пушку? – прошепелявил он, сплевывая кровь. – Если собираешься пристрелить маршала, подожди, пока поедим. Мясо готово – ведь ты любишь, когда внутри оно чуть розовое?
– Можно личный вопрос? – спросил Джек.
– Какой?
– Ты не возражаешь против того, чтобы стать большой кучей дерьма? – Джек ухмыльнулся. – Мистер Дерьмер! – Он расхохотался: ну и глупая же у Уолтера сделалась рожа! Джек поднял пистолет и выстрелил парню в середину лба. Потом потянулся за курицей, но промахнулся. Покойник сжимал вертел железной хваткой; он повалился на спину, и птица упала ему на ноги.
Джек воспользовался зубами Уолтера как открывашкой; выломал ему два коренных зуба, прежде чем удалось сорвать крышку. Потом взял бутылку пива, Курицу, «ремингтон» и в последнюю секунду – чуть не забыл! – бутылку виски. И ушел в ореховую рощу, в то место, откуда был виден дом.
К тому времени, как хозяева вернулись из кино, Джек успел поесть, хорошенько выпить и выкурить пару сигарет. Он готов был поставить четыреста восемьдесят долларов за то, что они смотрели «Манхэттенскую мелодраму». Когда они с Уолтером проезжали по городу, возле «Орфея» висела афиша, а теперь пора приступать к приятному делу!
Лули и вторая женщина скрылись в доме, Карл с папашей остались на веранде побеседовать. Черт, какая жалость, что он не привез с собой ружье! И не прихватил винчестер из оружейного шкафчика. Из дома вышла женщина и осталась стоять, не перебивая мужчин. Потом привлекла к себе их внимание: рассказала, видно, что их обокрали. Вышла Лули; все были обеспокоены, но волосы на себе не рвали. В конце концов, потери минимальные: подумаешь, ящик пива и курица... Пошли в дом...
Может, стоит попробовать дробовик? Но если случится промах, они поймут, где он прячется, и тогда ему крышка... Разве что Карл надумает прогуляться в рощу.
Прошло около часа, к дому подкатила машина – «форд», который был Джеку прекрасно знаком. Да и как иначе, он ведь угонял его два раза.
* * *
Тони застал хозяев за уборкой. Карл рассказал: пока они были в кино, к ним в дом влезли грабители. Лули была почти уверена, что вломился Джек.
– Он явился за Карлом и спер ящик пива, дробовик, курицу.
– С чего вы взяли, что это Джек? – спросил Тони.
– Он звонил мне на службу, – объяснил Карл, – хотел узнать, где я, и ему сказали, что здесь.
– А как они поняли, кто именно звонит?
– Эвелин сообщала всем звонившим, где я, и записывала разговор. Все назывались, кроме Джека. Я прослушал запись и узнал его по голосу.
– Значит, он вернется, – сказал Тони, – постарается, чтобы ты его не заметил. Что, если он не один, а с сообщниками?
– Они только украли курицу из морозилки, – ответил Карл. – Наркисса ее еще даже не разделала. Так и вижу, как Джек печет ее на костре – как будто отправился на пикник.
Тони через открытую дверь бросил взгляд на пекановую рощу, ту, что росла ближе всего к дому. От веранды ее отделяла поляна, на поляну выходила дорожка от шоссе. Его машина стояла к крыльцу передом.
– Я лучше передвину машину, – сказал он.
– Только не забудь вытащить ключи, – напомнил Карл.
* * *
Тони подогнал «форд» к гаражу и вернулся на веранду, которая теперь находилась в тени. Карл стоял у окна.
– Сукин сын... я и не заметил... он спер бутылку бурбона! – возмутился Вирджил.
Карл ответил:
– Надеюсь, он ее выпьет, прежде чем примется за дело.
– Вы ведь еще не собрали урожай? – обратился Тони к Вирджилу.
– Урожай будет ближе к Рождеству, да и то если пойдет дождь. Всю весну и лето была засуха; худшей засухи я в жизни не видел.
– А если в роще прячется Джек? Может быть, он сейчас целится в вас!
– Да, он там – вместе с белками и воронами, которые поедают падалицу. Ты заметил, что деревья перед домом гуще, чем в других местах? Это самые старые посадки. Я не сразу узнал, что пеканы любят солнечный свет и простор. Когда я только начинал, то размещал сорок – пятьдесят саженцев на акр, а надо было двадцать – тридцать. Вот почему вдоль дороги деревья растут так густо, что через них ничего не видно, и высажены вроде как рядами. Надо было сразу пригласить Престона Рейнкроу – он бы разредил посадки, – но пришлось ждать, пока он вылечится от теплового удара. Я сказал ему, что никогда не слыхал, чтобы у индейца чероки был тепловой удар. Престон – папаша Наркиссы. В некоторых рощах у меня всего по десять деревьев на акр. Они вымахали на восемьдесят – сто футов и не такие уродливые, как эти.
– Да, – сказал Тони, – в таких зарослях нетрудно спрятаться.
– И все равно ему нужно ружье, – покачал головой Вирджил.
– Сколько отсюда до рощи?
– Пятьдесят три ярда, – ответил Вирджил, – сто пятьдесят девять футов. Можно достать до дома из пистолета.
– Откуда вы так точно знаете расстояние?
– Одно время я подумывал устроить здесь площадку для игры в подковы.
– Лули сказала, Джек украл дробовик? – спросил Тони.
– Если он и достанет до дома, – вздохнул Вирджил, – дробинки рассыплются по крыльцу. Дробью можно только легко ранить, большого вреда она не причинит.
Тони посмотрел на Карла:
– А ты сможешь достать его отсюда, если он выйдет на опушку?
– Я достану его четыре раза из пяти, – ответил Карл, – если отец позволит взять его кольт. Он похож на мой, только мой на рамке 45-го калибра. Но наверняка не обещаю. Надо бы подобраться поближе.
– В то время, когда он будет стрелять по тебе? – изумился Тони. – Ничего не скажешь, это настоящий подвиг – идти навстречу ураганному огню, чтобы вывести противника из строя.
– Где ты такое прочел? – спросил Вирджил.
– Я сам это написал, – ответил Тони и снова посмотрел на Карла. – Куда бы ты хотел ему попасть?
– Блокнот при тебе?
– Не беспокойся, я запомню.
– Сначала в руку, – сказал Карл, – чтобы он бросил оружие, а потом в ногу, чтобы свалился.
– Зачем такие тонкости?
– Не хочу его убивать, – ответил Карл.
24
Вирджил сидел наверху с биноклем и винтовкой системы Крэга. Карл и Лули расположились в прихожей у окна. Лули гладила Карла по спине. Она спросила, что он собирается делать. Идти в рощу и попытаться выследить Белмонта?
– Не хочу, чтобы он догадался, что мы его засекли. Пусть думает, будто я не знаю, что он здесь.
– Но раз ты уже...
– Раз я выяснил, что у него ружье, я не выйду из дома.
– А может, я, пока светло, прогуляюсь вокруг? Схожу туда, где прятались та женщина и Страх. Посмотрю на скважины – они ведь все равно закрыты. Проедусь в машине; может, удастся его спугнуть?
– Именно так хочет поступить отец. Я ответил ему: пожалуйста.
– Как по-твоему, он возьмет меня с собой?
– Спроси его сама. А если начнет отнекиваться – мол, ты женщина, – расскажи, как ты прикончила Джо Янга. Пусть даст тебе мой пистолет. Или, хочешь, возьми винчестер, только захвати побольше патронов.
Лули шутливо ткнула Карла в спину:
– А если я его пристрелю?
– Я так устал от этого парня, что ничего не имею против. Скорее бы все закончилось!
– А если я его и вправду пристрелю?
– Тогда мы поженимся в любое время, когда захочешь.
– Через месяц! И в свадебное путешествие поедем в Новый Орлеан.
– Для чего нам свадебное путешествие? У нас и так сплошной медовый месяц. Лучше послушай. Когда увидишь Джека, целься аккуратнее, а то не попадешь куда следует и не дай бог прикончишь.
– Что плохого, если он умрет?
– Джек заслуживает электрического стула, – ответил Карл.
* * *
– Так он мне и сказал, – подтвердил Вирджил, – а я ему: «Да неужели я, видя, как он целит в меня, не уложу его?» На это Карл промолчал. Мне казалось, ему все равно.
– Просто он устал гоняться за Джеком, – кивнула Лули. – Надоели его гнусности. Я еще тогда спросила: «А чего другого от него ждать? Он до смерти хочет стать знаменитым преступником». Надеюсь, Карл не вздумает его перевоспитывать.
Они поехали в служебном «шевроле» Карла. Вирджил наотрез отказался брать свою машину, чтобы кровь случайно не испачкала обивку. Лули сидела за рулем, Вирджил показывал дорогу к нефтеносным скважинам и буровой вышке у ручья. Время приближалось к восьми, но солнце еще светило. Они вышли из машины. У Лули был револьвер, у Вирджила – карабин «винчестер», к которому он привык.
Перед тем как отправиться, Лули спросила Вирджила:
– Почему Карл не носит карабин?
Вирджил ответил:
– Потому что он – офицер правопорядка, помощник федерального маршала; он скажет тебе, что тридцать восьмой кольт – достаточное для него оружие.
Они нашли догоревший костер, на котором недавно что-то жарили, – пепел еще не остыл. Обойдя костровище, заметили в кустах труп Уолтера.
– Ты его знаешь? – спросил Вирджил.
Лули посмотрела на труп, на круглое черное пулевое отверстие в центре лба. Открытые глаза глядели прямо на нее. Она покачала головой.
Вирджил отворил сарай, чиркнул спичкой, в темноте заблестел желтый капот «кадиллака».
– Он еще здесь, – сказал Вирджил.
Лули заглянула в машину.
– Надо задержать его, – сказала она.
Вирджил поднял капот и стал возиться с мотором.
– Именно этим я и занимаюсь, – ответил он.
– А что потом? Пойдем поищем его?
Вирджил выкрутил все свечи и отозвался:
– Ага, давай проверим, может, удастся парня спугнуть!
* * *
Джек не мог придумать, как получше приспособить дробовик. Лежа на животе, он отчетливо видел веранду; трава вокруг была достаточно высокая и густая; если они посмотрят в его сторону, он успеет убрать голову. Никто и не догадается, что он здесь.
На веранду вышли Лули и папаша Карла; старик что-то сказал, снова вернулся в дом. В его сторону они и не взглянули. На девчонке был комбинезон – пожалуй, чуть великоватый. Она сбегала к гаражу и выкатила оттуда «шевроле» – скорее всего, машину Карлоса. К ней подошли старик и вторая женщина. Джек подумал было, что они втроем усядутся в машину, но женщина вернулась в дом. Наверное, напоминала Лули про курицу. Джек перекатился на бок, чтобы помочиться, и вдруг увидел белку. Зверек сидел на ветке в нескольких шагах и смотрел на него своими черными глазами.
– Никогда не видела такую большую змею? – спросил Джек у белки и пустил мощную струю.
Зверек умчался. Он застегнул штаны, взял бутылку бурбона, отпил большой глоток. От виски на душе полегчало, голова заработала.
Скоро они вернутся, Карлос выйдет на крыльцо, чтобы взять пакеты с покупками. Джек задумался. Открыта ли лавка по воскресеньям? Нет, курицу они, наверное, купят на ферме – и кукурузу, и помидоры. Карлос выйдет... Надо будет подползти поближе. Карлос поможет вытащить пакеты из багажника. Руки у него будут заняты. И тут он поднимется и рывком выскочит из засады...
Джек услышал шум мотора. Машина приближалась.
Шум становился громче; мотор работал на высоких оборотах, как будто машина взбиралась вверх по крутому склону. Все ближе и ближе! Джек понял: им известно, что он здесь. Они идут по роще прямо к нему, петляя между пекановыми деревьями.
* * *
Вирджил первым заметил Джека.
Он предложил Лули срезать дорогу и проехать между деревьями.
– Хорошо, – ответила она, – но где же дом?
Вирджил показал ей пальцем, куда ехать, и она свернула в рощу, которая была высажена ближе всего к нефтеносным скважинам. Здесь деревья росли редко, и между ними легко было проехать. Трудность состояла в том, что земля здесь когда-то была пахотной. Машина прыгала на кочках и в ямах, незаметных под слоем травы и дерна. Несколько раз они едва не застряли. Лули вцепилась в руль и что было сил надавила на педаль газа. Вирджил показал:
– Туда, – и раздраженно повторил: – Я ведь говорю: «Прямо!»
– Но мне же надо объезжать деревья, правда? – также раздраженно ответила Лули.
– Мы пропорем днище, – возразил Вирджил.
– У правительства машин навалом, – ответила Лули. – Ту, которая была у Карла раньше, всю изрешетили.
Она вздрогнула от неожиданности, когда Вирджил крикнул:
– Вот он!
– Где?
– Прямо перед нами, в старой роще! На придурке белая рубашка и штаны. Наверное, собирался пойти в клуб, когда все здесь закончит. Вот, оглядывается! Если он нас не видит, то уж точно слышит. – Вирджил вскинул винчестер и высунул ствол в окно.
– Я его не вижу, – сказала Лули.
– Господи боже, да он прямо перед нами, и ста футов нет! – горячился Вирджил.
Лули тоже разволновалась.
– Как я его увижу, если передо мной ваши поганые орехи! – возмутилась она и, желая объехать ближайшие деревья, резко нажала на акселератор. В тот же миг машина проехалась днищем по земле, Лули круто повернула и тут увидела впереди белое пятно, отчетливо выделявшееся на фоне темных стволов.
Джек наставил на них дробовик. Лули собралась уже двинуть прямиком на него, как вдруг из радиатора вырвалась струя пара, заслонившая обзор. Раздался выстрел: дробь пробила ветровое стекло, оставив дыру размером с бейсбольный мяч, и впилась в заднее сиденье. Лули резко затормозила, и они выскочили. Брошенная машина крутанулась на месте. Джек, не останавливаясь, палил по пустому «шевроле».
– Патроны кончились! Перезаряжает! – крикнул Вирджил и открыл огонь, целя в Белмонта. Тот, пятясь, исчез в зарослях. Лули ни разу не спустила курок. Она бежала за Джеком, выжидая удобного момента.
* * *
За несколько минут до того, как послышалась стрельба, Тони и Карл сидели в прихожей.
– А если они на него напорются? – спросил Тони.
– Мой отец – старый морской пехотинец, – ответил Карл.
– Но Лули – нет!
– По-твоему, она струсит и смоется?
– Нет. – Тони покачал головой. – Это меня и беспокоит.
Когда раздалась пальба из дробовика, Карл выскочил на веранду. Они услышали мощные выстрелы, потом ответные из винчестера. Карл несся по поляне что есть сил, а Тони, оставшись на веранде, строчил в блокнот: «До деревьев сто пятьдесят девять футов. Уверял, что с такого расстояния попадет четыре раза из пяти».
Тони посмотрел на поляну и увидел, как в деревьях мелькнуло что-то белое. Не Джек ли это, подумал он. Да, Джек; парень пытался на бегу перезарядить дробовик. Сосредоточенно, голова опущена. Миновав заросли, он выскочил из-за деревьев, шагнул раз, другой, поднял голову...
В центре поляны стоял Карл Уэбстер. В правой руке, опущенной вдоль тела, кольт. Тони записал: «Между ними восемьдесят футов?» Он увидел, как у Джека из руки выпал патрон. Забыв о патроне, парень во все глаза уставился на помощника федерального маршала Карла Уэбстера, сорвиголову Службы федеральных маршалов, знаменитого офицера правопорядка.
– По правде говоря, – сказал Джек, – я думал, это мой лучший план.
Маршал ответил:
– Ты ведь обещал, что придешь, верно?
Джек безвольно уронил голову... И вдруг, как записал впоследствии Тони, вскинул дробовик к плечу. Уэбстер тут же вытянул руку с револьвером. Бам – пуля выбила «ремингтон» из рук Джека. Белмонт схватился за правое плечо, попытался скрыться за деревьями, но Карл снова выстрелил. На этот раз он попал ему в левую ногу – в бедро.
«Как и обещал, – строчил Тони в блокноте. – Плечо и нога».
Хотя с ног не сбил. У подонка хватило силы дотянуться до ствола ореха и ухватиться за него, чтобы не упасть.
И тогда появилась Лули.
Тони смотрел, как она выходит из-за деревьев. («Она стояла футах в тридцати от Джека, не дальше».) Он поставил галочку: обязательно включить эту сцену в репортаж. Расстояние – очень важно. Вид у Лули был усталый, измученный, но взгляд спокойный. Она не отрываясь смотрела на Белмонта. Карл спросил, как отец. Лули ответила, что он вот-вот появится – вытряхивает сор из ботинок.
Джек устало прислонился к дереву – оперся о ствол всем телом, чтобы удержаться на ногах, – и сказал Карлу:
– Ну, Карлос, у нас есть время побеседовать, прежде чем ты вызовешь мне врача. Давай поговорим об Оклахоме. Как ты ее находишь?
Карл покачал головой:
– Откроешь рот еще раз, и лучшей мишени мне не надо.
Лули тронула Карла за рукав:
– Если тебе самому придется его отвозить, я поеду с тобой.
Карл улыбнулся:
– Я доброшу его только до Талсы.
Лули обернулась, и вовремя, потому что Джек выбросил из-за спины руку с кольтом. Она вскинула кольт Карла со спиленным прицелом и выстрелила парню в грудь. Потом еще два раза, чтобы наверняка.
Грохот утих. Карл посмотрел на Лули. Она ответила ему долгим взглядом. Потом оба посмотрели на Джека Белмонта. Тот лежал мертвый. Они не произнесли ни слова.
«Их молчание вполне объяснимо», – записал Тони. Немного погодя он возьмет у них интервью.
Тони беспокоило заглавие. «Смерть Джека Белмонта» звучало слишком театрально; в этом материале требовались другие интонации и сильный местный колорит. В конце концов он решил назвать репортаж «Смерть у буровой вышки». Это звучало неплохо.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
Загрузка...